... 2008 2009 2010 2011 2012 2013
Научное издание
А. М. Белов
г. Кострома

Русский народ в становлении, развитии и защите отечества

Важнейшие деяния предшествующих Романовым правителей России – великих князей Ивана Васильевича и Василия Ивановича, царя Ивана Грозного, а также учреждение патриаршества в 1589 году в правление царя Федора Ивановича подняли на новую высоту Российскую державу, реально заявили об историческом месте России в ряду других крупных европейских держав. Однако одним из мировых лидеров, реально влиявших на судьбы многих стран и народов мира, Россия становится в XVIII – начале XIX века, благодаря грандиозным преобразованиям Петра Великого и Екатерины Великой, а также одержанной исторической победы православной Империи царя Александра I над могучей империей Наполеона и освобождение Европы из-под владычества узурпатора.

Между тем, в отечественной историографии, на наш взгляд, особенно в XX веке явно не хватает общего взгляда на роль русского народа в становлении, развитии и защите Отечества по совершенно разным причинам. Это происходило в результате преклонения либо давления над историками идеологических установок, как правило, растворявших понятие «народ» в классовых и сословных категориях. Либо обращение к специальным проблемам, коротким и насыщенным историческими событиями, либо, как это было в исследованиях атеистических времен, априори определивших, например, роль РПЦ как сугубо консервативную, а еще чаще корыстную силу, только и собирающую церковную десятину. Многими, в том числе выдающимися, историками распространялся сугубо критический взгляд на историю России и ее народа. По этому поводу есть интересное суждение великого русского писателя Л. Н. Толстого вскоре после окончания романа «Война и мир»: «Читаю историю Соловьева. Все, по истории этой, было безобразие в допетровской России: жестокость, грабеж, грубость... неумение ничего сделать. Читаешь эту историю и... приходишь к замечанию, что рядом безобразий совершалась история России. Но как же так ряд безобразий произвели великое единое государство?.. Кто и как кормил хлебом весь народ?.. Кто хранил святыни религиозную?.. История хочет описать жизнь народа – миллиона людей. Но тот, кто... понял период жизни не только народа, но одного человека... тот знает как много для этого нужно. Нужно знание всех подробностей жизни... нужна любовь. Любви нет и не нужно, говорят. Напротив, нужно доказывать прогресс, что прежде все было хуже» 1 .

Конечно, в кратком обзоре невозможно объять необъятное, но хотелось попытаться напомнить некоторые вехи нашей истории, выявить причины, влиявшие на развитие и становление Русского государства, условия, в которых жили наши предки, хранившие, развивавшие и защищавшие Отечество как Православную, Христианскую державу.

Отталкиваясь от последних слов, хотелось бы напомнить, что Древняя Русь на своем пути превращения в Россию формировалась и развивалась как православное христианское государство, испытывающее мощное влияние (религиозное, культурное, политическое) со стороны одного из крупнейших государств средневекового мира – православной Византии – Царства ромеев – Второго Рима. При этом отметим, что в своем культурном, политическом и экономическом развитии Византия намного превосходила Западную Европу периода IX–X веков, что делает оправданным и понятным выбор веры державным правителем Киевской Руси Владимиром Святославовичем в X веке. Между тем распространение православия на Руси было далеко не одномоментным актом, и христианство являлось первоначально религией знати, постепенно и горожан, только к концу XIV века христианская вера выходит за пределы городов и, по примеру гениального Сергия Радонежского, проникает в народную толщу, одновременно продвигая русскую земледельческую культуру все дальше на север, пока не достигает своих пределов на границе современных Костромской и Вологодской областей. Между тем, многим россиянам знакомы имена последователей Троицкого игумена в Костромском крае – Авраамия Чухломского, Макария Унженского, Паисия Галичского, Пахомия Нерехтского.

