О Нине Петровне Родионовой.
Избранные журнальные и газетные статьи
(2005 – 2015 гг.)

Н. Н. Суслова

Наталия Николаевна Суслова (род. 1945 г.) – кандидат физико-математических наук, доцент кафедры высшей математики Костромского государственного технологического университета. Живёт в Костроме.

Приезжайте в Нерехту
сегодня и завтра

Boт что сказал мне Исайя:
Или спасёшься – спасая,
Или погибнешь – губя.

Владимир Леонович

На Святой неделе над Нерехтой плыл благовест – и к матушке Алексии в Троицу, и к матушке Вере в Тетеринское, и к отцу Анатолию к изящной кладбищенской Крестовоздвиженской церковке, мужественно крестившей и отпевавшей нерехтчан в годы долгой российской невзгоды. Вдруг благовест сменился трезвоном, покатившимся по гулким городским улочкам к реке с тем же названием Нерехта. Это вездесущие мальчишки забрались на колокольню и в забаву трезвонят что есть мочи. Возродился-таки в Нерехте стародавний русский обычай – любому и каждому звонить на Святой, так просто и трогательно описанный в «Лете Господнем» тосковавшим на чужбине по утраченной родине Иваном Шмелёвым. Это можно считать настоящим чудом, ибо не прошло и полувека с той поры, когда и помечтать о колокольных звонах в Нерехте было невозможно.

В начале шестидесятых годов прошлого века я училась в Горьковском государственном университете, ныне Нижегородском. Прямого сообщения между городами в ту пору не было, пересадка – в Нерехте. Времени до поезда бывало вполне достаточно для неспешной прогулки по городу. На мой вопрос, как пройти к музею, я никак не могла получить вразумительного ответа, пока мне однажды не объяснили, что музея в городе нет, но что вроде какой-то чудик вместе с пионерами собирает черепки и старые деревяшки и оттаскивает всё в Дом пионеров. «Да только кому это нужно?» И таким тёмным невежеством повеяло от этой фразы, что растянувшийся в низинке деревянный городок с полностью разрушенными храмами показался приземлённой глухой провинцией, где обыватели живут только хлебом насущным. Не верилось, что когда-то В. В. Розанов отмечал, что-де только ещё в Москве и Романове- Борисоглебске есть такие прекрасные церкви, как в Нерехте, да не знает он, сравнятся ли с ними московские. «Нет, тут провинциальный наш вкус, тот милый вкус, который дал кружево и аромат таким приволжским созданиям, как, например, “Обрыв” Гончарова или тургеневские “Записки охотника”», – писал он.

Прошло около двадцати лет. Я работала в Костромском технологическом институте, ныне это государственный технологический университет. Случилась в ту пору у нас научная конференция, на которой слово для очередного доклада было предоставлено Нине Петровне Родионовой, директору музея г. Нерехты.

Изящная, экстравагантная женщина с красивой пышной причёской раскладывала материалы на кафедре, предполагая использовать их в сообщении. С первых же слов стало понятно, что докладчик — человек неординарный, любящий самозабвенно свою милую Нерехту не на красивых словах, а на деле, прекрасно владеющий материалом и словом, что говорило о хорошем образовании и широкой эрудиции. Она увлеклась рассказом настолько, что так ни разу и не заглянула в подготовленные листочки. Когда Нина Петровна с горящими глазами и неколебимой верой, что всё именно так и будет, говорила о планах реставрации Нерехты, в неё было невозможно не влюбиться.

В перерыве мы познакомились поближе. Она рассказала, что весной 1975 г. в Нерехте официально открыт музей – филиал Костромского историко-архитектурного музея-заповедника «Ипатьевский монастырь». Расположился он в центре города по адресу: ул. Володарского, дом № 9 – в миниатюрном здании бывшей частной аптеки, построенном в стиле «модерн» на рубеже веков. В музее всего лишь два небольших зальчика для экспозиции и крохотный кабинетик директора. Очень тепло отзывалась об отдавших годы жизни музею первом директоре Елизавете Васильевне Ерофеевой и о смотрителях, сплошь бывших учительницах-пенсионерках – Нине Фёдоровне Воробьёвой, Нине Павловне Егеревой, Евгении Васильевне Лазаревой, Варваре Павловне Таловой. «Директор я молодой, без их помощи и поддержки, а порой и доброй воркотни, я бы пропала». С гордостью за своих земляков сообщила, что нерехтчане приняли активное участие в сборе экспонатов. Так, Игорем Георгиевичем Большаковым вместе с ребятишками было собрано и передано музею несколько сот предметов крестьянского и городского быта. Особенно он гордился реликвиями Великой Отечественной войны. Поэтому не случайно первой выставкой музея была экспозиция, посвящённая 30-летию Победы. Впервые тогда эта дата торжественно отмечалась всей страной, и маленькая провинциальная Нерехта не осталась в стороне – достойно помянула поимённо своих погибших земляков и поздравила живых.

