Троице-Сыпановский монастырь

Город Нерехта

По сведениям историка Н.М.Карамзина, в состав Владимиро-Суздальского княжества в 1169 г. входили территории Костромской, Ярославской, Владимирской и Московской губерний, и владел ими великий князь Андрей Боголюбский, злодейски убитый заговорщиками-родственниками в его резиденции Боголюбове под Владимиром. Сейчас великокняжеский ансамбль в Боголюбове со знаменитой церковью на реке Нерли восстановлен.

В X—XIII вв. Владимиро-Суздальское княжество не знало ни нижневолжской, ни карпатской поваренной соли, а добывало ее из местных соляных источников. Одним из таких мест была пойма речки Солоницы, на берегах которой стояли поселки Великая и Малая Соли. Соль ценилась дорого, была одной из основных статей великокняжеского дохода и была княжеской монополией.

Когда в 1214 г. умер владимирский великий князь Всеволод Юрьевич, прозванный за многочисленную семью «Большое Гнездо», у него осталось семь сыновей, владевших разными уделами княжества. Старший сын Константин Всеволодович, по прозвищу Мудрый, владел Ростовом и Суздалем, второй сын Юрий (Георгий) владел Переяславль-Залесским уделом, в состав которого входила и Соль-Великая (сейчас поселок Некрасово вблизи Нерехты), третий, Ярослав Всеволодович, владел Нерехтой.

Перед смертью великий князь Всеволод (Большое Гнездо), не надеясь на старшего сына Константина (Мудрого), передал престол своему сыну Юрию, но этим нарушался порядок престолонаследования по старшинству. Между братьями вспыхнула междоусобица, Константин отнял у Юрия Соль-Великую, а у Ярослава Нерехту. Это событие записано в летописце Переяславль-Суздальского монастыря. Судьба обоих сыновей Большого Гнезда была трагична. Юрий погиб в борьбе с татарами на реке Сити в 1237 г., а Ярослав (отец Александра Невского) во время оккупации России татарами был вызван в ханскую ставку и там отравлен.

Даже во времена «татарского ига», как дореволюционные историки называли период оккупации России татарами, Московское государство, в состав которого вошло Владимирское княжество, продолжало расширять свои границы и особенно активно действовали великий князь Иван Калита и его внук Дмитрий Донской.

Тогда Нерехтская волость принадлежала жене Д. Донского великой княгине Евдокии Дмитриевне — дочери суздальского князя Дмитрия Константиновича. Евдокия Дмитриевна была прогрессивной женщиной, она обустраивала Московский Кремль (Воскресенский монастырь — ее детище) и принимала участие в подготовке похода мужа на Куликову битву.

Один из эпизодов жизни жены Д.Донского послужил эпилогом драматической междоусобицы русских князей. От отца Дмитрия Константиновича Евдокия Дмитриевна получила в приданое дорогой пояс, украшенный драгоценными камнями, который достался младшему внуку Д.Донского, галичскому князю Василию Косому. Во время свадьбы великого московского князя Василия Дмитриевича — сына Д.Донского и дяди Василия Косого — галичский князь этот пояс надел на себя.

Мать жениха Софья Витовтовна увидела этот пояс на Косом и, считая его наследством сына, отобрала пояс у Косого. Сыновья галичского князя Юрия Дмитриевича (второго сына Д.Донского) Дмитрий Шемяка и Василий Косой обиделись, и якобы из-за этого началась междоусобица Галича с Москвой. Но, конечно, истинная причина междоусобицы была в другом. Московское правительство проводило политику объединения всех княжеств под эгидой Москвы, тогда как галичские князья были за сохранение самостоятельных уделов.

Великая княгиня Евдокия Дмитриевна Нерехтскую волость с ее соляными варницами и колодцами отдала Троице-Сергиеву монастырю. Этот монастырь прозорливо оценил значение соледобычи в Нерехте и Солигаличе и всякими путями приобретал здесь соляные колодцы и варницы. Для обслуживания соледобычи монастырю были пожалованы близлежащие деревни с крестьянами.

