Костромичи и Русская Америка

Исторический очерк

«Русская Америка», неофициальное название русских владений в 18—19 веках в Северной Америке (Аляска, часть Северной Калифорнии, Алеутские острова). Открыта и исследована русскими путешественниками. Русские поселения там с 1784 года. Административный центр — Новоархангельск. В 1799—1861 в аренде Российско-Американской компании. В 1867 году продана США. Сохранилась русская топонимика».

«Советский энциклопедический словарь», М., 1981 г.

 Рисунок XIX века
Дмитрий Леонтьевич Овцын

В июле 1741 года дикие берега Аляски впервые услышали русскую речь. «Земля... земля...» — кричали матросы на корабле командора Витуса Беринга. В этом хоре возбуждённых и радостных голосов почти не слышен был окающий говорок костромича Дмитрия Овцына. Он смотрел на незнакомый берег внимательным и счастливым взглядом путешественника, для которого вновь открытая земля — это новая страница в жизни, полная удивительных приключений, поисков и находок.

Почти десять лет назад начал он эту жизнь первооткрывателя, когда в чине лейтенанта был назначен в состав «Великой Северной экспедиции». Оставив в своём имении Чегловка (это в 42 километрах от Костромы в бывшей Исуповской волости Буйского уезда) жену и малолетнего сына, Дмитрий отправляется в путь. Лето он провёл в плавании по Северному Ледовитому океану, а на зимовку вошёл в Обь и зазимовал в Берёзове. Пять лет назад здесь скончался в ссылке светлейший князь генералиссимус и адмирал А.Д. Меншиков. А теперь жил в опале князь Долгоруков со своей семьёй.

Две зимы провёл в Березове Овцын. Летом 1737 года его отряд достиг устья Енисея. Но неожиданно руководитель экспедиции получает предписание о немедленном прибытии в Петербург. Дмитрий сразу же отправился в путь. Но во время остановки в Тобольске был арестован и посажен в тюрьму. Как потом выяснилось, предан суду он был по приказу всесильного фаворита императрицы Анны — Бирона, за знакомство и дружественные отношения с семьёй опального князя. Овцын был приговорен к лишению чинов, званий и орденов, разжалован в матросы и сослан в далёкий порт Охотск. В это время здесь снаряжалась новая экспедиция Витуса Беринга. К берегам Америки отправлялись два корабля: «Св. Пётр» и «Св. Павел». На обоих судах в плавание отправились костромичи. Узнав о прибыли в охотскую флотилию разжалованного Овцына, командор не побоялся взять его к себе на судно «Св. Пётр» в качестве ординарца. Обратный путь к российским берегам был очень тяжёл. Два месяца носило корабль по бурным волнам Охотского моря. Многие члены экипажа умерли от цинги во время плавания.

В начале ноября «Св. Пётр» разбился о скалы неведомого острова. (Позднее его назовут островом Беринга). Соорудив себе из обломков корабля жилище, экипаж решил зазимовать здесь. Весну увидели немногие. Здесь, на этом далёком острове, умер от цинги и сам отважный командор.

Оставшиеся в живых матросы построили небольшое судёнышко из обломков корабля и 26 августа 1742 года в тёплый солнечный день вошли в гавань Петропавловска на Камчатке, где их считали уже давно погибшими.

Вместе с остатками экипажа на берег сошёл в тот день и Дмитрий Овцын. В этот год судьба оказалась милостива для него во всех отношениях. На престол взошла дочь Петра — Елизавета. Овцын был реабилитирован. «Он был прикрыт знаменем, и шпага ему отдана...» — как говорится в одном из документов того времени. По возвращении из экспедиции он некоторое время живёт в своём имении, в Чегловке. Затем плавает на Балтийском море, командует линейными кораблями «Исаакий», «Полтава», «Москва». Скончался он в 1757 году в возрасте 49 лет.

