Колокольня Покровской церкви урочище Давыдовское.

Лужковский сельский совет

Село Давыдовское с деревнями в середине XVI века было в поместье Л.Г.Васильчикова — брата А.Г.Васильчиковой, невенчанной жены Ивана Грозного, после непродолжительного супружества сосланной царем в Суздальский женский монастырь и постриженной там в монахини под именем Дарьи, где она и умерла в 1626 г.

Давыдовское В.И.Шуйским было дано в вотчину В.Н.Васильчикову, который к стоявшей здесь Покровской церкви пристроил второй этаж во имя святого Никиты — в честь своего деда. Село в роду Васильчиковых находилось до 1861 г. В середине XVIII века им владел А.И. Васильчиков, отец декабриста Николая Александровича Васильчикова — члена «Союза благоденствия». После восстания декабристов в 1825 г. Васильчиков был заключен в Петропавловскую крепость и осужден; «...выдержав в крепости, перевести в Серпуховский уланский полк», — записано в приговоре. Его исключили из гвардии и перевели в армейский полк, лишив имений и титула, и установили над ним полицейский надзор. О декабристе Васильчикове тепло отзывался А.И.Герцен в «Былом и думах».

Село Улошпань с деревнями принадлежало стольнику князю И.И.Троекурову — сыну И.Б.Троекурова, начальника Стрелецкого приказа, заточившего Софью Алексеевну в Новодевичий монастырь. Ей было сказано, что если она не пойдет в монахини, то «с ней поступят нечестно».

В 1694 г. какой-то мужик в Москве «закричал за собой государево слово». Его привели в Стрелецкий приказ к И.Б.Троекурову, и мужик заявил, что «станет летать, как журавль на крыльях». Троекуров со свитой вышел смотреть на полет, «но мужик не полетел, за что велено бить батогами, а 18 рублей денег за крылья доправить с него, продав все его имущество». Этот русский Икар невольно напоминает нам первого в мире воздухоплавателя-нерехтчанина Крекутного, поднявшегося в 1731 г. на воздушном шаре, и которому в 1960 г. установлен памятник в Нерехте.

От Троекурова село Улошпань по наследству перешло к князю Н.А.Энгалычеву.

Каменная церковь в селе построена в 1795 г. Н.А.Хомутовым на месте старинной деревянной церкви. У села сохранился плодовый сад, заложенный в 1948 г.

Село Есипово в старину называлось Леонтьевским и в 1628 г. было пожаловано М.П.Мансурову, воеводе города Вятки, возглавившему Галичское ополчение против польских интервентов и за это награжденному вотчинами.

В 1688 г. село стало называться Есиповым. Позже село принадлежало Арцибашевым, предки которых вышли из Новгорода. Дочь Арцибашева вышла замуж за французского эмигранта Аже, поселившегося в России и носившего русское имя Александр Матвеевич. А.М.Аже служил директором Экономии и получил Есипово как приданое за женой. Дочь Аже Надежда Александровна, вышла замуж за Карла Ивановича Бошняка, и Есипово перешло к нему.

Бошняки оставили след в русской истории. Родоначальник русского рода Константин Бошняк родом грек, выходец из Македонии, переселился в Елизаветград. Его сын Иван в 1774 г. был комендантом Саратова и участвовал в защите Царицына от войск Пугачева. За это Екатерина II наградила его вотчиной в Белоруссии. Сын коменданта Карл Иванович Бошняк, служивший в Костроме землемером, женился на Н.А.Аже и получил в приданое Есипово и Ушаково.

Сын Карла Ивановича Александр Карлович Бошняк служил на юге в таможне, проник в общество декабристов и сообщил Александру I о заговоре. За это в 1826 г. Бошняк получил от Николая I высочайшее повеление: «Бошняка принять в службу и выдать из кабинета единовременное пособие три тысячи рублей». Но и после разоблачения декабристов А.К.Бошняк продолжал шпионить за неугодными правительству лицами. В 1826 г. он проехал по западным губерниям России и доносил в III Отделение канцелярии Его Императорского Величества: «Предписано мне было не только разыскать касающее до господина Пушкина (А.С.Пушкин в это время находился в ссылке в Михайловском.— Д.Б.), но и прочих случаев, которые могли бы казаться мне недостойными, почему и представляю здесь подробный отчет о замеченном мною в пути».

Но помимо шпионажа, Бошняк увлекался ботаникой и собрал обширный гербарий. Ученый ботаник К.А.Мейер нашел и описал паразитическое растение и назвал его именем Бошняка, выразив этим презрение к предателю декабристов. При невыясненных обстоятельствах Бошняк был убит. Возможно, это совершил кто-то из сочувствующих делу декабристов.

Перед отменой крепостного права селом Есиповом владел племянник предателя В.К.Бошняк, брат которого Николай Константинович Бошняк (его усадьба — Ушаково) был известный моряк, сподвижник адмирала Г.И.Невельского. Имя Н.К.Бошняка увековечено на Дальнем Востоке в названии острова на озере Кизи, поселка и мыса на острове Сахалин; его именем названы улицы в городах Николаевске-на-Амуре и в Советской Гавани.

Село Кизликово имело и второе название: Бяконтово. Принадлежало оно боярину Д.И.Годунову, дяде царя Б.Ф.Годунова.

Взошедший на престол князь В.И.Шуйский, считавший всех Годуновых своими врагами, отобрал село Кизликово и передал его К.С.Ивашкину, служившему Шуйскому. Пришедший к власти после Шуйского царь Михаил Федорович отдал село костромскому Ипатьевскому монастырю.

Когда при Екатерине II монастырские вотчины были взяты в казну, село Кизликово было дано В.Т.Сумарокову, отец которого Т.И.Сумароков служил воеводой в городе Унже. В селе Кизликове в 1630 г. стояла деревянная Рождественская церковь.

