I. ЭКОЛОГИЯ КУЛЬТУРЫ

Н. А. Зонтиков (Кострома)

К ВОПРОСУ О ВРЕМЕНИ ОСНОВАНИЯ ГОРОДА СУДИСЛАВЛЯ

Город Судиславль на речке на Ко(р)бе древян.
Из писцовых книг Луговой половины
Костромского уезда 1595/96 и 1596/97 гг.1
ВВЕДЕНИЕ

Вопрос о времени и обстоятельствах возникновения Судиславля является одним из наиболее запутанных в костромском краеведении. Пожалуй, как ни по какому другому городу Костромского края, историографическая ситуация здесь крайне осложнена множеством беспочвенных домыслов и ни на чём не основанных фантазий.
В данной статье мы рассмотрим все версии о времени и обстоятельствах возникновения Судиславля и попытаемся дать ответ на вопрос о том, когда на самом деле был основан этот город.
Напомним основные вехи судиславской истории. Впервые в источниках Судиславль упоминается в духовной грамоте Ивана Грозного от 1572 г., где, при перечислении городов, которые царь завещал своему младшему сыну Фёдору, наряду с Костромой, Любимом, Буем, Нерехтой и Большими Солями назван и «город Судиславль»2. В XVI – XVIII вв. Судиславль входил в состав Костромского уезда. В 1719 –1778 гг. он являлся центром Судиславского уезда Костромской провинции. В 1778 г. Судиславский уезд был упразднён, а его территория вошла в состав Буйского уезда3. В 1796 г. при образовании Костромской губернии Судиславль вошёл в состав Костромского уезда, в каком и пребывал, числясь заштатным безуездным городом, вплоть до начала XX в. Постановлением ВЦИК от 29 июня 1925 г. из заштатного города Судиславль был «разжалован» в село. С 1928 г. Судиславль – центр Судиславского района, с 1963 г. имеет статус посёлка городского типа[4].

Нынешний Судиславль – относительно небольшой посёлок. В его исторической части над речкой Корбой возвышается величественная Соборная гора* с Преображенским храмом на её вершине. В прошлом на этой горе находилась крепость («город»).

Фото А. Губина. 2008 г.

Судиславль. Соборная гора с Преображенским собором

 

* В советское время Соборную гору переименовали в Пионерскую гору (в просторечии – Пионергора). Кажется, формально это название не отменено до сих пор.

Итак, рассмотрим основные версии о времени и обстоятельствах возникновения Судиславля.


 

ВЕРСИЯ I: СУДИСЛАВЛЬ ОСНОВАН
КНЯЗЕМ СУДИСЛАВОМ ВЛАДИМИРОВИЧЕМ

Основной – и едва ли не общепринятой (во всяком случае, в самом Судиславле) – является версия о том, что Судиславль основан то ли в конце X века, то ли в начале XI-го и получил своё название в честь младшего сына крестителя Руси, великого князя Киевского Владимира Святославича – Судислава Владимировича.
Ничего удивительного в возникновении такой версии нет – она лежит на поверхности, и было бы странно, если бы она не появилась.
Поскольку данная версия связывает основание Судиславля с князем Судиславом Владимировичем, вспомним всё, что нам известно об этом человеке.
Точная дата рождения Судислава не известна. Год рождения его отца также не известен. Считается, что князь Владимир родился около 962 г.[5], умер же он в 1015 г. Традиционно полагается, что Судислав был младшим из 12-ти сыновей Владимира. Этот вывод делается на основании списка сыновей Владимира, имеющегося в ряде летописей, в котором Судислав, как правило, стоит последним6 (правда, в некоторых летописях последним в списке назван Позвизд, а Судислав стоит предпоследним, но это не принципиально).
Логично предположить, что Судислав появился на свет в промежутке от последнего десятилетия X в. до первого десятилетия XI в. По-видимому, он родился в Киеве. Совсем молодым человеком – когда точно неизвестно, но ясно, что это произошло до кончины князя Владимира, т. е. до 1015 г. – Судислав был посажен отцом князем в Пскове. После смерти князя Владимира среди его сыновей, рождённых от разных матерей, началась ожесточенная борьба за власть, победителем в которой вышел Ярослав Мудрый, в 1017 г. утвердившийся в Киеве. В 1036 г. он арестовал Судислава и заключил его в Пскове в земляную тюрьму («поруб»)[7]. Из-за чего именно и при каких обстоятельствах Ярослав так поступил со своим младшим братом – ни в одной летописи не сказано ни слова. В заточении Судислав пробыл 24 года. Ярослав Мудрый умер в 1054 г., и через пять лет, в 1059 г., его сыновья (племянники Судислава) – Изяслав, Святослав и Всеволод – освободили дядюшку из заточения. Судислава привезли в Киев, где его «заводивше кресту» (т. е. с него взяли клятву на кресте – не претендовать на великокняжеский стол), после чего он принял монашеский постриг («и быс чернцем»)*[8]. По-видимому, Судислав стал монахом монастыря святого Георгия, построенного Ярославом Мудрым в честь своего святого покровителя (христианское имя Ярослава – Георгий) в так называемом «городе Ярослава» неподалеку от храма Святой Софии. Младший сын крестителя Руси умер в 1063 г. и был похоронен в церкви святого Георгия9 – каменном храме Георгиевского монастыря, построенном, как полагают, в 1051 – 1053 гг.[10]**
Не так давно князь Судислав был причислен к лику святых. При учреждении в 1987 г. в Псковской епархии Собора Псковских святых князь Судислав Владимирович (с указанием, что в крещении он – Георгий***) включён в его состав[12].
Из этих скупых сообщений в летописях не видно, чтобы Судислав Владимирович имел хоть какое-то отношение к Костромскому краю. И Киев и Псков, с которыми была связана вся его жизнь, лежат очень далеко от Судиславля, чтобы серьёзно предполагать какую-то связь псковского князя и города в Костромском крае. Вся эта версия основывается только на одном – на имени Судислав.
По-видимому, первым, кто написал об основании Судиславля князем и о древности самого этого названия, был наш земляк писатель С. В. Максимов. В 1855 г. в очерке «Грибовник», описывая дорогу от Костромы до своего родного Парфентьева, он писал:
«На первой полусотне вёрст попадается <…> древнейший город княжеской постройки и древнего славянского имени – Судиславль»[13]. Правда, С. В. Максимов, как видим, воздержался от названия имени князя, который основал Судиславль, и времени основания города.
Впервые имя князя Судислава, как возможного основателя Судиславля, прозвучало в 1876 г. в газете «Костромские губернские ведомости», где говорилось: «В нынешней Костромской губернии жил один из сыновей великого князя Владимира Судислав Владимирович (+ 1063 г.) в X – XI вв. Судислав, видимо, построил город тогда, когда Костромы ещё не было, а если была, то в виде небольшого поселения, которое подчинялось Судиславлю, где была резиденция князя, по имени которого он был назван»[14].

 

 

 

* Ни христианское, ни монашеское имя Судислава (т. к. Судислав – имя языческое) нам неизвестны.
** Точное время разрушения киевского Георгиевского храма неизвестно. В XVII в. на его месте построили деревянную Георгиевскую церковь, которую в 1744 г. сменил каменный храм. Последний разрушили в 1934 г.; на этом месте построен жилой дом[11].
*** Повторим, что ни христианское, ни монашеское имя князя Судислава неизвестны. Имя Георгий в Соборе Псковских святых, по-видимому, дано Судиславу произвольно, по названию киевской церкви святого Георгия, в которой он был похоронен.

 

 

В 1877 г. в предисловии к книге «Костромская губерния. Список населенных мест по сведениям 1870 – 72 годов» о Судиславле было сказано: «<…> впервые он упоминается под 1572 годом, но древнеславянское название города, сродное именам князей в XI и XII столетиях, ведет к догадке о том, не принадлежит ли он к числу городов, основанных князьями в первое время устройства страны»[15].


В 1909 г. историк П. С. Троицкий писал: «Судиславль, заштатный город (один почти со славянским именем среди других городов Костромского края) <…>. Городом считается с 1572 года (а существует, может быть, много того древнее); среди сыновей киевского князя Владимира святого, мы встречаем имя Судислава Владимировича (+ 1063 г.)»[16]
В 1913 г. краевед Л. П. Скворцов писал о Судиславле: «<…> судя по названию (Судислав был последний сын Владимира Святого) принадлежит к очень древним городам»[17].
Как мы видим, дореволюционные авторы писали достаточно осторожно и лишь указывали на сходство названий Судиславля и имени младшего сына князя Владимира.
В послереволюционное время несколько десятилетий вопрос о времени возникновения Судиславля не вставал. Страна шла к сверкающим вершинам коммунизма, и такая допотопная старина никого не интересовала. Костромское краеведение на рубеже 20-х и 30-х годов XX в. подверглось разгрому, и для его возрождения потребовалось немалое время.
Вновь вопрос о времени основания Судиславля был поднят только в 50-е годы.
В 1955 г. историк А. М. Яновский в книге «Юрий Долгорукий», говоря о Ростово-Суздальской земле, заметил: «Здесь еще Ярославом Мудрым был основан город Ярославль (1010 г.) В то время на Суздальской земле уже существовал город Судиславль (ныне районный центр Костромской области), в нем отбывал ссылку брат Ярослава Мудрого – Судислав»[18].
Трудно переоценить ту роль, которую эти несколько слов
А. М. Яновского сыграли в развитии версии об основании Судиславля младшим сыном князя Владимира. В последующие десятилетия почти все судиславские краеведы воспринимали их как истину в последней инстанции и носились с ними поистине как с писаной торбой*. Эта мельком брошенная фраза словно дала старт соревнованию в том, кто придумает лучший вариант версии о князе Судиславле как основателе Судиславля.
Впервые данное место из книги А. М. Яновского в статье
«К вопросу об истории Судиславля», опубликованной в районной судиславской газете «Красное знамя» в 1959 г., процитировал костромской историк Ф. Н. Шипов. Однако со словами А. М. Яновского о том, что Судислав отбывал в Судиславле ссылку, он не согласился. Полагая, что до Пскова князь Судислав Владимирович правил в Судиславле, Ф. Н. Шипов сделал более чем ответственное заявление: «А. Яновский правильно указал на первоначальную историю Судиславля, но у него есть неточности в деталях. Судиславлю сейчас более 900 лет. Он старше Костромы и Москвы»[20]. «Нужно думать,
– продолжил он, развивая свою мысль, – что Судислав, как самый младший сын Владимира, получил в удел малоизвестный город, названия которого летопись не сочла нужным упомянуть. Управляя этим городком, Судислав, очевидно, сделал его заметным и богатым: в нем развивалась кустарная промышленность, развернулась торговля хлебом, салом, медом, пушниной»[21]. Окончательный вывод автора был таков: «Итак, Судислав не отбывал ссылку в Судиславле, как пишет А. Яновский, а был основателем этого города и был удален из него, возможно, при помощи хитрости. <…> Несмотря на это, название города – Судиславль – сохранилось у населения, возможно, как протест против насилия»[22].
Вся эта версия носит исключительно голословный характер. Причём, как мы видим, Шипов не употребляет выражений «может быть», «можно предположить» и др. Он пишет уверенно, утверждает категорически, хотя для столь серьёзных выводов у него нет никаких оснований, кроме цитаты А. М. Яновского.
Именно Ф. Н. Шипов окончательно сформулировал версию об основании Судиславля князем Судиславом Владимировичем. Все его преемники данную версию только развивали. Перефразируя классика научного коммунизма, можно сказать, что Яновский разбудил Шипова. Шипов, в свою очередь, разбудил целую плеяду судиславских краеведов, дружно забивших во все колокола…
В начале 60-х годов к разработке темы об основании Судиславля приступил судиславский краевед А. В. Яблоков. Главная особенность его исследовательского метода состояла в том, что основные аргументы в пользу версии об основании Судиславля в глубокой древности он – за отсутствием сведений в подлинных документах

 

 

* Исключение составил лишь один В. В. Афанасьев, в 1969 г. отозвавшийся о данном месте из книги А. М. Яновского скептически (подробнее чуть далее)[19].


– черпал из исторических романов и повестей или же, ещё чаще, выдумывал сам.
В 1962 г. А. В. Яблоков опубликовал в районной газете «Красное знамя» статью «Прошлое Судиславля», в которой об основании Судиславля князем Судиславом говорилось как о бесспорном факте.
«Точная дата рождения Судислава Владимировича не установлена,
– писал он. – Если руководствоваться упоминанием о нем древнейших летописцев, то получается, что Судислав родился в 987 или 988 году»[23]. Сразу скажем, что эта дата не выдерживает никакой критики (вспомним, что отец Судислава князь Владимир родился, как полагают, около 962 г., а Судислав был у него младшим из 12-сыновей), но отметим, что А. В. Яблоков первый назвал дату «987 год».
По мнению краеведа, с судиславскими местами был знаком ещё отец Судислава, князь Владимир: «Будучи новгородским князем с 970 по 980 год, Владимир хорошо знал здешние края. Он не раз собирал дань с населения. Там, где отряды останавливались, места получали название погостов, которые потом превращались в административные центры. Одним из таких погостов был будущий Судиславль. Он находился в удобном и богатом месте: недалеко от великого волжского пути, среди дремучих лесов и топких болот» (удивительно удобное место – среди дремучих лесов и топких болот! – Н. З.)[24]
Откуда Яблоков взял, что, будучи новгородским князем, Владимир хорошо знал судиславские места, он не указывает. Однако это неверно по двум причинам: во-первых, Костромской край никогда не входил в состав Новгородской земли, с территории которой новгородский князь мог собирать дань, а, во-вторых, освоение славянами Костромского края, по авторитетному свидетельству археолога Е. И. Горюновой, началась «не ранее XI в.»[25]
И вот, по версии А. В. Яблокова, к месту будущего города приезжает князь Судислав. «Молодой Судислав свой город заложил на высоком правом берегу реки Готовки, при впадении её в Корбу. <…> На холме был поставлен “Кром”, где располагались княжеские хоромы, рубленые дома и подсобные сооружения дружины и челяди. Со всех сторон он был обнесен тыном, укреплен валами и рвом»[26].
В статье указывалась и дата основания Судиславля: «Известно,
что Ярославль основан до 1015 года, – писал А. В. Яблоков. – Следовательно, Судиславль основан примерно в 1000 году»[27]. Так как логику своих рассуждений автор утаил, то мы не знаем, почему он считает, что если Ярославль основан до 1015 г.*, то Судиславль основан примерно в 1000 г., а не раньше или позже. По версии Яблокова, получается, что Судиславу, когда он основал город, было 13 лет.
Яблоков «углубил» А. М. Яновского, приписав ему то, чего тот и не говорил. «Изучая исторический материал, – писал он, – писатель А. Яновский установил, что Судиславль старше не только Москвы и Костромы, но и Ярославля»[31]. Однако об этом, как мы помним, Яновский не писал. То, что Судиславль старше Москвы и Костромы, как мы помним, утверждал Ф. Н. Шипов. А. В. Яблоков своей властью добавил тезис о том, что Судиславль древнее и Ярославля, и приписал его Яновскому.
«Чтобы увековечить память сына великого Владимира, – продолжал он в конце статьи, – жители города и окрестных деревень по древнему обычаю на топком болотистом берегу речки Корбы насыпали памятник-холм. Впоследствии при Юрии Долгоруком холм был доведен до больших размеров, а на его вершине построена военная крепость. Она ограждалась насыпным земляным валом и рвом глубиной в 3,5 сажен. На валу стояла деревянная рубленая стена высотой в три метра, а на углах – около 13 сторожевых башен. Главный въезд в ворота крепости шел со стороны площади, ранее называвшейся Базарной. Внутри крепости находился княжеский дворец, дома для дружины, житницы, две-три улицы с дворами знати»[32]. Статья завершалась словами: «Таким образом, своими корнями история Судиславля уходит в седую старину. Она неразрывно связана с большими событиями, происходившими тогда на Руси»[33].
Всё это, конечно, от начала до конца – ни на чём не основанные выдумки.

 

* Точная дата основания Ярославля неизвестна. В летописи он впервые упоминается в 1071 г.28 В 1959 г. дату основания Ярославля – «не позднее 1010 года» – предложил ярославский историк М. Г. Мейерович[29]. В соответствии с этой версией ярославцы в 1960 г. отметил 950-летие своего города, а в 2010 г. – 1000-летие. Однако версия М. Г. Мейеровича до сих пор не нашла своего подтверждения – хотя бы в результате археологических раскопок. В литературе высказывались также предположения о возможности основания Ярославля в 1024 г. и в период между 1026 и 1036 гг.[30]

 

Особенно впечатляют 13 башен судиславской крепости. В принципе, столько башен могло бы уместиться по предполагаемой линии стен на вершине Соборной горы, однако им пришлось бы стоять буквально «плечом к плечу». Не зря в последующих публикациях эти 13 башен Яблоков убрал (случай довольно редкий для данного автора). Непонятно одно, зачем А. В. Яблоков заставил судиславцев насыпать «памятник-холм» на топком болотистом месте. Сам он вряд ли бы стал так делать*.

* Выдумкам о том, что Соборная гора в Судиславле искусственного происхождения, дал в 1970 г. убедительный отпор П. Ростовиков, который писал: «Соборная гора <…> по грубому по приближенности подсчету имеет объём в полмиллиона кубометров. Для подвозки такого количества грунта потребовалось бы 3,5 миллиона подвод. <…>. Происхождение Соборной горы – естественное, результат деятельности ледника, спускавшегося со Скандинавии в доисторические времена». П. Ростовиков не ограничивается голословным утверждением. Он приводит убедительное доказательство: «С западной стороны Соборная гора имеет наиболее крутые склоны, там есть обнаженные от дерна осыпи, где ясно видны послойные чередования песка, гравия и глины, свойственные деятельности ледника. При ручной <…> насыпке грунта это, безусловно, исключено. К этому естественному холму было приложено немало человеческого труда, но только не для насыпки. В оборонительных целях его пологие склоны были стесаны, для придания большей крутизны»[34].