 Рисунок XIX века
Однотипный «Святому Павлу» пакетбот «Святой Пётр»

А вот какой оказалась судьба двух других отважных костромичей, которые участвовали в открытии Америки со стороны Тихого океана на корабле «Св. Павел» — флота лейтенантов Ивана Львовича Чихачёва и Михаила Гавриловича Плаутина. На шестнадцатый день плавания суда потеряли из виду друг друга во время сильного шторма. Им уже никогда не суждено было встретиться. Пакетбот «Св. Павел» подошёл к американскому материку на день раньше «Св. Петра». Глубина не позволяла встать на якорь. И Алексей Ильич Чириков, командовавший кораблём, распорядился отправить шлюпку к берегу с пятнадцатью матросами и офицером. Эти люди уже никогда не вернулись на борт судна. По-видимому, они попали в плен к туземцам и были уведены вглубь неведомой страны.

В сложных, подчас опасных условиях, в которых проходило плавание пакетбота, офицеры-костромичи показали себя настоящими сынами великой родины, благородство и отвагу противопоставили лишениям и опасностям.

И.Л. Чихачёв происходил из костромских дворян. Родная сестра его была замужем за чухломским помещиком Я.Е. Лермонтовым, одним из предков нашего великого поэта.

Плаутины издревле владели усадьбой в Юрьевецком уезде и вблизи села Семёновского-Лапотного (ныне п. Островское Костромской области). Учился Михаил Гаврилович Плаутин вместе с Д. Овцыным. Плавал на Балтике, производил гидрографические работы, затем исследовал побережье Северного Ледовитого океана в отряде Д. Лаптева, изредка бывая в своём костромском имении, где оставалась жена.

Командир пакетбота «Св. Павел» Чириков, чудом избежавший смерти от цинги, приведя судно в Петропавловск, доносил: «А октября 6 числа в 10 часу по полуночи по воле Божией умер лейтенант Иван Чихачёв, тако ж октября 8 числа штурман в ранге флотского лейтенанта Михаил Плаутин. А за болезнями своими вахт уже не держали до кончины своей — Чихачёв за три, а Плаутин за две недели...» М.Г. Плаутин скончался от цинги за день до прихода судна в Петропавловск на Камчатке. То были первые жизни костромичей, положенные на алтарь Отечества у далёких берегов Камчатки, Русской Америки.

Вслед за первопроходцами к берегам Аляски отправляются русские промышленные люди и купцы. Край обживается довольно быстро. В последний год уходящего восемнадцатого века в Новом свете русскими людьми создаётся Российско-Американская компания, которая сыграла большую роль в освоении и колонизации далёкого края. На службе в компании было немало и костромичей. Разумеется, нам известны не все имена, но те, которые история сохранила для потомков, делают честь Костромщине, ибо с ними связаны мужество, преданность делу, искреннее служение науке, своему государству.

...Судно Российско-Американской компании «Наследник Александр», которым командовал лейтенант Николай Кондратьевич Кадников, загрузив трюм сельскохозяйственными продуктами в форте Росс (неподалёку от нынешнего Сан-Франциско) отправилось в свой обычный рейс, в «столицу» Русской Америки — Ново-Архангельск.

Предстояло несколько дней плавания вдоль североамериканских берегов. Ярко светило солнце, юго-восточный ветер наполнял паруса.

Но скоро погода испортилась. Усилился ветер, очертания сопок скрылись во мраке.

Наступила ночь. Ураганный ветер вздымал огромные волны. Один вал за другим обрушивался на палубу корабля, ломая постройки.

Предвидя гибель корабля, Николай Кондратьевич отдал команду спустить шлюпки. Но сам он уже не мог выбраться из кают-компании. Рухнувшая мачта закрыла выход.

Матросы пытались спасти командира, но безуспешно. Корабль, полузатопленный и разбитый, нёсся навстречу своей гибели, а капитан, не теряя самообладания, продолжал руководить спасением экипажа через маленький верхний люк.

О чём думал Николай Кондратьевич в свои последние минуты жизни? О товарищах и друзьях, с которыми связала его судьба в Русской Америке? А может быть, о своей далёкой и милой усадьбе Высоково под Чухломой? О родных и близких? Кто знает. Бушующий ночной океан поглотил его последние мысли. Из экипажа никто не добрался до берега...

Детские годы Николая Кадникова прошли в Чухломском уезде. Обучался будущий моряк в пансионе для детей малоимущих дворян.

В 1829 году, после окончания морского корпуса, мичман Кадников служит в Балтийском флоте, а в 1839 году переходит на службу в Российско-Американскую компанию, занимается исследованием и съёмками берегов Аляски.

