... 2008 2009 2010 2011 2012 2013
Научное издание
В. С. Соболев
г. Санкт-Петербург

Император Петр Великий и основание Санкт-Петербургской академии наук (по материалам архива РАН)

Реформы императора Петра Великого дали мощный импульс развитию России. Одной из важных составляющих реформирования страны в области науки и просвещения стало основание в 1725 г. Академии наук. Идея организации Академии наук зародилась в реформаторских замыслах Петра I задолго до момента воплощения ее в жизнь. В связи с этим во время своих поездок по европейским странам он внимательно изучал опыт деятельности университетов, академий наук, научных обществ.

Архивные документы свидетельствуют о том, что конкретная разработка проекта будущей Академии наук была начата в середине 1723 г. Петр I руководил сам этой работой, а подготовка текста этого нормативно-правового акта императором была поручена нескольким доверенным сотрудникам: лейб-медику Л. Блюментросту, руководителю императорской библиотеки И. Шумахеру, чиновнику императорской канцелярии П. Курбатову. Работа была завершена к началу 1724 г. 13 января 1724 г. Петр I направил в Правительствующий Сенат «Записку об учреждении Академии наук и художеств», «в которой бы языкам учились, так же прочим наукам, знатным художествам и переводили книги» 1. 22 января 1724 г. состоялось заседание Сената, в котором принимал участие Петр I и его ближайшие сподвижники: Ф. М. Апраксин, Г. И. Головкин, А. Д. Меншиков, П. И. Ягужинский и др. В этот день и был одобрен и утвержден «Проект положения об учреждении Академии наук и художеств», ставший главным уставным документом для Академии на весь первый, сложный период ее становления вплоть до принятия «Регламента Императорской Академии наук», утвержденного уже в 1747 г. императрицей Елизаветой.

Параграф 1-й «Проекта» гласил следующее: «Академия есть собрание ученых и искусных людей, которые не токмо сии науки в своем роде, в том градусе, в котором оные ныне обретаются, знают, но и чрез новые инвенты <изобретения> оные совершить и умножить тщатся»2.

По замыслу Петра I одной из главных задач, поставленных перед вновьсозданной Академией наук, должна была стать ее деятельность по распространению просвещения в России. В параграфе 3-м «Проекта» указывалось, что Академия «учреждается не токмо к славе сего государства для размножения наук, но и чтоб чрез обучение и разположение оных польза в народе впредь была»3. Для этой цели в составе Академии наук организовывались «университет, который науки всему народу объявляет, а такожде и гимназия, в которой младые люди нужным наукам обучаются».

В самом конце хранящегося в Архиве РАН оригинала текста «Проекта» имеется важная приписка, сделанная Петром I, о размерах государственных ассигнований на содержание Академии наук: «Доход на сие определяется в 24.912 рублев, которые збираются з городов Нарвы, Дерпта, Пернова и Аренсбурха»4. Следует сказать о том, что идея создания Академии наук, по замыслу Петра I, была тесным образом связана со строительством на стрелке Васильевского острова в Петербурге специального здания для первого академического музея – Кунсткамеры, где должна была разместиться и академическая библиотека. Это сложное и дорогостоящее по тем временам строительство велось в 1721–1724 гг.


Академия Наук Санкт-Петербург

Отметим, что еще задолго до принятия «Проекта» организаторами будущей Академии наук велась активная переписка с рядом известных европейских ученых с предложением приехать в Петербург для работы в ней. После утверждения «Проекта» ученые из нескольких европейских стран, в соответствии с предложениями, полученными ими от имени императора Петра I, начали прибывать в столицу Российской империи. Первыми академиками стали математик Яков Герман из Швейцарии, физик Георг Бернгард Бюльфингер из Германии, немецкий профессор физиологии Даниил Бернулли, французский астроном ЖозефНикола Делиль, немецкий ботаник Иоганн Христиан Буксбаум и др.5

Следующим важным шагом в процессе создания Академии наук стал Указ императрицы Екатерины I от 20 ноября 1725 г. «О заведении Академии наук». Этим Указом было дано высочайшее подтверждение исполнения завета уже покойного к этому времени императора Петра I6. В нем, в частности, говорилось следующее: «И сей указ велите в народе публиковать, дабы о той Академии всяк ведал, и имели бы тщание отдавать в разные науки детей своих и свойственников». Этим же Указом императорский лейб-медик Лаврентий Блюментрост был назначен первым президентом Академии наук. Он занимал этот пост до 1733 г., и с его именем неразрывно связан первый период становления российской академической науки.

Историкам науки известно, что уже в сентябре 1725 г. начали проходить заседания Конференции (или Общего собрания) Академии наук. Однако самый первый из сохранившихся в Архиве РАН протоколов заседания ученых датируется 2 ноября 1725 г. Заседание это проходило под председательством Л. Блюменторста, и на нем, в частности, обсуждался доклад академика Я. Германа «О сфероидальной фигуре Земли»7.

Вскоре научные занятия ученых стали проходить в предоставленном правительством для Академии наук отдельном каменном здании. Это был специально переоборудованный для этой цели бывший дворец царицы Прасковьи Федоровны, вдовы царя Иоанна Алексеевича, расположенный на стрелке Васильевского острова.