Немало способствовал устроению музея краевед Леонид Алексеевич Невский, на терпеливых и скрупулёзных научных наблюдениях за природой

Нерехтского края которого был издан Академией наук фенологический календарь. Нерехтчанин Анатолий Михайлович Белоглазов подарил свою рукопись о льнокомбинате и кинокамеру. Мария Фёдоровна Ступина передала музею рукоделие – шитьё, ковры. Список всех дарителей, бескорыстно передающих ценные исторические предметы, велик, и всех не перечислишь. Замечу лишь, что сейчас фонд Нерехтского филиала насчитывает более 10 тысяч единиц хранения. Есть здесь и уникальные экспонаты – например, полный комплект образцов полотняных тканей фабрики Брюханова, интересные коллекции платков, гончарных изделий, старопечатных книг.

Поведала Нина Петровна и о том, что дождалась-таки Нерехта своего Барановского. Им суждено было стать историку по основному образованию и умному, тонкому реставратору Сергею Васильевичу Демидову – главному архитектору Центральных научно-реставрационных проектных мастерских Министерства культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации. На волне движения восстановления малых городов в семидесятые годы в Нерехте был создан реставрационный участок, преобразованный вскоре попечением его руководителя Юрия Михайловича Татауровского в реставрационные мастерские. И работа закипела... «Приезжайте к нам лет этак через двадцать. Будут в Нерехте и церкви с куполами и крестами, и колокольни с колоколами, – приглашала Нина Петровна. – И росписи отреставрируем. Обещал сам Александр Михайлович Малафеев с бригадой художников-реставраторов Костромских реставрационных мастерских помочь».

С тех пор я внимательно следила за успехами нерехтчан и искренне радовалась каждой их маленькой победе. Да простят меня именитые мужчины, но осмелюсь утверждать, что реставрационные работы длились бы гораздо дольше и были бы не так успешны, если бы не ринулась в это дело со всей своей неуёмной энергией Нина Петровна Родионова.

Есть у Нины Петровны фотография, на которой она бьёт в колокол. Фотомастер Сергей Калинин угадал сущность этой миловидной хрупкой женщины и выразил в фотографии суть известного выражения «бить в набат», созывая людей на общее дело, не терпящее отлагательств. Расчищать ли завалы, убирать ли мусор, рыть ли траншеи, собирать ли деньги на колокола – к каждой работе привлекала Нина Петровна школьников, военнослужащих, интеллигенцию, жителей. Неисправимый романтик, одна из лучших представителей поколения «шестидесятников», она писала воззвания, выступала на страницах местной печати и по радио, в рабочих коллективах, в учебных заведениях. В приёмных разного уровня где логикой и умными аргументами, где лестью и женской хитростью, где обаянием добивалась того, что все вопросы решались.

Казалось бы, что человеку надо? Под шумок «тяни одеяло на себя» – строй новое здание музея, благо деньги можно «выбить», диссертации пиши. И не сокрушалась бы сейчас о гибнущей Брюхановской больнице, где вольготно мог бы расположиться Нерехтский музей, или о тихо разрушающемся соседе Никольского храма — «домике в три окошечка», запасливо прикупленном фондом «Преображение» и брошенном на полное бесхозяйство. Так нет ведь! Тогда уже Нина Петровна интуитивно понимала, что восстановленные храмы и уникальные городские постройки гораздо важнее, чем самая превосходная её диссертация. И новый музей легче построить, чем восстановить храм. Более чем кто-либо заслужила Нина Петровна Родионова звание Почётного гражданина г. Нерехты. И я не упускаю случая привезти в Нерехту своих студентов, чтобы познакомить с таким ярким, незаурядным, блистательным человеком. Не теряю надежды, что это знакомство заставит многих из них задуматься о своём месте в жизни, о долге перед малой родиной.

По мере восстановления отошли в ведение музея Воскресенская (Варваринская) церковь и Богоявленская церковь, более известная в народе как Никольская (по одноимённому приделу). Это позволило существенно расширить выставочные площади, разнообразить тематику экспозиций, обогатить формы работы.

И вот, как и приглашала Нина Петровна, через двадцать лет с нашей первой встречи я получила возможность подробно ознакомиться с работой музея г. Нерехты. Всё, о чём когда-то так ярко и заразительно говорила Нина Петровна и что казалось неосуществимым, я увидела воочию. Восстановлены, отреставрированы храмы, наиболее значимые гражданские постройки, колокольни с колоколами. Музей активно и интересно работает. Коллектив его невелик. Кроме директора, есть два научных сотрудника – Нина Гавриловна Никишина и Ольга Михайловна Майорова – и четыре смотрителя. А какую огромную работу они ведут! Много интересного можно увидеть на выставках и экспозициях музея.

Приходится удивляться тому такту, с каким используются выставочные площади, расположенные в храмах. Чтобы не оскорблять чувства верующих, в Никольской церкви проводится целый цикл мероприятий под названием «Дорога к храму». Это и беседы об уникальной фресковой живописи, что украшает церкви города, и интересные выставки церковного облачения, старопечатной книги и икон, и тематические выставки «Святые земли Костромской», «Под покровом Богородицы», «Церковь в годы репрессий», «Ко Ангелу-Хранителю» и многое-многое другое. Находится место и для соответствующих передвижных выставок, выставок фотографий, рукоделия.

