Л. П. Пискунов

Автобиография

Я, Пискунов Леонид Петрович, родился 5 августа 1930 года в деревне Вёжи Костромского района Костромской области в семье потомственных крестьян четвёртым ребёнком. Родители: мать, урождённая деревни Ведёрки, девичья фамилия Романова Татьяна Алексеевна, 1897 года рождения; отец, уроженец деревни Вёжи Пискунов Пётр Фёдорович, рождения 1895 года. Учился в Ведёрковской начальной школе, которую окончил в мае 1942 года – четыре класса.

Как в школьные годы, так и по окончании, помогал родителям в домашнем хозяйстве и колхозной работе. С 14 лет был уже настоящим колхозником, имел колхозную книжку, куда вписывались трудодни, и лицевой счёт в бухгалтерии колхоза им. Сталина. С 1947 года и до призыва в Советскую армию работал на закреплённой за мной лошади, возчиком. Весной пахали поля, летом в сенокос вывозили сено (госпоставки) на Куниковский сенопункт. Осенью уборка, перевозка картофеля с полей в хранилища и тоже госпоставки в Куниково. Зимой вывозка леса с Шодских, Мисковских и Ямковских лесов на реку Мезу и Костромку для весеннего сплава – с декабря до половины марта. И другие всевозможные работы.

В конце декабря 1950 года был призван на действительную военную службу, которую проходил в городе Николаеве в качестве строевого матроса в 83-й бригаде строящихся и ремонтирующихся кораблей Черноморского флота. В июле месяце 1952 года был демобилизован по болезни, так как во время боевой учебной тревоги бежал, упал и повредил коленные суставы. Более месяца лежал в госпитале (делали операцию).

После демобилизации дома около года болел, три раза лежал в областной больнице. И в третий раз главврач Державец Михаил Анисимович предложил мне сделать операцию на коленном суставе, но предупредил, что нога гнуться не будет, но и болеть больше не будет. Я согласился, но спас случай. Он мне сказал: «Я завтра уезжаю в Москву на неделю, а приеду – сделаем». Но на другой день вечером со мной произошёл приступ аппендицита. В это время дежурил врач-практикант, он и решил мне делать операцию. А когда под местным наркозом сделал мне надрез и не смог достать аппендикс (он где-то прирос к чему-то), долго меня мучил и сам был весь в поту (сестра со лба его пот вытирала тампоном). Пришлось вызывать хирурга (ассистента Державца М. А.) Суслова Леонида Николаевича, он при настоящем наркозе и доделывал операцию. На операционном столе я пролежал пять часов. Когда приехал М. А. Державец, он меня не узнал. Сказал: «Выпишем, поезжай домой и месяца через 3–4 придёшь ко мне на приём, там посмотрим, что делать». Это было в середине марта 1953 года. Я уехал в Вёжи – дом был ещё не сломан[*], и там постепенно с моим суставом стало лучше. Перестала копиться суставная жидкость, нога стала сгибаться. А к началу августа и совсем перестала болеть.

Я, по прибытии со службы, прописался у старшей сестры Манефы, которая жила с семьёй на улице Щемиловка. Муж её Василий Иванович Овсиенко работал председателем ДСО «Медик», а его фронтовой друг Степанов Василий Давыдович был начальником склада № 2 (мобрезервов) аптекоуправления, он и предложил взять меня к нему на работу, где мне первоначально приходилось делать-сколачивать ящики для отправки медаппаратов по железной дороге, которые пролежали в резерве свой срок. Потом меня перевели на должность старшего пожарного склада № 2, а 19 ноября 1953 года на должность завотделом инструментов и медоборудования, где я и работал до марта 1962 года.

6 марта 1962 года был переведён на должность заместителя заведующего магазином хирургической оптики и медоборудования, который находился в Красных рядах. К этому времени я по каталогам и в натуре изучил все мединструменты, медприборы, зубоврачебные изделия и материалы. Тут в мои обязанности входила приёмка от аптечного склада поступающей медтехники и инструментов и др. изделий, а также отбор и отправка в больницы области всех этих материалов.

В 1965 году, по решению правительства, произошла у нас реорганизация – из аптечной сети, в связи с возросшими потребностями в медтехнике, выделили самостоятельную структуру и назвали «Медтехника». А профессиональных кадров для этой структуры не готовили ни в институтах, ни в медучилищах, и тут самыми главными знатоками этого дела оказались завмагазином О. С. Токова, работавшая в этом магазине с 1947 года, и я.

