А. В. Соловьева

ПАМЯТЬ О В. РОЗАНОВЕ НА КОСТРОМСКОЙ ЗЕМЛЕ

В. РОЗАНОВ

Впервые имя В. Розанова громко прозвучало на его родине вместе с именем о. П. Флоренского, когда в мае 1992 года Костромской фонд культуры при участии Костромского философского общества и Костромской епархии провёл религиозно-философские чтения «П. А. Флоренский. В. В. Розанов». Интерес к чтениям, как теперь очевидно, был исключительный – не только специалисты «по Розанову» из Москвы, Петербурга (тогда Ленинграда), Бергамо (Италия), но и очень много костромичей (преподавателей вузов, священников, прочих мыслящих личностей) стали их участниками.
С тех пор прошло немало времени. В. Розанов – его жизнь на костромской земле, его костромские корни – стал предметом пристального внимания и пристрастного изучения сотрудника ГАКО И. Тлиф1 и инженера-краеведа С. Смирнова2. Ирина Халидовна нашла ценнейшие архивные материалы о В. Розанове – костромском гимназисте, о предках по линии отца и матери, автографы матери, Надежды Ивановны Розановой, урождённой Шишкиной, и его отца – Василия Федоровича Розанова; Сергей Сергеевич документально определил место, где стоял дом Розановых в Костроме – «у Боровкова пруда» (начало ул. Галичской, справа от современного здания цирка).

Итак, в Костроме имелись такие «розановские» места: 1) здание бывшей гимназии (ныне это здание технологического университета на Муравьёвке), где учился будущий философ и писатель, и 2) пустырь, на котором до 1979 года стоял дом Розановых3. Можно было установить мемориальную доску на здании технологического института (тогда это был институт, а не университет, как сейчас), можно было обозначить место, где стоял розановский дом.

1 Тлиф И.Х. К истории рода В.В. Розановых // Ветлужская сторона: Историко-краеведческий сборник. – Кострома, 1995. – С. 99-127; Она же. К родословной В. В. Розанова // Костромская земля: Краеведческий альманах Костромского фонда культуры. – Кострома, 1995. – Вып. 3. – С. 131-141; Она же. «Иного заступления не имамы...» // Светоч: Альманах Костромской епархии. – Кострома, 1996. – С. 61-64; Она же. «Корень рождения моего…» // Время помнить. Специальный выпуск Костромского филиала Российского фонда культуры, посвященного 80-летию памяти В. В. Розанова. – Кострома, 1999. – С. 2.
2 Смирнов С.С. Крутые берега реки забвения // Северная правда. – 1993. – 4 февраля; Он же. Где эта улица, где этот дом // Костромские ведомости. – 1994. – 2 марта; Он же. Дождливое детство // Литературная Кострома. – 1995. – январь; Он же. «У нас «на кухне», в Костроме…» // Северная правда. – 1995. – 18 октября; Он же. У Боровкова пруда // Молодежная линия. – 1997. – 24 января.
3Дом сломали, когда готовили площадку для строительства цирка. См.: Время помнить. – С. 4.

Ровно через год после первых религиозно-философских чтений, 20 мая 1993 года, фонд культуры отправил письмо Главе администрации Костромы Б. Коробову с просьбой разрешить установить на здании технологического университета мемориальную доску, на которой, кроме имени В. Розанова, значилось бы ещё 14 имён знаменитых костромичей – преподавателей и гимназистов, в том числе Н. Грамматина, С. Максимова, А. Писемского, Ф. Чижова.
13 декабря того же года на имя главного архитектора Костромы ушло из фонда другое письмо – «о выделении участка земли по ул. Галичской для закладки в ближайшей перспективе сквера (аллеи) и установки памятного знака на месте дома» Розановых. Относительно доски на бывшем здании гимназии было издано постановление (№ 1600 от 01.07.93 г.) Главы администрации города о её установке за счёт средств института; на второе письмо ответил главный архитектор В. Захаров 2 февраля 1994 года следующее: «...при разработке проекта благоустройства этой территории Ваши пожелания по вопросу установки памятного знака на месте жилого дома, в котором прошли детские годы В.В. Розанова, будут учтены»1. Сейчас на этом месте автостоянка ТОО «АВТОЗИЛ», которое арендует этот участок до 2001 года и собирается договор аренды продлять. Фондом культуры была сделана попытка изготовить мемориальную доску: состоялись встречи с костромским скульптором А. Усовой, составлена смета расходов. С архитектором Л. Васильевым мы осмотрели помещение института, чтобы найти место для будущей памятной доски. Оказалось, что её устанавливать попросту негде: поскольку размер доски должен быть солидный, думали установить её внутри здания, но актовый зал университета в теперешнем его виде для этой цели явно не подходил, фойе – тем более. Остановились на том, что следует изменить вид фойе, сделав его соответствующим нашей задаче. Но денег ни на доску, ни тем более на переоборудование не нашлось ни у института, ни у фонда культуры. Негде устанавливать доску, нет денег на её изготовление и на переоборудование фойе. Как будто предвидел незабвенный Василий Васильевич только что рассказанное, когда писал: «Малую травку – родить труднее, чем разрушить каменный дом»2.

