Н. А. Зонтиков

Нина Петровна Родионова:
душа Нерехты

«Самое драгоценное воспоминание о Нерехте – это Нина Петровна Родионова. Можно по-разному относиться к роли личности в истории, но роль Нины Петровны в истории города Нерехты, судя по всему, неоспорима. Точнее сказать, неоспорима её роль в сохранении истории Нерехты, потому как Нина Петровна – директор городского музея. Это – по должности. А по сути – защитница, воительница и берегиня»[1].
«Вдаль по дороге», 2004 г.

6 февраля 2015 года в Костроме, в областной больнице, на 72 году жизни скончалась Нина Петровна Родионова (1944 – 2015 гг.) – Заслуженный работник культуры Российской Федерации, Почётный гражданин г. Нерехты, заведующая Нерехтским краеведческим музеем в 1985 – 2009 гг., женщина, которую называли душой Нерехты. Всю её жизнь можно разделить на две части: жизнь до музея и жизнь в музее.

Н. П. Родионова: жизнь до музея

Нина Петровна Вдовина (в замужестве Родионова) родилась в г. Нерехте 4 января 1944 года. Она появилась на свет ещё во время Великой Отечественной войны и относится к поколению военных детей. 1 сентября 1951 года Нина Вдовина пошла в первый класс начальной школы № 6. После окончания начальной школы с 1955 года училась в средней школе № 3. Её родная тётя Александра Фёдоровна Игрушкина (урождённая Вдовина) вспоминает Нину Вдовину школьных лет: «Учится хорошо, с желанием бегает в школу, старается всё успеть, вовремя выучить уроки, книжку почитать, на улице поиграть в вышибалы, в “классики” поскакать. Эмоциональная, артистичная. Ей хотелось участвовать во всём, уже тогда проявились у неё организаторские способности. А как она командовала мальчишками на своей улице! Они ей в рот смотрели – настоящая командирша!»[2]

Нина Вдовина и её двоюродный брат Игорь Вдовин. Фото 1948 г.
1955 год. Начальная школа № 6. 4-й «Б» класс. Нина Вдовина – четвертая слева во втором ряду снизу

В середине 50-х годов мать Нины, Ангелина Фёдоровна Бурмистрова (1923 – 1994 гг.), переехала из Нерехты на Украину – в г. Мелитополь Запорожской области. Несколько лет своего детства и юности Нина Петровна прожила на Запорожье. С 1956-го по 1961 год она училась в Мелитопольской средней школе № 69. В июне 1961 года Нина Петровна окончила школу и получила аттестат зрелости на украинском языке. Мелкий штрих эпохи – русские учителя учили русских детей на русском языке и вручали им аттестаты на «ридной украинской мове»…

Ангелина Фёдоровна Бурмистрова – мать Нины Петровны. Фото конца 60-х годов XX в.
1 мая 1956 года. Нерехта. Нина Вдовина на первомайской демонстрации (слева от барабанщика – в берете)

1961 год явно был судьбоносным в жизни Нины Петровны. Ведь она могла остаться в Мелитополе или, например, в г. Запорожье. Кто знает, как сложилась бы её последующая судьба, особенно после 1991 года, когда Украинская ССР неожиданно стала «самостийной» и «незалежной» страной со всем тем, что последовало позднее…*

* В 1991 г. мать Нины Петровны оказалась для своих нерехтских родных за границей. А. Ф. Бурмистрова умерла в 1994 г. в Мелитополе, где и была похоронена.

Аттестат зрелости на украинском языке, который Нина Вдовина получила в июне 1961 года после окончания Мелитопольской средней школы № 69

Нина Вдовина очень хотела поступить в театральный институт. Однако с матерью они жили бедно, и помочь дочери во время учения Ангелина Фёдоровна бы не смогла. В 1962 году Нина Петровна вернулась в родную Нерехту. Жалела ли она потом, что не смогла поступить в театральный вуз, мы не знаем. Наверное, жалела. Нина Петровна была наделена редким артистическим даром, и у неё имелись все предпосылки стать замечательной актрисой. С другой стороны, актёрская судьба у всех складывается по-разному, и как бы она сложилась у неё, неизвестно. Видимо, то, что Нина Петровна не смогла стать актрисой, было промыслительно: судьба готовила девочку из Нерехты к другому поприщу…

