... 2008 2009 2010 2011 2012 2013
Научное издание
В. С. Соболев
г. Санкт-Петербург
Великий князь Константин Константинович Романов
А. Леонтовский «Портрет великого князя Константина Константиновича» 1906

Великий князь Константин Константинович – президент императорской Санкт-Петербургской академии наук

Великий князь Константин Константинович, двоюродный дядя последнего российского императора Николая II, более четверти века с 1889 по 1915 год воз- главлял Императорскую Санкт-Петербургскую Академию наук. Указом импера- тора Александра III от 3 мая 1889 года Константин Константинович был назначен двенадцатым по счету президентом Академии с момента ее основания в 1725 году.

В этот период истории в пореформенной России постепенно прививались ростки новых общественных отношений. Все явственнее ощущались приметы движения страны по капиталистическому пути. Однако, поступательный ход развития России в существенной степени затруднялся консервативной полити- кой, которую проводило царское правительство.

Константин Константинович, сын великого князя Константина Николаеви- ча, второго сына императора Николая I, родился 10 августа 1858 года в Стрельне под Петербургом.

Многое в Константине Константиновиче было нетрадиционным и не очень характерным для представителей царствующего дома. С юношеских лет он ув- лекался поэзией, театром, музыкой. В 1879 году началась самостоятельная твор- ческая деятельность великого князя – он начал писать стихи. В августе 1882-го было опубликовано первое его стихотворение «Псалмопевец Давид», подписан- ное псевдонимом «К.Р.». Поэтические дарования Константина Константинови- ча продолжали развиваться, кроме того, он занимался еще и переводами произ- ведений иностранных поэтов. В 1886 году вышел в свет первый сборник его стихов 1 . Томик стихов был напечатан в ограниченном количестве экземпляров, в продажу не поступал и был известен узкому кругу лиц, приближенных к импе- раторской фамилии. В это же время Константин Константинович сблизился с целым рядом известных деятелей отечественной культуры и науки. Мы можем назвать среди них поэтов А. А. Фета, А. Н. Майкова и Я. П. Полонского, писателя И. А. Гончарова, критика Н. Н. Страхова, экономиста, академика В. П. Безобразова. В конце 1887 года великий князь был удостоен звания почетного члена Импера- торской Академии наук. В январе 1900 года он был избран почетным академи- ком по Разряду изящной словесности.

Будучи с мая 1889 года президентом Академии наук, Константин Констан- тинович одновременно с этим являлся командиром Преображенского полка с 1891 по 1900 год, Главным начальником военно-учебных заведений империи с 1900 по 1910 год, Генеральным инспектором военно-учебных заведений с 1910 года до своей кончины.

Кроме того, одновременно с этим, великий князь был председателем, попе- чителем, почетным членом десятков обществ, комитетов, комиссий, учебных за- ведений, в основном гуманитарного профиля.

Случилось так, что в пореформенные годы Академия наук утратила многие позиции, которые были завоеваны и удерживались ею в XVIII – первой полови- не XIX века. Академия, по существу, продолжала оставаться небольшим, замк- нутым учреждением и уже не могла отвечать решению задач, поставленных вре- менем. Ослабли ее прежние плодотворные связи с университетами и научными обществами, стала незначительной ее роль в экономической и культурной жиз- ни России.

Напротив, в пореформенные годы наука более высокими темпами начала развиваться в университетах, звание университетского профессора стало обще- ственностью цениться почти наравне со званием академика, да и материальное положение университетской профессуры в эти годы оказалось лучше, чем у чле- нов Академии наук.

Великому князю Константину Константиновичу не потребовалось много вре- мени для того, чтобы понять суть основной причины того тяжелого положения, в котором оказалась Академия наук к концу 80-х годов XIX века. Этой причиной являлось крайне скудное финансирование академической науки государством. Соответственно, довольно четко определилось и главное направление будущей деятельности президента – добиваться существенного улучшения финансирова- ния Академии.

Анализ документов ряда фондов Санкт-Петербургского филиала Архива РАН со всей убедительностью свидетельствует о том, что на решение этого основно- го вопроса организации российской науки уходило много сил и энергии прези- дента на протяжении всей его службы в Академии.