Отдел природы, что расположен на первом этаже в зимней великомученицы Варвары церкви, – маленький памятник замечательному костромскому таксидермисту Владимиру Андреевичу Тяку. Экспозиция полно отражает флору и фауну Нерехтского района. В летней Воскресенской церкви (второй этаж) представлена выставка, посвящённая великим двунадесятым церковным праздникам и особенностям их празднования в Нерехтском районе. У гостеприимных хозяек всегда на разговение найдутся и мёд, и яблоки, и орехи на радость экскурсантам-ребятишкам. Нельзя не отметить тонкий вкус и выдумку устроителей выставок. Например, экспонируется девичий свадебный наряд: красивый сарафан, белая парчовая душегрея, разукрашенный кокошник, а рядом – веточка рябины, которая, по местной примете, оберегала молодых от сглаза. И таких оригинальных милых находок, трогающих сердце человека неравнодушного, множество. Здесь – царство смотрительницы Риммы Вениаминовны Семёновой. Она не только примечательным нерехтским говорком расскажет об экспозиции, но и угостит собственноручно испечёнными преснушками-веточками с сюрпризом. Если достанется вам орешек, жизнь ваша будет крепка и здорова, если денежка – богата, если ягодка – сладка.

Светская жизнь Нерехты тоже не забыта. Часто меняются экспозиции в основном здании музея. Как же интересно было рассматривать старинные фотографии, одежду, предметы быта, изделия мастеров самых разных ремёсел, дошедшие до нас через века, на выставке «Нерехтский край XIX – XX веков». Представлены и годы советской власти, и подвиг сограждан в Великой Отечественной войне. Все вехи истории честно отражает экспозиция.

Особого внимания заслуживает нерехтская персоналия. Она содержит замечательные имена. Найдёте вы здесь географа и мореплавателя, исследователя Сахалина и Дальнего Востока Николая Константиновича Бошняка, и архитектора Степана Андреевича Воротилова, и известного краеведа, историка и этнографа протоиерея Михаила Яковлевича Диева, и публициста, писательницу, автора уникального дневника Елизавету Александровну Дьяконову, и поборника российского просвещения, автора «Букваря для совместного обучения чтению и письму», по которому начинало постигать грамоту не одно поколение россиян, Дмитрия Ивановича Тихомирова и многих-многих других. «Непочатый край работы! – сокрушается Нина Петровна. – Ах, какие проекты можно осуществить под каждое имя!» И пусть у Нерехты останется красивая легенда о первом русском воздухоплавателе подьячем Иване Крякутном, которую так заманчиво связать со знаменитым Главным маршалом авиации, дважды Героем Советского Союза Новиковым Александром Александровичем, тоже уроженцем нерехтской земли. Поди ж ты – земля болотистая, низинная, а в небо так и тянет!

Музей проводит большую культурно-просветительскую работу. И музыкальный салон, и клуб «Подвиг», и вечера из серии «Встреча нескольких поколений» – «дело рук» небольшого музейного коллектива. А празднования Масленицы, Пасхи, Троицы, организованные музейщиками, превращаются в народные гуляния.

Ведётся в музее и серьёзная научно-исследовательская работа. Диву даёшься: и когда только успевают милые дамы заниматься кропотливой краеведческой работой? Они печатают в специальных изданиях интересные статьи о своих находках и исследованиях, выступают на научных конференциях с докладами, сами организуют встречи различных уровней. Становятся в Нерехте традиционными Диевские чтения. В 2002 году совместно с Нерехтской центральной библиотекой имени М. Я. Диева и с Межрегиональным научным центром по изучению и сохранению творческого наследия В. В. Розанова и П. А. Флоренского Костромского государственного университета имени Н. А. Некрасова музей стал организатором очередных районных краеведческих чтений памяти отца Павла Флоренского. На этот раз нерехтчане нашли оригинальную форму их проведения в виде научно-практической конференции по изучению творчества отца Павла в учебных заведениях с показом открытого урока в нерехтской школе-гимназии.

А день памяти Елизаветы Дьяконовой?! Разве забудут нерехтчане и гости открытие мемориальной доски на доме, где она жила; торжественного освящения беломраморного креста, когда-то разрушенного вандалами и ныне восстановленного на ее могиле; трогательный спектакль о Лизоньке Дьяконовой по сценарию известной нерехтской писательницы и поэтессы Надежды Власовой. Позже спектакль был с успехом показан в литературном музее г. Костромы. И это при известной скудости финансовой! Как только удаётся всё осуществлять?! А тут ещё трубы ржавеют, крыши текут, дурные мальчишки стёкла в музее периодически бьют. И на всё нужны деньги, деньги, деньги...

