1
Большинство народных праздников на Руси носило языческий или полуязыческий характер. На этом фоне праздник Яриловка характерен тем, что он не прикрылся никаким христианским «псевдонимом» и сохранил свое древнее название.
Живя под Костромой в Щелыкове, автор пьес «Снегурочка», «Гроза» и «Бесприданница» Островский занимается общественной деятельностью, выполняя обязанности почетного мирового судьи и гласного кинешемского земства.
В дошедших до нас летописях ничего не говорится о битве с татарами на Святом озере. Единственный исторический источник повествующий о сражении — «Сказание о явлении и чудесах Феодоровской иконы Божьей Матери», произведение, создававшееся на протяжении веков и дошедшее до нас в ряде важных списков.
Когда подъезжаешь сверху по реке Волге на пароходе к Костроме, взор приятно останавливается прежде всего на обители святого Ипатия, расположенной на возвышенном холме почти с отвесным обрывом к правому берегу реки Костромы, в расстоянии версты от впадения ее в Волгу.
В XVI в., по свидетельству Герберштейна, приводимому приват-доцентом Рожковым в его известной работе «Сельское хозяйство Московской Руси в XVI в.», все земли к северу от Волги, а следовательно и большая часть нынешней Костромской губернии, «отличались лесистостью, и почти непрерывные леса покрывали пространство между Двиной, Корелой, Московией и Соловками», — писал в своем труде «Леса и лесное хозяйство Костромской губернии», (т. XIII, ч. I. — С. 23) земский статистик Е.Дюбюк в 1912 году.
Единственный в отечественном искусствознании труд, полностью посвящённый росписям галерей церкви Воскресения на Дебре.
Труды Ф.Д. Нефедова выразились в раскопке 542 курганов, — число достаточное для ознакомления с этим типом древних погребений в одной губернии. Правда, мы имеем примеры значительно более интенсивного исследования курганных групп; археологами было раскопано 7729 курганов, приписываемых мерянам, во Владимирской и Ярославской губерниях; Л. К. Ивановским вскрыто до 5800 курганов в нескольких уездах Петербургской губернии; но следует заметить, что в этих случаях раскопки производились в течение десятка лет, стоили много больших средств и охватывали значительный район. Исследования же г. Нефедова продолжались только два года и ограничивались тремя юго-западными уездами губернии, именно Костромским, Нерехотским и Кинешемским, прилегающими к Волге и соседними с Ярославской и Владимирской губерниями.
Уникальный исторический источник, сохранивший для нас подробнейшее описание Костромского Кремля, каким он пребывал в последней четверти XVII века. Роспись была выявлена в 1976 году А.А. Григоровым в Государственном архиве Костромской области в фонде Костромской губернской ученой архивной комиссии.
Летом и осенью 1919 года Комиссия по сохранению и раскрытию памятников древней живописи в России провела три экспедиции по верхнему и среднему течению Волги и Оки. Третья экспедиция побывала в Кашине, Ярославле, Костроме и Ростове. Её возглавил И.Э.Грабарь (председатель Комиссии по сохранению и раскрытию памятников древней живописи в России). Осенью и зимой 1919 года участниками экспедиции были расчищены такие памятники древнерусской иконописи, как «Спас Вседержитель» из Успенского собора в Ярославле (1-я половина XIII века), «Богоматерь Толгская» (около 1314 года) в Толгском монастыре.
Провинциальные строительные надписи, до сих пор не собранные в виде единого корпуса и практически не изученные, остаются «белым пятном» древнерусской эпиграфики. Строительные надписи из провинции раскрывают многие интересные черты древнерусского зодчества. Данная статья посвящена публикации и републикации строительных надписей в Богоявленском и Богоявленско-Анастасиинском монастырях, в церквях Воскресения Христова на Дебре и св. апостола Иоанна Богослова (Ипатьевская слобода), церковь Преображения Господня за Волгой и другие здания Костромской области, которые расположены по географическому принципу.
Вы лучше многих других знаете мой талант и что я могу сделать для русской драмы, Вы знаете мою горячую любовь к добру, вы знаете также, что успех, который я заслужил, привлекает меня не блеском своим, а тем, что я нашел сердце у толпы: она плачет, где я плачу, и смеется, где я смеюсь; я могу вести публику и поведу ее к добру. Вы же звали меня Шиллером, когда я был еще ребенком и ничего не писал. Отравлять таких людей — дурная роль. Время и успехи оправдают меня; а все-таки мне горько нести напрасное оскорбление. И от кого же? от артиста.
У древних славян, как и у античных греков, существовал обряд умилостивления божеств подземного мира, влияющего на плодородие путем принесения жертв, бросаемых в воду. В один из дней ";макушки лета" наши предки устраивали богине плодородия и подземного царства мертвых - Костроме торжественные "языческие похороны", в конце которых соломенное чучело Костромы растрепывали и сжигали, либо топили в воде реки или озера. Вскоре происходили "похороны" Ярилы, отправлявшегося в подземное царство Кащея Бессмертного за похищенной Костромой.