В 1966 г. А. В. Яблоков опубликовал статью «Судиславлю нужен музей». Как и раньше, без каких-либо ссылок (кроме как на фразу А. М. Яновского, названного им «известным писателем») или каких-то логических рассуждений, он внёс в свою прежнюю версию ряд уточняющих деталей. В частности, назвал новую точную дату основания Судиславля – 996 г. – и заодно отказался от прежней неопределённой версии о дате рождения князя Судислава (987 или 988 гг.) и ясно указал, что сын князя Владимира родился в 987 г. Об обстоятельствах возникновения Судиславля он писал так: «А когда князь Судислав немного подрос, Владимир послал его в суздальскую землю. Тогда по обычаю князья сами себе строили пограничные города и с юных лет приучались к управлению. Молодой князь облюбовал место для города на высоком правом берегу Готовки при впадении в Корбу <…>. Естественная крепость, богатство края, удобные водные системы – всё это решило судьбу будущего города, который был заложен в 996 году. Он имел широкие торговые связи с Киевом, Новгородом, Смоленском и другими городами. Его знал европейский запад, Персия. Новый город в Киевской Руси рос и развивался»[35]. О дальнейшей истории города было сказано: «Судислав заложил город в 996 г. на высоком правом берегу Готовки при впадении её в Корбу. В 1096 г. Юрий Долгорукий на топком берегу Корбы соорудил новую военную крепость с земляным валом и рвом. В крепости находился княжеский дворец, деревянный собор, дома для дружинников»[36]. Откуда Яблоков взял, что Судиславль был основан именно в 996 г., он не пояснил. Получается, что Судислав основал город в возрасте девяти лет. Ещё большее недоумение вызывает
1096 г., когда Юрий Долгорукий будто бы соорудил новую крепость. Дело в том, что, как принято считать, Юрий Долгорукий как раз родился около 1096 г. (точная дата его рождения неизвестна)[37]*.
По мере того, как версия об основании Судиславля в конце X или в начале XI вв. всё более и более утверждалась в умах судиславских краеведов, обрастая всё новыми и новыми подробностями, тем большим становился контраст с полным молчанием источников и огромной литературы по истории древней Руси X – XIII вв.
Уроженец Судиславского района московский писатель В. В. Афанасьев в 1969 г. опубликовал статью «Что нам известно о древнем Судиславле». В ней он осмелился покуситься на «святое» – на пресловутую фразу А. М. Яновского, совершенно верно заметив, что
«он (Яновский. – Н. З.) высказал свою догадку без оговорок, так что можно подумать, будто он располагает соответствующими документами»[38]. Но, тем не менее, сам В. В. Афанасьев повторил обычную версию: «Конечно, в молодости Судислав мог побывать в Залесье, построить город и оставить ему своё имя»[39].
В. В. Афанасьев попытался объяснить молчание источников о Судиславле до 1572 г., выдвинув версию о злонамеренном антисудиславском заговоре. Он писал: «Может быть, какие-нибудь древние документы, в которых упоминается Судиславль, не дошли до нас – стали жертвой пожара, а может быть, и были уничтожены с каким-нибудь умыслом. Подделка и уничтожение древних документов не так уж редко практиковались на Руси. Не были ли заинтересованы в уничтожении сведений о древности Судиславля, например, власти Ипатьевского костромского монастыря и старые костромские власти: им, конечно, хотелось видеть Кострому (а вместе с ней и монастырь), этот некогда любимый Романовыми город, приют и защиту некоторых русских князей, более древним, чем все остальные города заволжского края»[40].

* Нельзя не отметить, что у А. В. Яблокова просто какое-то нездоровое пристрастие поручать столь ответственные дела, как строительство городов, малолетним мальчикам и даже новорождённым. То у него (в первоначальной первой версии) Судиславль основывает девятилетний Судислав, то его перестраивает тринадцатилетний Владимир Мономах, а то и вовсе только что родившийся Юрий Долгорукий.

 

Так и видишь эту картину: сидит старшая братия Ипатьевского монастыря, а рядом с нею костромские воеводы, и перед ними на столе – древние документы, упоминающие о Судиславле. Раз – и с сатанинским хохотом братия и власти рвут документы в клочки… Это несерьёзно. Да, конечно, документы подделывали или уничтожали всегда, но обычно жертвой такой практики становились завещания, документы о собственности – о вотчинах, о конкретных угодьях и т. д. Сознательно уничтожать древние документы с упоминанием о Судиславле никто бы не стал.
В 1971 г. у В. В. Афанасьева, сознававшего зыбкость всех подобных построений, вырвался просто крик души: «Установить время основания Судиславля, – писал он, – значит внести существенные коррективы в историю Залесья, а тем самым в историю страны, так как от установленного историками и археологами факта протянутся связи во все стороны, город должен будет “вписаться” в ту древнюю историю, во всю её обстановку, вместе с бытом и политикой. По-новому осветятся некоторые вопросы истории края. Нет нужды уверять, кого бы то ни было, как важно это для исторической науки»41. Смысл этих в целом, безусловно, правильных слов таков: да давайте же, в конце концов, найдём доказательства древности Судиславля, доказательства его основания князем Судиславом Владимировичем!
В 1982 г. в альманахе «Памятники Отечества» В. В. Афанасьев опубликовал очерк «Судиславль», в котором об основании Судиславля говорилось: «Сюда, на далекую северную границу Киевского государства, послал Владимир своего сына, крепкого и сильного отрока, ловкого и умного не по летам – пусть построит крепость, побогатырствует, а там – пойдет княжить во Псков… Через два года Судислав покинул уже расширившийся город, оставив в нём своего наместника. Жители на вопрос: “Чей город?” отвечали: “Судиславль”, что и означало – город Судислава»42. (Отметим, что от соблазна назвать точный год основания Судиславля В. В. Афанасьев воздержался).
В конце 80-х годов XX в. в соревнование на выдвижение лучшего варианта версии об основании Судиславля князем Судиславом Владимировичем вступил краевед Ю. В. Смирнов. В 1987 г. в статье
«Сколько лет Судиславлю?» он бросил вызов А. В. Яблокову, указав другую точную дату основания города – 1024 г.
Ю. В. Смирнов связал основание Судиславля с известными волнениями 1024 г. в Суздальской земле, о которых упоминается в летописях, заявив: «Имеющиеся в нашем распоряжении различные данные позволяют датировать строительство крепости Судиславль
1024 годом»[43].

Версия Ю. В. Смирнова, помимо весьма неясных сообщений летописей о мятеже в Суздальской земле в 1024 г., базировалась на двух местах из работ историков Д. Ф. Щеглова и Н. Н. Воронина (указанных, кстати, Ю. В. Смирнову автором этих строк). В 1876 г. в статье «Первые страницы русской истории» Д. Ф. Щеглов предположил, что Судислав был посажен Ярославом в поруб за то, что встал во главе мерян против старшего брата. Он писал: «Есть одна темная подробность в истории Ярослава. Это отношения его к брату Судиславу. За что? Летописи говорят, что Судислав был оклеветан перед братом. В чем состояла клевета? В Костромской губернии есть город Судиславль. Кем, каким Судиславом поставлен он? Во всей русской истории только один князь носил это имя. Но им ли был построен Костромской Судиславль? А если так, то с какою целью? Не задумал ли обделенный братом Судислав стать во главе Мери для сопротивления Ярославу?»44 В 1960 г. Н. Н. Воронин коснулся версии Д. Ф. Щеглова, отметив: «Единственным доводом в пользу этой остроумной гипотезы является имя города Судиславля в Костромском крае, “в центре Мери”. Нам представляется, что гипотеза Щеглова хорошо связывается с волнениями в Поволжье, отразившимися в летописи лишь скупым рассказом 1024 г.»45
Версия Ю. В. Смирнова состоит в следующем. По его мнению, в 1024 г. в Суздальской земле «мятеж велик» подняли меряне. На его подавление новгородский князь Ярослав Мудрый бросил крупные силы, в том числе и псковичей во главе с князем Судиславом («В состав его войска входили и псковичи»). Далее Ю. В. Смирнов пишет: «В 1024 году Ярослав при усмирении восстания мери построил город Ярославль. <…> Рядом с Ярославлем по рекам Костроме, Вексе, Покше, Галичскому озеру, Мере, Мезе, Сендеге находилось население, издавна платившее дань сначала варягам, затем псковичам. Восстание показало, что погосты перестали выполнять свои функции. Возникла необходимость в строительстве серьёзной крепости»46.
И вот по поручению Ярослава Мудрого Судислав основывает
город Судиславль: «Опытный военачальник князь Судислав, возглавлявший псковскую дружину, вероятно и ранее бывал в этих краях, так как для строительства он выбрал центр радиуса от вышеназванных водных путей и перекресток сухопутных дорог. <…> Под руководством Судислава из естественного холма возведено укрепление
100 сажен длины и 50 в поперечнике. Построены стены, первый в крае храм. Укрепления защищали валы и рвы, заполненные водами реки Корбы»47. «Никто не сомневается, – пишет Ю. В. Смирнов, –

что Ярослав с псковской дружиной был в 1024 году на Верхней Волге. Летописцы не пишут о деяниях князя Судислава, поскольку за попытку участия в заговоре он был заточен Ярославом на 24 года в поруб»48.
О дальнейшей судьбе города сказано так: «Судиславль оказал-
ся нужен не только для сбора дани с непокорного населения. Сожженный татарами в 13 веке, он вновь возродился как пограничная крепость между галичским, костромским, черемисским княжеством в период феодальной раздробленности. В 13 веке Кострома на пять лет стала столицей Руси. Судиславль был одним из главных городов Костромского княжества»49.
Статья завершалась словами: «Археологи могли бы решить окончательно, когда построен Судиславский Кремль, дать дополнительный материал <…> подтвердить верность костромских первоисточников (каких? – Н. З.) <…> Судиславцы могли бы на законном основании гордиться тысячелетней историей своего районного центра, достойно встретить его 1000-летие, вернуть ему статус города»50.
Если бы Ю. В. Смирнов писал обо всём этом как о гипотезе, то она вполне имела бы право на существование. Однако он утверждает категорически, словно у него есть какие-то доказательства. Его статья поражает удивительной смесью ни на чём не основанных фантазий и массой натяжек. Во-первых, ни в одной летописи не говорится о том, что Ярославль основан Ярославом Мудрым в 1024 г., и писать так – значит заведомо обманывать читателей. Во-вторых, в 1024 г. Ярослав Мудрый уже давно был не новгородским, а великим Киевским князем (правда, согласно летописям, события 1024 г. застали его в Новгороде, откуда он и прибыл в Суздаль)*. В-третьих, нет никаких сведений о том, что в событиях 1024 г. как-то участвовали князь Судислав и псковичи. В-четвертых, нет и никаких данных о том, что меряне, жившие в Костромском крае, когда-то платили дань псковичам.
В 1989 г. в новой статье Ю. В. Смирнов вновь повторил свою версию, написав: «В 1024 году, когда сообщает летопись при подавлении мери Ярослав построил город Ярославль. Вполне возможно, что его брат Судислав в это же время построил Судиславль. В “стране городов” это не было большим событием. В Киевской области тогда было построено 40 городов, на Волыни – 300. Множество их было вокруг Новгорода. Мери ни в чем не уступали славянам»[51].

 

* Почему Ю. В. Смирнов почти во всех своих публикациях, говоря о событиях 1024 г., упорно именует киевского князя новгородским, понятно. Новгородский князь действительно мог взять с собой в поход псковского князя. А вот зачем киевскому князю нужно было «тащить» с собой псковского князя – придумать гораздо труднее.

 


Заметим, что все эти цифры численности городов даны без ссылок и без указания времени, когда эти города были построены. Да будь на Киевщине хоть десять тысяч городов, разве из этого должно обязательно вытекать то, что Судиславль основан в XI веке? И при чём тут это уверение, что «мери» ни в чём не уступали славянам? Разве известен нам хоть один мерянский город?
В 1991 г. в судиславской газете «Сельская жизнь» была опубликована книга Ю. В. Смирнова «Судиславль. Исторический очерк»*.
В этой книге (в 1992 г. вышло её отдельное издание под названием «Судиславль и его окрестности») Ю. В. Смирнов вновь повторил свою версию об основании Судиславля в 1024 г., хотя и в более осторожных выражениях. Эта осторожность вызывалась тем, что в
1990 г. на Соборном холме Судиславля были произведены археологические раскопки, показавшие, что люди поселились на его вершине не ранее XVI в. (подробнее об этих раскопках чуть ниже).
На страницах книги Ю. В. Смирнов в очередной раз повторил заведомую неправду: «Летопись помещает рассказ о подавлении Ярославом Мудрым в 1024 году восстания Мери в Верхнем Поволжье и строительстве Ярославом города Ярославля»53. В одном этом предложении три, мягко говоря, неточности. Во-первых, в летописи говорится о выступлении в Суздальской земле, а не в Верхнем Поволжье (а это всё-таки не одно и тоже), во-вторых, ни слова не говорится о том, что выступили именно меряне (хотя они, скорее всего, участвовали в этих событиях), в-третьих, как мы уже говорили, ни в одной летописи ни слова не сказано об основании г. Ярославля Ярославом Мудрым. Все эти «неточности» нужны Ю. В. Смирнову для того, чтобы ко всему перечисленному «за уши притянуть» основание Судиславля в 1024 г. псковским князем Судиславом.

* В предисловии к ней Ф. Д. Волков – профессор МГИМО, историк-международник, уроженец Судиславского района, писал: «К сожалению, историческая наука не располагает точными данными о времени основания Судиславля. По-видимому, это название происходит от имени Судислава, основавшего город в XI веке <…>»[52].


Далее он пишет: «Псков имел свои интересы в Верхнем Поволжье ещё в IX веке. Здесь псковичи собирали дань. В X веке псковский князь Ян Плескович основал город Углич. Нет ничего удивительного в том, что родной брат Ярослава (т. е. Судислав. – Н. З.) с псковской дружиной появился на Верхней Волге в 1024 году»54. Во-первых, у нас нет никаких данных о том, что псковичи собирали где-то в Верхнем Поволжье дань. Во-вторых, предание об основании Углича в X в. дошло до нас в поздних летописях, и при этом Ян Плескович (т. е. происходящий родом из Пскова) нигде не назван псковским князем.

В качестве единственного доказательства о связях судиславского края и Пскова Ю. В. Смирнов приводит следующий факт: «Следы тесных связей Плескова (Пскова) с районом Судиславля видны в том, что к этому времени (т. е. к XI – XIII вв. – Н. З.) относится появление здесь деревни Плесково»55. Деревня Плесково действительно существовала, в начале XX в. она входила в состав Бычихинской волости Костромского уезда (в настоящее время – это север Костромского района). Однако, во-первых, является явной натяжкой относить эту деревню к району Судиславля, а, во-вторых, у нас нет никаких данных о происхождении её названия, в-третьих, о времени основания любой деревни, если об этом не сказано в исторических документах или в ней не проведено археологических раскопок, можно говорить только очень и очень предположительно. По поводу д. Плесково можно выдвинуть не одну версию, но утверждать что-то категорически, по меньшей мере, несерьёзно.
В 2000 г. Ю. В. Смирнов опубликовал новую статью «Судиславль», в которой вновь повторил свою версию с новыми интересными добавлениями: «Название городка, – пишет он, – исследователи почти единодушно связывают с именем князя Судислава Владимировича. Летописи говорят об основании соседнего с Судиславлем Ярославля Ярославом Мудрым в XI веке, когда славянские князья подавляли восстание волхвов Верхнего Поволжья. Известно, что младший брат новгородского князя Судислав возглавлял его псковскую дружину. Есть и некое летописное указание, что при подавлении смуты на Волге Ярослав приказал казнить в ряде поволжских городов некоторых новгородских бояр-заговорщиков, а Судислава посадил в поруб, так как тот хотел встать во главе туземного племени меря. Географическим и историческим центром меря как раз и являлся костромской Судиславль»56.
И вновь в этом небольшом отрывке целый ряд подтасовок. Кроме уже упомянутых выше, надо отметить, что нет никакого летописного указания о казнях в поволжских городах новгородских бояр
– эта очередная выдумка Ю. В. Смирнова. Совершенно непонятно, почему Ярослав Мудрый (по-прежнему именуемый новгородским князем) приказал казнить в этих поволжских городах новгородских бояр. Причём автор даже не говорит, что Судислава посадили в поруб в Пскове. Из его текста вытекает, что Судислава, видимо, посадили в Судиславле.
Новым является то, что Ю. В. Смирнов назвал Судиславль географическим и историческим центром мери. Однако и это совершенно не соответствует действительности.
К началу славянской колонизации мерянские племена занимали территорию современных Владимирской, Ярославской, Ивановской и Костромской областей. Мерянский массив простирался от Плещеева озера на юге до Галичского и Чухломского озер на севере. На востоке граница расселения мерян доходила до р. Унжи57. Специалист по мери археолог Е. И. Горюнова в расселении мерян выделяет центральную группу – проживавшую в районе озер Плещеева и Неро, и окраинную, северо-восточную, костромскую группу58. На территории, занимаемой мерянами, позднее возникли города Переяславль-Залесский, Ростов Великий, Ярославль, Кострома, Нерехта, Галич, Чухлома, Кинешма и др. Поэтому писать о Судиславле как о географическом, а тем более историческом, центре мери крайне несерьёзно. Это всё равно, что выдавать за географический и исторический центр Российской Федерации дальневосточный город Хабаровск.
В 1987 г. в Судиславле было решено, что раз Судислав родился в 987 г. (на самом деле, как мы помним, точный год рождения младшего сына князя Владимира неизвестен), то, значит, Судиславлю в этом году исполняется 1000 лет.
30 августа 1987 г. Судиславль торжественно отметил своё
1000-летие. Выступая на центральной площади посёлка, заместитель председателя Судиславского райисполкома И. А. Буркова, в частности, сказала: «Несколько столетий насчитывает история Судиславля. К сожалению, точной даты его основания нет. Но большинство исследователей связывают его основание с именем Судислава – сына киевского князя Владимира, родившегося в 987 году. По этой самой версии нашему Судиславлю в этом году исполнилось тысяча лет»59*.
Мнение о том, что основателем Судиславля является князь Судислав Владимирович, настолько укоренилось среди судиславцев, что уже зазвучали голоса о необходимости установки ему памятника.