Село Марьинское. В 1516 г. село с деревнями Поповское, Ондомерово, Лискино, Корнеево, Гогулино, Захарово, Агафоново и др. принадлежало боярину Д.Тимофееву, а он перед смертью завещал село с деревнями Троице-Сергиеву монастырю. В переписи 1543 г. записано: «В селе Марьинском храм Николая чудотворца древян вверх а в церкви образа и книги и ризы и два колокола и все строение мирское да в селе дворы монастырские да скотный да дворы попов и келии нищих да в селе пруды один с коросями».

Проходивший в 1614 г. отряд поляков пана Лисовского разорил село: «...а от литовского разорения от великих податей и от казачьих кормов крестьяне пашни не пашут а крестьян побили и в полон поймали а остальные разбрелись безвестно».

Когда монастырские вотчины указом Екатерины II были взяты в казну, деревни стали раздавать в поместья служивым людям, и село Марьинское было дано боярину Кобылину, а он выдал замуж свою дочь за П.И.Бизеева, и село перешло к нему. Предок П.И.Бизеева — ярославский посадский человек, получивший от Петра I дворянство за заслуги в развитии торговли. По наследству Марьинское перешло к А.П.Бизееву, который служил в армии и в 1804 г. участвовал в сражении под Фридляндом и за храбрость был награжден золотым оружием.

Несколько деревень у села получил в приданое за женой А.А.Бизеевой П.И.Шипов, сын декабриста И.П.Шипова. Владел здесь деревнями и помещик Елагин, предок которого римский вельможа Елага выехал в Россию в составе свиты Софьи Фоминишны Палеолог, когда она вышла замуж за московского великого князя Ивана III. Родовая усадьба Елагиных называлась Жары. Несколько деревень у Марьинского принадлежали А.Ф.Тухачевскому — предводителю костромских дворян, он был двоюродным братом С.С.Тухачевского, прямого предка Маршала Советского Союза М.Н.Тухачевского. Дочь А.Ф.Тухачевского в 1800 г. была замужем за В.А.Коптевым, служившим в Нерехте городничим.

По наследству свою долю в марьинском имении от Бизеева получил и Е.И.Якушкин, женившийся на дочери Бизеева.

Из Якушкиных — Павел Иванович Якушкин, двоюродный брат декабриста И.Д.Якушкина, писатель-народник, отличался своей самостоятельностью и оригинальностью. Одетый в русский костюм и в смазные сапоги, он в таком виде появлялся в обществе. На спектакле в Большом театре в Москве, когда шла опера «Жизнь за царя», Якушкин в своем неизменном костюме — в косоворотке и русских сапогах — сидел в креслах первого ряда. Когда хор пропел: «После битвы молодецкой получили мы царя», Якушкин встал и на весь зал гаркнул: «Говорил вам, что драки до добра не доводят», за что его выслали из Москвы.

Экстравагантность Якушкина приводила его и к столкновениям с правительством. В Пскове полиция его арестовала только за то, что приняла за крестьянина. Полицмейстера смутили очки Якушкина в золотой оправе, и на всякий случай его арестовали. В Париже торговали фотографиями Якушкина, лицо которого заросло волосами, выдавая его портрет за портрет Емельяна Пугачева. Якушкин послужил Некрасову прототипом Павлуши Веретенникова в поэме «Кому на Руси жить хорошо».

В 1850 г. село Марьинское с 12-ю деревнями принадлежало вдове А.С.Завязкиной, жене малоизвестного помещика.

В 1897 г. в Марьинском было 16 крестьянских дворов с 85-ю жителями в них.

Село Семеновское с деревнями в 1620 г. получил в вотчину за участие в обороне Москвы С.Т.Овцын. Род Овцыных древний и идет от муромских князей, из которых вышли канонизированные церковью святые князь Петр и его жена Феврония, послужившие композитору Римскому-Корсакову прототипами героев оперы «Сказание о граде Китеже и деве Февронии».

В переписи 1653 г. сказано: «Вотчина Савина Овцына а в ней церковь пресвятой Богородицы в селе Семеновском да в церкви двор попа да два двора причетниковых да двор помещиков да 220 крестьянских дворов да по челобитью Савки Овцына запечатана грамота 1644 г. храм обложить данью».

В 1720 г. село Семеновское было у внука Савина Г.И.Овцына, и он просил Патриарший приказ разрешить ему построить новую деревянную церковь в селе. В ответе на челобитье записано: «Велено ему подполковнику Григорию Овцыну в вотчине его в селе Семеновском построить вместо ветхой новую церковь во имя Смоленской Божьей матери».

Г.И.Овцын, участник Полтавской битвы, был ранен и ослеп. Из рода Овцыных был и знаменитый мореплаватель и исследователь Сибири Д.Л.Овцын, участник экспедиции Беринга. Д.Л.Овцын встретился в Сибири в Березове с семьей опального князя Долгорукова, сосланного туда, и сдружился с ними. Недруги Долгорукова немедленно донесли об этом в Петербург, и Овцын был разжалован в рядовые матросы.

В вотчину Г.И.Овцына входили деревни Бутаково, Панино, Филино, Хлебники, Болотки и др.

В Семеновском в родовой усадьбе в 1835 г. родился Н.Н.Селифонтов — историк, председатель Костромской губернской архивной комиссии, автор многих трудов по истории Костромы и губернии. В Семеновском же он и похоронен. Мать Н.Н. Селифонтова Глафира Ивановна Бахтина была родной сестрой Н.И.Бахтина, дружившего с П.А.Катениным.

Костромская область, Нерехтский район, Лужки на карте России.
Villages of Kostroma region: Russian province history
 
 
города и деревни
Kostroma, Nerechta area