1 октября 1962 года Нина Петровна поступила работать воспитателем в Нерехтскую школу-интернат. Через два месяца, 22 декабря 1962 года, её перевели на должность старшей пионервожатой[3]. Нерехтская школа-интернат была создана в 1959 году на базе недавно построенной средней школы № 3 на ул. Школьной. С этим учебным заведением у Нины Петровны были связаны почти десять лет жизни. Здесь впервые раскрылся её талант общественника, проявились лучшие черты её личности. В 1999 году, к 40-летию школы-интерната, Нина Петровна поместила в районной газете большую, на всю полосу, статью, в которой очень тепло вспоминала директора школы-интерната Ольгу Михайловну Жестовскую, первое поколение педагогов и воспитателей[4].

Одна из бывших воспитанниц Нины Петровны, А. С. Грицук, вспоминает своё первое впечатление от старшей пионервожатой: «Нина Петровна поразила меня в первый же день своим вот таким оптимизмом, она как факел летала вдоль строя дружины, я влюбилась в неё с первого взгляда. И не разочаровалась на протяжении этих двух лет, пока я училась там. Вот если бы она позвала детей в бой за Родину, все как один ушли бы за ней, как за Гайдаром, – дети настолько верили ей»[5]. Другая бывшая её подопечная, Л. С. Ильина, пишет: «Организатор Нина Петровна была замечательный. К нам в школу приезжали знаменитые люди: поэты, музыканты, актёры. Возили нас всей дружиной в Кострому, в театр им. Островского, на спектакль “Финал”. Часто были встречи с участниками войны, лучшими людьми нашего города. Всей дружиной ездили в цирк. Запомнилась поездка в Иваново на пионерский слёт, т. к. я была членом пионерского штаба. Проводились разные конкурсы, концерты»[6].

Все воспоминания, опубликованные в данной книге, свидетельствуют о том, что пионервожатой Нина Петровна являлась редкостной. Иного, конечно, и быть не могло: будущая заведующая Нерехтским музеем была рождена для подобной работы. Многие её пионеры, став взрослыми, приходили по призыву Нины Петровны на субботники, копали траншеи, помогали в реставрации памятников архитектуры. Пионервожатой Нина Петровна проработала три года, а в декабре 1965 году пошла на повышение – была назначена заведующей отделом студенческой, школьной молодёжи и пионеров Нерехтского горкома ВЛКСМ[7].

В 1966 году Нина Петровна вышла замуж. Её избранником стал Владимир Александрович Родионов – в то время студент 1 курса Ивановского медицинского института. Их брак был зарегистрирован 19 февраля 1966 г.* В семье Родионовых родилось двое детей: 5 февраля 1968 года – дочь Елена, 27 августа 1974 года – сын Родион**.

* Владимир Александрович Родионов родился 30 января 1942 г. в с. Ильинском Новленского сельсовета Нерехтского района. В 1956 – 1959 гг. он жил в Нерехте, где закончил 2-ю среднюю школу. В 1961 – 1964 гг. служил в ГДР, в Группе советских войск в Германии. В 1965 – 1971 гг. учился в Ивановском медицинском институте. После его окончания работал врачом-педиатром в Нерехтской ЦРБ, заместителем главного врача, главным врачом, в 1987 – 2008 гг. – врачом Скорой помощи.

** Елена Владимировна Родионова (в замужестве Новак) окончила Костромское медицинское училище, работает в Нерехте врачом-стоматологом. Родион Владимирович Родионов окончил Костромское военное училище химической защиты. Служил в армии, окончил службу майором. В настоящее время живёт в Кинешме.

Нерехтская школа-интернат. Фото 60-х годов XX в.
1963 год. Школа-интернат. Нина Петровна выступает на семинаре пионервожатых
Директор школы-интерната О. М. Жестовская, пионервожатая Н. П. Вдовина (в центре) и мать Героя Советского Союза Юрия Смирнова М. Ф. Смирнова (с цветами, сидит) на пионерском костре в День рождения пионерской организации. Фото начала 60-х годов XX в.
Директор школы-интерната О. М. Жестовская (в центре) и пионервожатая Нина Петровна Родионова (крайняя справа в третьем ряду снизу) с учениками одного из классов. Фото 1967 г.