 

 

* Хотя, разумеется, даже если бы Судислав и в самом деле родился в 987 г., то он никак не мог тут же основать город и дать ему своё имя. Видимо, предполагалось, что в честь рождения очередного сына князь Владимир основал на дальней окраине Киевской Руси

 

 

 

В 1997 г., выступая на проходящих в Судиславле Третьих областных краеведческих чтениях, судиславский писатель В. В. Травкин коснулся темы основания Судиславля. «Летопись утверждает, – сказал он, – что девять столетий назад сквозь глухие леса пробилась сюда от Волги дружина во главе с юным князем Судиславом, последним сыном Владимира Красное Солнышко*. Сюда, на далекую северную границу Киевского государства, послал Владимир сына, чтобы построить крепость. Через год или два Судислав покинул уже расширившийся город, оставив в нем своего наместника. Жители на вопрос: “Чей город?” – отвечали: “Судиславль”, что и означало – город Судислава. Так что жители-судиславцы и все ушедшие в небытие, и живущие ныне обязаны здешнему проживанию прежде всего князю Судиславу, его духом и его подвигом вызволено к жизни это местечко»[60]. Затем В. В. Травкин сделал конкретное предложение:
«<…> к сожалению, мы еще плохо чтим зачинателей. Должен бы стоять здесь памятник Судиславу на площади, а может быть, на одном из трех холмов. Стоял бы конь с седоком в доспехах, смотрел бы он суровым и зорким взглядом на нашу суетливую, отяжеленную проблемами нынешнюю жизнь»[61].

 


* * *

В целом ряде костромских изданий за последние тридцать лет
мнение о том, что Судиславль основан на заре русской истории, проходит как общее место.
В. Н. Бочков и А. А. Григоров пишут о времени основания Судиславля: «Возник он, возможно, еще в XI – XII вв., как промежуточный пункт между Костромой и Галичем (точная дата основания города неизвестна)»[62].
В «Энциклопедическом словаре Костромского края» о Судиславле сказано: «Предполагаемое время основания Судиславля –
11 – 12 вв. О древности говорит форма названия “Судиславль”. Это субстантированное прилагательное характерно именно для
11 – 12 вв. Судиславль значит Судиславов, т. е. город Судислава. В русской истории известен только один князь с таким именем – последний сын киевского князя Владимира Красное Солнышко (Судислав умер в 1063 г.)»[63]

В издании «Памятники архитектуры Костромской области» говорится: «Один из древнейших городов костромских земель <…>. Впервые Судиславль упоминается в летописи Солигаличского Воскресенского монастыря в 1360 году, но возникновение его исследователи относят к 11 – 12 вв.»[64]

город, носящий его имя. * Как мы знаем, никакая летопись этого не утверждает.


ВЕРСИЯ II:
СУДИСЛАВЛЬ ОСНОВАН НОВГОРОДЦАМИ В 862 ГОДУ

Основная трудность сторонников версии об основании Судиславля младшим сыном князя Владимира состояла в том, что им приходилось придумывать, каким образом князь Судислав, всю свою жизнь проведший в Киеве и Пскове, мог быть связан с Судиславлем. Данный гордиев узел, в конце концов, одним ударом разрубил А. В. Яблоков, пришедший к выводу, что Судиславль – это на самом деле Псков.
В 2003 г. вышла книга А. В. Яблокова «Судиславль – город древний», в первой части которой, написанной в полухудожественной-полусказовой манере, автор пишет, что Судиславль – древнейший город Костромского края и что его исконное название – Плесков (Псков).
Отбросив все прежние версии (в том числе и свои) об основании Судиславля в 987-м, в 996-м, в 1000-м, в 1024-м и др. годах, Яблоков стал утверждать, что Судиславль основан «ватагой новгородцев» в 862 г.65 С какого «потолка» он взял эту дату – год легендарного призвания на Русь варягов, традиционно считающуюся началом русской государственности, мы не знаем, а сам автор об этом ничего не говорит. Основанный ими город новгородцы назвали Плесков66. Нигде в своей книге А. В. Яблоков не произносит слово «Псков» – он всегда заменяет его вариантом «Плесков». Почему он использует именно этот вариант названия, понять нетрудно: напиши он прямо –
«Псков», его бы тут же подняли на смех, а с вариантом «Плесков»
читатель не сразу и сообразит что к чему.
Видимо, если бы несчастного Судислава заточили в Киеве, Яблоков пришёл бы к выводу о том, что Судиславль – это на самом деле Киев, в Чернигове – Чернигов, в Новгороде – Новгород и т. д. и т. п.
По версии А. В. Яблокова, получается, что Судиславль – один из древнейших городов Руси. Старше его только Новгород (впервые упоминается в летописи в 859 г.). Его ровесники – Киев (862 г.), Ладога (862 г.) и Ростов Великий (862 г.). Моложе Судиславля – Псков (903 г.), Чернигов (907 г.), Суздаль (1024 г.) и др. Не будь вся эта выдумка с 862 г. в очередной раз взята с потолка, можно было бы преисполниться гордостью за седую древность Судиславля.
По той же версии, молодой Псков сразу занимает на Верхней Волге ведущее положение: «Пожалуй, город новгородских славян Плесков являлся главным, центральным, столицей племени меря.

До XII века известны были он да Хлынов на Вятке*. Других городов, как Кострома, Галич Мерьский, Кадый, Макарьев, Буй не было и в помине на карте»67.
Непонятно, в каком именно смысле А. В. Яблоков называет Судиславль «столицей мери» – как чисто мерянский город или славянский город, из которого управляли мерянами. Если в первом значении, то нам вообще неизвестно о наличии у мерян каких-либо городов, а тем более столиц. Если во втором, то, как писалось выше, на территории занимаемой мерянами, в XI – XII вв. возник или уже существовал целый ряд древних русских городов (Переяславль-Залесский, Ростов, Ярославль, Кострома, Галич), которые явно более «тянут» на столицу мерян, если бы таковая у них была.
Окончательно теряя связь с реальностью и свято уверовав в придуманный им самим миф «Судиславль – столица мери», А. В. Яблоков пишет: «По древности и по законности (! – Н. З.) областной центр должен быть на месте столицы племени меря и новгородских славян, основателей её. Кострома считается как город с 1152 года, Галич Мерский – с 1159, а Судиславль – 862 <…>. Появление этих городов, а в XVI веке – Буя, резко затормозило дальнейшее развитие Судиславля»68. Мимоходом Яблоков обвиняет древних летописцев в незнании Судиславля: «Новгородские, ростовские и киевские князья,
– пишет он, – хорошо знали, где расположен молодой город Плесков, хотя об этом мало кто знал из древних летописцев»69. Здесь он совершенно прав: не знали древние летописцы о Судиславле и, как мы увидим далее, не могли знать.
На следующих страницах книги выясняется, что раз Судиславль
– это на самом деле Псков, то отсюда родом происходит и княгиня Ольга (ей посвящена одна из глав книги). Предупреждая вопрос недоуменного читателя, автор спрашивает: «Как же он (Судиславль.
– Н. З.) из Плескова превратился в город, носящий имя киевского князя Судислава?»70**

* Точное время возникновения Хлынова (с 1780 г. – г. Вятка, с 1934 г. – г. Киров) неизвестно. Впервые в общерусских летописях город упомянут в 1374 г. Среди историков разброс мнений о времени основания Хлынова – от XII до XIV в. Так что о существовании его «до XII века» говорить очень трудно.
** Конечно, «глупо» замечать, что Судислав никогда не был киевским князем, он был князем Псковским.

По мнению А. В. Яблокова, новое имя дал городу князь Владимир Мономах. «Первый раз он, тринадцати лет от роду, побывал здесь в 1066 году, по его велению на новом месте на берегу Корбы была построена военная крепость»71. Откуда А. В. Яблоков взял, что Владимир Мономах бывал в Судиславле, и тем более именно в 1066 г., он, наверное, и сам не знал. И почему он заставил Владимира Мономаха укреплять Судиславль в возрасте 13-ти лет, нам опять же неведомо*. Зато автор подробнейшим образом описывает построенную Мономахом крепость: «Внутри крепости находился княжеский дворец (в нём, видимо, “жил” сам Владимир Мономах. – Н. З.), деревянная дубовая церковь Рождества Христова**, дома для дружины, житницы, две улицы с дворами знати»[72].

Владимир Мономах и переименовывает Псков в Судиславль:
«Владимир Мономах в память о князе Судиславе, родственником которого был он сам и зная о его трагичной судьбе <…> назвал город Плесков городом Судиславлем»73.
Невольно позавидуешь, когда пишущий на исторические темы является полным хозяином далёкого прошлого и его герои делают всё, что угодно автору. Захотел, чтобы город укрепил Юрий Долгорукий – и, пожалуйста, Юрий Долгорукий бросает все свои дела, послушно приезжает и укрепляет. Передумал – вызывает Владимира Мономаха, и, разумеется, знаменитый князь, ничуть не чинясь, тут уж как тут и делает всё, что ему велят.
Однако если бы Псков в Костромском крае реально существовал и был основан раньше «псковского» Пскова, то в действительности переименовывать его бы не стали. В таком случае в летописях его начали бы звать, например, Псков Мерьский или Псков Костромской. В древней Руси было два Ярославля (Галицкий и Волжский), три Переяславля (Русский, Рязанский и Залесский), два Галича (Днестровский и Мерьский), два Владимира (Волынский и на Клязьме), несколько Новгородов, несколько Звенигородов, несколько Белгородов и т. д. Для отличия все они имели какие-то уточнение в названии (Переяславль-Залесский, Переяславль-Рязанский, Галич Мерьский, Новгород Великий, Новгород-Северский, Нижний Новгород, Владимир-Волынский, Владимир на Клязьме и т. д.).

* Вероятно, А. В. Яблоков послал в Судиславль именно 13-летнего Мономаха потому, что деятельность взрослого князя достаточно известна и тут сочинить что-то было бы сложнее. О детских же годах будущего великого князя Киевского почти ничего неизвестно, и можно фантазировать сколько угодно.
** Не будем придираться, и спрашивать: почему именно в честь Рождества Христова? В общей эпической картине вранья отдельные детали значения не имеют.

О самом князе Судиславе А. В. Яблоков пишет много и подробно. Как известно, 12 сыновей Владимира были рождены от разных жён. Летописи не сообщают имя матери Судислава*. Однако А. В. Яблоков уверенно называет матерью Судислава (а также и князей Бориса и Глеба) уроженку Волжской Булгарии княжну Адель, о которой впервые писал ещё в 1962 г. Поскольку Яблоков почти всегда пишет без ссылок, а в данном случае он не ссылается даже на какой-нибудь исторический роман, то мы не знаем, откуда он взял эту свою Адель.
Когда Владимир отправляет Судислава править в Псков-Судиславль, Адель, видимо, бросив мужа, едет туда вместе с сыном. В Судиславле же болгарка Адель умирает, и здесь её хоронят**[75].
Яблоков подробнейшим образом описывает кончину Адели:
«Летописцы умалчивают о ее похоронах, так как от северо-востока было слишком далеко до Киева. Зато сын Судислав отдал последний долг как великой киевской княгине и дочери болгарского царя. <…> Он согнал всё население Плесковской земли и заставил его рядом с городом, на правом берегу Корбы, на болотистой низине сначала из реки в основание натаскать камней, благо их было много. Затем люди по его указке с левого крутого берега переправили песок и насыпали высокий и большой курган***. <…> На самом верху и посредине кургана установили бревенчатый сруб, обложили его камнями и песком с землей. В сруб в богатой одежде положили княжну Адель (по-славянски, Милолика). Она была украшена драгоценностями и женским убором из головного венчика, нагрудных и поясных подвесок, золотых серег. Сверху закрыли деревянной двускатной крышей. И это гробовище забросали землей. Старожилы Судиславля вспоминали, что однажды при раскопках во дворе Преображенского собора обнаружили кофту какой-то княгини (на кофте, видимо, было написано, что она принадлежит княгине. – Н. З.), на которой было много бриллиантов и прочих женских украшений. Вышел священник из церкви, увидел её и распорядился снова предать земле, что и было сделано»[77].

* А. Ю. Карпов: «Кто из его (князя Владимира. – Н. З.) жен родил ему двух младших – Позвизда и Судислава – мы не знаем»74.
** Без ссылки на Яблокова эту версию об Адели повторил Н. П. Кучин. В вышедшей в 2000 г. книге «Костромской край: города и веси. Географические названия Костромской области» Н. П. Кучин написал о происхождении названия Судиславля: «Легенда гласит, что на рубеже X – XI вв. киевский князь Владимир сослал свою жену Адель на реку Корбу, где построил для неё город. В этом городе и родился сын Владимира Судислав. Его именем назвали город»76.
*** Как мы помним, раньше Яблоков писал, что холм был насыпан в память о Судиславе.

«Так закончилась жизнь князя Судислава – сына волжанки, болгарской княжны Адель, первого князя древнего города Плескова. После его смерти этот город был перенесен на новое место – на могильный курган, превращенный Владимиром Мономахом в 1066 году в военный форпост и названный им городом Судиславлем»78.
В своей книге А. В. Яблоков доводит рассказ об истории Судиславля до конца XX в. Вкратце изложим его версию истории города в XIII – XVI вв.
«Город Судиславль становится всё более известным. В 1208 году его получил в удел ростовский князь Константин Всеволодович»79. Ни в одном источнике об этом не говорится, и данное утверждение
– очередной плод фантазии автора. Впрочем, на фоне утверждения, что Судиславль основан в 862 г. и что он на самом деле Псков – все остальные выдумки кажутся уже почти невинными.
В разделе о монголо-татарском нашествии А. В. Яблоков описывает героическую оборону Судиславля. При этом он ссылается на известную историческую трилогию В. Яна, посвящённую событиям монголо-татарского нашествия XIII в.* (данную цитату он впервые привёл в своей первой статье в 1962 г. и с тех пор никогда её не забывал).
«В 1240 году он (Судиславль. – Н. З.) входит в Костромское княжество. Им уже около шести лет правит князь Василий Ярославич
– младший брат Александра Невского»81. Заметим, что Костромское удельное княжество, как полагают, было создано или в 1246-м, или в
1247 гг. В 1240 году князь Василий Ярославич никак не мог «уже около шести лет» править княжеством, т. к. он только родился в 1241 году.

* Во второй её части, романе «Батый», там, где описываются события декабря 1237 г., В. Ян упоминает и Судиславль: «Из Ростова помчались гонцы. Они везли письма великого князя Георгия Всеволодовича и князя Василько Константиновича князьям, воеводам и волостелям и в Новгород, и в Псков, и в Полоцк, и в волжские города Судиславль, Ярославль, Кострому, и дальше – в Галич и на Белое Озеро. Они призывали ратников <…> собираться в единую большую рать»80. Этому отрывку А. В. Яблоков придаёт необычайно большое значение, словно речь идёт не о художественном произведении, а о новой, неизвестной до этого летописи.

 

Затем А. В. Яблоков отправляет судиславцев сражаться в Куликовской битве 1380 г.: «В этой битве участвовали и судиславские воины со своим воеводой»82.
В принципе, если бы Яблоков писал об основании Судиславля предположительно, то хотя бы какую-то малую часть из написанного им можно было рассматривать как рабочую версию. Но всё заведомо портит категорический тон и несокрушимая уверенность, так что читатель мог подумать, что у него для всех его выдумок есть хоть какие-то основания. Основание же у него (как и у Яновского, Шипова и других) было только одно – само название Судиславль. Плюс, конечно, богатая фантазия. И при этом – поразительная вера в слова. Написал Яновский несколько необдуманных слов, и всё – мы ухватываемся за них как за истину в последней инстанции. Но ведь написать можно всё что угодно – вплоть до того, что Судиславль основан марсианами. Важно обосновать написанное какими-то доказательствами или хотя бы цепочкой логических рассуждений.
Мы не стали бы, конечно, так подробно излагать все эти фантазии А. В. Яблокова, но ведь судиславцы, читатели книги «Судиславль – город древний», могут простодушно верить своему земляку, и нужно сказать им, что всё это – пустые выдумки от начала и до конца.
Нельзя не признать, что версия о том, что основателем Судиславля был псковский князь Судислав Владимирович, завела местных краеведов в тупик, заставив их соревноваться в пустых фантазиях. Зациклившись на одной версии, они пришли в никуда, договорившись до того, что Судиславль – это на самом деле Псков.