Как могут, пытаются сотрудники музея зарабатывать. Так, прослышали они об очередном российском конкурсе и решили поучаствовать в нём. Какую же титаническую работу пришлось им проделать, сколько времени, сил, выдумки потратить на подготовку проекта «Нерехта. Одна из многих…»?! Хорошо, что великий труд не пропал даром. Среди 135 проектов лучшим оказался именно проект нерехтчан. Он был оценен следующим образом: «Уникальный, инновационный, раскрывающий образ Нерехты, являющейся воротами въездного туризма Костромской области, как жемчужины провинциальной России». Уместно здесь привести и запись из книги отзывов: «Огромное спасибо за вашу работу. Пока существуют люди, настолько преданные своему делу, любые напасти будут временными. Дай Бог вам, дорогие, здоровья, жизнерадостности и понимания вашего великого труда согражданами».

Сейчас основному зданию музея необходим срочный ремонт. И опять нужны деньги. Опыт сбора «с миру по нитке» у нерехтских музейщиков богатый. В который раз Нина Петровна снова «бьёт в набат»: собрала экстренное заседание Совета директоров с одним-единственным вопросом – дайте кто сколько может! Выступая на Совете, его председатель, директор ФГУП «Нерехтский механический завод», Вячеслав Борисович Затрубщиков сказал: «Кто же, если не мы?» – и выделил деньги, краску, материалы для строительства забора. Идеально проделали свою работу представители МУП «Нерехта- теплосеть», его директор – Василий Васильевич Пономарёв. Отделочные работы полностью взяло на себя ОАО «СМУ-8» (директор Пётр Николаевич Евсеев). Свои заверения в оказании всяческой помощи и софинансировании высказала и глава местной администрации Надежда Николаевна Соколова.

Что может быть в помещении, где производится ремонт? Леса, лестницы, вёдра с краской, рулоны линолеума, кисти и т. д. Но у Нины Петровны посреди ремонтируемого музея стоит ещё и чистенький письменный стол, телефон, сменная обувь – сапоги на случай дождливой погоды, на вешалке – плащ. Ни дать ни взять – капитанский мостик. У входа в музей – плакат: «Ремонт музея! Помогите!» И помогают! «Недавно зашёл успешный предприниматель, одноклассник дочери, просил не называть его фамилию и дал деньги на два листа железа. Вчера другой предприниматель, тоже просил фамилию не называть, дал три тысячи, – рассказывает Нина Петровна. – Я не люблю слово “спонсор”, – продолжает она, – вместо него я употреблю слова помощник, благодетель. Видите эту толстую папку – здесь все движения человеческих душ запечатлены. Я всё записываю, кто что дал. Для потомков. И очень немногие унизили себя отказом». Уместно здесь ещё раз подчеркнуть такт нерехтских музейщиков. В каждом музейном помещении на самом видном месте представлен список фамилий людей, чьими трудами и пожертвованиями восстановлено это помещение.

Как же нужно любить свою работу, чтобы, стоя с протянутой рукой, не потерять человеческое достоинство! О компьютере с современным цветным принтером, сканере, копировальной технике, выходе в Интернет музейные работники даже в приватных беседах не заикаются. Очевидно, что в настоящее время в музейном деле без хорошей оргтехники не обойтись. А я льщу себя надеждой, что, может, попадётся этот очерк на глаза уроженцам Нерехты, преуспевшим в делах нынешних, вдруг да и «отстегнут» они малую толику от результатов трудов своих праведных музею родного города. Или не про нас писано: «спасёшься – спасая, погибнешь – губя»?..

Что до людей малоимущих, то можно не звонкою монетою, а посильными трудами своими спасти то, что ещё не до конца разрушено. Начать с малого – убрать всё вокруг себя, а то стыдно гостю Нерехту показать – не ухожено всё, что «не моё». И деревьев поломанных, и мусорных свалок хватает; улицы грязны, беспризорны, посадки запущены. Сами золото в пыль втаптываем, не хотим ни руки, ни голову приложить, чтобы жить достойно. И опять Родионова «бежит впереди паровоза», и опять готова «бить в набат». На сей раз намерена она написать письмо самому президенту – В. В. Путину. Имеющие трезвую голову урезонивают, что де не дойдёт письмо до адресата. А она своё твердит: «Неужели никому, облечённому большой властью, нет дела до несчастливой судьбы провинциальной России? Я напишу, а передадут-не передадут, ответит-не ответит – не моей совести дело».

Мечты у людей бывают разные. У кого – жене шубу купить и решётки на окна поставить, у кого – такую иномарку, чтобы все соседи «позеленели». А у Нины Петровны – чтобы милая её Нерехта стала городом-музеем, где в лавке «суворовский» калач и «ерофеича» продаст приказчик в плисовых штанах. На «фурвине», то бишь воздушном шаре, наполненном «дымом поганым», чистенькую опрятную Нерехту с высоты птичьего полёта покажут. В купеческом доме дородный глава семейства с бородой лопатой откушать чем Бог послал предложит. А для людей степенных и к учению усердных в гости к протоиерею Михаилу Диеву или отцу Павлу Флоренскому для усладительной беседы пригласят. Уж если Родионова об этом мечтает, то так тому и быть! Приезжайте в Нерехту через двадцать лет, сами увидите.