Однако в горкоме комсомола Нина Петровна проработала только полтора года. В мае 1967 года она вновь вернулась в школу-интернат на ту же должность старшей пионервожатой[8]. Обстоятельства возвращения в школу нам неизвестны, но, заметим, – это очень редкий случай, чтобы человек, перешедший из школы в горком, не оказался потом, например, в райкоме, а вернулся обратно в школу. Все эти годы Нина Петровна заочно училась на филологическом факультете Костромского педагогического института им. Н. А. Некрасова, который окончила в 1969 году.

14 марта 1970 года Нину Петровну наградили юбилейной медалью «За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина»[9]. Это была высокая награда, вряд ли много старших пионервожатых в нашей стране получили тогда Ленинскую юбилейную медаль.

19 февраля 1966 г. Свадьба Родионовых
С мужем и дочкой Леной
Фото 1969 г.

В мае 1971 года Нину Петровну назначили заведующей методкабинетом Нерехтского райотдела народного образования (районо), а в августе 1978 года – инспектором Нерехтского районо[10]. Конечно, Нина Петровна и здесь осталась сама собой. Одна из бывших молодых учительниц, В. А. Молодцова, работавшая в 70-е годы в средней школе с. Улошпань, вспоминает о своей первой встрече с инспектором районо Родионовой: «Нина Петровна в составе комиссии районного отдела народного образования присутствовала на моём открытом уроке русского языка. Тема – знаки препинания в конце предложения. Волнение молодого педагога понятно. Выслушиваю замечания, предложения, советы старших коллег. Доходит очередь до инспектора районо Родионовой Нины Петровны. Встаёт красивая, очень подвижная женщина:

Нина Петровна Вдовина.
1964 г.

– Как выражали вопрос, восклицание ваши ученики? Добивайтесь от них больше эмоций! Как кричит заблудившийся в лесу? Или когда хочет докричаться до соседа, живущего через дорогу?

Нина Петровна в Нерехтском горкоме комсомола.
Фото А. Андреева. 1966 г.

У меня глаза расширяются, рот приоткрывается… И это сугубо кабинетный работник?! Сколько экспрессии, артистичности!»[11] Однако работа в районо была всё-таки не в натуре Нины Петровны. Её хорошая знакомая, С. В. Мурыксина, пишет: «<…> инспектировать и писать отчёты не по характеру этой активной женщине. Заскучала. Творческая, беспокойная натура не позволила ей превратиться в обычного кабинетного работника»[12].

1981 год:
приход на работу в музей

В 1981 году в жизни Нины Петровны произошёл поистине судьбоносный поворот: она перешла из районо в Нерехтский музей. Дочь Нины Петровны, Елена Владимировна Новак, пишет об этом так: «<…> после пионерии и комсомола маме эта работа (в районо. – Н. З.) не очень нравилась, она, скорее, рутинная и бумажная. И вот после мелкого конфликта она решила уйти из районо, пока в неизвестность, и идёт по улице грустная, и встречает директора тогдашнего музея Ерофееву Елизавету Васильевну, которая позвала её на работу на должность научного сотрудника в Нерехтский филиал музея-заповедника. Вот где Нина Петровна нашла своё призвание и проработала долгих 28 лет»[13].

1 октября 1981 года Н. П. Родионова перешла на работу в Нерехтский филиал Костромского музея-заповедника на должность научного сотрудника[14].

Так судьба привела Нину Петровну туда, где должно было совершиться главное дело её жизни, её миссия, её высокое служение.

К тому времени музей в Нерехте существовал только шесть лет: он был создан в 1975 году[15], и у него не имелось ещё ни истории, ни традиций. Музей размещался на старинной Никольской улице, переименованной после революции в ул. Володарского, в небольшом здании бывшей аптеки, возведённом в начале XX века в стиле модерн*. Четыре года Нина Петровна работала здесь под руководством первой заведующей музеем Елизаветы Васильевны Ерофеевой.