ВЕРСИЯ III: СУДИСЛАВЛЬ УПОМЯНУТ
В ДРЕВНЕРУССКОЙ ЛЕТОПИСИ

Однако чем больше судиславские краеведы входили во вкус версии о тысячелетней истории Судиславля, тем во всё большее противоречие входила она с упорным молчанием источников о Судиславле вплоть до 1572 г. Судиславль не упоминается ни в древних летописях, ни в различных актах, ни в духовных грамотах и княжеских договорах. В огромной научной литературе о Руси X – XIII вв., в трудах историков и археологов мы не найдём ни единого слова о Судиславле.
Так как версия об основании Судиславля на заре русской истории не имела никаких фактических подтверждений, то существовала насущная необходимость опереться на что-то более реальное.
С 80-х годов XX в. Ю. В. Смирнов стал активно пропагандировать тезис о том, что впервые Судиславль упомянут не в духовной грамоте Ивана Грозного от 1572 г., а в летописи Солигаличского Воскресенского монастыря под 1360 г.
«Судиславль, – писал Ю. В. Смирнов в 1987 г., – был одним из главных городов Костромского княжества. Такое подтверждение содержится в одном из списков местного Солигаличского Воскресенского летописца». Процитировав отрывок с упоминанием Судиславля (мы приведём его чуть ниже), Ю. В. Смирнов продолжал: «Эта летопись как первоисточник практически не использовалась историками. А. В. Экземплярский* признал все местные костромские летописцы и источники ненадежными, так как они опровергали его схемы родословных галичских князей. Сравнив списки Солигаличского Воскресенского летописца, доступные нам остатки черемисского Ветлужского летописца, другие местные источники и предания, общерусские летописи, можно придти к одному выводу – никаких разночтений и небылиц костромские местные первоисточники не содержат»[83].
Приведём в хронологическом порядке все остальные высказывания Ю. В. Смирнова о летописи Солигаличского Воскресенского монастыря.
1989 г.: «В последнее время к этой летописи обращаются все те, кто хочет знать древнее прошлое костромского края. На неё ссылаются и историки и искусствоведы. Это надежный первоисточник. <…> Спорить с летописным известием всерьёз невозможно»[84].
1992 г.: «Солигаличский летописец выдержал испытание временем и не вызывает сегодня никаких сомнений в своей подлинности и достоверности»[85]. 2000 г.: «Первое письменное упоминание о Судиславле содержится в солигаличском Воскресенском летописце. В 1360 году при Судиславле отмечено крупное сражение дружин галичского и костромских князей»[86]. 2008 г.: «В Солигаличском Воскресенском
”Летописце” город Судиславль упомянут в 1360 году как крепость, защищавшая рубежи Костромского княжества от соседей – галичан и ветлужан»[87].

* А. В. Экземплярский (1846 – 1900 гг.) – автор капитального и доныне непревзойденного труда «Великие и удельные князья Северной Руси в татарский период с 1238 по 1505 г.» (первый том вышел в Петербурге в 1889 г., второй – в 1891 г.) На самом деле, он никогда не признавал «все местные костромские летописцы и источники ненадежными». А. В. Экземплярский, как мы увидим далее, считал «баснословной» ту часть летописи Солигаличского Воскресенского монастыря, где говорится о событиях XIV в.

 

Как видим, Ю. В. Смирнов поёт настоящий гимн во славу этой летописи. Только из его невнятных намёков можно понять, что существуют некоторые злопыхатели (в частности, А. В. Экземплярский), которые относятся к этому памятнику не столь восторженно.
Но обо всём по порядку. Летопись Солигаличского Воскресенского монастыря в разных списках была костромским краеведам известна, по-видимому, с 40-х годов XIX в., и поначалу в их среде преобладало доверчивое отношение к ней как историческому источнику. Кажется, первым назвал эту летопись «позднейшей подделкой» И. В. Миловидов в своей книге «Очерк истории Костромы с древнейших времен до царствования Михаила Феодоровича», вышедшей в Костроме в 1886 г. (подробнее далее).
В 1901 г. Вл. Апушкин опубликовал в 5-м выпуске «Костромской старины», издаваемой Костромской губернской ученой архивной комиссией, список летописи начала XIX в. (в этом списке отсутствует эпизод со сражением в 1360 г. под Судиславлем)88. В 1914 г. известный ростовский краевед А. А. Титов в «Трудах IV областного историко-археологического съезда в г. Костроме в июне 1909 г.» опубликовал список летописи XVII в.
Летопись Солигаличского Воскресенского монастыря в Судиславле обычно называют древнерусской летописью. Данное название, конечно, неверно. Называть древнерусской летописью произведение, написанное – в чём сходятся все исследователи – в XVII в., нельзя. Тем более что это вовсе и не летопись, а литературное произведение, созданное в форме летописи, и поэтому именование её летописью носит условный характер.
Первая половина летописи, в которой речь идёт о событиях XIV в., целиком является баснословной выдумкой. Во второй половине говорится об истории Соли Галицкой (Солигалича) и Воскресенского монастыря в XVI – XVII вв., и этот раздел в целом является вполне достоверным историческим источником (в списке, опубликованном в 1914 г. А. А. Титовым, повествование о судьбе монастыря в XVII в. отсутствует).
В начальной части летописи рассказывается о событиях XIV в., о сложных взаимоотношениях костромского князя Андрея Семёновича, его племянника галичского князя Андрея Фёдоровича и ветлужского князя Никиты Ивановича, из-за чего между ними в 1360 г. и произошёл «бои велик» под Судиславлем.
Приведём цитату из опубликованного в 1914 г. списка летописи, где говорится о Судиславле: «В лето 6868 (1360) князь великий Галицко(й) Андрей Федорович собрал многую рать, ходил войною на Костромского (князя. – Н. З.) и на Костроме посады пожегл и людей побил и шед на пособь князь Никита Иванович и съехались на Судиславле и бысть им бои велик, пособи Бог князю Андрею князя Никиту побити»89.
Прокомментируем данный отрывок. Костромское удельное княжество, как полагают, было образовано в 1246 или 1247 гг. Его первым князем стал Василий Ярославич (1240 – 1277 гг.), приехавший на княжение в Кострому предположительно около 1257 г. Василий Ярославич не имел наследников, и после его смерти, случившейся в январе 1277 г., княжество было упразднено.
Позднее удельное Костромское княжество ещё дважды возрождалось, но оба раза существовало очень недолго. Первый раз это произошло в 1293 г., когда великий князь Андрей Александрович (сын Александра Невского) дал Кострому в удел своему племяннику Ивану Дмитриевичу (сыну своего брата Дмитрия Александровича). Однако после смерти в 1294 г. Дмитрия Александровича великий князь перевёл Ивана Дмитриевича из Костромы в ПереяславльЗалесский90. Не ранее 1299 или 1300 гг. Андрей Александрович отдал Кострому своему сыну Борису Андреевичу. Однако со смертью последнего в феврале 1303 г. Костромское княжество вновь, и на этот раз окончательно, было упразднено91.
Как видим, после 1303 г. Костромского княжества не существовало, соответственно, не могло быть и костромских князей, и поэтому никакой костромской князь ни с кем не мог сразиться у Судиславля в 1360 г.
С Галичским княжеством дело обстоит несколько сложнее. Как полагают, оно образовано одновременно с Костромским – в 1246 или 1247 гг. Первым его князем был Константин Ярославич, а затем в Галиче правили его потомки. Конец первой династии галичских князей наступил в 1363 г., когда московские князья Дмитрий Иванович (будущий Донской) и Иван Иванович и их двоюродный брат серпуховский князь Владимир Андреевич, будущий герой Куликовской битвы (все трое на ту пору подростки), выгнали из Галича князя Дмитрия. В Лаврентьевской летописи об этом сказано: «Ходиша князи Московскые Дмитрии Иванович, Иван Иванович, Володимер Ондреевич на Галицкого князя Дмитрея и прогнаша и, а княгиню полониша»92. Отчество последнего представителя первой галичской династии в разных источниках называется по-разному – Борисович, Иванович, Фёдорович, – и среди историков нет единой точки зрения о том, какое из них является верным. В любом случае в 1360 г., как и в другие годы, никакого галичского князя Андрея Фёдоровича на свете не было.

С Ветлужским княжеством дело обстоит совсем просто: такого княжества никогда не существовало. Соответственно, не существовало и никакого ветлужского князя.
Таким образом, в 1360 г. в бою под Судиславлем сражались три никогда не существовавших князя.
Как мы видим, данное место в летописи не выдерживает никакой критики. Вывод же можно сделать только один: раз князей не существовало, то не могло быть и никакой битвы между ними у Судиславля. Следовательно, сам факт существования Судиславля в 1360 г. становится более чем сомнительным.
Выше мы приводили восторженные слова Ю. В. Смирнова о летописи Солигаличского Воскресенского монастыря. Однако, чувствуя, что собственных похвал недостаточно, он несколько раз ссылался на вышеупомянутого историка И. В. Миловидова, автора книги
«Очерк истории Костромы с древнейших времен до царствования
Михаила Феодоровича» (Кострома, 1886).
В 1989 г. Ю. В. Смирнов писал о летописи: «Это надежный первоисточник. Им пользовался И. Миловидов при написании истории Костромы»93. В 1992 г., приведя цитату из летописи, он утверждал: «На этом основании костромской историк и археолог И. Миловидов считал, что Судиславль возник в 1360 году»94. Однако и здесь Ю. В. Смирнов заведомо обманывал своих читателей.
Во-первых, И. В. Миловидов не ссылался на летопись как на источник. Получив от П. И. Андроникова список летописи, И. В. Миловидов кратко изложил её в конце своей книги отдельной главкой в виде приложения. «Не придавая полного доверия сказаниям летописи Воскресенского монастыря у Соли Галицкия, – писал он, – и не внося потому их в текст нашего исторического очерка, мы тем не менее изложим подробно, в виде дополнения к предыдущим статьям содержание её»95.
А, во-вторых, и это главное, вот что И. В. Миловидов на самом деле писал о летописи, точнее, об изложенных в ней событиях XIV в.: «Очевидно, что цель составителя этой летописи была та, чтобы составить повесть о начале Воскресенской обители, и вот составлена такая повесть с небывалыми князьями галицкими и костромскими. <…> Повествование о событиях XIV в. в этой летописи составляет по нашему мнению любопытную позднейшую подделку под летописные сказания <…>»96. Как видим, Ю. В. Смирнов совершенно извратил точку зрения И. В. Миловидова, приписав ему, что он доверял летописи, в то время как тот считал её «позднейшей подделкой». В принципе, когда человек прибегает к такого рода подлогам, уже нельзя верить ничему из того, что он пишет.

В-третьих, в изложении И. В. Миловидова сражение 1360 г. происходит вовсе не у Судиславля, а «в Суздале»97 (видимо, в списке М. В. Миловидова было написано не Судиславль, а Суздаль).
Мнение И. В. Миловидова вовсе не одиночно. Среди специалистов издавна преобладает крайне негативное отношение к сообщениям летописи Солигаличского Воскресенского монастыря, относящимся к XIV в.
Первым на эту тему высказался ещё Н. М. Карамзин. В IV томе своей «Истории государства Российского», изложив рассказ Летописца Воскресенского монастыря, что у Соли, о князе Семёне Ивановиче и его сыновьях Фёдоре и Андрее, историограф заметил: «Это новая сказка. <…> Ни Семена, ни Феодора, ни Андрея, ни ветлужских, ни хлыновских князей не бывало»98.
П. М. Строев охарактеризовал ранний раздел летописи как
«баснословный Соль-Галицкий летописец»99.
А. В. Экземплярский определил сказание летописи о «небывалых» (т. е. несуществовавших. – Н. З.) галичских князьях Семёне Ивановиче и его сыновьях Фёдоре и Андрее как «баснословное»100.
А. А. Преображенский пишет: «<…> бесспорно, что главные герои летописи галичские князья Федор Семенович и Андрей Федорович – лица вымышленные»101.
Одна из работ С. А. Семячко, посвящённая летописи Солигаличского Воскресенского монастыря, имеет подзаголовок «К характеристике вымышленной летописи»102.
«Легендарный характер л[етописи], – пишет С. А. Семячко, – отмечен еще Н. М. Карамзиным, однако в исторической и, особенно, краеведческой литературе нередки случаи обращения к нему как к достоверному историческому источнику. Причина этого, вероятно, в летописной форме памятника. Легендарная история монастыря включена автором в придуманную им же сложную историю галицко-костромских отношений»103.
Как видим, Ю. В. Смирнов со своими восторгами по поводу данной летописи, как исторического источника, пребывает почти что в гордом одиночестве.
Безусловно, что летопись Солигаличского Воскресенского монастыря – это не летопись, т. е. труд, в котором различные события фиксируются по годам на протяжении длительного времени. Это литературное произведение, написанное в форме летописи. По мнению современных исследователей, различные списки этой летописи созданы в начале, середине или второй половине XVII в. Повторим, что для событий XVI – XVII вв. – это, действительно, вполне

добротный исторический источник, т. к. при написании завершающей части летописи её автор, вероятно, использовал какие-то исторические документы. Но всё, что говорится в летописи о событиях XIV в. – явная фантазия автора, и поэтому пользоваться этой частью как историческим источником нельзя.
Нельзя не задать вопрос – кому и зачем нужно было делать явно поддельную в своей древнейшей части летопись? Кажется, А. А. Преображенский первым поставил вопрос о причинах её создания и сам же дал, на наш взгляд, единственный возможный ответ:
«<…> владения Воскресенского монастыря, – пишет он, – были весьма скромными. И тем упорнее боролся монастырь за их сохранение. Не тут ли кроется возможный ответ на вопрос о мотивах появления сочинения типа летописца, в котором настойчиво звучит “вотчинная” нота <…>?»104
Согласимся, что всерьёз принимать упоминание Судиславля в наиболее баснословной части летописи Солигаличского Воскресенского монастыря нельзя и, следовательно, нельзя и говорить о существовании Судиславля в 1360 г.
Однако труд Ю. В. Смирнова по пропаганде летописи не пропал даром. Результатом его стало то, что в 2000 г. руководство Судиславского района решило отпраздновать 640-летие Судиславля*.
640-летие со дня основания Судиславля было отмечено 19 августа
2000 г. Местная общественность, хорошо помнившая, что в 1987 г. отмечалось 1000-летие Судиславля, восприняла данное новшество властей без энтузиазма. Характерно, что большой репортаж с праздника в «Северной правде» был помещён под заголовком «В Преображеньев день Судиславль помолодел на три века». В репортаже сообщалось: «Праздник в этом году был несколько омрачён. До сих пор не известно, когда основан Судиславль. Многие встреченные нами на площади люди на наше: “Сколько Судиславлю лет?” реагировали одинаково: “Не знаем”. Но с гордостью добавляли: “Он старше Москвы”. Но в этом году впервые на площади в декорациях появилась дата рождения города – 1360 год, и отмечался его 640-й юбилей»105.
Впрочем, и власти относились к празднуемой дате с холодком. В репортаже приведено высказывание главы администрации Судиславского района В. Т. Мамонтова, который на вопрос корреспондента ответил: «Вопрос о дате основания города очень спорный, до сих пор не стихает дискуссия. Большинство судиславцев, в том числе и я, убеждены, что город назвали в честь князя Судислава, сына князя Владимира Красное Солнышко, брата Ярослава Мудрого. Судислав умер в 1063 году, отсюда следует, что городу гораздо больше 640 лет, он даже старше Москвы. Я думаю, что точная дата основания города еще долго будет будоражить умы историков, поэтому сегодня мы не придаем большого значения 640-летнему юбилею»[106].

* Руководству Судиславского района, вынужденному в данном отношении следовать за каждым «колебанием генеральной линии» судиславского краеведения, не позавидуешь.

 

Не придавала особого значения 640-летию и директор Судиславского краеведческого музея О. Б. Копылова. «О том, что город основан в 1360 году, – сказала она, – говорится в летописи Солигаличского монастыря. Судиславль в ней упоминается как место битвы между галичским и костромским князьями. Естественно, что город был построен не за месяц до этого события. Поэтому мы, судиславцы, искренно хотим, чтобы наконец-то обнаружились исторические источники, доказывающие истинный возраст Судиславля. И мы могли бы по праву гордиться возрастом нашего города»107.
Несмотря на то, что 19 августа 2000 г. праздновали 640-летие, в роли ведущего на празднике (как и в несколько предыдущих Днях Судиславля) по-прежнему выступал сам князь Судислав – облачённый в княжеский наряд самодеятельный артист, житель д. Глебово Н. П. Глот. Ему помогал младший сын, которого отец при рождении официально зарегистрировал как Судислава. Юный Судислав Глот был также облачён в костюм княжича108.
Через десять лет, 19 августа 2010 г., Судиславль отмечал уже своё 650-летие. В этот день у подножия Соборной горы состоялось открытие памятного камня с надписью: «Установлен в год 650-летия Судиславля. Август 2010»109. И вновь в роли ведущего на празднике выступал костюмированный князь Судислав, которому в этот раз уже помогала «супруга» – княгиня Судислава110. Таким образом, хотя формально отмечалось 650-летие, фактически по-прежнему подразумевалось, что Судиславль основан князем Судиславом примерно тысячу лет тому назад.
Примечательно, что во вступлении к приуроченному к 650-летию Судиславля номеру журнала «Страницы времён» глава Судиславского района В. Н. Комиссаров писал: «Первым достоверным упоминанием о древнерусском городе Судиславле принято считать запись в летописи Солигаличского Воскресенского монастыря в 1360 году. Однако там он упоминается уже как совершенно сложившийся город. Следовательно, не зря возникновение Судиславля связывают с IX веком и именем младшего сына великого киевского князя Владимира Красное Солнышко Судиславом»[111].

ЕЩЁ О НЕКОТОРЫХ ВЫДУМКАХ ПРО СУДИСЛАВЛЬ

Ненадолго отвлечёмся от главной темы нашей работы и скажем ещё о некоторых выдумках по истории Судиславля, бытующих у судиславских краеведов.

