костромка - история и культура Костромского края   /   Краеведческий альманах «КОСТРОМСКАЯ ЗЕМЛЯ» (Выпуск 2)
V. ЭКОЛОГИЯ ПРИРОДЫ
Мизицкий В. В. (Кострома.)  

Боль и тоска по утраченному
(К проблемам Волги и костромской низины)

Трудно жить, не зная истории своего народа, его культуры, традиций, веры, вечно живой природы. Можно реставрировать церковь и передать ее истинным хозяевам, восстановить историческое здание, сделав его музеем, наконец, вернуть улице, даже целому городу исторические черты прошлого. Труднее возродить в памяти то, чего не стало вовсе. Не стало не только в результате взрыва атомной бомбы, трагедии очередного Чернобыля, стихийного бедствия — потопа или землетрясения, а в результате проектов-миражей, научно-технического головотяпства деятелей от науки и их самых высоких вдохновителей. Гигантомания с ее плотинами, дамбами, необузданной мелиорацией, вырубками и затоплениями, разрушениями исторических памятников обернулась потерей колоссальных ценностей, призванных как раз сегодня служить народу. С большой водой пришла и большая беда. Беда не только для Волги, жертв каскада ГЭС городов Волгограда, Саратова, Самары, Нижнего Новгорода, Рыбинска, но и Костромы, ее уникального уголка природы — костромской низины.

«Чудо века», «море света», «рукотворные творенья» — именно так преподносились в 50-х годах каскады Волжских ГЭС. Для более объективной оценки случившегося небезынтересно привести выдержки помпезных публикаций того времени и сопоставить их с реалиями сегодняшнего дня.

Начальник строительства Горьковской ГЭС Д.Юренов, восхваляя крупнейшее сооружение 5-й пятилетки в «Северной правде» от 23.5.54 г., писал: «Горьковская ГЭС образует огромное «Городецкое море» длиной 100 и шириной 20 км. Для шлюза, плотины, обводного канала, дамбы потребуется вынуть и намыть более 50 млн. м 3 земли, уложить 2 млн. м 3 бетона, смонтировать более 20 тыс. тонн металлоконструкций, установить 100 тыс. тонн арматуры».

В это же время лауреат Сталинской премии Г.Белавин в статье «Великий природный питомник» писал: «Затопленное пространство благодаря мелководью, теплой воде, отсутствию течения станет величайшей фабрикой по воспроизводству рыбы, особенно ее ценных пород (осетр, белуга, белорыбица, севрюга, сельдь). Пройдет несколько лет, и дельта Волги станет величайшей в мире рыбной фабрикой».

Во всех этих и других публикациях обращают на себя внимание потребительские лозунги и призывы: «взять у природы», «повернуть вспять», «покорить», «обуздать» и т. д.

Что же дали эти ускоренные, с миллионными затратами, «стройки века»? Да, электричество, хотя все они работают на 25% проектной мощности. Да, море воды. Но какой воды и какой ценой? Почти остановилось течение, а с ним все более затухает жизнь в этих стоячих волжских морях. Не происходит главного — самоочищения. Усугубляют гибель малых рек и самой Волги вредные сбросы предприятий, вырубки лесов, постоянно меняющийся уровень воды, насыщенность бассейна бесхозяйственным сплавом, всевозможной моторной техникой. А сколько замечательных памятников, сел и деревень ушло под воду? Купол затопленной церквушки в районе Юрьевца еще долго в конце 50-х годов напоминал пассажирам проходящих мимо волжских лайнеров о вопиющей бесхозяйственности, если не преступности. Гнались за многими зайцами, не поймали ни одного. По всей волжской акватории затопленными (пропавшими навсегда) оказались миллионы гектаров плодородных земель, пашен и заливных лугов. Не получилось и великого рыбопитомника. Именно ГЭС язвились основными виновниками резкого сокращения рыбных запасов. Зараженный ртутью судак, объявленные несъедобными щука, лещ, больные, осетровые, чья икра из-за расслоения не подлежит засолке и исключает нормальное размножение. И все это ниже Волгограда, совсем рядом с дельтой Волги! Разве это не трагедия великой русской реки и народа, прильнувшего к ее некогда цветущим и богатым берегам?

Еще убедительнее весомость потерь просматривается на примере близкой нам костромской низины. Сегодня это западная часть Костромского района — от Ипатия, Первомайского поселка, Сущева до границы с Ярославской областью, проходящей по костромскому разливу и реке Костроме. Построенный недавно мост через нее соединил текстильные окраины города с заречьем, сократил путь до границ костромского разлива. Немного дальше до северо-западной части низины — левой стороны сущевского тракта, сохранившихся сел и деревень левобережья р. Костромы.