* Решение о передаче здания по ул. Володарского, д. 9 под музей Нерехтский горисполком принял 4 декабря 1973 г. Открытие первой экспозиции в музее состоялось 14 мая 1975 г.[16]

Всей своей жизнью Нина Петровна была подготовлена к работе в музее. Ещё во время работы в школе-интернате она занималась с детьми краеведением, ходила в походы, занималась историей Великой Отечественной войны.

Но главное – она любила свой старинный город и переживала за плохое состояние его памятников.

Здание музея на бывшей Никольской улице.
Нина Петровна работала здесь с 1981 по 2009 г.
Современное фото
1 сентября 1982 года. На Ленинском уроке в музее по теме «Наш край родной» 5-й класс 2-й средней школы. Ведёт урок научный сотрудник Н. П. Родионова. НКМ

1 октября 1983 года Нина Петровна стала старшим научным сотрудником, а 2 ноября 1985 года после того, как Елизавета Васильевна ушла на пенсию, она была назначена заведующей Нерехтским филиалом Костромского музея-заповедника. Период её руководства музеем составил эпоху не только в истории музея (это само собой разумеется), но и в жизни Нерехты, района и, не побоимся сказать, всей Костромской области. Нина Петровна возглавила музей в то время, когда над нашей страной задули ветра «перестройки» и начался противоречивый процесс перемен.

Возвращённые имена:
М. Я. Диев

В 80 – 90 годы Н. П. Родионова способствовала возвращению многих несправедливо забытых или полузабытых имён своих выдающихся земляков: С. А. Воротилова, Н. Н. Селифонтова, Е. А. Дьяконовой и др.

Одной из её безусловных заслуг, как заведующей музеем, является то, что она способствовала возвращению в общественную память имени одного из самых выдающихся уроженцев г. Нерехты и всей Костромской земли – историка, краеведа, протоиерея Михаила Яковлевича Диева (1794 – 1866 гг.).

Понятно, что в советское время его имя – священника, много писавшего по церковной истории Костромского края – фактически замалчивалось. Как известно, о. Михаил Диев практически всю свою жизнь прожил в Нерехте и её ближайших окрестностях и только в последние годы жизни переехал под Судиславль, где приобрел небольшую усадьбу. После кончины он был похоронен на кладбище у стен Воскресенской церкви в с. Ильинском, что на реке Мезе, Костромского уезда (совр. Судиславский район). В советское время храм в Ильинском разрушили, от него остался только нижний ярус колокольни, кладбище возле него стёрто с лица земли. С помощью потомков Диева удалось определить примерное место его могилы, на ней был установлен временный деревянный крест.

21 октября 1989 года. Село Ильинское (Судиславский район). Панихида на могиле протоиерея Михаила Яковлевича Диева. Нина Петровна Родионова (слева от духовенства) – с видом Успенской церкви с. Тетеринского в руках. Фото Г. Белякова

Празднование 195-летия о. Михаила Диева стало значительной вехой в общественной жизни нашего края. 21 октября 1989 года состоялись два важных события: первая за многие десятилетия панихида на могиле М. Я. Диева и Первые Диевские чтения. Утром 21 октября 1989 года на могиле о. Михаила в с. Ильинском представители костромской, нерехтской и судиславской общественности присутствовали на панихиде, которую совершили священник костромской церкви Воскресения на Дебре (в то время – кафедрального собора) о. Александр Андросов, диакон о. Сергий Мальцев и настоятель Успенской церкви в с. Тетеринском под Нерехтой – архимандрит о. Поликарп (Будаква)*. Во второй половине этого же дня в Нерехте, в здании городской библиотеки, которой в 1999 году будет присвоено имя Михаила Диева, прошли Первые Диевские чтения (всего при Нине Петровне в Нерехте было проведено пять Диевских чтений).

* По службе в Успенской церкви в с. Тетеринском архимандрит Поликарп (Будаква; 1926 – 1996 гг.) являлся прямым преемником о. Михаила Диева, который 19 лет (с 1813 по 1832 гг.) был настоятелем этой церкви.

Возрождение храмов:
Никольская церковь

Как заведующая музеем, Нина Петровна приняла активнейшее участие в начавшейся в 80-е годы реставрации храмов Нерехты.