Постараемся конкретизировать это сложное положение. Дело состояло в том, что к началу 1890-х годов Академия продолжала получать ежегодные ми- зерные бюджетные ассигнования, предусмотренные еще Уставом 1836 года, они составляли 239 400 рублей 2 .

Правда, была еще одна возможность получения денег на научную работу, для этого необходимо было всякий раз, когда возникала острая необходимость, направлять аргументированное ходатайство в Министерство народного просве- щения. Так, в 1894 году президентом АН было направлено всего пять хода- тайств, из них четыре были удовлетворены, а по одному было отказано. На- пример, было ассигновано 6000 рублей «на ремонт и реорганизацию физичес- кого кабинета», или было отпущено 600 рублей «по командировке академика Радлова за границу», а вот «в отпуске» 3000 рублей на развитие теоретической астрономии было отказано 3 .

Последовали долгие месяцы настойчивой и кропотливой работы президен- та и других руководителей Академии по «выбиванию» денег. Пошла череда за- писок, писем, проектов, направляемых в вышестоящие инстанции. Вниматель- ное изучение всех этих документов в конечном результате не дает исследовате- лю полного и однозначного ответа на вопрос: каковы же были главные причины столь медленного течения дел?!

Прежде всего, в документах довольно часто встречаются, правда, в дели- катной форме, ссылки на бедность государственного бюджета. Они давались при- мерно в следующих выражениях: «затруднительное финансовое положение на- стоящей минуты», «известное состояние Государственной кассы», «слабое по- ступление государственных доходов», «не допущение дефицита в государствен- ном бюджете» и т. п.

Другим фактором медленного хода дел являлась существующая и доведен- ная до абсолюта иерархия бюрократических норм.

Самое высокое общественное положение президента, его растущий автори- тет в императорской фамилии были одними из главных условий того, что реше- ние давно назревших проблем развития академической науки удалось сдвинуть с мертвой точки, и началось последовательное улучшение положения дел в Ака- демии наук.

8 апреля 1893 года состоялось заседание соединенных департаментов Экономии и Законов Государственного совета, где рассматривался вопрос о новых штатах Академии и увеличении ассигнований на нее. Константин Константинович принимал участие в этом заседании, но доклад делал, по существующему положению, министр просвещения И. Д. Делянов. В резуль- тате довольно оживленного обсуждения было решено новый штат Академии утвердить, тем самым ежегодный бюджет ее был увеличен на 53 563 рубля (в последний момент законодатели все-таки сумели «скостить» некоторую часть денег и дали на 16 тысяч рублей меньше просимой суммы 4 . Это была первая крупная победа Академии на финансовом фронте во второй половине XIX века. В этот же день вице-президент АН Я. К. Грот направил Константи- ну Константиновичу восторженное письмо, в котором поздравил с «благопо- лучным исходом нашего дела в Государственном совете» 5 .

Утверждено было новое штатное расписание Александром III в июне 1893 года. В соответствии с ним с 1 января 1894 года предусматривалось сле- дующее ежегодное жалованье ученым: ординарному академику – 4200 рублей (в том числе жалованье – 2400, квартирные – 600, за звание – 1200); экстра- ординарному академику – 3000 рублей ( в том числе жалованье – 1500, квар- тирные – 500, за звание – 1000).

Содержание президента предполагалось «по особому высочайшему назна- чению», а вице-президент и непременный секретарь получали ежегодное жало- ванье по 1500 и 1200 рублей соответственно (надо иметь ввиду, что эти должно- сти замещались только академиками и, следовательно, это являлось доплатой к получаемому ими академическому жалованью).

Сбылось еще одно давнишнее чаяние академических ученых: в отношении пенсий и единовременных пособий их уравняли в правах с профессорами уни- верситетов. Было существенно улучшено материальное положение в других на- учных и научно-технических сотрудников АН 6 .

Для нас представляют интерес жалованья, которое получал сам президент. Приведенный нами выборочный просмотр требовательных ведомостей на выда- чу жалованья руководящему составу АН за 1900, 1902, 1905, 1907 и 1914 годы дает все основания для вывода о том, что Константин Константинович ежегодно получал только «столовые деньги» в размере от 927 рублей 60 копеек до 1008 рублей 75 копеек, то есть за время президентства он не получал денег ни по должности, ни «квартирных», ни «добавочных» 7 .