Каждая пядь этой земли — история русского народа, родной костромщины. Ипатьевский монастырь, украсивший мыс на слиянии рек Волги и Костромы, д. Некрасово, село Стрельниково (сюда Петр ссылал непокорных стрельцов) с действующей староверческой церковью, села Шунга, Саметь и Петрилово. Хозяевами этих земель (в народе их называют междуречьем) являются колхозы Костромского района «Новый путь», «Дружба», «XII Октябрь», «Пятилетка». Увы, уцелела лишь незначительная часть русских сел и деревень, поэтических названий памятников культуры наших трудолюбивых предков.

Ввод в начале 50-х годов Горьковской ГЭС основательно изменил лицо Костромского района. Раздвинула берега Волга, ушли под разлив, который нынешнее поколение величает Костромским морем, ярославский луговой тракт (именно по нему шли костромичи, присоединяясь к ополчению Минина и Пожарского), плодородные земли, деревни и села, дубравы, заливные луга. Только в Костромском уезде они занимали 48 процентов общей площади сенокосов. Отсюда качественное сено отправлялось на сенной рынок Костромы и в соседние губернии. Еще сохранились старые названия пожен — «Бугры», что под Куниковым, «Чиркино». Сено с разных пожен отличалось качеством, убиралось в разные сроки, разными способами. Условия для животноводства были лучше некуда. Петриловский барин С.Гордеев завез коров швейцарской породы, которая вместе с ярославской и мисковской положила начало костромской породе крупного рогатого скота.

Другим, к сожалению, канувшим в Лету промыслом было хмелеводство. Английские и немецкие купцы высоко ценили мисковский, кумиковский и жарковский хмель.

Не последнее место занимало рыболовство. Реки и озера низины отдавались с торгов в аренду крестьянам Шунгенской волости и Ипатьевскому монастырю. Рыба всех видов продавалась скупщикам Ярославля и Вологды, доставлялась рыбаками на базары Костромы и волжские пристани.

А какими праздничными были традиционные ярмарки (именно они легли в основу поэмы Н.А.Некрасова «Коробейники»), ушедшие навсегда вместе с селами и деревнями. Около 50 деревень, 600 дворов и 12 церквей ушли в воду, 250 дворов приказали долго жить на незатопленной, т. н. отшнурованной, части земель. Грандиозное гидросооружение — 45-километровая дамба — как бы разделило эти земли на затопляемую и защитную зоны. В отличие от первой, где ничего не осталось, и защитной зоне память старожилов хранит воспоминания о деревнях Скрывалово, Новленское, Губачево. Чудом уцелевшее от нашествия (Мелиораторов одинокое дерево, что у поворота на Шемякино и Петрилово, напоминает о некогда оживленной из 18 дворов (120 человек) деревушке Митино. Только знакомые каждому рыбаку и охотнику названия Ведёрки, Спас-Вёжи, Овиицы да остатки крепких построек напоминают о земле отцов и дедов, вынужденных тысячами покидать родные края.

Неизгладимое впечатление оставалось от весенних разливов и ледоходов. Шум ледового торжества был слышен по всей округе. Сегодня это трудно представить: в весенние разливы люди переправлялись к своим стоящим на сваях банькам на лодках и, случалось, обнаруживали в них заблудших сомов. Вот чего — движения (значит жизни) не хватает сегодня мелеющим и зарастающим озерам, стоячим рекам и чуть шевелящейся — все из-за тех же ГЭС — Волге!

Даже красоты Костромского разлива не смягчают тоску по утраченному, безысходности, тревоги за будущее. Условно обозначенными остались озера Петриловское, Великое, Куниковское, Идоломское. Кто-то, искажая историю, один из полоев назвал Лентяевским. Истинное название этого места Семигородово. Именно здесь в период татарского нашествия, по преданию, хан закопал золото, награбленное в семи городах Поволжья. Почему на оставшихся островах «моря» человек не оставил как памятники (или маяки) крепкие дома и церкви (до конца разрушить не удалось — строили покрепче нынешнего), не увековечил память о развалинах дома и могиле деда Мазая, об излюбленных местах охоты и творчества А.С.Новикова-Прибоя и Н.А.Некрасова?