Как свидетельствует В. О. Ключевский, начиная «с XIV в., мы замечаем важную перемену в способе распространения монастырей, и именно на севере» 2 . С XIV века начинается до сих малоизвестное на юге быстрое продвижение пустынных монастырей на северо-восток. Пустынными называли монастыри, возникавшие вдалеке от городов, в пустынной незаселенной местности, как правило, среди глухих лесов. Причем в XIV веке их число сравнялось с городскими (42 и 42), а в XV веке превзошло (57 и 27). В результате к моменту восшествия династии Романовых на престол в пределах Московской Руси было 150 пустынных и 104 городских и пригородных монастырей 3 . И если городские монастыри были более «мирскими», то есть жили нуждами повседневной жизни людей, то другие, подобно основанной Сергием Радонежским Троицкой обители, были более самобытными, основывались людьми, которые отрекались от мира, уходили в пустыню, там становились руководителями собиравшегося к ним братства и сами вместе с ними изыскивали средства для построения и содержания монастыря. Основатели монастыря уходили в лес, чтобы спастись в безмолвном уединении, что в миру, среди людской молвы, было невозможно. Строгость жизни, слава подвигов привлекала сюда издалека не только богомольцев и вкладчиков (кто вкладывал средства для развития монастыря), но и простых людей, селившихся вокруг богатевшей обители как религиозной и хозяйственной своей опоры. Они рубили окрестный лес, ставили деревни (починки), расчищали нивы, засеивали поля. Таким образом, монастырская колонизация встречалась с людской, земледельческой, служила ей невольной путеводительницей. Среди братии оказывался ученик основателя, тяготившийся этим уже неиноческим шумом и богатством и, верный духу своего учителя, он с его же благословения уходил от него в новую нетронутую пустынь, и тем же порядком возвышалась новая лесная обитель.

Монастыри определяли нравственную сторону жизни не только монахов, но и селившихся простых людей. Так христианство захватывало все стороны жизни: с рождения человек подлежал крещению и наречению именем ангела, который сопровождал и охранял его всю жизнь. Вступление в супружескую жизнь церковь освящала венчанием, наконец, по кончине – люди опять-таки в храме отпевались. Так приходская жизнь становилась неотъемлемой частью жизни простого народа. С благословения священника, часто с молебна начиналось любое новое деяние. Определенные уточнения вносила и суровая природа северо-востока, когда к земледельческому труду люди приступали вскоре после Светлого Христова воскресенья, соответственно торжественно отмечался праздник урожая на Покров (14 октября). Повседневная жизнь простых людей также каждый день начиналась и заканчивалась молитвой. Так, постепенно, добровольно, не насильственно христианство формировало все стороны жизни людей. Вместе с христианством на Руси появилось и наиболее многочисленное сословие – крестьяне, что этимологически восходит к христианству и буквально означает «житель Русской земли» 4 . Христианскими крестьянами этнически становились не только представители славянства, но и многочисленные представители других народов: меря, мурома, чудь, татары. Между тем, построение жизни в соответствии с православием стало стержневым элементом формирования национального самосознания в качестве коллективного субъекта. Как следствие, обладание даром соответности, совести в земном, историко-топографическом измерении издавна именуется народом. Так православие оказало решающее воздействие на формирование русского народа, его совести и самосознания.

Между тем, как известно, монастыри шли все дальше на север: Кирилл, Ферапонт, Зосима и Савватий основывают не только Кирилло-Белозерский, Ферапонтов и Соловецкий монастыри, но и определяют формы выживания людей в условиях сурового Севера. Известно, что Ермак Тимофеевич положил начало освоения русским народом Сибири. Его продолжатели – уже при Михаиле и Алексее Романовых – в середине XVII века дошли до Тихого океана. Казак В. Поярков, промышленный человек Е. Хабаров, сотни других пересекли не менее десятка градусов январских изотерм с температурами от – 15° до – 25° и ниже, а вскоре дошли до областей с температурами – 50°С. Как следствие, движение русского народа по тайге «от Онежского озера до Охотского моря оказывало и оказывает на него огромное влияние» 5 . Кроме этого, русские, пройдя насквозь тайгу от Онеги до Охоты, сделали ее территорией своего развития и постоянного освоения. Русские переселенцы и администрация в основной своей массе легко устанавливали плодотворные контакты с народами Сибири и Дальнего востока. Конфликты с русскими, если они и возникали на первых порах, например у бурят и якутов, быстро улаживались и не имели тяжелых последствий в виде национальной розни. Единственным практическим следствием русского присутствия для аборигенов стал ясак, то есть уплата небольшой дани (1–2 соболя в год), который инородцами понимался как подарок, дань вежливости русскому царю. При огромных пушных ресурсах Сибири дань была ничтожной, и в то же время, попав в списки «ясачных», местный житель получал от русских царей твердые гарантии защиты жизни и имущества. Важно и то, что с установлением власти московского царя образ жизни местного населения Сибири никак не изменился, потому что никто не пытался его сломать и сделать из аборигенов русских. Таким образом, включение в Московское царство огромных территорий на востоке осуществлялось не за счет истребления присоединяемых народов или насилия над верой и традициями туземцев, а за счет добровольного перехода народов под руку московского царя. Следовательно, колонизация Сибири русскими не была похожа на истребление североамериканских индейцев англосаксами, на работорговлю, осуществлявшуюся французскими, португальскими колонистами и т. п.