1 Текущий архив Костромского фонда культуры.
2 Розанов В.В. Уединенное. – С. 30.

Изменит ли что постановление Главы областной администрации В. Шершунова (№ 78 от 26 февраля т.г.) «О днях памяти философа и литератора В.В. Розанова», которое, в частности, предписывает департаменту культуры, кино и исторического наследия «совместно» с фондом культуры и администрацией Костромы «рассмотреть вопрос о мемориализации мест, где проживал и обучался В.В. Розанов»? Впереди 850-летие Костромы, и стыдно будет нам, если даже к этому времени в технологическом университете не появится памятная доска, а на месте розановского дома будет по-прежнему автостоянка. Думается, что она – символ нашего беспамятства, равнодушия и малой культуры.
Реальнее всего было бы основать в Костроме библиотеку им. В. Розанова – для этого не нужно такого количества денег, как на перестройку фойе и установку мемориальной доски, как на проведение конкурса на лучшую идею мемориализации места, где когда-то стоял дом Розановых, и ее практическое воплощение. К тому же известно, что В. Розанов «хотел пожертвовать после своей смерти» книги «по богословию, сектантству», «старинные фолианты на латинском и др. языках», «энциклопедистов XVIII века» «в Костромскую городскую библиотеку, откуда был родом, но разруха в революцию не дала осуществить эту мечту»1 – сам В. Розанов и его дочери в голодные годы продали книги.

Розановская библиотека в Костроме – самое естественное и самое нужное дело, и начинать надо было с неё, а не с доски и памятного знака. Но, как говорится, лучше поздно...
Открыть действительно розановскую библиотеку можно только при условии, если она будет наполняться книгами В. Розанова, его окружения, а ещё лучше – всего Серебряного века.
Следовало найти такую «номерную» библиотеку (почти все библиотеки города под номерами), работники которой понимали бы суть перемены номера на имя и были заинтересованы в последнем. В 1996 году Костромской фонд культуры обратился к директору центральной библиотечной системы г. Костромы Э. Старчинской с предложением открыть в городе розановскую библиотеку и с просьбой подобрать для неё наиболее подходящее помещение. Она согласилась с тем и другим и вскоре предложила библиотеку № 23 на ул. Шагова (д. 203) с заведующей В. Султанбековой.
С известием об этом радостном событии отправили письма самым главным специалистам по В. Розанову – В. Фатееву в Петербург и В. Сукачу и А. Николюкину в Москву – и попросили их помочь с книгами. В. Фатеев тут же прислал в фонд культуры составленный им и вышедший в 1995 году двухтомник «В.В. Розанов: Pro et contra» с автографом: «В будущую библиотеку им. Розанова от составителя. 30.09.96»2. А. Николюкин тоже ответил: «Буду рад помочь Костромской библиотеке им. В.В. Розанова – передать в дар вышедшие тома собрания его сочинений в издательстве «Республика», если их нет в библиотеке. 30.10.96»3.

Время шло... В Костроме книг для библиотеки практически купить невозможно, дарить – тоже больше никто не дарил.
21 апреля 1998 года фонд культуры направил Главе самоуправления письмо-просьбу, подписанное и новым директором ЦБС Костромы И. Федориной, о присвоении имени В. Розанова библиотеке № 23. Получили ответ, что в сентябре коллегия управления по делам культуры и искусства администрации Костромы рассмотрит нашу просьбу. И снова письма в Москву: «29.07.98. Дорогой Александр Николаевич! У нас аврал. В сентябре городской (массовой) библиотеке присвоят имя В.В. Розанова, я же сумела собрать для неё с пяток книг. Не остаётся ли в силе Ваше желание передать все тома Вашего издания этой библиотеке? Я бы попросила Костромское землячество (в Москве) забрать их и переправить в Кострому. А если уже «всё не так, ребята», то нельзя ли приобрести хотя бы по себестоимости?»4; «29.07.98. Дорогой Виктор Григорьевич! В сентябре одной из костромских библиотек присвоят имя В.В. Розанова – у нас же и конь не валялся. Не могли бы Вы выслать наложенным платежом Ваши два тома Розанова?»5.

1 В.В. Розанов. Pro et contra. – Кн. 1. – С. 51.
2 Библиотека им. В. В. Розанова.
3 Текущий архив Костромского фонда культуры.
4 А. Соловьева – А. Николюкину // Текущий архив Костромского фонда культуры. Книги, обещанные А. Николюкиным, ждут в издательстве «Республика».
5 А. Соловьева – В. Сукачу // Там же.

Написали и В. Фатееву – просили взять на себя труд поисков и покупки в петербургских магазинах книг для библиотеки. Тот сразу же откликнулся: «Я предполагал, что в этой библиотеке будет множество книг так называемого «русского религиозного Возрождения» и «Серебряного века» -т.е. рубежа веков.
Сообщите, что именно надо покупать, и шлите сначала 500 руб., должно на первую очередь хватить»1. Конечно, ответили, что нужен «рубеж веков», послали 500 руб., и на них к осени Валерий Александрович покупает такие книги, с которыми «библиотека уже вполне оправдывает ... название им. Розанова»2.