P. S.

Со времени написания статьи в Нерехте произошли следующие события.

С Божией и людской помощью насобирал музей нужную сумму для ремонта и смены экспозиции. В главном здании расположилась, не побоюсь этого банального слова, уникальная экспозиция «Нерехта. Одна из многих...». Уникальность её в том, что она раскрывает быт и нравы не только провинциального города, но и всей страны через восприятие молодой нерехтчанки XIX века Елизаветы Дьяконовой по страницам её дневника. Его первое издание, предпринятое усилиями брата Александра – увы, после трагической гибели автора, – произвело на современников необычайно сильное впечатление. К слову, «Дневник русской женщины» совсем недавно фрагментарно опубликован в издательстве «Захаров». Замыслу экспозиции, художественному вкусу и такту его воплощения может позавидовать любой столичный музей.

Наконец-то после долгих и унизительных просьб передали музею ставшее совсем непригодным к эксплуатации здание Брюхановской больницы. И опять Нине Петровне «бить в колокола», стоять с протянутой рукой, мыть, красить, белить... А в голове уже новые планы.

«Столько средств, сколько вложено в реставрацию Нерехты, не вложено ни в один провинциальный город, – говорит она. – Нужно, чтобы всё воссозданное служило людям».

Библиополе. – 2005. – № 6. – С. 190 – 195.

Т. В. Никитина

Тамара Викторовна Никитина (род. 1947 г.) – член Союза писателей С.-Петербурга. Живёт в Нерехте и С.-Петербурге.

«Свежим-свежи сверкали внове лики…»

Нерехта сохранилась редкостно, поэтому присутствие признаков родной старины здесь ощущаешь особенно остро.

Улицы разбегаются веером от городской площади, чередуя деревянные домики с пластиковым новоделом. Здесь всегда тишина. Лишь днём, ближе к вечеру, небо «прочёркивается» несметной стаей галок, а в сумерках слышнее лёгкий шум пробегающих электричек. И над всей этой тихостью, мирностью и почти безлюдьем старого города – громада колокольни и купола храмов. К красоте, как и ко всему хорошему, привыкаешь, хотя дадено это тебе даром: смотри, любуйся, впитывай.

Но вот на письменный стол легла книга с весьма необычным названием, с каким-то, по-новому, словосочетанием: «Реставрация души» и за ним – «Восстановление памяти». Значит, забыла твоя память нечто такое, отчего и душа исказилась. И нужна ей реконструкция, реставрация – по музейной терминологии.

Рассуждает с читателем о душе, а скорее, о людях, забытых твоей душою, Нина Петровна Родионова, – бывший, а сердцем всегда бессменный директор Нерехтского краеведческого музея. Живём-то мы, что греха таить, в быстро забывающем мире, оттого что на душе всё скоропреходящее: факты, события, люди.

И какой же мир города приоткрывает Нина Петровна, нет, скорее, распахивает недоумённому читателю! Оглянись туда, где мы жили, восстанавливали порушенные стены храмов. Словно по ним прошла война, варвары прошли. Одни люди создавали, чтобы жила красота на земле, другие, по своей ограниченности, её уничтожали. И до фундамента, по кирпичику вторые разобрали бы стены соборов, не будь таких беспокойных людей, как Н. П. Родионова. Уж её-то душа не нуждается в реставрации.

Всех помнит автор книги. Обо всех сказала, кто пошел за ней, кто откликнулся на зов музейного работника.

А начинались реставрационные работы в Нерехте со слов областного начальника: «Ты что, Родионова, хочешь, чтобы в Нерехте лучше, чем в Костроме было?» – «… Хочу, чтобы не хуже!» И ведь добилась эта хрупкая женщина, взвалившая на свои плечи непомерную тяжесть реставрации, добилась, что все храмы Нерехты великолепно украшают город и придают ему особые черты. Новая книга изобилует интересными историческими фактами возникновения и существования всех нерехтских храмов.

Несомненная ценность книги – в её подлинности. Она возвращает нас к началу событий, когда просто стыдно было оставаться равнодушным к царящему хаосу. Люди, люди, люди… Казалось, весь город откликнулся на призыв музея: восстановить былое великолепие! И все помощники, все участники восстановления памятников Нерехты, все для автора книги – замечательные, все – действующие лица истории! Названных имён так много, и столь уважительно о них говорится, что читающему невольно хочется низко поклониться им за воссозданную красоту. К чему, собственно, и взывает вся книга Н. П. Родионовой.

Люди, разбирающие завалы возле храмов, реставраторы, художники, каменщики, кровельщики – все такие живые, узнаваемые. Думаю, что они, возрождая порушенную красоту города, сами возвышались содеянным ими, настраивали свою душу на высокий лад: создавать свой дом, сад, город в красоте, на фоне которой жить.

Пространство для глаза – то же, что звук для уха: раздражает либо восхищает. Восхищение красотой связано с совестью. Когда видишь рукотворный храм – это настоящее произведение искусства зодчих и строителей, – диву даёшься, какой колоссальный труд за ними, какие муки творчества и ремесла.