Назначенный начальником управления Костромского отделения «Медтехники» бывший офицер в отставке Цветков Юрий Михайлович в этом деле разбирался слабо, только в части административной, и тогда Облздравотдел оставил О. С. Токову завмагазином, а меня назначили в новой должности – заведующим приёмно-экспедиционным отделом. В штат моего отдела входили: заместитель, инженер по оборудованию, экспедитор, два шофёра грузовых машин, два упаковщика.

В эти годы шло большое строительство больниц, аптек, медпунктов, строились больницы на крупных предприятиях и др. учреждениях, и потребность в медтехнике сильно возросла. Медтехника стала поступать из стран СЭВ: Венгрии, ГДР, Болгарии, Югославии, Румынии. Да по Союзу было около 200 поставщиков-заводов и др. предприятий.

Одновременно с созданием «Медтехники» нам было выделено помещение 1-го этажа в доме № 37 по ул. Димитрова под магазин. Здание бывшего аптечного склада по ул. Шагова 61 было передано под областное управление «Медтехники», а во дворе его строился большой склад для приёмки и хранения медицинской техники, приборов, где я работал до октября 1991 года.

После окончания нигде не работал, так как семья была шесть человек, два маленьких внука здесь да два в Кологриве, куда 2–3 раза в год приходилось ездить помогать.

На данный момент в квартире проживает по-прежнему шесть человек; работающим сыну и снохе на современных предприятиях квартир не дают. С 2010 года я и супруга поставлены на очередь на получение социального жилья как нуждающиеся в расширении жилплощади и награждённые медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» и «Ветеран труда», но очередь идёт так: на 25/5-2010 г. – № 364, на 2011 г. – № 199, на 2012 г. – № 194, на 2013 г. – № 151, на 2014 г. – № 144, так что ждать ещё лет 25 нужно.

О переселении.

Поступив на работу, я почти каждый выходной день ездил на попутной машине или велосипеде домой помогать родителям, пилить дрова, перевозить сено домой, сходить на охоту на уток, порыбачить и привезти для себя и семьи сестры продуктов из дома.

В осень 1954 года и родители с коровой Дашей перебрались в Кострому. Вперёд нам предоставил жильё-комнату земляк из села Куникова Брякунов Василий Григорьевич, уехавший в Кострому во время коллективизации.

Я работал, брат Анатолий учился в школе № 30. Мать ухаживала за коровой и разносила молоко тем, кто являлся постоянным покупателем. На костромских харчах Даша доила по 20–25 литров в день. Со спиртзавода возили, носили на коромысле барду, с пивзавода брали дробину (вываренное зерно ячменя) и, конечно, наше сено с заливных лугов, это давало хорошие удои молока, что являлось основным источником дохода семьи.

Где-то в половине 1955 года муж Манефы Василий Иванович по своей спортивной работе договорился с начальником госпиталя инвалидов Великой Отечественной войны, что на улице Лермонтова, Трофимовым об обмене квартирами (его переводили на работу в г. Подольск Московской области тоже начальником госпиталя). И мы перебрались на Советскую 51 в старокупеческий деревянный дом. Там была общая большая кухня с русской печкой, большой коридор и две комнаты метров по 25 каждая, где и жили до 65-го года. Тогда дом решили капитально ремонтировать, а когда его разобрали, оказалось, такой вновь не построить. И нам, 12 семьям, предложили ждать, когда построят дом в Черноречье. До этого все 12 семей жили кто в бараке на улице Калиновской, кто в полуподвалах в разных частях города. Но вначале января 1967 года нам всем 12 семьям предоставили квартиры в этом доме, где и проживаем сейчас – Черноречье, дом 26.

Вот такая моя биография.

К сему Пискунов Л. П.

23 октября 2014 г.

______________

[*] Дома в родной деревне Л. П. Пискунова Вёжах, как и в 18 других, стоявших на Костромской низине, были обречены на слом (а их жители на переселение) в связи со строительством в 1-й половине 1950-х гг. Горьковской ГЭС и образованием Костромского водохранилища (прим. публ.).

К. В. Сезонов, Н. Н. Перемышленникова, Л. П. Пискунов
Леонид Петрович Пискунов на юбилее историка Н. А. Зонтикова. Отдел литературы по искусству Костромской областной научной библиотеки. 24.01.2016 г. Фото М. Кузнецовой. (Рядом – К. В. Сезонов и Н. Н. Перемышленникова.)

Публикация А. В. Соловьёвой