Уже в начале 1726 г. Академией наук были сделаны первые шаги по исполнению требований петровского «Проекта» – главного академического нормативно-правового акта. На заседании Конференции был утвержден план проведения учеными лекций во вновь созданном университете. Причем лекции эти объявлялись «публичными», то есть открытыми для посещения. Объявление об этом было напечатано типографским способом и размещено в разных местах Северной столицы. В преамбуле этого документа, в частности, указывалось на то, что «Академию, намерением Петра Великого определенную, Августейшая Императрица Екатерина, премудрым своим промышлением в совершенство привела»8. Назовем только некоторые из лекций, прочитанных тогда академическими учеными: «Начала математические» (Даниил Бернулли), «Достопамятные вещи ветхого Рима» (Теофил Зигфрид Байер), «Логическое Метафизическое ученье» (Христиан Мартини) и др.

Завершением начального организационного периода создания Академии наук стало публичное Общее собрание Академии, состоявшееся 1 августа 1726 г. Архивные документы донесли до нас некоторые подробности этого торжественного акта. Императрица Екатерина I прибыла на него в сопровождении двух своих дочерей – принцесс Анны Петровны и Елизаветы Петровны (будущей императрицы) – и герцога Гольштинского (супруга Анны Петровны). При спуске с барки (тогда еще не было мостов через Неву) их встречали президент и члены Академии наук. В свите императрицы прибыли практически все высшие военные и гражданские чины столицы, а также представители высшего духовенства9.

Первым на собрании выступил академик Т. З. Байер, который произнес благодарственную речь Екатерине I. Потом академик Я. Герман сделал доклад о результатах важнейших математических открытий, происшедших к этому времени в мире. Ученый говорил и о дерзновенных планах на будущее. Так, он выразил надежду на то, что в будущем ученым удастся «изготовить такой телескоп, чрез который будут видны жители других планет, буде таковые существуют». По завершению официальной части был устроен банкет, во время которого Екатерина I выпила бокал вина и пожелала Академии, «чтобы она вечно жила, процветала и приносила государству истинную пользу»10. Архивные источники сохранили и отдельные любопытные детали этого академического мероприятия. Так, в финансовых документах, составленных по этому поводу, между прочим отмечалось: «На угощение присутствующих в собрании истрачено 267 рублей – за разные пития, за конфекты, за сахар, за хрустальную посуду и за протчее»11.

Можно считать, что с этого времени в стенах Санкт-Петербургской Академии наук начались планомерные исследования в области фундаментальных наук. Так, академик Ж. Н. Делиль начал заниматься организацией астрономических наблюдений в различных регионах Российской империи. К этому времени Россия еще являлась страной астрономически не изученной. Ее территория, простирающаяся далеко на восток, была удалена от всех европейских астрономических центров. Астрономические определения широт и долгот, проведенные Ж. Н. Делилем, впоследствии дали бесценный материал для создания первых точных географических карт России. Академик Я. Герман проводил изучение результатов открытий, сделанных И. Ньютоном и Г. В. Лейбницем в новой области математики. В частности, значение и суть знаменитых ньютоновских «Математических начал натуральной философии». В мае 1727 г. в Петербург из Швейцарии прибыл талантливый ученый Леонард Эйлер и, ставши членом Академии наук, продолжил свои научные исследования. Уже в сентябре 1727 г. на заседании академической Конференции им был сделан блестящий доклад «О модели атмосферы Земли»12.

Основные результаты своих исследований Академия наук стала публиковать в своем первом научном периодическом издании «Комментарии Императорской Академии наук в Петербурге», что делало их достоянием мирового научного сообщества и со временем принесло Академии заслуженный международный авторитет.

В завершении позволю себе отметить, что через 13 лет, в 2025 г., нашей Академии наук исполнится уже 300 лет, и выражу искреннюю надежду на то, что мы, собравшиеся сегодня в этом зале, сможем стать свидетелями этого славного юбилея.

Примечания

1 Летопись Российской Академии наук (далее – Летопись РАН). Т. 1. 1724–1802. СПб., 2000. С. 31.

2 Уставы Российской Академии наук (далее – Уставы РАН). 1724–2009. М., 2009. С. 47.

3 Там же. С. 48.

4 Там же. С. 56.

5 Российская Академия наук. Персональный состав. Кн. 1. 1724–1917. М., 1999. С. 2–4.

6 Летопись РАН. С. 43.

7 Протоколы заседаний Конференции Императорской Академии наук с 1725 по 1803 гг. Спб., 1897. Т. 1. С. 2.

8 Санкт-Петербургский филиал Архива РАН (далее – ПФАРАН). Ф. 3. Оп. 1. Д. 2. Л. 105–106.

9 Копелевич Ю. Х. Основание Петербургской Академии наук. Л., 1977. С. 106–107.

10 Материалы для истории Императорской Академии наук. Т. 6. Спб., 1895. С. 103–104.

11 ПФАРАН. Ф. 3. Оп. 1. Д. 3. Л. 398.

12 Там же. Ф. 21. Оп. 6. Д. 2. Л. 16.

Russia county