Так, Ю. В. Смирнов в целом ряде своих работ утверждает, что Судиславль упоминается в Судебнике Ивана Грозного 1550 г. Однако при этом он почему-то ссылается не на текст Судебника, а на книгу Н. Д. Чечулина «Города Московского государства в XVI веке» (СПб., 1889).
Приведём все цитаты «из Ю. В. Смирнова» на эту тему.
1989 г.: «Крупный русский историк Н. Д. Чечулин обнаружил, что
Судиславль назван в <…> Судебнике Ивана Грозного 1550 года»112.
1992 г.: «Известный историк Н. Д. Чечулин обнаружил, что город
Судиславль назван в Судебнике Ивана Грозного 1550 года»113.
2000 г.: «В 1550 году город назван в Судебнике Ивана Грозного
<…>»114.
2008 г.: «Царь Иван Грозный называет город Судиславль в 1550 году»115.
Однако, во-первых, в Судебнике 1550 г. Судиславль не упоминается ни разу; чтобы убедиться в этом, достаточно открыть его любое издание (потому Ю. В. Смирнов на него и не ссылается). Во-вторых, в книге «Города Московского государства в XVI веке» Н. Д. Чечулин действительно упоминает о Судиславле. Вот всё, что написано им об этом городе: «В книге Большого Чертежа нет»116, т. е., что Судиславль не упоминается в известной «Книге Большого Чертежа», составленной в 1627 г.* Как видим, у Н. Д. Чечулина даже и намека нет на Судебник 1550 г.

* Неупоминание Судиславля в «Книге Большому Чертежу» удивляет, ведь книга составлена в 1627 г. по указу царя Михаила Фёдоровича, когда Судиславль, в любом случае, существовал. В этой книге, являющейся подлинной энциклопедией России того времени, из городов Костромского края упомянуты: Кострома, Галич, Соль Галицкая, Буй, Судай, Кадуй (Кадый), Унжа, Парфеньев, Кологрив117. Отсутствие Судиславля может быть объяснено тем, что в основу книги была положена первоначальная редакция, составленная в 1550-х гг. для Ивана Грозного, в которой Судиславль, видимо, ещё не упоминался. В книге не упомянута также Чухлома.

Вновь, как и в случае с И. В. Миловидовым, получается двойной обман: Ю. В. Смирнов вводит читателя в заблуждение и относительно Судебника 1550 г. и одновременно приписывает уважаемому старому историку то, что он не писал. Подобно тому, как А. В. Яблоков помыкает, как хочет, русскими князьями, Ю. В. Смирнов с «лёгкостью в мыслях необыкновенной» приписывает классикам костромского краеведения и русской исторической науки всё, что ему захочется.
А. В. Яблоков и Ю. В. Смирнов, явно списывая друг у друга (однако разобрать у них, кто первый у кого что списал, очень сложно), любят описывать сражения с казанскими татарами, будто бы происходившие под Судиславлем или даже в самом Судиславле.
В 1992 г. Ю. В. Смирнов писал: «В общерусских документах отмечено, что в 1536 году с татарскими завоевателями под Судиславлем бился воевода князь П. Засекин, а в 1549 году костромской наместник Захарий Яковлев»118. Воевода князь Пётр Васильевич Засекин действительно бился с казанскими татарами в 1536 году. В Никоновской летописи под 1536 годом говорится: «Того же лета приходили Казанские татарове на Костромские места и на Галичские <…> и князь великий послал воевод своих Михаила Сабурова да князя Петра Пестрого княже Василиева сына Засекина. И воеводы сошлися с Казанцы на Куси на речке, а Казанские люди многие, и грех ради наших <…> людей великого князя побили, и по грехам князя Петра <…> убили, и многих детей боярских побили»119. Как мы видим, в летописи речь идёт о сражении на речке Куси, которая протекает по территории современных Островского, Антроповского и Кадыйского районов и является правым притоком р. Нёмды. О Судиславле не сказано ни единого слова.
У А. В. Яблокова о сражении 1536 г. всё придумано гораздо драматичнее. Правда, у него оно почему-то происходит в 1547 г. Итак, согласно Яблокову, в 1547 г. «большой отряд казанских татар двигался к Судиславлю. <…> Гарнизон Судиславля под руководством князя Петра Засекина приготовился к битве. Он призвал дружинников биться до конца со славою за Отечество, не пустить супостатов к Костроме. Воины дали клятву победить или лечь костьми». Гарнизон встретил врага достойно: «Разбив заслоны на подступах к городу, татарское войско бросилось на его штурм. Крутые склоны горы сильно обледенели, татары скатывались вниз. На их головы со стен и башен летели огромные валуны, бревна, лили кипяток, расплавленную смолу, били из пищалей и пушек. Отбит один приступ, второй, третий… Несмотря на тяжелые потери, враги упорно лезли на стены. Они пустили в ход стенобитные орудия, камнеметы, обстреливали

из пушек. В нескольких местах образовались бреши, рухнули главные ворота. Татары стремительно с саблями бросились на приступ, лезли через трупы вперед. И как стойко и мужественно ни бились защитники, но слишком неравны были силы. Героический гарнизон города вместе с князем Петром Засекиным был полностью уничтожен.
<…> Устрашенные храбростью отряда Засекина, казанские татары поспешно отступили. <…>Кострома была спасена от вражеского нашествия»120.
Всё в этом отрывке, как и в предыдущих случаях, выдумано от первого до последнего слова. Согласимся, что, в конце концов, надо и стыд иметь и не сочинять о наших предках всё, что ни взбредёт в голову, когда не знаешь даже, в каком году произошло описываемое тобой событие.
О сражении же в 1549 г. в Никоновской летописи говорится:
«<…> приходили Казанские люди на Галитцкые места воевати, многие людие, а в болших у них был Арак-богатырь. И ходил за ним наместник Костромской Захариа Петрович Яковлев с товарыщи и сшел их на Езовке-речке на поле на Гусеве; и Казанских людей побили воеводы великого князя всех на голову, и Арака-богатыря убили <…>»121. Как видим, о Судиславле опять ничего не сказано. Сражение произошло на какой-то речке Язовке на Гусеве поле, и где находится это место, мы можем только предполагать.
О сражении 1549 г. дважды писал и А. В. Яблоков. В 1966 г. это звучало так: «<…> в 1549 году воевода Захарий Яковлев возле Яснева на берегу Язовки рассеял многочисленное татарское войско, убив его предводителя – богатыря Арака. В память об этой победе на Баране был заложен мужской монастырь Ивана Богослова»122. Заметим, что никаких данных о том, что в находящемся неподалеку от Судиславля с. Баран когда-то существовал монастырь, у нас нет.
В 2003 г. Яблоков вновь писал о сражении на Язовке: «В 1549 году казанские татары разорили Галич и снова двинулись на Судиславль. Местный воевода князь Захарий Яковлев заранее был предупрежден в крепости-дворце о их намерениях. Однако он не стал дожидаться врага, а двинулся с отрядом навстречу. Два войска встретились на притоке Андобы – речке Язовке, что недалеко от д. Лебедево Залужского сельсовета. Началась страшная сеча»123.
Отметим, что, не зная, как ещё возвеличить «бывшую столицу Мери», А. В. Яблоков именует судиславскую крепость каким-то небывалым термином «крепость-дворец». Костромской наместник Захарий Петрович Яковлев у него, с одной стороны, понижен до должности судиславского воеводы, с другой – произведён в князья. Где находится Язовка, он не знает, т. к. оба раза указывает её в разных местах, вначале – возле д. Яснево Судиславского сельсовета, потом
– возле д. Лебедево Залужского сельсовета.
А. В. Яблоков и Ю. В. Смирнов любят писать и о роли Судиславля в эпоху Смутного времени начала XVII в. В 1987 г. Ю. В. Смирнов сообщал: «Поляки, разгромив Кострому, Галич, Макарьев*, не рискнули войти в Судиславль. Они обходили его стороной»124. Через два года он уточнил: «Разорившие Кострому, Галич, Макарьев, Большие Соли поляки побоялись войти в Судиславль и обошли его стороной через село Воронье»125.
Всё это, конечно, ни на чём не основанные выдумки. Источники умалчивают о судьбе Судиславля в Смутное время. Поэтому Ю. В. Смирнов и выдумывает в очередной раз всё, что ему угодно, в данном случае – что взявшие Кострому и Галич поляки и тушинцы
«побоялись» брать Судиславль и трусливо обошли его стороной.
В своей книге о Судиславле А. В. Яблоков тоже уделил большое место событиям Смутного времени. Привыкши поступать с героями русской истории запросто, он, в частности, сделал уроженцем территории современного Судиславского района самого Ивана Сусанина, которого поэтому именует «судиславским крестьянином»126. По его версии, Сусанин происходил родом из небольшой д. Сусанино, что до второй половины XX в. находилась неподалеку от с. Воронье**.
Жил, правда, Сусанин всё-таки на территории современного Сусанинского района, в д. Деревеньки. Однако по воле Яблокова сложил свою голову народный герой где-то в лесах у села Воронья.
«Подвиг же (Сусанин. – Н. З.) совершил в воронских дремучих лесах на территории бывшего Судиславского уезда Костромской провинции Московской губернии. И мы, его земляки, гордимся русским патриотом и бережно храним память о нем»128.
Вся эта версия основана на названии д. Сусанино. О происхождении названия этой деревни можно будет судить по времени её появления. Если упоминания о ней найдутся в документах XVII – XVIII вв., то, конечно, эта деревня не имеет никакого отношения к Ивану Сусанину. В таком случае её название могло произойти, например, от имени Сусанна, как могли звать жену или дочь местного помещика.


* Как известно, город Макарьев был образован только в конце XVIII в., и поэтому поляки при всём желании не могли его разгромить в эпоху Смутного времени в начале XVII в.
** В начале XX в. д. Сусанино входила в состав Богословской волости
Костромского уезда127.

 

Если же эта деревня возникла в первой половине XIX в. (например, владелец мог переселить часть крестьян из какого-нибудь селения в другое место), то вполне возможно, что какой-нибудь патриот-помещик мог назвать её в честь Ивана Сусанина. Однако и в таком случае д. Сусанино никакого прямого отношения к народному герою не имеет.
Ю. В. Смирнов не захотел уступать Яблокову и изобрёл свою версию на тему «судиславский крестьянин Иван Сусанин». В новой книжке «Судиславский Преображенский собор» он вознёс роль Судиславля и Судиславского края в эпоху Смутного времени почти до небес. «Волею судеб, – пишет он, – Судиславль в XVI – XVII веках оказался в центре событий Смутного времени <…>»129 (вот так вот – не больше и не меньше). «Национальный герой России Иван Сусанин, спасший жизнь царя Михаила ценой своей гибели, жил возле боярского двора в с. Домнино в д. Деревеньки на реке Корбе, несколько ниже по течению от Кремля»130 (имеется в виду Судиславский кремль. – Н. З.). Действительно, ещё в начале XX века вблизи Судиславля находилась д. Деревеньки, но никакого с. Домнина невдалеке от Судиславля не было. При этом Ю. В. Смирнов простодушно делает вид, что ему неизвестно, что подлинные с. Домнино и д. Деревеньки находятся на территории современного Сусанинского района. Ничего не говорит и о том, почему его Деревеньки истинные, а те, что почитаются всеми за таковые, – нет.
И эта версия построена только на названии деревни. При этом, разумеется, игнорируется тот факт, что к началу XX в. на территории Костромской губернии было ровно десять деревень с названием Деревеньки, из них только в Костромском уезде, к которому относился тогда и Судиславль, – пять131.
«Не только костромские бояре и духовенство, – продолжает Ю. В. Смирнов, – вершили судьбы русской истории. Принимало в этом участие и крестьянство. В вотчине Романовых в Богоявленской волости* под стенами Судиславского Кремля издавна и вплоть до середины XX в. существовало небольшая деревенька Сусанина (правильно – Сусанино – Н. З.). В этой деревне и был замечен Романовыми крестьянин Иван, назначенный управляющим Домнинской вотчиной. По месту своего рождения он получил прозвище Сусанин. Ему пришлось покинуть родную деревню и поселиться ближе к боярским хоромам, возле Домнина. С собой он взял в основанную им деревню родного брата с его семьей. В д. Сусанина и ее окрестностях остались родственники Ивана Сусанина. Это является интересным фактом для изучающих генеалогию рода национального героя. Возле деревни Сусанина находятся могилы предков героя. Сегодня по архивным документам проверяется происхождение от И. Сусанина по женской линии семьи Белопаховых из г. Саратова. Этим занимаются московские специалисты. По мужской линии его потомками были крестьяне, переселенные в нач. XIX века из д. Деревеньки в д. Буртасово княгиней А. И. Мещерской»[132].

* Ни в XVII-м, ни в начале XX в. Богоявленской волости в Костромском уезде не существовало.


Мотивы всего вышепроцитированного станут понятны, если знать, что Ю. В. Смирнов родом из этой самой д. Буртасово. Всё это нагромождение выдумок понадобилось их автору только для того, чтобы претендовать на происхождение от Ивана Сусанина. Причём претендовать опять же с помощью обмана – путем выдачи д. Деревеньки, которая находилась у Судиславля, за ту, что находилась на территории современного Сусанинского района.
Разумеется, что, по версии Ю. В. Смирнова, в начале XVII в. Судиславль много раз посещал будущий царь Михаил Фёдоровича Романов: «Посещая свои вотчины в Судиславской осаде, инокиня Марфа и её сын боярин Михаил Романов, конечно, не раз бывали в Судиславском Кремле и его святыне – Преображенском соборе. К этому их обязывало положение самых богатых и влиятельных вотчинников в осаде»133. Однако нам ничего неизвестно о наличии вотчин Романовых на территории современного Судиславского района. Ничего нам неизвестно и том, бывал ли хоть раз Михаил Фёдорович в Судиславле.
Вконец завираясь в своей вдохновенной хлестаковщине, Ю. В. Смирнов утверждает: «В 1613 году Михаил Романов, ставший претендентом на царский престол, укрывался здесь (в Судиславле и его окрестностях. – Н. З.) от врагов. В этих местах совершил свой подвиг Иван Сусанин, и здесь же позднее Глинка написал оперу “Жизнь за царя”»134. Согласимся: М. И. Глинка, пишущий в Судиславле свою оперу, – это круто. Ещё надо было добавить, что и премьера оперы «Жизнь за царя» в 1836 г. состоялась в Судиславле. Врать уж так врать.
Надеемся, что в следующих работах Ю. В. Смирнов придумает ещё много нового про историю Судиславля. Выведет из него на спасение Москвы ополчение Минина и Пожарского, коронует здесь Михаила Фёдоровича Романова, поселит в Судиславле Пушкина с Чайковским, расскажет нам, что из Судиславля управляли Российской империей и т. д. и т. д. Будем с интересом ждать.

КОГДА ЖЕ БЫЛ ОСНОВАН ГОРОД СУДИСЛАВЛЬ?

Как мы помним, в Судиславле время от времени раздаются призывы найти, наконец, источники, которые подтвердили бы происхождение города на заре русской истории. Их авторам кажется, что где-то в архивах лежат древние документы о Судиславле, на которые почему-то и чуть ли не по злому умыслу никто не обращает внимания. Между тем источники, твёрдо и убедительно свидетельствующие о том, что до начала XVI в. города Судиславля попросту не существовало, есть и, более того, они давно опубликованы.
У нас есть возможность документально определить время основания Судиславля как города. Обратимся к источникам XIV – начала XVI вв., в которых Судиславль, если бы он в то время существовал, был бы обязательно упомянут. Как мы помним, впервые город Судиславль упоминается в духовной грамоте Ивана Грозного от 1572 г. В великокняжеских и царских духовных грамотах обычно перечислялись все города и даже многие сёла, которые великий князь или царь завещал своему наследнику. Однако Судиславль не упоминается в духовных грамотах ни Дмитрия Донского (1389 г.), ни Василия Тёмного (1461 г.), ни Ивана III (1504 г.)*. Одно это является убедительнейшим свидетельством того, что к 1504 году города Судиславля ещё не существовало. К сожалению, из-за своей скоропостижной кончины в 1533 г. великий князь Василий III, по-видимому, не успел оставить духовной грамоты, и поэтому вопрос о существовании Судиславля на 1533 г. остаётся открытым.
Следовательно, город Судиславль возник в период между 1504-м и 1572 гг., вероятнее всего, в первой половине XVI века.
Само неупоминание тех или иных городов в великокняжеских и царских духовных грамотах является важным свидетельством о времени их возникновения. Например, в грамоте от 1504 г. не упоминаются ни Буй, ни Любим**, а в грамоте 1572 г. оба эти города названы. И это естественно, т. к. Буй был основан в 1536 г.139, а Любим – в 1538 г.140 (в XVI – XVIII вв. Любим входил в состав Костромского уезда).

* В духовной грамоте Дмитрия Донского (1389 г.) из костромских городов упомянуты: Кострома, Галич и Соль Галицкая135; в духовной грамоте Василия Тёмного (1461 г.) – Кострома, Галич и Соль Галицкая[136] ; в духовной грамоте Ивана III (1504 г.) – Кострома,

Плёс, Нерехта, Галич, Соль Галицкая, Унжа и Чухлома137; в духовной грамоте Ивана Грозного (1572 г.) – Кострома, Галич, Чухлома, Унжа, Плесо (Плёс), Любим, Буй, Судиславль, Нерехта, Соль Большая[138].