Вместе с человеком тяжелый удар гигантомании приняла на себя и природа, наши меньшие братья. Почему мы так безжалостны к земле, воде и их обитателям, почему потребительское отношение сводит на нет созидательное? Сколько миллионов было потрачено на осушение богатого дичью и рыбой озера Борисова — любимого места отдыха селян и горожан. Результат более чем удручающий — ни зерна, ни картошки, ни рыбы, ни дичи — так... заболоченный ивняк! Казалось бы, чего проще — учесть ошибки, возродить старые традиции, сохранить то, что еще осталось от красоты и притягательности этих мест. Увы, наступление на здешнюю природу не ослабевает. Сразу за Саметью уничтожен последний кустарник, навсегда исчезло Маныловское болото, в лужу превратилось Селецкое озеро. Мелеют и заиливаются другие озера, в том числе и жемчужина защитной зоны — озеро Каменное.

Варварские сбросы воды, перекачки сводят на нет воспроизводство рыбных запасов. От химических удобрений, мелиорации, весенних палов, ножей косилок гибнут птица, молодняк животных. Современная техника вплотную подошла к водоемам, сократив и без того ограниченные места гнездовий и естественных укрытий.

Поля вышеуказанных колхозов, берега уцелевших рек и озер превращаются в степь, исчезают куртины леса, кустарник. Стоит ли удивляться после этого, что сокращается поголовье зайцев, тока краснобровых тетеревов и турухтанов, численность коростеля, серой куропатки, чибиса, водоплавающей дичи. Все большей редкостью становятся весенние лягушечьи концерты и песни жаворонка. К тому, как не к «царю природы» обращен многоголосый «SOS» задыхающейся плотвы и щуки, отравленных зайца и тетерева, теряющих в огне, под лемехом плуга, клювом воронья свои кладки уток?

Экология в своем корне парадоксальна. Здесь не новое борется со старым, а, наоборот, старое — доброе, чистое и праведное — сопротивляется натиску нового. И искренне хочется, чтобы это древнее и вечное, выстраданное предыдущими поколениями, победило. Конечно, я не за возврат к лучине и бурлакам. Я за то, чтобы остановиться, кончить «созидать» — разрушая, рубя, отравляя и затопляя!

Примеры одурачивания 50-х годов учат, вразумляют, призывают к бдительности. И сегодня, цепляясь за технократию, въевшуюся в кровь гигантоманию, пренебрегая уроками прошлого, чиновники тормозят экологическое обновление. Чем же иным можно объяснить большие разговоры и маленькие дела в защите Байкала, Арала, дельты Волги? Почему даже при единстве общественности, народного фронта, советских деятелей культуры до сих пор не удается одолеть министерства в борьбе за Щелыково, против строительства Буйской АЭС? Абсурдность полезности последней доказана многими, в том числе и учеными, уроками Чернобыля. Неужели центр многострадальной России должен стать заложником сразу четырех атомных станций? Вредные воздействия АЭС вкупе с другими, вышеперечисленными влияниями начали, к сожалению, отравлять, калечить и даже убивать не только меньших братьев, но и человека. И разговоры, митинги, подобные публикации вряд ли остановят строительство под Буем. Референдум, подпись каждого, вплоть до пикетирования будущей АЭС — вот последние, более надежные средства для ее перепрофилирования.

Слава Богу, не все еще уничтожено и затоплено, есть что спасать, приумножать и ради чего жить! И к счастью, не все ограничиваются разговорами. В результате спортивно-экологического движения 1989 года в области создан фонд «Физическая культура, спорт и экология». Его энтузиасты посадили по трассе экологического марафона «Волга» около 10 тыс. деревьев. Не остались в стороне и природолюбы области. Кроме посадок, в большинстве районов — прежде всего в Пыщугском, Костромском, Судиславском, Островском — проводятся чистки и углубление малых рек. В ближайшее время ассоциация предполагает озеленение малых рек и озер низины, Волги, очистку ручьев, дна водоемов, оборудование новых, экологически чистых троп здоровья.

Крайне нуждается в участии всех, кому дороги чистота и красота, наш город. Больно смотреть на сохнущие скверы и парки, вырубки в Берендеевке, Посадском лесу, свалки, грязь и развалины старых домов. Достаточно взглянуть на пыльную (некогда зеленую) улицу Симановского, чтобы понять: городу плохо.

Природа и историческое наследие не прощают равнодушия и иждивенчества. Забыть уроки прошлого, продолжать губить Волгу — все равно, что жечь книги классиков или решать полотна выдающихся художников. Борьба не на словах, а на деле жизненно необходима хотя бы для того, чтобы внуки, вспоминая наше время, не проклинали нас, как мы вспоминаем минувшее, осуждая инертность предшественников.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Костромскому областному комитету КПСС a

Докладная Записка.

