... 2008 2009 2010 2011 2012 2013
Научное издание
С. Ф. Аманов
г. Кострома

Роль костромских научных обществ в развитии дореволюционной археологии Костромского края

С середины XIX в. у костромских ученых начинает формироваться интерес к истории Костромского края. Было создано два научных общества: Костромская ученая архивная комиссия (КУАК) и Костромское научное общество (КНО). Одной из сфер их деятельности стали археологические раскопки на территории Костромской губернии. После распада Советского Союза интерес исследователей к региональной тематике усилился. Однако роль КНО и КУАК в местной историографии еще недостаточно изучена. Предмет исследования данной работы – деятельность этих двух обществ в сфере изучения археологии Костромского края.

Дореволюционный период изучения археологии Костромского края можно разделить на два этапа: деятельность КУАК (1885–1912) и деятельность КНО (1912–1917). Первый этап начинается с того момента, когда по соглашению директора Археологического института Н. Калачова с костромским губернатором 6 июня 1885 г. происходит первое заседание КУАК, на котором присутствовали первые лица губернии. На первом заседании определились основные цели комиссии – необходимость сохранения памятников старины Костромской губернии, летописей, архивов, курганов, топонимов1. На этом же заседании КУАК определилась одна из задач комиссии – исследовать местность, занимаемую селом Городище, на месте которого, по преданию, была первоначально расположена Кострома, в частности, приступить к первым раскопкам курганов. В то время мерянская культура была исследована только графом А. С. Уваровым на материалах Владимирских курганов. Исследования КУАК в рамках изучения мерянской культуры имели общероссийское значение. В это время (1885–1890) КУАК решает вопрос о создании археологического музея, где хранились бы костромские древности. Осенью 1890 г. КУАК обратилась к земским главам с просьбой сообщать о различного рода древностях2. Разосланная по губернии программа включала ряд вопросов по курганам, древним городищам. Земские главы, получив инструкции, всячески стремились способствовать сбору древностей. На практике это вылилось в собирании крестьянами древностей, вымытых на поверхность из курганов. Собранные материалы отвозили в Кострому, где они обрабатывались членами комиссии, в частности Н. В. Миловидовым. Описание этих древностей публиковалось на страницах «Костромской старины». Всего вышло семь выпусков, последний из них издан в 1912 г. Кроме того, в них регулярно печатались журналы заседаний и отчеты КУАК.

С 1892 г. проводятся первые полевые раскопки курганов под руководством членов КУАК Н. М. Бекаревича и И. Д. Преображенского. Около с. Карпова было разведано шесть групп курганов, проведены первые раскопки у села Городище. Положительным моментом этих раскопок являлось ведение полевой документации и представление в КУАК отчетов. Правда, отчеты были неполные, в них зачастую отсутствовала необходимая информация. Кроме того, раскопки велись колодезным способом. Все находки отправлялись в археологический музей, учрежденный при комиссии. До начала XX в. КУАК отдавала явное предпочтение раскопкам курганов, что, вероятно, объяснялось меньшей затратностью. Раскопки курганов менее трудоемкие и позволяли быстрее получить эффективные результаты. Средства на раскопки КУАК давала ежегодно. Деньги на содержание ученой комиссии выдавались как частными лицами, например предпринимателями, так и за счет средств, имеющихся в Археологическом институте3. В 1895 г. на заседании КГУАК заходит речь о проведении систематических археологических и этнографических экскурсий, затраты на них были незначительны, но польза от этих экскурсий в деле собирания древностей для музея была велика.

В 1895 г. проведены курганные раскопки на левой стороне реки Волги, в бассейне реки Покши. Исследователями Н. М. Бекаревичем и А. П. Поливановым была представлена наиболее полная коллекция вещей, добытых при раскопке курганов. Они наглядно констатировали факт существования мерян в Костромском Поволжье. Тогда же было произведено сопоставление предметов этой коллекции с коллекцией графа А. С. Уварова, в ходе которой выявилась их схожесть. Одинаковы были медные и бронзовые привески, височные кольца, серьги. Проведенные Н. М. Бекаревичем раскопки близ села Плес позволили узнать, как выглядели жилища мерян. Была определена территория расселения мерян – губернии Московская, Владимирская, Ярославская, Новгородская, Костромская и Нижегородское Поволжье4.