Любопытно то, что на корабле «Николай», которым командовал Кадников во время кругосветного путешествия, встретились и навсегда сохранили самую тёплую дружбу два костромича — Николай Кондратьевич и будущий правитель Российско-Американской компании капитан первого ранга Иван Антонович Купреянов. Последний очень переживал, узнав о гибели Николая Кондратьевича летом 1842 года.

Иван Антонович Купреянов — личность незауряднейшая. Родился он в Солигаличском уезде, в селе Федосово. Путешествия и открытия были его страстью. Он был участником многих географических экспедиций на судах русского флота, трижды обогнул земной шар (кстати, единственный из русских моряков в то время), участвовал в открытии Антарктиды в экспедиции под руководством мореплавателей Беллинсгаузена и Лазарева. В 1834 году наш земляк назначается правителем Русской Америки. (Их было всего девять). В анналах истории Аляски его имя упоминается довольно часто.

С большой симпатией вспоминает о Купреянове известный русский путешественник и учёный И. Г. Вознесенский, чьи уникальные этнографические коллекции, собранные на Аляске, составляют гордость Ленинградского музея антропологии и этнографии АН СССР. Большую помощь в сборе этой коллекции оказал учёному И.А. Купреянов. Последний и сам участвовал в розысках зоологических, ботанических, этнографических экспонатов. Много помогал Вознесенскому и упомянутый уже нами Кадников. Учёный совершил на корабле «Наследник Александр» путешествие вдоль всего североамериканского побережья за два месяца до гибели судна.

После возвращения в Россию И.А. Купреянов занимает ряд ответственных постов в морском ведомстве, получает чин вице-адмирала. Умер он в Петербурге, в 1857 году.

А вот жизнь другого правителя Русской Америки, уроженца Костромского края Тертия Степановича Борноволокова оборвалась трагически. В Галичском уезде Борноволоковым принадлежали усадьбы Радутино, Кистега и другие. Тертий Степанович был первым из уроженцев костромского края членом-корреспондентом Академии наук.

Родился он в 1764 году. А в 1812 году он должен был сменить правителя Русской Америки А.А. Баранова.

Однако корабль «Нева», на котором он отправился в путь, разбился о скалы близ острова Ситха. Экипаж, а также чиновники, женщины, дети погибли. Утонул, так и не приступив к своим обязанностям, Тертий Степанович Борноволоков.

Правителем канцелярии Российско-Американской компании в Петербурге был Кондратий Фёдорович Рылеев. Отец его был помещиком Галичского уезда, Рылеевы — это старинный костромской дворянский род. В доме на Мойке, у Синего моста, где размещалось правление компании, собирались единомышленники Рылеева по тайному обществу — С. Трубецкой, Е. Оболенский, А. Бестужев, И. Пущин, Д. Завалишин и многие другие декабристы. После разгрома восстания на Сенатской площади во время следствия император отпустил злую шутку, вошедшую в историю: «Где вы служили?» — спросил он декабриста Сомова. «В Российско-Американской компании», — был ответ. «То-то хороша у вас там собралась компания», — процедил сквозь зубы Николай Павлович.

1867 год — был последним годом существования Русской Америки. Царское правительство продало русские владения Соединенным Штатам за семь миллионов рублей золотом. Но, как рассказывают очевидцы, на Аляске до сих пор слышна русская речь, встречаются русские фамилии, осталась русская топонимика, которая сохранила имена славных костромичей.

А. Григоров, В. Шпанченко.

Северная правда. – 1983. – 29 марта.

Публикация А.В. Соловьёвой.

От публикатора

По поводу этой статьи А.А. Григоров писал своей двоюродной сестре О.В. Григоровой 7 апреля 1983 года следующее: «Посылаю одну статейку, я её отдал в редакцию ещё в прошлом году, её не хотели печатать, но один работник редакции попросил разрешения у меня кое-что “подправить” и устроить публикацию. Я согласился. И вот, вышла малость “подправленная” статья; в неё этот мой знакомый подпустил кое-какую “отсебятинку”, но, по-моему, почти не испортил статью, хотя можно в ней обнаружить одну нелепость, интересно, обратишь ли ты на эту нелепость внимание». См.: https://kostromka.ru/grigorov/letters/18.php

Краеведческие публикации