1 2 6 21 27 41 43 44 47 50 53 55 57 88 109

5) Усыпальницы бояр Годуновых.


Усыпальница под папертью Троицкого собора

Происхождение усыпальниц и устройство. Размер сохранившейся усыпальницы под западной галлереей Троицкого собора. Надписи на надгробных плитах.

Потомки основателя обители, князя Четы, в св. крещении Захарии, видные вельможи XIV—XVI веков, с фамилиями Сабуровых, Пешковых, Шеиных, Вельяминовых, особенно же бояре Годуновы, подобно своему родоначальнику, в большинстве были люди весьма набожные и не только старались выразить свою любовь к основанной им св. обители, делая в нее нередко весьма ценные вклады и всячески содействуя ее благоустройству и обогащению, а некоторые даже доживали в этой обители последние дни своей жизни, принявши на себя обеты иночества. Многие из бояр Годуновых не желали и по смерти расстаться с родною обителию, почему делали завещания о своем погребении в ней. Плодом такого стремления их явились довольно обширные каменные усыпальницы, [c. 45:] долгое время существовавшие под Троицким и Богородицким храмами и отчасти сохранившиеся до наших дней.

В древние времена существовали три Годуновских усыпальницы, из коих две (одна при 22 могилах, а другая при 16) находились подле алтаря Богородицкой церкви, с восточной и южной сторон ее, а одна усыпальница (при 14-ти могилах) была под папертью Троицкого собора.

В большей усыпальнице, с южной стороны Богородицкой церкви, погребены основатель Ипатьевской обители Захария, его сын и ближайшие его потомки, между которыми отец и мать Бориса Фед. Годунова. Отсюда же начало устроения усыпальниц нужно отнести к первым временам существования монастыря, а именно — к концу первой или началу второй половины XIV столетия. Устроенные при соборных храмах, усыпальницы в течение нескольких столетий оставались неприкосновенными, но доныне сохранилась лишь одна из них, которая находится под папертью Троицкого собора. Что касается остальных двух усыпальниц, что были при Богородицкой церкви, то в виду перестройки последней, они, как препятствовавшие расширению храма, по распоряжению преосвященного Геннадия Андреевского (1753—1757), упразднены, при чем могилы были перекопаны и обращены под основание храма, а кости из могил были переложены в одну общую могилу под Троицким собором.

Таким образом из трех усыпальниц сохранилась только одна меньшая, в которой почили вельможи из позднейшего рода Никиты и Петра Васильевичей Годуновых. От тех же двух усыпальниц остались лишь две каменных колоды, из коих, судя по их размерам, одна служила гробом для большого покойника, а другая — для младенца. Колоды эти, неизвестно из каких годуновских могил, извлечены при производстве земляных работ во время последней перестройки Богородицкой церкви в 1864 году — они находятся в усыпальнице, под папертью Троицкого собора. [c. 46:]

Судя по сохранившейся усыпальнице Годуновых, по усыпальницам под Костромским Богоявленским монастырским храмом и другим подобным памятникам, также по старинным описаниям Ипатьевского монастыря, можно составить довольно определенное представление о такого рода сооружениях. Это не были обыкновенные склепы для покойников, а скорее подвальные храмы, со многими св. иконами, имели продолговатую форму, невысокие своды и узкие окна с железными в последних решетками. Так, уцелевшая под папертью Троицкого собора усыпальница Годуновых имеет в ширину 2,19 саж., в длину 9,10 саж. и в вышину 1,34 сажени.

Могилы в усыпальнице расположены в ряд, с небольшими промежутками между ними. Каждая могила была прикрыта каменною плитою, положенною на кирпичном основании, с вырезанным или высеченным на ней крестом и небольшой эпитафией или только краткими сведениями о почившем. На сохранившихся доселе годуновских могилах в третьей усыпальнице на надгробных плитах имеются такого рода надписи (в новом правописании): а) „Лета 1561 месяца ноября в 1 день на память св. чудотворец и безсребрен-ник Косьмы и Дамиана преставися раб Божий Василий Осипович Годунов”; б) „Лета 1622 февраля в 10 день на память св. мученика Харлампия преставися раб Божий (околь)ничей Ники(та) Годунов (во ино)цех Нифонт”; в) „Лета 1575 марта в 8 день погребен Тимофей Дмитриевич Годунов”; г) „В сем гробе положен схимонах Иосиф, преставися лета 1607 октября 2 дня”.

Годуновские могилы в прежние времена имели дорогие бархатные покровы, шитые золотом и украшенные драгоценными камнями и жемчугом. Покровы присылались или лично доставлялись в монастырь родственниками умерших иногда по несколько покровов одновременно. В ризнице Ипатьевского монастыря сохранились два таких покрова от 1592 г., работы царицы Ирины Феодоровны, находившиеся над могилами [c. 47:] ее отца Феодора Ивановича и брата Василия Феодоровича Годуновых.

В сохранившейся годуновской усыпальнице пред поставленными у восточной стены резным распятием Иисуса Христа и старыми иконами еженедельно, по пятницам, после божественной литургии, совершается панихида с возглашением имен почивших благотворителей Ипатьевского монастыря.

Russian sanctuary Ipatievsky monastery
 
1 2 6 21 27 41 43 44 47 50 53 55 57 88 109