История Костромской земли хранит много загадок. К одной из которых относится начальный этап истории ровесника Москвы – города Галича. Одной из достопримечательностей этого города являются три разновременные крепости. Две из них – Нижнее и Верхнее городища – находятся на горе Балчуг (Столбище), третья – городские валы – в центре современного города. Строительство первой связывается с первоначальным городским поселением, второй — с деятельностью князя Юрия Дмитриевича или его сыновей.
В своей книге Л.С. Васильев использует архивные материалы, старинные фотографии, чертежи и уникальные рисунки памятников костромской архитектуры. Кремль, костромские монастыри: Ипатьевский, Богоявленский, церкви: Воскресения на Дебре, Ильинская, Спаса в рядах и другие.
Братья Чернецовы — Григорий Григорьевич (1802–1865) и Никанор Григорьевич (1805–1879) — совершили первое в России «художественное путешествие» по Волге, открыли в ней неисчерпаемый источник вдохновения для художников и своими многочисленными пейзажами и зарисовками волжских городов поставили «красоту неизглаголенную» русской земли в один ряд с классическими красотами Востока и Запада.
С Волги Кострома, широко разбросанная на высоком берегу, вся в зелени, с шумом пристаней, с небольшими золотыми главками опрятных церковок ярославского типа, производит красивое и радостное впечатление.
Наиболее глубокое место в реке Унже — это Жилинская яма, именно в ней водится большая рыба, есть сомы. Вьюном или сыворотью называют завихрения воды происходящие в яме. Мелководные места на Унже, разные перекаты, там где переходили реку вброд либо переезжали её на подводах, место с песчаной отмелью и прилегающим берегом называли Исадами.
С 1776 г. по проекту и под руководством Воротилова начинается сооружение соборного комплекса в Костромском кремле. Учитывая важность и ответственность работ, до середины 80-х годов С. Воротилов работает только здесь. Собор и пышная четырехъярусная колокольня стали доминирующими постройками Костромы и приводили в восторг современников.
М. А. Протопопов родился в 1848 г. в г. Чухломе Костромской губернии, в семье уездного казначея. В 13-летнем возрасте он был определен в Константиновский межевой институт. В 1849 г. Николай I повелел «поставить институт на военную ногу», и этот статус сохранялся до 1867 года. Однако дух свободомыслия проник и в это полувоенное учебное заведение...
А про Мазая да про зайцев-то, — сказал старик, крестясь и залезая за стол, — тоже в наших краях. Вот вы проплывали мимо села Спас-Вежи, оно от реки-то в стороне чуть- чуть, отсель верст пятнадцать, там Волга сильней топит местность, чем у нас... Там бани по край села все на высоченных столбах стоят, на сваях, как на куричьих голяшках. И житницы так же самое. А у кого низкое место — и сеновалы. У другого сеновалище, как ковчег в потопе во всемирном — страсть смотреть, какая огромадина, а то снесет. Там лестница в баню пятнадцать ступеней, а у нас ступеней с десяток. Вот зайчата действительно там и сгружаются на пригорках по весне. И теперь остался там род — Мазаевы. Да я и сам лавливал косых, и сам вроде Мазая вышел
Маленький городок Макарьев на Унже расположен в 50 верстах от железнодорожной станции Нея. В летнее время, правда, от Юрьевца на Волге до Макарьева курсировали маленькие пассажирские пароходы. Зимой от станции по санной дороге на лошади ехали два дня. Теперь, кажется, многое изменилось и там садятся самолёты местной линии, только ехать туда не к кому. А в первые годы после революции это было глухое, тихое место.
Новая жизнь началась. В маленьком городке все друг друга знали, и у Санечки было много друзей. Занятия в школе только что начались, и мои документы со справкой о том, что я выдержал испытания и принят во второй класс Новоторжской школы второй ступени, и с заявлением были приняты во вторую ступень Макарьевской школы.
Наконец-то вышла книга о Фёдоре Васильевиче Чижове в популярной серии «Жизнь замечательных людей». На обложке — портрет самого Чижова и две костромские достопримечательности: Богоявленский собор и старая водонапорная башня. Башня эта давно снесена, а находилась на месте теперешнего фонтана в центре города.
Под Костромой, в деревне Шаблово Кологривского района, обнаружены интереснейшие работы неизвестного ранее художника Ефима Честнякова. Обычно подобные находки объясняют волей случая. Справедливо ли это, если люди, влюблённые в искусство, специально занимаются поисками, чтобы открыть миру ещё одно имя, порадовать людей ещё одной находкой?
«За девять веков своего существования Кострома накопила так много обычаев, навыков, сказаний, песен, поверий, освоила столько глубоких и тонких человеческих переживаний, что стала казаться мне не скоплением каменных домов и деревянных изб, базаров и церквей, где жили какие-то разные люди — «костромичи», а единым живым целым.
В литературе, посвящённой "Грачам", обычно кратко упоминается, что на картине Саврасова изображена Воскресенская церковь в костромском селе Молвитине.