К началу «перестройки» в Нерехте из украшающих её семи исторических церквей, возведённых в XVII – XIX веках, действовала только одна – Крестовоздвиженская кладбищенская. Все остальные использовались под различные хозяйственные нужды, у них были сбиты главы, разрушены колокольни. Здания большинства из них представляли собой бесформенные обрубки, в которых трудно было рассмотреть изысканные силуэты храмов. В стоявшем на центральной площади Казанском соборе размещался хлебозавод. Находящийся на окраине Нерехты уникальный ансамбль бывшего Троице-Сыпанова монастыря представлял собой живописные руины, поросшие травой и кустарником…

Если бы в 1985 году кто-то сказал, что пройдёт всего несколько лет и большая часть храмов вновь вернёт себе былую красоту, то ему бы не поверил никто. Однако так и случилось. Да, конечно, свою роль сыграли – не могли не сыграть – объективные причины: «перестройка», отход от прежних догм, празднование в 1988 году Тысячелетия крещения Руси и т. д. Но не меньшую роль сыграли и субъективные причины, а именно то, что во главе дела реставрации нерехтских памятников встали три человека.

Первым из них был Сергей Васильевич Демидов – архитектор-реставратор Центральных научно-реставрационных мастерских Министерства культуры (Москва) и будущий Почётный гражданин г. Нерехты. Вторым стал Юрий Михайлович Татауровский (1927 – 2012 гг.) – начальник созданного тогда Нерехтского участка Костромской специальной научно-реставрационной производственной мастерской (КСНРПМ). Участник Великой Отечественной войны, всю свою жизнь проработавший в строительстве, он пришёл в реставрацию в 1987 году, по сути, начав в возрасте 60 лет свою жизнь заново. Третьим человеком, сделавшим возможным «нерехтский феномен», была, конечно, Нина Петровна Родионова. Вдумаемся: ведь никто не тянул её заниматься возрождением памятников, все эти годы она могла бы тихо и мирно просидеть у себя в музее. Нина Петровна сама возложила на свои хрупкие плечи этот тяжкий крест.

80-е годы XX века. Крестовоздвиженская кладбищенская церковь – единственный действующий храм Нерехты. Фото В. Шевченко

Именно благодаря данному триумвирату всего за несколько лет удалось добиться очень многого. С. В. Демидов отвечал за проектную часть, Ю. М. Татауровский со своими мастерами воплощал эти проекты в жизнь. Нина Петровна обеспечивала общественную и административную поддержку. Главной фигурой в этой «большой тройке», несомненно, являлась Нина Петровна. Мы знаем города в нашей области, где проекты восстановления памятников делали самые выдающиеся архитекторы (тот же Л. С. Васильев) и начальники реставрационных участков были достаточно приличные, но не оказалось там своей Нины Петровны, и реставрационные дела там тянулись десятилетиями и без результатов. С. В. Демидов так пишет о роли Н. П. Родионовой: «Самым активным помощником <…> была Нина Петровна, сумевшая убедить областное руководство в необходимости открытия в отреставрированных памятниках новых музейных экспозиций и выставок, обдумать их название. Строительство котельных, прокладка всех коммуникаций, приобретение труб, сгонов, насосов и ещё сотен бог-весть каких деталей целиком легли на её плечи. Без обеспечения памятников теплом не могло быть речи ни о реставрации интерьеров, ни об экспозициях. Она не жалела ни себя, ни сотрудников музея: все, начиная от директора и кончая кочегарами и уборщицами, при необходимости таскали доски, красили полы, белили стены. Срывала спину, лежала в больнице, а после выписки всё повторялось»[17].

Размах реставрационных работ, проведённых на рубеже 80-х и 90-х годов XX века, не может не поражать. Ничего подобного ни в одном другом историческом городе в статусе райцентра за это время нам неизвестно. Не зря в те годы пресса, когда писала о Нерехте, обычно употребляла газетный штамп «нерехтский Ренессанс».