Всё настоящее требует большого труда!

Не меньшего труда стоило возродить к жизни храмовую красоту города. Вся книга Нины Петровны – об этом труде, о людях, причастных к нему. И, конечно, о беспокойном сердце автора, о его причастности к делу реставрации. Книга, как и восстановленный храм, стала живым свидетельством времени и памятником людям, достойно жившим в нём.

Так восхитила меня и взбудоражила книга Н. П. Родионовой «Реставрация души. Восстановление памяти», столько эмоций вызвала – хожу по городу, любуюсь, будто внове, храмами, их внутренним убранством! Словно прозрела!

Вспомнился стих, написанный мною в 1997 году, им и завершу свою радость от книги.

Восстановление фресок
алтаря Владимирского храма

Там слой побелки, краски и времён –
Утрачен блеск Владимирского храма.
К нам время вопиет со всех сторон,
Забытых фресок вековая драма.
 
Там стенопись – под толщей бытия,
Там птички плеск под куполом услышан.
Там по лесам, дыханье затая,
Перекрестясь, взбиралась я всё выше.
 
Мне выпало с восторгом замереть:
Свежим-свежи сверкали внове лики
И сквозь лесов запутанную клеть
Таинственны игра лучей и блики.
 
Там реставратор с тщанием – старик,
Чей гений, чья душа имели милость
Узреть сквозь толщу мрака Божий лик, –
О, как у мастера лицо светилось!
 
И бодрствовала тоненькая кисть:
Писала одеянья, нимбы, руки,
И белых башен облачную высь,
И крестный путь, невыносимость муки.
 
Мир представал духовен и велик.
И пахло темперой. И было жизни мало,
Чтобы постичь, как возрождал старик
То, что, казалось бы, навек пропало.
 
Благословенность места и труда,
И этот миг, воспетый в сгустке света.
Невмочь понять благословенность эту –
Глубокой тайной скрыта навсегда.

Нерехтская правда, 20.11.2012 г.*

* Текст публикуется в новой авторской редакции (прим. ред.).

* * *

Утоли наши печали…

Памяти Нины Петровны Родионовой, бывшего директора краеведческого музея, Заслуженного работника культуры, Почётного гражданина города Нерехты и Нерехтского района

Недавно Нерехта потеряла человека, масштаб личности которого осознан лишь после его ухода. Хотя при жизни были оценены и заслуги, и вклад в городскую культуру, и если хотите, в отечественную, но до конца понять, что перед нами личность, и личность незаурядная, было недосуг. И вот теперь можно призадуматься: кто мог бы столько и самозабвенно сделать для города?

Кто займёт опустевшее место, которое, как известно, сам человек красит?

Ушла Нина Петровна Родионова, бывший директор историко-краеведческого музея Нерехты. «Уйти, чтобы остаться». Да, у неё получилось и это, как почти всё, что она делала.

Представим её с пионерским галстуком на груди. Юную, весёлую, с искромётным юмором и горением. Непременно с горением сердца, как и полагалось пионерскому вожаку. Несколько лет Нина Петровна была секретарем горкома ВЛКСМ по работе со школьной молодёжью и пионерией. Сколько планов, мероприятий, костров и сколько веры в ребячьих глазах в своего вожака! Да представить ли иной юную Нину? Так уж получается, что кто-то приходит и всё становится по-другому. Что-то хорошее добавляют в мир такие люди.

Главным качеством Нины Петровны было действо. И как же оно, выкованное уже в молодые годы, пригодилось в будущем музейному работнику. Должно быть, не сразу пришло к ней понимание Нерехты как своего пространства. Но оно пришло! Вспомним, как увлечённо вела директор экскурсии по музею, по городу. Она знала, что в музее для посетителя даже не самое главное – познать, куда важнее, чтоб он мог испытать эмоциональный подъём. О, в этом она была мастером своего дела! Ты оказываешься вовлечённым в такую стихию исторического погружения твоего «я», и – непременно – в диалог, где твоё участие было просто необходимым! Каким это удивительным образом ей удавалось? Уму непостижимо! После экскурсии уходил взволнованный, с желанием бежать читать, узнать, разыскать. Интонацией голоса, с шуткой, смягчённой улыбкой, она, рассказывая, будила лучшее в тебе. Что это? Способность, личные качества, искусство высокого профессионализма? Всё – да! Но ещё – «самость» её личности, незаурядность и красота её. И потом, есть люди, которые умеют заражать других. Они заразительны. Они – лидеры! Такой была Нина Петровна.

Много планов у директора. Многое нужно было осуществить. Рядом оставались только сильные. Слабые уходили.

Воссоздавая с архитекторами, реставраторами храмы, объезжая район и собирая там предметы старины для музея, она, прежде всего, верила в свою страну в масштабе маленькой Нерехты, верила в эту реальность как музейный работник, что всё это не зря и будет нужно. Стучалась в порой закрытые двери. Таких людей, которые хотят и поступают порой по совсем безнадёжному принципу: «Делай, что можешь, и будь что будет» – таких мало. Их надо бы оберегать и по-мо-гать, чтобы они не теряли силу.