** Ныне – центр Любимского района Ярославской области.

 

Приведём ещё один пример «неупоминания» Судиславля. В Разрядной книге 1475 – 1598 гг., которую вёл Разрядный приказ, ежегодно заносились имена наместников и воевод, направляемых по городам всей страны. За период XV – XVI вв. в Разрядной книге многократно упоминаются Кострома, Галич, реже – Чухлома, Унжа, Плёс, Кинешма, однако Судиславль в ней опять же не упомянут ни разу.
И ещё пример. Важнейшим источником по истории городов Руси является т. н. «Список русских городов», составленный, как доказал М. Н. Тихомиров, между 1387 и 1392 гг.141 Древнейший вариант
«Списка» помещён в Новгородской I летописи, важнейшие – в Воскресенской и Ермолинской. Из городов Костромского края в «Списке» названы: Кострома, Галич, Унжа, Плесо (Плёс) и Юрьевец142. В одном из сборников упомянута еще Чухлома143. Судиславль ни в одном из вариантов «Списка» не упомянут, что более чем убедительно свидетельствует о том, что в конце XIV в. города Судиславля ещё не существовало (а это, в свою очередь, ещё раз перечеркивает факт упоминания его в летописи Солигаличского Воскресенского монастыря).
Такое «молчание» важнейших письменных источников убедительно свидетельствует о том, что до начала XVI в. города Судиславля не существовало.
Но по Судиславлю есть и археологические данные, которые для сторонников его тысячелетней древности звучат как приговор.
В 1957 г. в Судиславле провёл археологическую разведку отряд по изучению крепостей Среднерусской археологической экспедиции, возглавляемой известным археологом П. А. Раппопортом. Отряд производил исследование ряда древнерусских городищ в Новгородской, Ивановской, Ярославской и Костромской областях. В итоговом сообщении П. А. Раппопорт писал: «Выяснилось, что в селах Курба, Судиславль и Демянск нет древних городищ <…>»144 Н. Н. Воронин, бывший начальником Среднерусский экспедиции, в связи с этим отмечает: «…обследование Судиславля П. А. Раппопортом не обнаружило здесь следов древнего городища»145*.

* В свою очередь, эта констатация факта перечеркивает вышеприведённые слова Н. Н. Воронина, который, комментируя гипотезу Д. Ф. Щеглова о том, что Судислав в 1024 году мог встать во главе мери, отмечал, что она «хорошо связывается с волнениями в Поволжье, отразившимися в летописи лишь скупым рассказом
1024 г.» А ведь на этом высказывании Н. Н. Воронина с самого начала и строилась вся версия Ю. В. Смирнова об основании Судиславля в 1024 г.

Как видим, заключение П. А. Раппопорта коротко и ясно: древнего городища в Судиславле нет.
В июне 1990 г. на Соборной горе в Судиславле были проведены уже настоящие археологические раскопки. Их результаты нанесли окончательный удар по версии об основании Судиславля в X или XI вв.
«Обследование городищенской горы, – пишет руководитель раскопок Д. Б. Ойнас, – позволило определить предположительное время появления на ней крепости. Оно может быть отнесено к XVI в., о чем свидетельствует керамический материал. Слабая мощность культурного слоя свидетельствует о том, что на территории средневековой крепости местное население постоянно не проживало, а лишь собиралось во время военной опасности»146.
Результаты раскопок 1990 г. уже вошли в археологическую литературу. В издании «Археология Костромского края» (1997 г.) о Судиславле сказано так: «Происхождение названия города не ясно. По своей модели – это явный отантропонимный ойконим, образованный от личного имени Судислав (ср. Ярослав/ль). Однако кто именно был тот Судислав и когда жил – не известно. <…> Археологическое обследование на Соборной горе не выявило слоев ранее XVI в. При обследовании посада также не были обнаружены отложения предшествующего времени. <…> По всей видимости, функции малого города Судиславль приобретает с XVI в. после придания ему статуса центра осады»147.
Археолог К. И. Комаров в своём труде «Археологическая карта России. Костромская область» (М., 1999) пишет о городище в Судиславле: «<…> скудный материал, обнаруженный при раскопках, позволяет предполагать, что городище является остатками крепости, построенной, судя по керамике, не ранее XVI в.»148
А как отреагировали на результаты раскопок 1990 г. судиславские краеведы? Посыпали головы пеплом, стали публично каяться в том, что многие годы вводили своих земляков в заблуждение? Еще чего. А. В. Яблоков на итоги раскопок не откликнулся никак. Ю. В. Смирнов же сразу сделал вид, что ничего особенного и не произошло (когда люди живут в мире своих грёз, им свойственно игнорировать презренную реальность).
Комментируя итоги раскопок, он писал в 1992 г.: «В нескольких разведочных шурфах на территории бывшего Кремля (ныне Пионергора) и бывшего посада был собран обильный археологический материал (керамика, изразцы, металлические предметы, монеты, кости животных), по которому можно определить начало хозяйственной деятельности на территории Судиславля. Найденные предметы – новое свидетельство того, что в XVI веке Судиславль существовал (что Судиславль существовал в XVI в. никто никогда и не оспаривал. – Н. З.). Был ли он основан раньше, покажет анализ находок. Предварительный ответ пока отрицательный»149. «Таким образом, загадка времени возникновения Судиславля осталась пока неразгаданной. Археологическое подтверждение письменных источников XVI века даёт полное право считаться древнерусским историческим городом*»[150].
Подводя итог раскопкам, Ю. В. Смирнов пишет как ни в чём не
бывало: «Вопрос о возникновении Судиславля как крепости и происхождение его названия нельзя считать окончательно закрытым результатами археологической разведки 1990 года. На Руси были нередкими случаи переноса крепости с одного места на другое с сохранением её старого названия. Исключить эту версию может только дальнейшее археологическое изучение территории района, особенно берегов реки Меры»[151] (причём здесь берега именно реки Меры, протекающей более чем в 20 километрах от Судиславля, Ю. В. Смирнов, разумеется, не говорит).
В 2008 г. Ю. В. Смирнов писал: «Мы не знаем, где находился первый Кремль города Судиславля и сколько раз он переносился с одного места на другое, как это было в Костроме, Галиче и других соседних городах»[152].
Формально это даже верно, но, по сути, мы вновь имеем дело с прежней позицией – раз не оказалось древнего Судиславля на Соборной горе, будем искать его в Судиславском районе, на берегах реки Меры. Не найдем в Судиславском районе – будем искать в других районах, лишь бы вопреки всем фактам стоять на том, что древнее Судиславля города нет, что Судиславль – пуп земли и т. д.
Подведём итог. Неупоминания Судиславля в великокняжеских духовных грамотах от 1389, 1461 и 1504 гг., в Разрядной книге
1475 – 1598 гг., в «Списке русских городов» конца XIV в., а также данные археологической разведки 1957 г. и археологических раскопок 1990 г. убедительно свидетельствует о том, что вплоть до начала XVI в. города Судиславля не существовало.
Соответственно, все рассказы об основании Судиславля князем
Судиславом Владимировичем, все откровения, что Судиславль – это на самом деле Псков, описания судиславских княжеских дворцов, провозглашение Судиславля «столицей Мери», рассказы о волжанке Адели, о Юрии Долгоруком и Владимире Мономахе – ничего не стоящие фантазии.

* Обычно древнерусскими городами принято называть те, что возникли в X – XIII вв., ну ещё с натяжкой – в первой половине XIV в. Все города, что появились позже, обычно относят к средневековым.

 

ГОРОД СУДИСЛАВЛЬ ОСНОВАН В XVI ВЕКЕ

Но когда же возник город Судиславль? Выше мы писали, что он появился в период между 1504 и 1572 гг., скорее всего, в первой половине XVI в.
С начала XX в. существует версия, согласно которой Судиславль был основан в XVI в. (характерно, что судиславские краеведы никогда даже не полемизировали с её сторонниками). В 1926 г. Ф. А. Рязановский, говоря о возникновении в первой половине XVI в. порубежных городов-крепостей (Судая, Буя, Любима, Кадыя), заметил: «Такого же происхождения, вероятно, Парфеньев, Кологрив и Судиславль <…>»153 Эту мысль в 1959 г. повторил Н. Н. Владимирский: «Костромской край сильно страдал от набегов татар. Для защиты от них в XVI веке были созданы такие военно-стратегические форпосты, как Судай, Кадый, Судиславль, Парфеньев»[154]. Фактически эту точку зрения разделил и Д. Ф. Белоруков: «В 1572 г. Судиславль назывался городом, т. е. укрепленным местом, в котором стояла крепость. Это был один из форпостов на северо-восточной границе Московского государства и предназначался он для укрытия местного населения от нападения казанских татар и их союзников – черемисов, совершавших грабительские набеги на окраины Московского государства»155.
Как известно, в конце первой четверти XVI в. военная ситуация на русских рубежах с Казанским ханством (или царством, как называли его наши предки) резко ухудшилась. В 1521 г. в Казани в результате переворота к власти пришла династия крымских Гиреев в лице хана Сагиб-Гирея. Сразу по вступлении на престол Сагиб-Гирей совместно с крымским ханом Мухаммед-Гиреем предпринял опустошительный поход на Москву, едва не захватив русскую столицу. Этот поход положил начало войне, которая, то затихая, то вновь вспыхивая, тянулась более тридцати лет[156].
Одним из театров боевых действий был Костромской край. В 20 – 40 гг. XVI в. из-за р. Унжи, которая в то время фактически являлась границей российского государства, казанские татары и союзные им черемисы неоднократно совершали нападения на Костромской и Галичский уезды.
Известны набеги казанских татар на г. Унжу в 1522 г., на Солигалич в 1532 г., на Галич в 1535 г., на Судай в 1538 г., на Кострому в 1539 г., на Галичскую волость в 1540 г. При отражении набега казанских татар летом 1536 г. в бою на заставе погиб упоминавшийся выше воевода князь Пётр Засекин. Только на район Чухломы в XVI в. казанские татары нападали в 1500, 1507, 1510, 1515, 1525, 1528, 1532, 1537, 1543, 1555, 1561 и 1565 гг.157 Конец этим набегам (и то не сразу) положило лишь взятие Казани в 1552 г. войсками во главе с Иваном Грозным.
К началу XVI в. на р. Унже и к западу от неё существовали города Унжа, Галич, Чухлома, Соль Галицкая и Кострома. В первой половине XVI в. для укрепления рубежей государства в нашем крае дополнительно возвели ряд городов-крепостей – Буй, Любим, Кадый, Парфеньев, Судай, Кологрив и др.
Как писалось выше, в 1536 г. был основан Буй, а в 1538 г. – Любим. Точное время основания Кадыя, Парфеньева, Судая и Кологрива неизвестно. Первое косвенное упоминание о Парфеньеве относится к 1521 г.*, а первое прямое упоминание – к 1523 г.**
Точное время основания Судая неизвестно. Л. Н. Казаринов пишет: «Точно год постройки Судайского укрепления не установлен, но в 1542 и 1543 годах город Судай осаждался, и защитники его были пожалованы землями около г. Судая»161. Ф. А. Рязановский без ссылки на источники пишет, что в 1536 г. был построен город Судай на р. Сундобе, в 1542 г. перенесенный на р. Вигу[162].
Точное время основания Кадыя также неизвестно. Впервые в известных нам документах он упоминается в 1573 г.163 Ф. А. Рязановский пишет, что Кадый построен в 1546 г.164 По-видимому, Кадый построили в 30 – 40 гг. XVI в. В пользу этого предположения, возможно, свидетельствует то, что в Сотной 1573 г. упоминается стоящая в городе Троицкая соборная церковь «государево поставленье», у которой имелся «предел Иван Предотеча»165 (Иоанн Предтеча – святой покровитель царя Ивана Грозного). Вероятно, эту церковь от имени малолетнего государя построили в 30 – 40 гг. XVI в.

 

* В одной из летописей, которую её публикатор Г. З. Кунцевич назвал «Севернорусские летописные заметки», а Д. Ф. Белоруков называет «Галичской летописью»158, сказано: «В лето 7029 (1521) году, майя в 26 день, приходили татарове казанския с черемисою на Унженские волости и на парфян (парфяне – жители Парфеньева. – Н. З.) и много зла учинили <…>»159.
** В той же летописи говорится: «В лето 7031 (1523), сентября в 15 день, приходили татарове и черемиса в Калецкая волости и поплениша их много, а люди иссекоша и заставу великова князя в Парфеньеве разгнава, а воевод ссекоша, а иных в полон поведоша»[160].

 

Когда был основан Кологрив, мы тоже не знаем. Первоначальный Кологрив («Старый Кологрив» или Окологривье) находился выше современного Кологрива более чем на 30 километров на правом (а не левом, как сейчас) берегу Унжи. В современных изданиях без ссылок указывается, что крепость в Старом Кологриве возвели в 1521 – 1525 гг.166
Судя по всему, в 20 – 30 гг. XVI в. возник и город Судиславль. Вероятнее всего, он был основан по великокняжескому указу в ответ на челобитье жителей местной округи. Во всяком случае, все крепости Костромского края, о возникновении которых в первой половине XVI в. сохранились документальные свидетельства, появились именно так. Город Буй основан по повелению великого князя Московского Ивана Васильевича* и его матери Елены Васильевны Глинской в 1536 г.167 Любим основан по грамоте великого князя Московского Ивана IV от 6 августа 1538 г.[168]
Скорее всего, город Судиславль возник таким же образом. Вероятно, после очередного набега казанских татар жители местной округи обратились с челобитьем на имя великого князя, и из Москвы последовало распоряжение о сооружении здесь города-крепости. По-видимому, в 20 – 30 гг. XVI в. на естественном холме над Корбой, который много позднее назвали Соборной горой, была построена деревянная крепость («город»). Сколько она имела башен, неизвестно. В 1583 г. в крепости Кадыя, например, было три башни169. Вряд ли в Судиславле их могло быть больше, скорее всего, речь может идти о трёх-четырёх башнях. Через какое-то время Судиславль стал центром Судиславской осады – одного из военно-территориальных округов Костромского уезда**. Впервые в известных нам документах Судиславская осада упоминается в 1630 г.171
Ни один город не может существовать веками и так-таки не «засветиться» в летописях, различных актах и документах. Только возникновением Судиславля в первой половине XVI в. объясняется упорное молчание источников о нём вплоть до 1572 г. Если бы город на самом деле был основан в IX, X или XI вв., то, скорее всего, он так или иначе мелькнул бы в летописях, как «мелькнули» Кострома и Нерехта в 1213 г., Унжа – в 1219 г., Галич – в 1238 г., Чухлома – в 1381 г. и т. д.

 

* То, что великому князю Московскому Ивану Васильевичу было тогда лишь шесть лет, не имеет значения. От имени малолетнего великого князя действовал правительственный аппарат.
** В XVI в. Костромской и Галичский уезды делились на следующие осады: Костромской – на Любимскую, Буйскую, Судиславскую и Кадыйскую, Галичский – на Усольскую (Солигаличскую), Чухломскую, Судайскую, Парфеньевскую, Кологривскую и Унженскую170.


Ни одного примера города, который возник бы в X или XI вв. и был впервые упомянут в письменных источниках лишь в XVI в., нам неизвестно.
Ведь город существует не в безвоздушном пространстве и обречён на фиксирование в различных документах. Судиславль появился в
20 – 30 гг. XVI в., и упоминания о нём со второй половины столетия появляются в документах. В 1572 г. он попал в духовную грамоту Ивана Грозного. В грамоте царя Фёдора Ивановича от 15 сентября 1585 г., адресованной настоятелю соборной церкви Костромы протопопу Алексею, упоминается Судиславский стан («Судиславль стан»)172.
Ко второй половине 90-х гг. XVI в. относится недавно опубликованное описание Судиславля, где сказано: «Город Судиславль на речке на Ко(р)бе древян, а в нем посадцких черных тяглых дворов
32 дворов, да два двора пустых, да место дворовое. <…> Да на посаде же 7 дворов бобыльских, а иные ходят по миру <…>. На посаде же
5 шалашей посадцких людей, а торгуют всяким мелким товаришком в неделе один день»173.
Как видим, всё очень скромно. Ни княжеских дворцов, ни боярских палат, ни прочей роскоши. Никаких подробностей о «городе» (т. е. крепости) в описании не приводится, но крайне сомнительно наличие здесь такой неприступной твердыни, чтобы иноземные захватчики в период Смутного времени в страхе обходили её кругом за много вёрст.


По-видимому, вскоре после постройки на нынешней Соборной горе крепости внутри её стен был возведен Преображенский храм, со временем ставший главным храмом местной округи. Первое косвенное упоминание о нём содержится в грамоте царя Фёдора Ивановича от 15 сентября 1585 г., в которой упоминается настоятель судиславского Преображенского храма: «… а в Судисловле у преображенского попа»174. Первое прямое упоминание о главном храме Судиславля относится к 1628 г.: «Церковь Преображение Господне внутри города в Судиславле»175. В одном из документов 1625 г. упоминается судиславский городовой приказчик Игнатий Ратьков*176.

* Городовой приказчик – это своего рода военный комендант.

О ПРОИСХОЖДЕНИИ НАЗВАНИЯ
«СУДИСЛАВЛЬ»
«Это всё очень хорошо, – скажут сторонники тысячелетней древности Судиславля. – А как же быть с древним славянским названием Судиславля?» – и при этом хитро посмотрят, убеждённые, что одним этим вопросом они в пух и прах разбивают все доводы скептиков.
Действительно, единственный довод сторонников тысячелетней истории г. Судиславля – это его старинное имя. Но если, как мы видим, город Судиславль возник лишь в первой половине XVI века, то откуда же взялось его древнее славянское название?
Скажем сразу: сомнений в древности названия «Судиславль» у нас, конечно, нет. В. И. Смирнов, заметивший в 1924 г. в одной из работ: «Такие названия в крае, как Судиславль <…> дышат глубокой стариной»177, разумеется, абсолютно прав.
Однако каким же образом это старинное название получил город, возникший лишь в первой половине XVI века?
Конечно, на пустом месте название Судиславль городу дать не могли: слишком изменился к тому времени язык и его нормы. Да и имя Судислав к XVI в., несомненно, ушло уже из живого бытования. И всё-таки такое название было дано.
Основное заблуждение сторонников тысячелетней истории Судиславля состоит в том, что с самого начала было решено, что Судиславль был основан князем. А так как в русской истории известен лишь один князь с именем Судислав, то всё и стало вертеться только вокруг него.
Но откуда такая уверенность, что Судиславль был основан именно князем? И разве сын князя Владимира – единственный человек древней Руси, который носил имя Судислав?
В своих работах А. В. Яблоков и Ю. В. Смирнов обязательно
цитируют место из книги В. А. Никонова «Введение в топонимику» (М., 1965), где автор, говоря о «княжеских именах», оканчивающихся на -слав, и об образованных от них топонимах, пишет: «Так как большинство этих имен приходится на X – XII вв., то и многочисленные феодальные замки с названием на -славль относятся к тому же времени действительно широкого строительства княжеских крепостей; лишь немногие из них столетием старше или моложе. Начинаются у нас они в Среднем Поднепровье и Белоруссии, оттуда проникают в Поочье, на Клязьму и северное Поволжье: Ярославль, смоленский Рославль (из имени Ростислав), костромской Судиславль (из имени Судислав) и многие другие»178.