Первым объектом восстановления стал Никольский храм (в просторечии – «Никола») на улице Володарского, стоявший вблизи музея. Храм закрыли в 1930 году, его высокая колокольня была взорвана, венчающее пятиглавие сбито, внутреннее убранство уничтожено. В последующие десятилетия здесь размещался Дом культуры, в войну жили эвакуированные из Ленинграда дети, потом находилось общежитие фабрично-заводского училища фабрики «Красная текстильщица». В 60-е годы в храме разместился склад Нерехтского торга. Реставрационные работы на Никольском храме начались в марте 1983 года[18]. Автором проекта его реставрации был костромской архитектор А. П. Чернов. С общестроительными работами особых проблем не возникало. Серьёзный экзамен ожидал коллектив реставраторов в связи с необходимостью восстановления иконостаса. С. В. Демидов предложил установить в храме иконостас из заброшенной Никольской же церкви села Верховье Солигаличского района. В своей книге «Реставрация души. Восстановление памяти» Нина Петровна вспоминает всю эту эпопею, которая началась для неё в июле 1987 года, когда она находилась в отпуске. 14 июля, «сорванная» из отпуска звонком из Москвы С. В. Демидова, Нина Петровна уже была в Верховье. Солигаличская общественность, которую тоже нельзя не понять, выступила против перевозки иконостаса в другой район, в дело втянулись Солигаличский райком партии, облисполком и т. д. и т. п. Всё это время Нина Петровна находилась в Верховье, одновременно выполняя функции поварихи для группы реставраторов.

Никольская церковь.
Фото 1960 г.

Последняя машина с деталями иконостаса прибыла в Нерехту 24 августа 1987 года. Иконы реставрировали в Костроме, иконостас собирали и реставрировали на месте в Никольском храме. «Восстановление резьбы шло очень медленно – по крупицам ребята собирают обломки былой красоты. Несколько колонн и картушей были полностью утрачены (сгнили), пришлось резать в Костроме в мастерской»[19]. Иконостас, который неизбежно погиб бы в солигаличском Верховье, обрёл вторую жизнь в стенах Никольского храма в Нерехте.

Никольская церковь.
Фото начала 1980-х годов XX в.
Реставрация Никольской церкви. Н. П. Родионова и Ю. М. Татауровский. Фото конца 80-х годов XX в.

Благодаря перевозке иконостаса из Верховья была спасёна одна из самых выдающихся икон Костромского края «Собор Костромских святых» (1886 г.). На этой большой иконе запечатлено девять преподобных отцов, основателей монастырей нашего края – Макарий Унженский и Желтоводский, Авраамий Галичский и Чухломской, Иаков Железноборовский, Пахомий Нерехтский и др. Ныне икона находится в Никольской церкви в Нерехте.

Следующим, ещё более сложным, испытанием для Нины Петровны стала реставрация стенных росписей. Для того чтобы начать её, надо было провести в здание отопление. «Многоразовый приезд бригады художников-реставраторов из Костромы и их угрозы и обещания засесть за реставрацию живописи на другом объекте (а это на несколько лет) заставили нас срочно <…> построить свою котельную»[20]. Для котельной надо было изготовить массу всякой документации. Нина Петровна помчалась в Кострому, в институт «Костромагражданпроект», нашла того, от кого зависело решение вопроса (заведующего отделом Ю. Г. Караулова), и встала перед ним на колени. «Перед седым красавцем встала на колени! Он был ошарашен! Наверное, подумал, сумасшедшая»[21]. Многие бы на месте Нины Петровны могли поступить так? В результате проектную документацию сделали за две недели: «<…> когда позвонил Юрий Георгиевич и сообщил, что документация готова, мы ушам не поверили!! Всё было выполнено через две недели! Если учесть, что обычное дело – через год! Это было чудо!»[22]

Однако встала другая острая проблема. Для газовой трубы надо было проложить траншею, но гору, на которой стояла Никольская церковь, техника преодолеть не могла. «Но как прокопать эти крутые метры для газопровода в горку, на которой не удержится никакой трактор? Только вручную»[23]. Но – как и чьими силами? На улице стоял декабрь. Другой руководитель в этой ситуации отступил бы. (И кто бы взял на себя смелость его этим попрекнуть?) Но Нина Петровна была настоящий боец. Она обратилась к жителям города. 10 декабря 1988 года в «Нерехтской правде» появилось написанное ею обращение, в котором говорилось: «К тем, кто не равнодушен к красоте, кого волнует судьба памятников архитектуры, обращаются члены Нерехтского совета содействия Советскому фонду культуры* с призывом помочь первому реставрируемому объекту в Нерехте – Никольской церкви. Потребуется мужская сила – необходимо прокопать траншею для газопровода, чтобы обеспечить теплом здание Николы. Организаторы воскресника ждут всех желающих поработать у здания Никольской церкви в 10 часов. Просьба захватить ломы»[24].