Если учесть, что в царской России не существовало ограничений для получе- ния зарплаты за работу «по совместительству», то можно с весомой долей уверен- ности предположить, что Константин Константинович сам отказывался от полу- чения полной зарплаты в АН, считая это неудобным, или незаслуженным.

Утвержденное в 1893 году штатное расписание АН просуществовало по- чти 20 лет. С июля 1912 года вступило в действие новое штатное расписание, утвержденное императором Николаем II. Этому событию также предшество- вала нелегкая и длительная деятельность Константина Константиновича и дру- гих руководителей АН по подготовке, согласованию, «проталкиванию» столь необходимого увеличения бюджетных ассигнований для науки и ее работни- ков. После долгих усилий проект закона об этом был наконец 22 июня 1912 года вынесен на заседание Государственного совета. По болезни Константин Константинович не смог присутствовать на заседании, и туда были приглаше- ны вице-президент и непременный секретарь. Утверждение закона вызвало взрыв радостных эмоций у ближайших сподвижников президента, немедлен- но выраженный в следующей телеграмме, направленной патрону, находивше- муся в это время в Павловске: «Прямо из Государственного совета. Законопро- ект прошел. 66, против 25. Ольденбург» 8 .

Согласно новому закону, ежегодные ассигнования Академии были увеличе- ны до 1 997 159. рублей, было увеличено число штатных единиц работников сред- него звена, и общий штат АН стал составлять 153 человека. Решение Государ- ственного совета состоялось в то время, когда все члены АН находились в лет- них отпусках, поэтому радостная новость была доложена Общему собранию на первом после летнего перерыва заседании – 2 сентября. В этот день Общим со- бранием было единогласно принято решение выразить Константину Константи- новичу «глубокую признательность» за введение закона о новых штатах АН 9 .

Характерной чертой закона, вошедшего в действие в июле 1912 года, было то обстоятельство, что в основном и прежде всего прибавку к жалованью по- лучили академические сотрудники среднего и нижнего звена – ассистенты, хра- нители фондов, лаборанты и т. д. Зарплата всех руководителей АН, равно как и зарплата академиков, осталась на уровне 1894 года 10 . Это можно объяснить только высокой гражданской и этической позицией тогдашних организаторов академической науки и ведущих ученых, интересы самой науки для которых были превыше всего. За период президентства Константина Константиновича были организованы новые важные академические структуры и учреждения: Русский Археологический институт в Константинополе (1894 г.), Разряд Изящной словесности (1899 г.), Пушкинский дом (1907 г.) и др. Проведена модернизация оборудования Главной физической лаборатории, Пулковской астрономической обсерватории, Академи- ческой типографии. В 1910 году удалось добиться правительственных ассигно- ваний в размере 1 млн. 100 тысяч рублей на строительство нового здания Биб- лиотеки Академии наук.

С именем великого князя Константина Константиновича тесным образом связаны организация и проведение ряда научных экспедиций, имевших огром- ное научное и практическое значение, большой международный резонанс. Прежде всего следует вспомнить Шпицбергенскую экспедицию по градус- ному измерению, на проведение которой удалось получить ассигнования в раз- мере 210 тысяч рублей. В мае 1899 года суда «Бакан» и «Ледокол-2» отправи- лись в экспедицию к острову Шпицберген.

Современники считали экспедицию на Шпицберген «важнейшим ученым предприятием, ознаменовавшим академическую жизнь за 1899 год», и «едва ли не самой крупной в XIX столетии «экспедиции» подобного характера 11 .

180 тысяч рублей были поручены от правительства Академией наук на про- ведение Русской полярной экспедиции. Возглавил ее талантливый исследова- тель Арктики Эдуард Васильевич Толь. В апреле 1900 года экспедиция отправи- лась к Новосибирским островам на парусно-моторной шхуне «Заря». Во время плавания «Зари» и особенно во время зимовок шхуны у северо-западного берега полуострова Таймыр и у западного берега острова Котельный был выполнен комплекс очень важных для науки гидрографических, физико-географических и геологических исследований.

Академические учреждения гуманитарного профиля проводили многогран- ную работу по пропаганде научных знаний, продолжали развивать глубокие про- свещенские традиции. К 1910 году библиотекой Академии наук ежегодно выда- валось для работы на дом более 15 000 томов, ежегодная посещаемость Зооло- гического музея составляла более 120.000 человек, Музея антропологии и эт- нографии более 20 000 человек.