Вместе с тем, борьба на западе и юге, в отличие от присоединения востока, обрела иные формы. Восстановление порушенного здания российской государственности выдвинуло в повестку дня задачу возвращения древнерусского наследства, земель, входивших когда-то в состав Киевской Руси. В правление Алексей Михайловича успешно разрешаются проблемы внешней политики на западном направлении. В результате тяжелой войны с Польшей был возвращен Смоленск, в состав России входит левобережная Украина и Киев. Еще более решительные перемены происходят при Петре Великом. Он строит новую столицу Санкт-Петербург, одерживает победу в Северной войне над Швецией, в результате чего страна обретает новые провинции на западе в Прибалтике. Благодаря преобразованиям Петра в государственном устройстве в 1721 году, российское царство трансформируется в Империю. В правление Екатерины II Россия прирастает новыми землями на западе, на юге в состав империи входят новороссийские причерноморские земли и Крым. В XIX веке в правление Александра I, Николая I, Александра II Россия присоединяет Финляндию, Кавказ и Среднюю Азию. Вместе с тем, несмотря на завоевательные действия, российские самодержцы остаются верными традиции на западе, как и на востоке: не вторгаться в образ жизни покоренных народов и не творить насилие над их верованиями. В отошедших России частях Польши, Прибалтики местное дворянство сохранило свои поместья, а представители прибалтийской знати имели, как минимум, не меньшие права в государственной и воинской службе, чем русские дворяне. Тем не менее, при всем вхождении в состав России католических народов (литовцы и поляки), лютеранских (немцы и др. прибалтийские народы), мусульман (татары и многочисленные народы Кавказа) российские цари строили государственную жизнь на основе традиций православной веры. Это давало им не только ощущение справедливости (русское православное население составляло в середине XIX века свыше 70 % всех подданных), но и нравственную опору в народе в годы тяжелых испытаний иноземных вторжений.

Русский народ становился главным препятствием на пути иноземных войск, вторгавшихся в пределы России, во все века своей истории, в том числе, в годы правления Романовых XVII–XX веков. При этом руководящим мотивом для народа выступала защита веры, Отечества, православных государей.

Эти факты известны с первых дней правления Романовых, когда простой крестьянин Иван Сусанин положил жизнь за спасение Михаила Романова и новой возрождающейся России. Не менее страшные времена переживала Россия и в 1812 году после вторжения полчищ Наполеона. Отечественная война 1812 года стала не только военно-политическим столкновением, но и противостоянием православной Росси и безбожной Франции. Наполеоновская армия, осквернявшая русские святыни, воспринималась современниками как темная сила, а ее предводитель сравнивался со ставленником Антихриста. В борьбе с полчищами Наполеона императором Александром I привлекается Русская православная церковь. Уже в 1806–1807 годах начинается первая волна антинаполеоновских идеологических действий. Суть их – объяснить армии и народу смысл и цели неизбежной войны, сплотить на борьбу с врагом, а также попытаться внести неуверенность и разброд в ряды армии противника. В литературе недавнего времени при указании фактов о народной борьбе не говорилось о том, кто был инициатором создания народных ополчений. Между тем 30 ноября 1806 года император Александр I в высочайшем манифесте «О составлении и образовании повсеместных временных ополчений и милиции» 6 , называя причины войны, отметил властолюбие и алчность правительства Франции, несшего угрозу опустошения всей Европе. Александр выражал надежду, что русский народ, движимый любовью к Отечеству, поддержит меры по защите Родины, предпринимаемые властью. Наконец, специальным указом к Святейшему синоду от 6 декабря 1806 года император поручил объяснить народу важность этого ополчения для спасения Отечества. С особой силой пропаганда зазвучала с началом Отечественной войны 1812 года.