 

Однако В. А. Никонов прав только отчасти. Да, в X – XIII вв. большое количество русских князей носили двуосновные имена, оканчивающиеся на -слав: Святослав, Ярослав, Изяслав, Брячислав, Мстислав, Вышеслав и т. д. У князей, конечно, имелись христианские имена, данные им при крещении, но в летописях и других источниках они обычно фигурируют под своими языческими именами. Лишь позднее последние были окончательно вытеснены христианскими именами, но произошло это не сразу. Древние славянские имена в княжеской среде продержались до начала XV в. Известен, например, серпуховский князь Ярослав Владимирович (1388 – 1426 гг.), сын известного Владимира Андреевича Серпуховского, героя Куликовской битвы179, дочь которого Мария Ярославна (ок. 1418 – 1484 гг.) в 1422 г. вышла замуж за великого князя Московского Василия Тёмного. Правда, кажется, это и последний случай, когда князь фигурирует в летописи под языческим именем. По-видимому, первая половина XV в. стала рубежом, который древние, уходящие в языческую старину имена, оканчивающиеся на -слав, преодолеть не смогли (вновь в Россию в интеллигентную среду некоторые из них вернутся только в начале XX в.).
Однако у князей вовсе не было монополии на имена, оканчивающиеся на -слав. Известно немало случаев, когда двуосновные имена с таким окончанием носили и бояре. Вспомним, новгородских посадников: Мирослав Гюрятинич (умер в 1136 г.)180, Жирослав (конец XII в.)181, Твердислав Михалкович (начало XIII в.)182, Сбыслав Якунович (умер в середине XIII в.)183.
Имена на -слав носили не только князья и бояре, но, видимо, и дворяне. В новгородских берестяных грамотах зафиксированы следующие имена, возможно, принадлежащие дворянам: Борислав (XII в.), Воислав (XII в.), Горислав (XIV в.), Жирослав (XIII в.), Мирослав (XII – XIII вв.), Радослав (XIII – XIV вв.), Сбыслав (XIII в.) и др.184
Да, среди имён на -слав была группа чисто княжеских имён (т. е. Ярослав, Святослав, Мстислав, Изяслав и др.), и эти имена не могли носить представители боярства и дворянства.
Единственное известное нам исключение – это Судислав. Имя Судислав, как все языческие (и практически все христианские) имена, является своеобразным заклинанием, сулящим его носителю или определённую судьбу, или определённые человеческие качества. На первый взгляд, имя Судислав можно перевести, как «славный судом». А. И. Баженова передаёт смысл имени, как «суждена слава»[185].

Ю. В. Смирнов пишет: «Имя Судислав из князей носил Судислав Владимирович, из бояр известен галицко-волынский Судислав, правивший в 1207 г. г. Галичем от имени венгерского короля. Этот боярин не имел вотчин в Костромском крае и никогда здесь не был. Других бояр с этим именем также неизвестно, да это и не важно»186.
Однако это не так. Из летописей нам известен целый ряд бояр, носивших имя Судислав: галицкий боярин Судислав (многократно упомянут в Ипатьевской летописи, впервые в 1208 г. и в последний раз в 1234 г.)187, галицкий боярин Судислав Бернатович (упомянут в 1208 г.)188, галицкий боярин Судислав Ильич (упомянут в 1234 г.)189. В Киево-Печерском Патерике упомянут киевский боярин Судислав Геуевич, служивший сыну Ярослава Мудрого великому князю Изяславу Ярославичу, правившему в 1054 – 1077 гг.190 Известен также ряд бояр под именем Судило (сокращенное от Судислав или Судимир) – например, скончавшийся в 1156 г. новгородский посадник Судило Иванович191.
По-видимому, после печальной судьбы Судислава Владимировича в княжеской среде перестали давать имя Судислав, но зато оно вплоть по XIII в. бытовало в боярской среде. А. Ф. Литвина и Б. Ф. Успенский в книге «Выбор имени у русских князей в X – XVI вв.» пишут, что в XI в. «из именослова Рюриковичей навсегда выпадает имя Судислав, которое носил один из братьев Ярослава Мудрого, на долгие годы заточенный им в поруб. Судислав умер через несколько лет после того, как был отпущен племянниками в монастырь, и не обладал к моменту своей смерти княжеским столом. Тем самым он, по-видимому, исключался из родовой истории в гораздо большей степени, чем князь осиротевший (т. е. изгой)»192. Далее А. Ф. Литвина и Б. Ф. Успенский делают особенно важное для нас замечание: «Такое имя, вышедшее из употребления в династии, по-видимому, может подхватываться её ближайшим окружением»193. Упомянув ряд известных галицких бояр по имени Судислав, историки отмечают: «Нам представляется, что такое бытование имен могло быть вызвано несколькими различными причинами. С одной стороны, оно может быть обусловлено контактами с западнославянским именословом, где распределение династических и нединастических имен было устроено иначе, чем в восточнославянском. С другой стороны, речь может идти о родстве (законном или незаконном) галицких бояр с княжеским домом и об отражении этих родственных уз в имянаречении. Не исключается, что могли иметь место и какие-то иные причины, во всяком случае, этот вопрос нуждается в дополнительном исследовании»[194].


Поэтому название «Судиславль» совсем не обязательно могло быть образовано только от княжеского имени. Оно могло возникнуть и от имени боярина.
Теперь к вопросу о древнерусских городах с названиями на
-славль. Действительно, в X – XIII вв. на Руси возник целый ряд городов и городков с такими окончаниями. Наиболее известные среди них: два Ярославля – Галицкий и Волжский, три Переяславля – Переяславль Русский (современный Переяслав-Хмельницкий, районный центр Киевской области), Переяславль-Рязанский на Оке (современный г. Рязань) и Переяславль-Залесский (районный центр Ярославской области); два Мстиславля – современный райцентр Могилёвской области Белоруссии и современное с. Городище в Юрьев-Польском районе Владимирской области; два Ростиславля
– современный г. Рославль, центр Рославльского района Смоленской области, и ныне исчезнувший г. Ростиславль на Оке в Рязанской области; Изяславль на р. Проне (бывший город, а ныне село в Михайловском районе Рязанской области) и др.
Однако названия, оканчивающиеся на -славль, в древности носили не только города, но также сёла, деревни, пустоши и даже пожни.
В Ростовском районе Ярославской области доныне существует с. Караш, стоящее на берегу одноименного озера. Ещё в начале XVIII в. это село сохраняло своё древнее название – Святославль. До революции в местном храме имелось Евангелие, отпечатанное в 1698 г., в котором имелась надпись: «1710 года <…> вложено сие святое Евангелие <…> в церковь Благовещения Пресвятой Богородицы и в придел Василия Великого в с. Караш, Святославль тож»195.
В Гаврилово-Посадском районе Ивановской области (до революции – это территория Юрьев-Польского уезда Владимирской губернии) до сих пор существует село Мирславль196, название которого явно происходит от славянского имени Мирослав.
Во Владимирском уезде в начале XVI в. существовала небольшая деревня (в ней был всего лишь один двор) Старый Ярославль197.
На территории современной Новгородской области существуют или ещё недавно существовали деревни с названиями: Домославль (от имени Домослав)198, Доброславль (от имени Доброслав)199, Мирославль (от имени Мирослав)200, Всеславль (от имени Всеслав)201, Радославль (от имени Радослав)202 и др.
Немало деревень с подобными названиями существовало и на территории Костромской области. В Чухломской писцовой книге

1628 – 1635 гг. упомянута «Деревня Раслово, Расловль тож, на речке Расловке»203. Вне всякого сомнения, название этой деревни, как и города Рославль Смоленской области, происходит от княжеского имени Ростислав.
В Солигаличском районе до сих пор существует д. Твердислево
(в 4 км от Солигалича)204. Её название явно происходит от имени Твердислав, и, скорее всего, раньше она называлась Твердиславль. В том же районе существует д. Жирослево (в 7 км от Солигалича)205, название которой произошло от имени Жирослав, и раньше она также, скорее всего, именовалась Жирославль.
Названия, оканчивающиеся на -славль, носили и пустоши*. В Писцовой книге станов и волостей Устюжны Железопольской
1628 – 1630 гг. упоминается «Пустошь Твердиславль на реке на Зване»207. Название этой пустоши явно происходит от древнерусского имени Твердислав.
Подобные названия были даже у пожен (сенокосных участков)**. Ещё в 40-х гг. XIX в. одна из пожен на берегу р. Костромы в Шунгенской волости называлась «Горославль» (данное название фиксирует Луговая книга Шунгенской вотчины за 1841 г.)209. Причём данное название пожня явно получила давно, т. к. в той же Луговой книге указываются образованные от неё топонимы: «Горославская подозерка» и «Горославский островок»210. Название пожни представляет собой слегка искажённое слово «Гориславль», образованное от имени Горислав, зафиксированное в новгородских берестяных грамотах211.
В принципе, название «Судиславль» могло произойти и от имени князя, и притом вовсе необязательно от имени сына крестителя Руси. Ведь у многих князей нам известно только их христианское имя, но мы не знаем их языческого имени. Однако княжеское происхождение названия «Судиславль» маловероятно. Скорее всего, после печальной судьбы младшего сына князя Владимира в княжеских семьях из суеверия перестали давать своим детям такое имя. Более вероятно, что наше название произошло от имени некоего боярина, которому в старину принадлежала здесь какая-то собственность – селение или, например, пустошь.
По-видимому, когда в 20 – 30 гг. XVI в. на нынешней Соборной горе началось возведение города, где-то рядом находилось село, деревня, пустошь или пожня, носившее название «Судиславль».

 

* Напомним, что пустошь – «незаселенная земля, дальний от селения особняк <…> покинутые надолго из-под сохи поля, залежь, покосы из-под пашни»206.
** Пожня – «покос, укос, сенокос, пажить, травное место, луг»208.


Вероятно, данное название и было перенесено на город. Во всяком случае, по такому принципу – по ближайшему селению (деревне, селу, усадьбе) – в XIX – XX вв. при строительстве железных дорог обычно называли железнодорожные станции.
Когда мог возникнуть предполагаемый нами объект – село,
деревня, пустошь или пожня, – получившее название Судиславль? По данным археологов, освоение славянами Костромского края началось «не ранее XI в.»212 Южные районы Костромского края были заселены славянами, пришедшими сюда из центра РостовоСуздальской земли «в конце XI – XII вв.»213 Следовательно, максимально раннее время, когда мог появиться топоним Судиславль – конец XI века. Верхняя хронологическая планка – это период XIII – XIV вв. Согласно летописям, имя Судислав бытовало в боярской среде по XIII в. включительно. Однако нельзя исключать, что оно существовало и позднее, но уже не попадало в письменные источники, т. е. боярин Судислав фигурировал в источниках под своим христианским именем. Поэтому позднее время появления нашего топонима можно отнести к XIII – XIV вв. Таким образом, название Судиславль могло появиться в весьма широком временном диапазоне от конца XI века и вплоть до XIII – XIV вв. Реально же можно предполагать его возникновение в XII – XIII вв.
Из сказанного следует, что, скорее всего, название «Судиславль» действительно является древним, но сам носящий это название город относительно «молод» и возник не в X-м или XI вв., а «всего лишь» в первой половине XVI в.
Исчезновение к концу XVI в. угрозы нападений казанских татар и передвижение рубежей русского государства от берегов Унжи далеко на восток лишило Судиславль, как и все города-крепости, центры осад, его военного значения.
Как писалось выше, в XVI – XVIII вв. Судиславль входил в состав Костромского уезда. В 1719 – 1778 гг. он являлся центром Судиславского уезда Костромской провинции. В 1778 г. Судиславский уезд был упразднён, а его территория вошла в состав Буйского уезда. В 1796 г. при образовании Костромской губернии Судиславль вошёл в состав Костромского уезда, числясь заштатным безуездным городом. Постановлением ВЦИК от 29 июня 1925 г. из заштатного города Судиславль был «разжалован» в село. С 1928 г. Судиславль
– центр Судиславского района, с 1963 г. имеет статус посёлка городского типа.
Судьбы большинства других бывших порубежных городов-крепостей, возникших в XVI в., в последующий период сложились схожим

образом. В XVIII – XX вв. звание города, статус уездного, а затем и районного центра из них удержали лишь Буй*, Кологрив и Любим (последний в конце XVIII в. отошёл в состав Ярославского края).
Кадый в 1719 – 1778 гг. являлся центром Кадыйского уезда, но в 1796 г. уезд был упразднён, его территория вошла в состав Макарьевского уезда, а Кадый получил статус безуездного заштатного города. Постановление ВЦИК от 20 февраля 1924 г. преобразовало город Кадый Макарьевского уезда в село214. С 1936 г. Кадый является центром Кадыйского района, позднее его статус из села был повышен до уровня рабочего посёлка.
Парфентьев в 1719 – 1778 гг. являлся центром Парфентьевского уезда. В 1778 г. Парфентьевский уезд был упразднен, а его территория вошла в состав Кологривского уезда. В царствование Павла I Парфентьев получил статус посада** в составе Кологривского уезда: по-видимому, Парфентьев попал под указ Павла I от 8 октября 1797 г.
«О переименовании посадами всех городов, оставшихся заштатными»215. В советское время Парфентьев из посада переименовали в село. Став селом, Парфентьев изменил своё название: утратил букву
«т» и получил лишнюю букву «о» в конце, превратившись в Парфеньево. С 1928 г. Парфеньево – центр Парфеньевского района.
Судай лишился статуса города в 1778 г. и до середины XIX в. числился слободой, а со второй половины XIX в. – селом216. Селом он остался и в советское время. В XX в. Судай дважды – в 1928 – 1931 и в 1935 – 1963 гг. являлся центром Судайского района. Однако в 1963 г. Судайский район был упразднён, и с того времени Судай – село Чухломского района.
Кроме Буя, во всех бывших порубежных городах-крепостях сейчас проживает по 2 – 3 – 4 тысячи человек. В Судиславле время от времени раздаются голоса о необходимости вернуть посёлку статус города. Однако придание Судиславлю статуса города само по себе мало что изменит в его жизни.

* В 1796 г. при образовании Костромской губернии Буйский уезд был упразднён, и Буй стал безуездным заштатным городом. Однако в 1802 г. Буйский уезд восстановили, и Буй вновь обрёл статус уездного центра.
** В XVIII – XX вв. посад в административном отношении представлял собой нечто среднее между селом и городом: чуть повыше села, чуть пониже города. В послереволюционное время аналогом посада является посёлок городского типа, т. е. тоже нечто среднее между городом и селом.

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ
Конечно, многие судиславцы за последние полвека сроднились с мыслью, что Судиславль основан тысячу лет тому назад и что он древнее Москвы и Костромы. Смириться с известием, что на самом деле Судиславль возник в первой половине XVI в., наверное, не всем будет просто.
Но винить в этом судиславцам некого, кроме нескольких своих краеведов, которые вместо того, чтобы рассматривать все возможные версии, упрямо разрабатывали только одну. Ведь никаких доказательств версии о связи Судиславля и князя Судислава Владимировича не существовало с самого начала. Были только повторяемые из года в год голословные заявления, волюнтаризм и самая откровенная хлестаковщина.
В частичное оправдание сторонников тысячелетней древности Судиславля нельзя не сказать, что случай с его возникновением действительно сложный. Ситуация, когда на город, возникший в первой половине XVI в., переходит несравненно более древнее название, является крайне редкой. Однако это не оправдывает авторов, без всяких на то оснований нагромоздивших вокруг истории Судиславля целые горы пустых выдумок и фантазий.
В утешение же следует сказать, что теперь можно говорить не о выдуманной, а о подлинной истории Судиславля, которая всегда интересней любых выдумок. Судиславль возник в период завершающего этапа противостояния Казанского ханства и Московской Руси, возник как город-воин. Право, это вполне достойное рождение.
Разумеется, после того, как в 1987 г. было отмечено 1000-летие, а в 2010 г. – 650-летие Судиславля, непросто смириться с тем, что примерно в 2030 г. можно будет отметить лишь 500-летие Судиславля. Но зато это будет празднование реального юбилея.
Конечно, мифы обладают повышенной живучестью. Наверняка, некоторых судиславских краеведов не пробьёшь ничем, и они до конца своих дней так и будут склонять имя несчастного псковского князя и выдумывать всё новые версии о том, как он основал «град» Судиславль. Вольным – воля. Однако все, кого интересует подлинная история, должны осознать – как это, может быть, и ни печально,
– что городу Судиславлю не тысяча лет, а ровно вдвое меньше.
К тому же – это городу нет ещё и пятисот лет, но ведь был же какой-то объект под именем Судиславль (село, деревня, пустошь, пожня), который, вероятнее всего, возник в XII – XIII вв. и передал своё древнее имя появившемуся в первой половине XVI в. городу.