Она радовалась славному соляному прошлому города, изыскивая новые и новые материалы. Соль в Нерехте была средством, чтобы сделать жизнь лучше. Но солью города были и такие люди, как Нина Петровна. Вы – соль земли, – говорит Евангелие, – и если соль потеряет силу, что сделает её солёной?

Отдельное слово о краеведении. Сколько славных имён было поднято музеем из забвения, скольким дадено место в историческом прошлом Нерехты. Это Нина Петровна первая заговорила об историке протоиерее М. Диеве, человеке-глыбище, каких время рождает нечасто. Он писал о городе, который любил. С его воскрешённых страниц дошли до нас отголоски той цивилизации, аромат того времени, где были соль, купцы, ярмарки, где засеивались поля и праздновались русские праздники. И говорить о Нине Петровне – это равноценно тому, что говорить о Нерехте.

Плача и провожая её в последний путь, мало было низко поклониться этой хрупкой женщине. Надо бы провезти её возле всех храмов, громоздящихся ныне над маленьким городом и восстановленных благодаря её труду и энтузиазму. Любуясь рукотворной красотой сооружений, понимаешь вдруг, что только очень крепким натурам под силу такое. Она дала ещё одно название городу – Музей под открытым небом, и оно прижилось.

Живы в городе люди, поднятые ею на благое дело реставрации, помнят, как разбирали они завалы, убирали мусор. На смену им приходили реставраторы, художники, каменщики, кровельщики. Но и её стараниями тоже засияли иконостасы Варвары, Никольского храма. Ильинский, Владимирский храмы, Пахомиев монастырь, а также колокольня Казанского собора были восстановлены в том числе и её трудами, а позднее переданы епархии.

Когда сталкиваешься с подобным историческим и беспрецедентным явлением, как поднятые из руин и унижения храмы, понимаешь, как же городу, культуре его повезло с людьми и со вставшей во главе прорыва Ниной Петровной Родионовой. Даже в самой фамилии её заключена значимость для русского человека: род – родной – Родионова – родина.

Имена всех участников этого события она запечатлела и сохранила в своей сильнейшей по правде книге «Реставрация души. Восстановление памяти». Книга, как и ожившие храмы, стала живым свидетельством времени и памятником людям, достойно жившим в нём. Она написала о том, что любила больше всего – о своём деле, о своём городе.

И ещё. От этой книги, от текста невозможно оторваться. Это поток, из которого не можешь выйти. Книга не только хроникальная – ещё и исповедальная. Читая её, слышишь голос автора. А пока помнишь голос – человек для тебя жив. У многих в эти печальные дни книга Нины Петровны снова легла на стол.

Она воспринимала свою Нерехту, словно это центр России, словно от решения проблем здесь зависела красота и сохранность всей России. Если подумать, так оно и есть. Жизнь начинается с малого.

Она была человеком магической привлекательности, к ней вынуждены были прислушиваться власти и горожане, ибо талант лидера (её одержимость жизнью Нерехты) был непререкаем, хотя препон на её пути было достаточно.

А ещё она была тёплой. От неё исходил такой чувственный поток эмоций, она умела сострадать, сохраняя свою душу открытой. Но когда дело принимало острый оборот, в ход пускались без промаха бьющее знание исторического факта, эрудиция и интеллект. Она была интеллектуал. О, сколько же знаний унесла она с собой!

На её рабочем столе осталась лежать громада папок с материалами для задуманной книги «Город, улицы, люди». В планах было – и уже начато – поднять целый пласт речений и говоров Нерехты. Ещё написать книгу для детей «История моего города» (или «Я иду по Нерехте»). Ещё – возродить все часовни города и района (душа её была христианка). Ещё: было обращение Нины Петровны к художникам Нерехты – разработать проект памятного знака и установить его в дальнейшем на том месте, откуда начиналась жизнь Нерехты. Ещё… Ещё…

Жила интенсивно, на пределе. И сегодня, потеряв такого яркого человека, мы решаемся говорить о роли личности в истории Нерехты. Личности Нины Петровны Родионовой. Её жизнь – не дар ли это, принесённый своему городу. Вот уж поистине – не стоит город без праведника.

Время беспощадно. Память постепенно отступает, отходит на шажок, дальше, а потом и вовсе остаётся воспоминанием улыбки, нечаянно сказанного слова. Всё же остальное теряется, забывается.

Но есть вещи и люди – незабвенные. Нужно поторопиться, пока ещё живы, преклонить колени перед памятью тех, кого любишь. Перед памятью Нины Петровны Родионовой.

P. S.

Последняя награда, вручённая Нине Петровне перед уходом – медаль к ордену «Стражу Отечества» (Святого Ильи Муромца) за сохранение и увековечение правдивой памяти отечественной истории.