* После образования в конце 1987 г. в Костроме Костромского областного отделения Всероссийского фонда культуры, входившего, в свою очередь, в Советский фонд культуры, Нина Петровна возглавила Нерехтский совет содействия Советскому фонду культуры.

Позднее Нина Петровна вспоминала: «Признаюсь честно, не надеялась. Обзвонила всех друзей музея, учителей, врачей. Подготовила рабочий инструмент – ломы, перчатки»[25]. По её просьбе три предприятия города для этого трудового подвига изготовили 70 ломов. В книге «Реставрация души…» Нина Петровна постаралась вспомнить всех участников этой героической эпопеи: «Пришли учащиеся из 1-й средней школы, из 3-й школы с С. Ю. Ивановым, мужчины-учителя и учащиеся из 2-й средней школы с В. Д. Пастуховым и Ю. Н. Шемякиным. Не остался в стороне от благородного дела врач А. М. Соколов, художники В. И. Дубов, В. П. Осипенко, Н. С. Иконописцев, Ю. С. Гребнев, работники редакции. Вместе с членами клуба “Патриот” копали траншею секретари горкома комсомола С. Максимов и Г. Урожаев, учащиеся СПТУ-27 под руководством мастера А. Н. Вовкогонова*»[26].

* В СПТУ-27 работал мастером С. Н. Вовкогон (прим. ред.).

Декабрь 1988 года. Рытье траншеи для прокладки газопровода к Никольской церкви

Рытье траншеи длилось две недели. Нина Петровна вспоминала эти дни как «двухнедельный каторжный труд». Работники музея поили добровольцев горячим чаем. «Мы их отпаивали чаем с баранками. Уборщица Александра Александровна по пять раз кипятила чай в настоящих самоварах, а сахар мы приносили из дома. Всё! Последний чай для участников воскресника! Измучались! Тридцать метров в гору выкопали!»[27] Не правда ли, напоминает страницы из книги Н. А. Островского «Как закалялась сталь», где герои-комсомольцы, в голоде и холоде, строят узкоколейку, чтобы не оставить на зиму город без дров? У многих ли руководителей музеев есть такие героические страницы в биографии? Да, время было необычное, но спросим себя, кто ещё из заведующих музеями мог бы обратиться напрямую к людям и попросить их в декабре месяце две недели долбить ломами промёрзлую землю и чтобы люди отозвались на призыв? Это могла сделать, конечно, только Нина Петровна. А ведь эпопея с траншеей – только один из многих эпизодов. «Предстояло теперь построить котельную, “достать” котлы, батареи, трубы, “выбить” лимит на газ – огромный храм надо было обнять теплом, в котором когда-то топились дровами четыре печки»[28].

4, 5 и 6 ноября 1990 года над Никольским храмом – буквально, как Знамя Победы – были водружены и вновь засияли позолоченные кресты[29]. Ирония истории – кресты вознеслись над старинной Никольской улицей в самый канун очередной годовщины Октябрьской революции.