1 Письмо В. Фатеева от 23.07.98 // Текущий архив Костромского фонда культуры.
2Письмо В. Фатеева от 30.10.98 // Там же.

В начале ноября член Костромского землячества в Петербурге В. Новикова с сыном Славой привозят приобретённые В. Фатеевым книги. С С. Смирновым встречаем их на железнодорожном вокзале, и, когда на автобусе 1-го маршрута везём книги в фонд культуры, С.Смирнов говорит: «Возвращение Розанова в Кострому».
После этого отправили Валерию Александровичу ещё 500 рублей. К поиску книг подключилась Г. Коваль – секретарь Костромского землячества. Она купила в БАН «Семейный вопрос в России» В. Розанова, изданный в 1903 году, но, к сожалению, только первый том. Купленные на оставшиеся деньги книги Валерий Александрович привёз сам – прямо на торжественное открытие библиотеки. Поскольку он старался покупать книги в более дешёвых магазинах, то на 1000 рублей фондовских денег было приобретено немало книг. К ним Валерий Александрович добавил 10 книг из собственной библиотеки (т.е. подарил), в том числе свою монографию «В.В. Розанов. Жизнь. Творчество. Личность», вышедшую в 1991 году, – одно из первых в нашей стране исследований жизни и творчества писателя и философа, изданное на средства автора.
В сентябре (18-го) коллегия управления по делам культуры и искусства администрации Костромы приняла решение присвоить библиотеке имя В. Розанова, а в октябре вышло постановление Главы самоуправления города Б. Коробова.
Торжественное открытие библиотеки произошло 13 апреля 1999 года – перед началом Розановских чтений. Выступали В. Фатеев, В. Сукач, А. Налепин – тоже исследователь творчества В. Розанова и вице-президент Российского фонда культуры, хорошо известный костромичам литератор и общественный деятель С. Лесневский, профессор Ивановского университета Л. Таганов. Говорили о том, что это – вторая розановская библиотека в стране (первая – в Сергиевом Посаде), вспоминали о желании В. Розанова передать книги из своего собрания библиотеке Костромы, отмечали значительность события. Дарили книги, хорошего качества фотографии – для будущей выставки, посвящённой В. Розанову, которая должна занять одну из библиотечных пустующих комнат.
Строительство выставки началось в феврале этого года. Авторы её – И. Тлиф и С. Смирнов, художественное оформление – ведущего музейного художника В. Субботина, фотографии и фотокопии известного мастера Г. Белякова. Можно было бы открыть 13 апреля и выставку, если бы в фонд культуры поступили деньги, выделенные всё тем же постановлением Главы области за № 78. Были и ещё затруднения: в названном постановлении не упомянут областной архив, и это дало повод его директору чинить препятствия.
Василий Васильевич писал: «Мне хотелось бы, чтобы меня некоторые помнили ... и только при условии, чтобы помнили с моими близкими. Без памяти о них, о их добре, о чести, – я не хочу, чтобы и меня помнили»1. Библиотека и выставка при ней как раз и должны стать таким местом памяти. Ведь, кроме 25 изданий В. Розанова и книг о нём, в библиотеку переданы издания К. Леонтьева, священника П. Флоренского, Д. Мережковского, В. Соловьёва, Вяч. Иванова, С. Булгакова, Н. Бердяева. Родных и самых близких ему людей вспомнят на выставке (если она, конечно, будет достроена).

Но память о В. Розанове, его друзьях и родных только одна половина дела. Вторая же – это приобщение (и в первую очередь, костромской молодежи) к отечественной философской мысли рубежа XIX-XX веков, к богатейшему пласту русской культуры Серебряного века. И – как опять не вспомнить В. Розанова: «Созидайте дух, созидайте дух, созидайте дух! Смотрите, он весь рассыпался...»2 Придут ли в Розановскую библиотеку созидающие дух? Та же Т. Розанова в воспоминаниях об отце пишет, что он «с грустью говаривал: «Кто будет там (в Костроме. – А.С.) читать, а я эти книги собирал, будучи бедным студентом, покупая их на последние деньги у московских букинистов»3.

1 Розанов В.В. Уединенное. – С. 38.
2 Там же. – С. 47.
3 В.В. Розанов. Рго et contra. – Кн. 1. – С. 51.

За месяц, прошедший после открытия библиотеки, за книгами В. Розанова пришли 2 студентки. Если их наставники воспримут завет нашего великого земляка о созидании духа, таких, приходящих «за Розановым», будет, конечно, больше. На это и станем уповать.

________________
Статья напечатана в сборнике: Василий Розанов в контексте культуры. – Кострома: Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова, 1999. С. 134-138. В интернет-публикации автором и Е.Шиховцевым, готовившим текст, исправлены отдельные опечатки указанного издания.

 


Kostroma county