1. «На речке Корбе древян» // Страницы времен. 2010, № 3 (6), с. 59.
2. Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV–XVI вв. М.-Л., 1950, с. 442.
3. Памятная книжка Костромской губернии на 1862 год. Кострома, 1862, с. 290.
4. Энциклопедический словарь Костромского края. Административно-территориальное устройство. Кострома, 2000, с. 105.
5. Карпов А.Ю. Владимир Святой. М., 2004, с. 17.
6. Полное собрание русских летописей (ПСРЛ), т. 1, М., 1962, стб. 121.
7. Там же, стб. 151.
8. Там же, стб. 162.
9. Там же, стб. 163.
10. Раппопорт П.А. Русская архитектура X–XIII вв. Каталог памятников. Л.,
1982, с. 14.
11. Там же, с. 15.
12. Православный церковный календарь. 2008 г. М., 2007, с. 107.
13. Максимов С.В. Избранное. М., 1981, с. 82.
14. Цит. по: Воронов Г.И. От Абабкова до Яшина. Кострома, б.г., с. 98.
15. Костромская губерния. Список населенных мест по сведениям 1870–72 годов. СПб., 1877, с. LXIII.
16. Троицкий П.С. Исторический очерк Костромского края // Справочная книжка Костромской губернии и календарь на 1909 год. Кострома, 1909, с. 376.
17. Скворцов Л.П. Иллюстрированный путеводитель по г. Костроме. Кострома, 1913, с. 59.
18. Яновский А. Юрий Долгорукий. М., 1955, с. 92.
19. Афанасьев В. Что нам известно о древнем Судиславле // Сельская жизнь.
18.09.1969.
20. Шипов Ф.Н. К вопросу об истории Судиславля // Красное знамя.
15.02.1959.
21. Там же.
22. Там же.
23. Яблоков А. Прошлое Судиславля // Красное знамя. 7.01.1962.
24. Там же.
25. Горюнова Е.И. Этническая история Волго-Окского междуречья. М., 1961, с. 240 (далее – Горюнова Е.И. Этническая история Волго-Окского междуречья).
26. Яблоков А. Прошлое Судиславля // Красное знамя. 7.01.1962.
27. Яблоков А. Прошлое Судиславля // Красное знамя. 10.01.1962.
28. ПСРЛ, т. 1. М., 1962, стб. 175.
29. Мейерович М. Когда был основан Ярославль. Ярославль, 1959, с. 61.
30. Там же, с. 6.
31. Яблоков А. Прошлое Судиславля // Красное знамя. 10.01.1962.
32. Там же.
33. Там же.
34. Ростовиков П. Письмо в редакцию // Сельская жизнь. 14.03.1970.
35. Яблоков А. Судиславлю нужен музей // Сельская жизнь. 5.03.1966.
36. Там же.
37. Карпов А.Ю. Юрий Долгорукий. М., 2006, с. 36.
38. Афанасьев В. Что нам известно о древнем Судиславле // Сельская жизнь.
18.09.1969.
39. Там же.
40. Там же.
41. Афанасьев В. К вопросу о возникновении Судиславля (рукопись) // Из собрания Судиславского филиала Костромского объединенного музея-заповедника.
42. Афанасьев В. Судиславль // Памятники Отечества. 1982, № 2 (6), с. 150.
43. Смирнов Ю. Сколько лет Судиславлю? // Сельская жизнь. 12.02.1987.
44. Щеглов Д. Первые страницы русской истории // Журнал министерства народного просвещения. 1876, май, с. 63.
45. Воронин Н.Н. Медвежий культ в Верхнем Поволжье в XI веке // Краеведческие записки. Вып. 4, Ярославль, 1960, с. 73–74.
46. Смирнов Ю. Сколько лет Судиславлю? // Сельская жизнь. 12.02.1987.
47. Там же.
48. Там же.
49. Там же.
50. Там же.
51. Смирнов Ю. Судиславль // Литературная Кострома. 1989, май.
52. Смирнов Ю. Судиславль. Исторический очерк // Сельская жизнь.
10.01.1991.
53. Смирнов Ю.В. Судиславль и его окрестности. [1992, Кострома], с. 8 (далее – Смирнов Ю. Судиславль и его окрестности).
54. Там же, с. 8.
55. Там же, с. 10.
56. Смирнов Ю.В. Судиславль // Московский журнал. 2000, № 8, с. 57.
57. Леонтьев А.Е. Меря // Финно-угры Поволжья и Приуралья в средние века.
Ижевск, 1999, с. 27.
58. Горюнова Е.И. Этническая история Волго-Окского междуречья, с. 248.
59. Брусенин Ю. Праздник Судиславля // Сельская жизнь. 8.09.1987.
60. Травкин В.В. Знать и помнить историю родного края // Из истории
Судиславского края. Третьи областные краеведческие чтения. Кострома,
1997, с. 11.
61. Там же.

62. Бочков В., Григоров А. Вокруг Щелыкова. Ярославль, 1972, с. 48.
63. Энциклопедический словарь Костромского края. Вып. 2, Кострома,
2000, с. 104.
64. Памятники архитектуры Костромской области. Каталог. Вып. IX, Кострома,
2007, с. 296.
65. Яблоков А.В. Судиславль – город древний. Судиславль, 2003, с. 14 (далее – Яблоков А.В. Судиславль – город древний).
66. Там же.
67. Там же, с. 16.
68. Там же, с. 69.
69. Там же, с. 16.
70. Там же, с. 29.
71. Там же, с. 30.
72. Там же.
73. Там же.
74. Карпов А.Ю. Владимир Святой. М., 2004, с. 119.
75. Яблоков А.В. Судиславль – город древний, с. 20–24.
76. Кучин Н.П. Костромской край: города и веси. Географические названия
Костромской области. Кострома, 2000, с. 282.
77. Яблоков А.В. Судиславль – город древний, с. 24.
78. Там же, с. 26.
79. Там же, с. 31.
80. Ян В. Батый. М., 1960, с. 345.
81. Яблоков А.В. Судиславль – город древний, с. 36.
82. Там же.
83. Смирнов Ю. Сколько лет Судиславлю? // Сельская жизнь. 12.02.1987.
84. Смирнов Ю. Судиславль // Литературная Кострома, 1989, май.
85. Смирнов Ю.В. Судиславль и его окрестности, с. 4.
86. Смирнов Ю.В. Судиславль // Московский журнал. 2000, № 8, с. 57.
87. Смирнов Ю.В. Судиславский Преображенский собор. Кострома, 2008, с. 4 (далее – Смирнов Ю. Судиславский Преображенский собор).
88. Апушкин Вл. Рукописный сборник первой четверти XIX века // Костромская старина. Вып. 5, Кострома, 1901, с. 477–511.
89. Титов А.А. Летописец Воскресенского монастыря, что у Соли Галичской
// Труды IV областного историко-археологического съезда в г. Костроме в июне 1909 г. Кострома, 1914, с. 45.
90. Экземплярский А.В. Великие и удельные князья Северной Руси в татарский период с 1238 по 1505 г., т. 2, СПб., 1891, с. 264.
91. Там же, с. 265.
92. ПСРЛ, т. 1, М., 1997, стб. 532.

93. Смирнов Ю. Судиславль // Литературная Кострома. 1989, май.
94. Смирнов Ю.В. Судиславль и его окрестности, с. 4.
95. Миловидов И. Очерк истории Костромы с древнейших времен до царствования Михаила Феодоровича. Кострома, 1886, с. 151.
96. Там же, с. 157.
97. Там же, с. 155.
98. Карамзин Н.М. История государства Российского, т. IV, М., 1992, с. 301, прим. 327.
99. Строев П.М. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской церкви. СПб., 1877, стб. 864.
100. Экземплярский А.В. Великие и удельные князья Северной Руси в татарский период с 1238 по 1505 г., т. 2, СПб., 1891, с. 269, прим. 725.
101. Преображенский А.А. Летопись Воскресенского монастыря, что у Соли Галичской (историографические и источниковедческие заметки) // Восточная Европа в древности и средневековье. Сборник статей. М., 1978, с. 236 (далее – Преображенский А.А. Летопись Воскресенского монастыря, что у Соли Галичской).
102. Семячко С.А. Из комментария к тексту «Летописца Воскресенского
Солигалицкого монастыря» (К характеристике вымышленной летописи)
// Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы
(Пушкинский Дом) РАН, т. 46, СПб., 1993, с. 284.
103. Семячко С.А. Летописец Воскресенского Солигалицкого монастыря // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 3 (XVII в.), ч. 4, СПб.,
2004, ч. 471.
104. Преображенский А.А. Летопись Воскресенского монастыря, что у Соли
Галичской, с. 241.
105. Меркурьева Ю., Храмцова Е. В день Преображения Судиславль помолодел на три века // Северная правда. 26.08.2000.
106. Там же.
107. Там же.
108. Чичагова Н. Судиславль – город древний // Сельская жизнь. 29.08.2000.
109. Большаков В. Всё, чем славен Судиславль // Северная правда. 25.08.2010.
110. Там же.
111. Комиссаров В. Частица великой России // Страницы времен. Историко-краеведческий журнал. № 3 (6), 20010, с. 6.
112. Смирнов Ю. Судиславль // Литературная Кострома. 1989, май.
113. Смирнов Ю. Судиславль и его окрестности, с. 3–4.
114. Смирнов Ю. Судиславль // Московский журнал. 2000, № 8, с. 57.
115. Смирнов Ю. Судиславский Преображенский собор, с. 4.
116. Чечулин Н.Д. Города Московского государства в XVI веке. СПб.,
1889, с. 20.
117. Книга Большому Чертежу. М.-Л., 1950, с. 134–135, 165–166.
118. Смирнов Ю. Судиславль и его окрестности, с. 4.
119. ПСРЛ, т. 13, СПб., 1904, с. 114.
120. Яблоков А.В. Судиславль – город древний, с. 37.

121. ПСРЛ, т. 13, СПб., 1904, с. 157.
122. Яблоков А. Судиславлю нужен музей // Сельская жизнь. 5.03.1966.
123. Яблоков А.В. Судиславль – город древний, с. 37.
124. Смирнов Ю. Сколько лет Судиславлю? // Сельская жизнь. 12.02.1987.
125. Смирнов Ю. Судиславль // Литературная Кострома. 1989, май.
126. Яблоков А.В. Судиславль – город древний, с. 43.
127. Список населенных мест Костромской губернии (по сведениям 1907 года).
Кострома, 1908, с. 165.
128. Яблоков А.В. Судиславль – город древний, с. 65.
129. Смирнов Ю.В. Судиславский Преображенский собор, с. 5.
130. Там же.
131. Список населенных мест Костромской губернии (по сведениям 1907 года).
Кострома, 1908, с. 323.
132. Смирнов Ю.В. Судиславский Преображенский собор, с. 35–36.
133. Там же, с. 36.
134. Смирнов Ю. Судиславль // Московский журнал. 2000, № 8, с. 58.
135. Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей.
М.-Л., 1950, с. 34.
136. Там же, с. 194.
137. Там же, с. 356.
138. Там же, с. 437, 442.
139. ПСРЛ, т. 13, СПб., 1904, с. 107.
140. По реке Обноре. Любим и его окрестности. Ярославль, 2005, с. 17–18.
141. Тихомиров М.Н. Русское летописание. М., 1979, с. 88.
142. ПСРЛ, т. 23, СПб., 1910, с. 164.
143. Тихомиров М.Н. Русское летописание. М., 1979, с. 128.
144. Раппопорт П.А. Работы Среднерусской экспедиции в 1957 году. Отряд по изучению крепостей // Краткие сообщения института материальной культуры. Вып. 79, М., 1960, с. 92.
145. Воронин Н.Н. Медвежий культ на Верхнем Поволжье в XI веке // Краеведческие записки. Вып. 4, Ярославль, 1960, с. 73.
146. Ойнас Д.Б. Археологические исследования в Судиславле в 1990 г. // Проблемы изучения эпохи первобытности и раннего средневековья лесной зоны Восточной Европы. Вып. 3, Иваново, 1996, с. 87.
147. Археология Костромского края. Кострома, 1997, с. 240.
148. Археологическая карта России. Костромская область. М., 1999, с. 258.
149. Смирнов Ю.В. Археологическая разведка в Судиславле // Костромская земля. Краеведческий альманах. Вып. 2, Кострома, 1992, с. 117.
150. Там же, с. 118.
151. Там же.
152. Смирнов Ю.В. Судиславский Преображенский собор, с. 4.
153. Рязановский Ф. История края // Прошлое и настоящее Костромского края.
Кострома, 1926, с. 100 (далее – Рязановский Ф. История края).
154. Владимирский Н.Н. Костромская область. Кострома, 1959, с. 25.

155. Белоруков Д.Ф. Деревни, села и города Костромского края. Кострома,
2000, с. 418 (далее – Белоруков Д.Ф. Деревни, села и города Костромского края).
156. Худяков М.Г. Очерки по истории Казанского ханства. М., 1991, с. 83–85.
157. Казаринов Л. Прошлое Чухломского края // Труды Чухломского отделения Костромского научного общества по изучению местного края и Чухломского музея. Вып. IV, Солигалич, 1929, с. 10.
158. Белоруков Д.Ф. Деревни, села и города Костромского края, с. 296.
159. Кунцевич Г.З. История о Казанском царстве или Казанский летописец.
СПб., 1905, с. 601.
160. Там же, с. 602.
161. Казаринов Л.Н. Бывший город Судиславль Архангелогородской губернии // Труды Костромского научного общества по изучению местного края. Вып. XXI, Нерехта, 1921, с. 3.
162. Рязановский Ф. История края, с. 100.
163. Сотная пригородка Кадуя 1573 год // Труды Костромского научного общества по изучению местного края. Вып. 7, Кострома, 1917, с. 1 (далее – Сотная пригородка Кадуя).
164. Рязановский Ф. История края, с. 100.
165. Сотная пригородка Кадуя, с. 1.
166. Археология Костромского края. Кострома, 1997, с. 245; Осипова З.И.
Обрести память. Рассказы о Кологриве и кологривчанах. Кологрив,
2007, с. 23.
167. ПСРЛ, т. 13, СПб., 1904, с. 107.
168. По реке Обноре. Любим и его окрестности. Ярославль, 2005, с. 17–18.
169. Сотная пригородка Кадуя, с. 1.
170. Рязановский Ф. История края, с. 101–102.
171. Шумаков С. Обзор «грамот коллегии экономии». Вып. 4, М., 1917, с. 70.
172. Старинные волости и станы в Костромской стороне. Материалы для историко-географического словаря Костромской губернии. М., 1909, с. 48.
173. «На речке Корбе древян» // Страницы времен. 2010, № 3 (6), с. 59.
174. Островский П. Историческое описание Костромского Успенского кафедрального собора. М., 1855, с. 198.
175. Материалы для истории Костромской епархии. Вып. 3, М., 1902, с. 5.
176. Шумаков С. Обзор «грамот коллегии экономии». Вып. 4, М., 1917, с. 195.
177. Смирнов В.И. Из вопросов и фактов этнологии Костромского края // Труды Костромского научного общества по изучению местного края. Вып. XXXIII, Кострома, 1924. с. 11.
178. Никонов В.А. Введение в топонимику. М., 1965, с. 71.
179. Экземплярский А.В. Великие и удельные князья Северной Руси в татарский период с 1238 по 1505 г., т. 2, СПб., 1891, с. 307–308.
180. Янин В.Л. Новгородские посадники. М., 1962, с. 381.
181. Там же, с. 379.
182. Там же. с. 382.
183. Там же, с. 383.
184. Суперанская А.В. Имя через века и страны. М., 1990, с. 64.

185. Баженова А.И. Славян родные имена. М., 2006, с. 441.
186. Смирнов Ю. Сколько лет Судиславлю? // Сельская жизнь. 12.02.1987.
187. ПСРЛ, т. 2, М., 1998, стб. 724–771.
188. Там же, стб. 725.
189. Там же, стб. 774.
190. Карамзин Н.М. История государства российского, т. II–III, М., 1991, с. 243.
191. Янин В.Л. Новгородские посадники. М., 1962, с. 382.
192. Литвина А.Ф., Успенский Ф.Б. Выбор имени у русских князей в X–XVI вв.
Династическая история сквозь призму антропонимики. М., 2006, с. 25.
193. Там же.
194. Там же, с. 25–26.
195. Титов А.А. Ростовский уезд Ярославской губернии. Историко-археологическое и статистическое описание. М., 1885, с. 275.
196. Ивановская область. Административно-территориальное деление по состоянию на 1 июня 1981 года. Иваново, 1982, с. 80.
197. Колычева Е.И. Аграрный строй России XVI века. М., 1987, с. 15.
198. Васильев В.Л. Архаическая топонимия Новгородской земли. Великий
Новгород, 2005, с. 44–45.
199. Там же, с. 50–51.
200. Там же, с. 60.
201. Там же, с. 64.
202. Там же, с. 62.
203. Юдин Г.В. Материалы для истории города Чухломы и рода костромичей
Июдиных (1613–1895), т. 1, Красноярск, 1902, с. 126.
204. Костромская область. Административно-территориальное деление на 1 января 1981 года. Ярославль, 1983, с. 150.
205. Там же, с. 149.
206. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка, т. 3, М., 2006, с. 540.
207. Устюжна: историко-литературный альманах. Вып. 2, Вологда, 1993, с. 163.
208. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка, т. 3, М., 2006, с. 223.
209. Федосов А. Распределение сенокосов в Шунгенской волости Костромского уезда // Труды Костромского научного общества по изучению местного края. Вып. 41, Кострома, 1927, с. 129.
210. Там же, с. 131, 132.
211. Суперанская А.В. Имя через века и страны. М., 1990, с. 64.
212. Горюнова Е.И. Этническая история Волго-Окского междуречья, с. 240.
213. Там же, с. 245.
214. Справочник по административно-территориальному делению Костромской области (1917–1955). Кострома, 1955, с. 57.
215. Полное собрание законов Российской империи, т. XXIV, СПб., 1830, с. 763.
216. Казаринов Л.Н. Бывший город Судай Архангелогородской губернии // Труды Костромского научного общества по изучению местного края. Вып. XXI, Нерехта, 1921, с. 12.






Материал подготовил и предоставил редактор ООО "Инфопресс" Евгений Шиховцев

Kostroma land: Russian province local history journal