В связи со строительством Горьковской ГЭС в Костромском районе подлежат переселению 9 колхозов, а именно: колхоз «Красный животновод» переселяется в колхоз им. Сталина Сущевского с/совета (объединение этих колхозов проведено в декабре месяце 1952 года), колхоз «1-е Мая» Куниковского с/совета переселяется в колхоз им. Молотова Чернопенского с/совета, колхоз им. Сталина Куниковского с/совета переселяется в колхоз им. Кирова Каримовского с/совета, колхоз «Красная Волна» Мисковского с/совета - переселяется в колхоз «Новый путь» Ждановского с/совета, колхоз «Заря коммунизма» Мисковского с/совета переселяется в колхоз «Искра» Башутинского с/совета, колхоз «Власть труда» Губачевского с/совета переселяется в колхоз им. Сталина Обломихинского с/совета, колхоз «Верный путь» Губачавского с/совета переселяется в колхоз «1-е Мая» Деминского с/совета, колхоз им. Молотова Саметского с/совета переселяется в колхоз «1-е Мая». Середняковското с/совета, колхоз им. Сталина Саметского с/совета переселяется в колхоз «Сталинский путь» Ивакинского с/совета.

Объединение перечисленных 8 колхозов пока еще не проведено по причине того, что райком Партии не подобрал руководящие кадры для колхозов, подлежащих объединению (кадры председателей колхозов).

Работа по объединению колхозов Райкомом и Райисполкомом намечена на срок с 5 по 15 июля с. г.

Кроме перечисленных колхозов, подлежат переселению 2 населенных пункта — Трохач и Дьяконово Борщинского с/совета (колхоз «Красная Волга»), их переселение будет проведено внутри колхоза.

Таким образом, переселению подлежат 18 (перечеркнуто и заметено на 19. — А.С.), а именно: с. Мисково, с. Жарки, с. Куниково, д. Ведерки, д. Овинцы, д. Прость, д. Вежи, д. Губачево, д. Митино, д. Скрывалово, д. Пашутино, д. Новленсное, с. Никольское, д. Семиново, д. Саково, Новленское, д. Трохач и д. Дьяконово.

По состоянию на 1 июля во всех переселяемых колхозах проведено внутрихозяйственное землеустройство.

Составлены проекты планировки во всех доприселяемых колхозах, за исключением «Красная Волга» Борщинского с/совета, «Сталинец» Куниковского с/совета б

Заместителю председателя исполкома областного Совета Т. Кудряшову

На Ваше отношение от 20 июня 1953 г. № 1746 исполком райсовета сообщает. Решением исполкома облсовета от 4 марта 1953 г. Костромскому району установлены следующие задания по переселению из зоны затопления на 1953 г.:

1. Переселить 1016 семей, фактически переселено на 1.07.53 — 138.

2. Перенести и восстановить на новом месте 757 жилых домов и 240 общественных построек. Фактически изломано домов — 130, передано леспромхозу — 68, куплено домов — 125, построено домов — 26, строится — 27, срублено среб (так в подлиннике — А.С.) — 44, заготовлено леса для жилых домов —1800 куб.
Сломано общественных колхозных построек — 40, запланировано построить колхозных построек — 22, фактически строится — 11, заготовлено леса на общественные постройки — 8000 куб.

3. Установлено задание сделать 2 артезианакие скважины, фактически проводится работа по устройству 3-х скважин.
...Исполком должен перенести из зоны затопления — 5 школ, 3 лечебных учреждения, 3 культпросветучреждения, 6 зданий сельсоветов и 12 торговоскладских зданий. Все перечисленные учреждения находятся в (каменных и приспособленных помещениях, следовательно, их надо строить заново.
...Решением исполкома Облсовета от 19 февраля 1953 г. выделены средства на проведение работ, связанных с переселением.

На I полугодие 1953 г.:

1. За очистку леса и кустарника — 460 тыс. руб., фактически израсходовано —--49,6 тыс. руб.
2. Колхозам за общественные постройки—1010 тр. (так в подлиннике. — А. С. ), фактически израсходовано — 1055,2 тр.
3. Благоустройство — 92 тр., фактически израсходовано — 45,7 тыс. руб.
4. В уплату колхозникам — 2955 тыс. руб., фактически израсходовано — 3271,1 тр.
Перечислено отделу народного образования на строительство Чернопенской семилетней школы 400 тыс. руб.

Заместитель председателя исполкома Костромского райсовета П. Кулемин.

Публикация А.В.Соловьевой
[5:]  [15:]  [21:]  [25:]  [36:]  [39:]  [55:]  [57:]  [71:]  [77:]  [111:]  [116:]  [117:]  [119:]
©kostromka 2009-2012 (Костромская земля)
Protected by Copyscape Online Infringement Detector
первоисточником публикаций сайта являются книги
костромич
Loading