Первым источником упоминавшим город была духовная грамота Ивана Грозного от 1572 г., где, в перечислении городов завещаемых царем своему младшему сыну Фёдору, наряду с Костромой, Любимом, Буем, Нерехтой и Большими Солями назван «город Судиславль»
Документальная опись фиксирует бедственное положение галичан — подавляющее большинство населения города принадлежит к бобылям — тем, кто по бедности налог платят в половинном размере, и к нищим, у кого отсутствуют средства к существованию.
На северо-западном берегу озера был в XIV в. построен Чухломский Авраамиевский Городецкий монастырь, на месте древнего мерянского урочища, имевшего название Чухлома.
Эту правдивую повесть недолговечного Уренского царства рассказывал мне урывками в долгие зимние вечера мой сотоварищ по вязке плотов на Соловецком взморье — Алексей Нилович. Фамилии он не имел, писался Ниловым по батюшке.
Книга рассказывает о многообразных связях Н. А. Некрасова с Костромским краем, о костромских сюжетах его творчества. В числе главных героев исследования – крестьянин Г. Я. Захаров, которому поэт посвятил поэму «Коробейники», и крестьянин И. С. Мазайхин, известный всей России, как герой некрасовского стихотворения «Дедушка Мазай и зайцы». В издание включены воспоминания старожилов главных некрасовских мест Костромского края (Вёжи, Шода, Мисково, Жарки). Книга предназначена для всех интересующихся отечественной историей.
Старые названиях улиц, площадей, населенных пунктов в России, как и в Костроме, «произрастали» из местной почвы и были неразрывно связаны с историей конкретных мест.
К числу наиболее выдающихся фигур русского старообрядчества первой половины XX в. относится уроженец Костромской губернии епископ Геронтий (Григорий Иванович Лакомкин), возглавлявший Петроградско-Тверскую епархию, а в 1943 – 1951 гг. – бывший помощником Предстоятеля древлеправославной (старообрядческой) Церкви и одновременно управлявший Ярославско-Костромской епархией. «С именем епископа Геронтия связана целая эпоха в истории Русской Православной Старообрядческой Церкви».
Название повести символично: «метельный звон» был учреждён в России в середине XIX века, чтобы во время вьюг и метелей стать для застигнутых ими в пути спасительной подмогой (звездой). Звон этот, по мысли автора, не канул в историю. Он разносится сейчас над опустевшим храмом Спас-Верховья, над Гавриловском, Путоргином, Углевом, Починком, Свозовом, Попадьином, Толстиковом – над всеми обезлюдевшими деревнями и сёлами, призывая спасти нашу малую родину, а значит, и будущую жизнь от полного исчезновения в пору такой затяжной и не сулящей спасения непогоды.
«Кострома» есть имя языческого божества, должно быть женского или бабьего, которое перешло в название города. Но, конечно, сами костромичи об этом не знают; это им должны теперь внушить археологи.
Костромское водохранилище - настоящее рукотворное море, как оно появилось, сколько лугов, перелесков, рек и целых поселений оказались под водой. Жизнь деревушки до затопления описывает нам автор.
О заметном вкладе костромского дворянства в историю России, ее культуру. Дворяне Лермонтовы, Пушкины, Рылеевы и другие знаменитые фамилии подверглись изучению автора книги. Собрание наиболее значительных работ Александра Александровича Григорова (1904—1989) — русского историка, крупнейшего специалиста по истории дворянства, выдающегося костромского краеведа.
В начале нашего века в городе Костроме были три пожарных команды, не считая фабричной и маленькой заволжской. Главная пожарная часть находилась, где и сейчас — на Сусанинской площади, вспомогательная, или Воскресенская, на нынешней улице Подлипаева (угол Пастуховской и Воскресенской улиц), добровольная команда была в начале Мясницкой улицы, где в настоящее время находится водонапорная башня.
В эпистолярном наследии А.А. Григорова, выдающегося историка костромского дворянства, особое место занимает переписка с историками, архивистами и генеалогами. Письма Григорова являются и своеобразной летописью жизни Костромского областного архива.
Церковь во имя пророка Божия Илии на высоком Городищенском холме по над Волгой — одна из старейших в Костроме. Прежний приходской храм села Городища, построенный три с половиной столетия назад боярином Г.И. Морозовым и его супругой, известной в отечественной истории боярыней Ф.П. Морозовой, является свидетелем трагических событий раскола Русской Православной Церкви во второй половине XVII века.
Монастырь в Селище – один из древнейших в Костромском крае. Упоминается в завещании великого князя Московского Ивана Даниловича Калиты, составленном накануне его кончины, около 1339 г.
1

Название редкого древнего города не окутано романтической дымкой таинственности и загадочности. Очень часто не ясен даже его этнический корень, т.е. неизвестно, на каком языке был когда-то наречен тот или иной город (например, Москва, Суздаль, Углич, Тверь и т.д.). Причины этого просты: на протяжении веков и тысячелетий меняются народы, населяющие территорию, меняются религиозные верования и язык; древние названия, понятные вчера, переходя “по наследству” к новым поколениям, становятся для них непонятными. Происхождение названий большинства самых известных русских городов, родных и привычных нашему уху с детских лет, покрыто “мраком неизвестности”. Среди этого большинства — и наша Кострома.