Академия помимо публикации научных трудов осуществляла издание книг, имевших общекультурное значение: «Академической библиотеки русских писа- телей», полного собрания сочинений А. С. Пушкина и др.

За годы президентства Великого князя Константина Константиновича улучшил- ся личный состав Академии наук, она пополнилась 69 учеными. Среди вновь из- бранных, многие являлись учеными с мировыми именами: минералог В. И. Вернад- ский, физиолог И. П. Павлов, химик Н. С. Курнаков, ботаник И. П. Бородин.

Академические ученые добились больших достижений во многих отраслях науки: в математике – А. М. Ляпунов и В. А. Стеклов. В физике – Б. Б. Голицын и Н. А. Рыкачев, в астрономии – Ф. А. Бредихин и А. А. Белопольский, в гумани- тарных науках – А. С. Лаппо-Данилевский, А. А. Шахматов, В. О. Ключевский.

С середины 1890-х годов укреплялись связи Академии наук с университета- ми: Петербургским, Московским, Киевским, Казанским, Харьковским, Дерптским; стали постоянными контакты с научными обществами: Географическим, Мине- ралогическим, Техническим, Историческим; постоянно росло число корреспон- дентов Академии в российской провинции.

Имеются самые веские основания считать, что успехи и достижения акаде- мической науки на рубеже XIX–XX столетий тесным образом связаны с именем президента Академии наук, великого князя Константина Константиновича. Он был награжден всеми орденами Российской империи и 28 орденами других го- сударств 12 .

Великий князь Константин Константинович возглавлял Санкт-Петербургс- кую Академию наук до своей кончины, последовавшей 2 июня 1915 года в Пав- ловске. Он был похоронен в Петербурге в Великокняжеской усыпальнице Пет- ропавловской крепости.

Несмотря на тяжелое военное время, российская пресса с вниманием от- неслась к этому событию, отдав дань памяти президента Академии наук.

Нам удалось установить, что некрологи и соответствующие статьи были опубликованы девятью петербургскими и четырьмя московскими газетами.

Общее собрание АН, посвященное памяти августейшего президента, со- стоялось 2 декабря 1915 года, «в полугодовой день кончины», в Малом конфе- ренц-зале Академии. Были прочитаны две речи: непременным секретарем АН С. Ф. Ольденбургом «Президент Императорской Академии наук великий князь Константин Константинович» и почетным академиком А. Ф. Кони «Почетный академик К.Р.».

Сергей Федорович напомнил собравшимся слова, которые произнес Кон- стантин Константинович в мае 1889 года, вступая в должность президента: «Я твердо намерен, с Божьею помощью и по мере сил, всегда быть верным сво- ему долгу», и подчеркнул, что «редко кому дано было в полной мере исполнить свой долг, как это выпало на долю великого князя».

Следующим президентом Академии наук стал академик А. П. Карпинский, избранный на этот пост на Общем собрании Академии в мае 1917 года.

Примечания

Стихотворения К.Р. СПб. 1886. 227 с.

2 Уставы Академии наук СССР. М. 1974. С. 117–119.

3 Санкт-Петербургский филиал Архива РАН (Далее – ПФА РАН). P-IV. Оп. 6. Д. 11. Л. 4.

4 Российский государственный Исторический Архив (РГИА). Ф. 1152. Оп. 11-1893. Д. 164. Л. 56-58.

5 ПФА РАН. Ф. 6. Оп. 1. Д. 6. Л. 33.

6 Там же. Л. 29-31.

7 ПФА РАН. Ф. 4. Оп. 11-П. Д. 13–15, 18, 20.

8 ПФА РАН. Ф. 6. Оп. 1. Д. 35. Л. 49.

9 Там же. Л. 69.

10 ПФА РАН. Ф. 4. Оп. 11-П. Д. 27.

11 Отчет о деятельности Императорской Академии наук по Физико-математическому и Историко-филологическому отделениям. СПб. 1900. С. 32.

12 См. Формулярный список о службе Августейшего Президента Академии наук велико- го князя Константина Константиновича. (ПФА РАН. Ф. 4. Оп. 5. Д 79/1271–1324. Л. 50–93).

Russia county