С начала XX в., внимания к раскопкам курганов уделяется значительно меньше, например, в 1906 г., раскопок курганов произведено не было. Летом 1900 г. А. П. Поливановым и Н. М. Бекаревичем проводятся раскопки Богородского городища, близ реки Ветлуги. Меняется методика ведения раскопок. Внимание уделяется комплексу городища в целом, а не отдельных курганов, раскопки ведутся систематично. До ХХ в. уделялось мало внимания памятникам каменного века, всех его периодов, что объяснялось недостаточным набором теоретических данных у костромских исследователей. В 1895 г. А. П. Поливановым был прочитан доклад о находке орудий из камня, костей и древней керамики в Варнавинском уезде. В печати публикуется статья о коллекции каменных орудий Г. М. Девочкина. В 1898 г. исследуются места находок каменных орудий на озерах Святое и Мерское в Шунгенской волости, производится покупка предметов каменного века у местного населения. В музее были представлены находки всех трех периодов каменного века из 9 уездов губернии. Закономерным результатом усилий КУАК было проведение IV археологического съезда в Костроме5.

Заслугой КУАК стало исследование и систематизация курганов. В первых работах Н. М. Бекаревича содержатся определенные выводы о погребальном обряде и хронологии эпохи. Исследователь датировал погребальные насыпи концом IX–XII в. Известный костромской археолог А. А. Спицын определял дату костромских курганов XI–XIII вв. Большинство исследователей, в их числе Н. М. Бекаревич и Д. Н. Анучин, признавали финскую основу костромских курганов. Однако, выступая на историко-археологическом съезде в г. Костроме, А. А. Спицын утверждал, что в основе древностей курганной костромской культуры лежат вещи Владимирских курганов и, возможно, они принадлежат сильно русифицированным финнам.

Наметившийся в первое десятилетие XX в. кризис в комиссии негативно повлиял на ее деятельность. Преемником дела археологии КУАК было КНОИМК, созданное 5 мая 1912 г. Принцип работы двух обществ различался. В отличие от КУАК, КНО активно сотрудничало с местными учебными заведениями, привлекая к своей работе молодых студентов. Еще одним отличием в работе стало создание уездных представительств КНО, которые в дальнейшем занимались археологическим изучением своего уезда. На первых порах деятельности общества принимается большое количество фондов из КУАК, раскопки в первые годы существования общества почти не проводятся, но создается археологическая комиссия, которая разрабатывает планы раскопок местности6. При КНО была создана историко-археологическая комиссия. Содержание и рамки работы комиссии определялись объемом задач археологии и истории в отношении Костромского края. Задачи комиссии – изучение быта и культуры народов, населяющих Костромской край в доисторические времена; изучение материалов, касающихся истории края; устройство историко-археологической библиотеки. За период 1914–1918 гг. В. И. Смирнов обследовал более 20 стоянок и поселений в приустьевом течении р. Кострома. На базе полученного материала исследователь впервые для Костромского края составил стратиграфически обоснованную культурно-хронологическую шкалу для памятников археологии.

За период деятельности этих двух научных обществ была проделана огромная работа. Так, большинство курганных погребений на территории Костромского края было исследовано именно в этот период. Зная специфику и методику археологических исследований дореволюционного периода и имея огромный археологический материал, полученный в тот период, можно заполнить белые пятна в этнографической и археологической истории Костромского края.

Примечания

1 Журнал заседания КГУАГ 12 июня 1885 г. Кострома. С. 4.

2 Журнал заседания КГУАГ 12 июня 1892 г. Кострома, 1893. С. 3.

3 Археология Костромского края / под. ред. А. Е. Леонова. Кострома, 1997. С. 11.

4 Рождественский А. Н. Краткие сведения о раскопках в Костромской губернии. Кострома, 1909. С. 12.

5 Сизинцева Л. И. Костромские древности на IV Областном археологическом съезде // Губернский дом. 1998.No 5. С. 42.

6 Отчет о деятельности КНО за 1912 г. Кострома, 1913. С. 43.

Russia county