Немногого мы стоим
без любви
к своей земле,
в разоре возлежащей.
Куда девать нам
жалости порыв?
Глаза зажмурить,
жить ненастоящим?
Но вот пример
почти античной драмы:
почти что
из беспамятной земли,

из недостойной
их слепой пыли
кресты взошли
и воссияли храмы.
Великих дел
давно закончен век.
Великих дел
творенье состоялось.
Мы помним всех,
чьё имя – человек,
чьё мужество
на память нам осталось.

Нерехтская правда, 10.02.2015 г.*

* Текст публикуется в новой авторской редакции (прим. ред.).

И. К. Лешкова

Ирина Константиновна Лешкова (род. 1947 г.) – председатель Нерехтского литературного объединения «Лира». Живёт в Нерехте.

Не умела жить по-другому

Когда человек уходит навсегда, возникает осознание, что вместе с ним утрачено.

Нина Петровна Родионова. За заслуги перед городом она удостоена высокого звания «Почётный гражданин Нерехты». Вся жизнь коренной нерехтчанки – это служение своей малой родине. Что же главное сказать об этой яркой, многогранной личности, увлечённой своим делом, так любившей жизнь?

Работая старшей пионервожатой в школе-интернате, проявляла столько творчества и энергии, что жизнь этой пионерской дружины стала самой интересной среди школ города. Здесь проявились организаторские способности Нины Петровны, умение вовлечь ребят в любое дело. Её бывшие пионеры через всю жизнь пронесли память о том, как она их готовила к вступлению в пионеры, какие интересные сборы, походы проводила.

Но с октября 1981 года Нина Петровна перешла, казалось бы, в иную, тихую, спокойную сферу деятельности. Нет, так можно было говорить о работе в музее до неё. Историко-краеведческий музей в Нерехте в те годы переживал лишь своё становление.

Энергичная натура Нины Петровны привнесла в развитие музея творчество, она умела совмещать работу с архивом и документами, с увлечением заниматься исследовательской работой по истории нашего края.

А как она проводила экскурсии по музею, городу! Гости Нерехты влюблялись в наш город, слушая её яркий образный рассказ об истории края, наших достопримечательностях, нерехтчанах. Красивая речь Нины Петровны, насыщенная поэтическими строками Сергея Пузырёва, Надежды Власовой, Веры Новак и других местных поэтов, вдруг очаровывала нерехтским говорком на «о», когда она цитировала строки исторических документов.

Помню, с какой детской радостью она зазвала меня посмотреть на старинную лампу под потолок и доски, которые удалось достать для домика «Варварино подворье», нового музейного объекта.

Она не боялась быть забавной и даже смешной, когда в праздничный день громко обращалась к нерехтчанам за помощью, чтобы собрать нужную сумму на приобретение колоколов для храма. И люди откликались, по-прежнему были готовы идти за ней. В своё свободное время приходили расчищать территорию Никольского, Владимирского, Варваринского храмов.

Надо всем признать, что если бы не Нина Петровна Родионова, не было бы в нашем городе целого комплекса музеев, гордости всех нерехтчан. Как она боролась за каждое здание, за их реставрацию!

Низкий поклон от нерехтчан за то, что она успела написать об этом периоде книгу «Реставрация души. Восстановление памяти». Это литературный памятник Нине Петровне Родионовой! Замечательно то, что и в письменной речи ей удалось передать ту экспрессию рассказа, которая свойственна только ей. Книга об удивительном времени, когда люди, приходя к вечным ценностям, пробуждали в себе прекрасные чувства любви, добра, взаимопомощи, гордости за общее достояние. Как возрождались израненные, обезображенные храмы, поражая вечной красотой.

Приходилось видеть, как она рассказывала школьникам об этой книге, а точнее – вновь «листала» в памяти события восстановления храмов Нерехты. Как они слушали! Восхищение, работа ума отражались в том внимании школьников. Не знаю другого такого человека, чья мощная энергетика могла бы захватить каждого слушателя. Как жалко теперь тех, кто не успел услышать Нину Петровну, впитать её любовь к родному краю.

Пришёл и к ней пенсионный возраст. Но это только по паспорту, потому что Нина Петровна оставалась активной участницей всех событий нашего края. Она не умела жить по-другому. Член президиума Нерехтского горрайсовета ветеранов, член женсовета, член Общественного совета по подготовке к юбилею Нерехты, краевед. Такая активная общественная жизнь не заслонила и потребность в главном для неё деле. Нина Петровна неустанно собирала материал о замечательных людях нашего края, вела обширную переписку с реставраторами, краеведами, учёными... Её архив значителен и важен, и этот труд не должен «потеряться».

Когда Нина Петровна появлялась в числе зрителей концерта или собрания, не было сомнения, что она не останется просто созерцающей происходящее. Ярким выступлением или просто звонким «браво!» она заявляла свою гражданскую позицию.

Делами своими Нина Петровна прославила фамилию Родионовых, которая стала символом любви к родному городу, служения истории и развитию культурного наследия, доброты и порядочности.

Нерехтская лира. – 2015. – № 2-3 (29-30). – С. 6.

Нерехтский Ренессанс