Важную роль в повсеместном укреплении веры в справедливость борьбы стало решение императора не заключать мира и не вступать в переговоры с противником до тех пор, пока на территории России останется хотя бы один неприятельский солдат. Ни отступления, ни поражения первых месяцев вторжения, ни оставление Москвы не изменили решимости императора бороться с врагом. Несколько мирных предложений французов были проигнорированы. Эти стойкость и бескомпромиссность стали, в конечном счете, важнейшей составляющей будущей победы России. Активно включилась в борьбу с врагом и Православная церковь. Священнослужители не только призывали прихожан к защите храмов, но и сами зачастую в Смоленской, Калужской, Московских губерниях организовывали отряды самообороны. Между тем, французы подтверждали обоснованность призывов на борьбу с наполеоновскими полчищами. С момента вступления в пределы России французы принялись грабить православные храмы и монастыри, часто переходя к прямому осквернению: кололи на дрова иконы, стреляли в лики святых, превращали храмы в конюшни. В результате в центральных губерниях было разорено более половины всех церквей на оккупированных землях 7 . Богохульные действия вызывали взрыв негодования, приводили к расширению народного движения, которое во многом обрело характер борьбы за православную веру. Поэтому вполне естественная победа над Наполеоном была воспринята русским народом как результат Божественного промысла, избравшего своим орудием Россию. Император Александр, испытавший сам в 1812 году сильнейшее религиозное чувство, 25 декабря 1812 года по случаю изгнания неприятеля из пределов Отечества возвестил: «Не отнимая достойной славы ни у главнокомандующего над войсками нашими знаменитого полководца, принесшего бессмертные Отечеству заслуги, ни у других искусных и мужественных вождей и военноначальников, ознаменовавших себя рвением и усердием, и у всего храброго нашего воинства, можем сказать, что содеянное ими есть превыше сил человеческих. И тогда познаем в великом деле сей промысел Божий» 8 . В ознаменование победы в Отечественной войне 1812 года Александр I постановил проводить в день Рождества Христова ежегодное празднество, получившее официальное наименование Рождество Спасителя Нашего Иисуса Христа и избавление церкви и державы российской от нашествия галлов и с ними двадесяти язык. Александр I в ознаменовании победы в войне с Наполеоном объявил в Манифесте о намерении соорудить Храм Христа Спасителя «в ознаменовании благодарности... к промыслу Божию, спасшему России от грозившей ей гибели» 9 .

Победа Православной России в Отечественной войне 1812 года обращает русский народ к своим национальным корням, способствует расцвету русской национальной культуры в самых разнообразных областях. Всемирное признание получает А. С. Пушкин, Н. В. Гоголь, И. С. Тургенев, Ф. М. Достоевский, Л. Н. Толстой. Рождается русская национальная музыкальная школа творчеством М. И. Глинки, П. И. Чайковского, А. П. Бородина, М. П. Мусоргского и др. Появляются великолепные произведения отечественных историков – Н. М. Карамзина, В. О. Ключевского, выдающиеся достижения зодчих не только СанктПетербурга и Москвы, но и провинциальных городов, таких как Кострома.

За всю историю человечество знало только три (иногда называют четыре) периода такого культурного расцвета. Это эпоха книг пророков в Библейские дни, эпоха классической Греции, западноевропейское Возрождение и Русский XIX век. Так обращение к своим корням способствует расцвету русской национальной культуры, превращению России в признанный центр мирового значения.

Примечания

1. Толстой Л. Н. Собрание сочинений: в 22 т. Т. 21: Дневники, 1847–1894. М., 1985. С. 265–266. 2. Ключевский В. О. Сочинения: в 9 т. Т. 2: Курс русской истории. Ч. 2. М., 1987. С. 233.

3. Там же.

4. Кожинов В. История Руси и русского Слова. Современный взгляд. М., 1997. С. 58.

5. Письмо П. Савицкого Л. Н. Гумилеву // Ритмы Евразии: эпохи цивилизации. М., 1993. С. 209–210.

6. Полное собрание Законов Российской Империи – 1. Т. 29. No 22374.

7. Мельникова Л. В. Армия и Православная церковь Российской империи в эпоху наполеоновских войн. М., 2007. С. 156–186.

8. Собрание Высочайших Манифестов, грамот, указов, рескриптов, приказов войскам... 1812, 1813, 1814, 1815 и 1816 годов. СПб., 1816. С. 97–98.

9. ПСЗРИ-1. Т. 32. No 25296.

Russia county