В 1478 г. великая княгиня Мария Ярославна, жена Василия Васильевича II (Темного), после смерти мужа постриглась в монахини под именем Марфы и дала Троице-Сергиеву монастырю в Нерехте землю у церкви Бориса и Глеба: «Се яз княгиня великая Марфа пожаловала Троицкого Сергиева монастыря игумена Паисия в Нерехте местом у Бориса и Глеба на Подоле и то было болото и Троицы же солевары и кладище а дала Сергию по государе по своем и по всему нашему роду».

В то время в Нерехте уже велась добыча соли и работали соляные варницы. В 1536 г. Нерехтскую волость описывал писец А.И.Писемский, сын которого Федор Андреевич Писемский был послом России в Крыму, а потом был послан Иваном Грозным в Англию с поручением «высмотреть невесту царю», когда Грозный для упрочения связей с Англией хотел жениться на племяннице английской королевы.

С введением опричнины большинство земель в Костромском и Галичском уездах были взяты на «государя», и в 1572 г. Иван Грозный завещал Нерехту с другими городами своему сыну Федору Ивановичу. Этот незадачливый сын Грозного, описанный А.К.Толстым в драме «Царь Федор Иоаннович», идущей на сценах театров и в наше время, после смерти Грозного стал великим московским государем, и вотчины, в том числе и Нерехта, ему стали не нужны.

Когда в России стали добывать более дешевую каменную и самосадочную соль, добыча соли и соляных растворов прекратилась, и в начале XVII века добыча соли у Нерехты совсем не производилась, хотя Иван Грозный в 1572 г. пожаловал Большие и Малые Соли знаменитому солепромышленнику Семену Строганову за его участие в завоевании и освоении Сибири.

Нерехта была расположена в стороне от путей, по которым казанские татары и черемисы совершали свои грабительские набеги на северо-восточные окраины Московского государства — на Костромской и Галичский уезды — поэтому в Нерехте и не было крепости для защиты местного населения. Но Нерехту не миновали события Смутного времени. В 1614 г. полковник пан Лисовский по дороге из Данилова на Суздаль сжег Нерехту.

Нерехта считалась пригородком Костромы и только в 1778 г. по указу Екатерины II стала называться уездным городком Костромской провинции. В городе был свой магистрат, духовное правление, уездный суд и другие учреждения, часть которых располагалась вблизи Сыпанова монастыря. Монастырь этот был основан монахом Пахомием, выходцем из Владимира, умершим в 1384 г.

В 1688 г. царем монастырю было пожаловано «Евангелие в зеленом бархате, кадило серебряное и медное». В монастыре было «27 старцев (монахов.— Д.Б.) и 15 сестер (монахинь.— Д.Б.) а кормятся по миру да богодельная келия строения ярославского посадского человека Ивана Кемского а в келии юродивые — 18 человек».

Рядом с монастырем находилась слободка, в которой располагалась хозяйственная часть монастыря, а на реке Солонице стояла монастырская мельница. Основное население Нерехты составляли мещане и купцы, в ней была развита торговля, только торговых лавок и амбаров было 45. Еще в конце XVIII века в Нерехте стало развиваться полотняное производство. Купцами Грязновским, Пастуховым, Суворовым были построены каменные здания для фабрик. В описании Нерехты 1778 г. читаем: «Жители сверх того съезжают в города Москву, Ярославль, Кострому, с холстами льняной пряжи. Прочие жители довольствуются содержанием постоялых дворов и от продажи разных продуктов, как-то сена, овса, дегтя. Женщины упражняются в домашних рукоделиях, прядут лен, шерсть, ткут холсты, сукна, а другие плетут из ниток кружева».

Тогда в городе стояло 6 каменных церквей. Но еще в 1628 г. в Нерехте на посаде стояли 4 деревянных церкви; в 1713 г. на месте Благовещенской деревянной церкви началось строительство каменной Благовещенской церкви, а в 1736 г. у другой, Варваринской, на посаде был пристроен каменный Введенский придел.

Через Нерехту проходили оживленные торговые тракты в Ярославль, Кострому и Нижний Новгород, по ним шли бесчисленные обозы. В городе они останавливались на ночлег и отдых на постоялых дворах.

В Нерехте родилась и похоронена писательница Е.А.Дьяконова. А в 1804 г. в Нерехте родился В.Я.Актов — краевед, написавший очерк о Воскресенской церкви Нерехтского уезда.

Россия, Костромская область, Нерехта и Троица (Сыпаново) на карте.
Villages of Kostroma region: Russian province history