В 1991 году в восстановленном Никольском храме произошло событие, подобного которому, я думаю, не было тогда нигде во всем Советском Союзе. На рубеже 80-х и 90-х годов Нина Петровна и её сотрудники приняли активное участие в создании второго тома «Книги памяти», в котором должны были быть помещены списки всех жителей Нерехты и Нерехтского района, погибших в годы Великой Отечественной войны. Рабочую группу по Нерехтскому району возглавил председатель Нерехтского городского Совета народных депутатов Е. А. Павлов; Нина Петровна стала заместителем руководителя группы[30] (второй том «Книги памяти» был опубликован в 1994 году). Нина Петровна вспоминала: «Началась подготовка к изданию “Книги Памяти”: были пересмотрены сотни архивных материалов – похоронки, справки, извещения, заявления. Сотрудники музея Талова Варвара Павловна, Лазарева Евгения Васильевна, Воробьёва Нина Фёдоровна, Смирнова Майя Викторовна по карточкам, написанным в музее, проверили 6 тысяч убитых, пропавших без вести, умерших от ран нерехтчан. Спасибо офицерам военкомата <…> которые не жалея времени, помогали музейщикам в подготовке списков»[31]. Да, подобное тогда происходило по всей стране, но не везде произошло то, что устроила Нина Петровна в мае 1991 года. «Эти, ещё горячие, списки принесли из типографии <…> и разместили в огромной трапезной Никольского храма, открытой после реставрации»[32].

Никольская церковь возродилась.
Фото В. Шевченко. Начало 90-х годов XX в.

8 мая 1991 года, в канун Дня Победы, в трапезной Никольского храма произошло поминовение павших, какого в Нерехте не было ещё никогда. В этот день здесь состоялась поистине «народная панихида», которую совершил настоятель Крестовоздвиженской церкви о. Анатолий Коркин. Нина Петровна вспоминала: «Накануне Дня Победы состоялась первая народная панихида по погибшим, которую провел о. Анатолий Коркин. Пришли проверять списки своих родных и близких вдовы, дети и внуки тех, кто воевал и не вернулся. Открыли Стену Памяти – нерехтчане принесли сотни фотографий погибших родных»[33]. В. К. Сморчков вспоминает: «На всю жизнь мне запомнилось празднование в Нерехтском музее 46-летия Победы, когда на стенах Никольского храма были вывешены полные списки всех жителей города и района, павших на фронтах Великой Отечественной, в храме был отслужен поминальный молебен, и целый день со всего района подъезжали к музею автобусы, и люди со слезами на глазах отыскивали родные фамилии и имена, несли скромные весенние цветы»[34]. После панихиды состоялся концерт духовной музыки, подготовленный преподавателями музыкальной школы во главе с А. В. Громовым. Прозвучали хоровые произведения: «Сподоби, Господи», напев Киево-Печерской Лавры, фрагмент литургии святителя Иоанна Златоуста, «Молитва Господня» и др.[35]

Летом того же 1991 года и Нина Петровна, и все, кто трудился над восстановлением памятников Нерехты, получили особое признание. 2 июля в Костроме должен был открыться VI Всероссийский съезд Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК). Рано утром 2 июля до начала работы съезда около 400 его делегатов приехали в Нерехту, и Нина Петровна провела для них экскурсию по всем реставрируемым объектам. Среди тех, кто её слушал, были заместитель министра культуры РСФСР А. И. Шкурко, академик И. В. Петрянов-Соколов, член-корреспондент Академии наук СССР историк С. О. Шмидт, космонавты В. И. Севастьянов, В. В. Аксёнов и др.[36] В Никольской церкви приезжие осмотрели выставку реставрированных икон «Второе рождение». «Прекрасно встретить такой маленький город, где местные власти заботятся о сохранении памятников истории и культуры» – такую запись оставили гости в музее[37]. Нине Петровна проявила себя и здесь. Во время экскурсии она сумела выпросить у заместителя министра А. И. Шкурко денег на восстановление живописи в Варваринской церкви. По его распоряжению средства «были наконец-то выделены»[38].

Вспомним то время: страна трещит по швам, Советский Союз доживает последние месяцы. VI съезд оказался последним съездом ВООПИиК в советское время. В Костроме он проходил впервые. По традиции, гостям надо было продемонстрировать какие-то наши достижения в сфере охраны памятников. И участникам съезда показали Нерехту, понимая, что возрождаемые здешние храмы – это главная «изюминка» нашей области. Есть подозрение: когда решался вопрос о месте проведения съезда, не выбрали ли Кострому как раз из-за «нерехтского чуда»?

Возрождение храмов:
Варваринская церковь

Одновременно с Никольским храмом шла реставрация стоящей неподалеку от неё на той же ул. Володарского двухэтажной Варваринской церкви (в просторечии – «Варвара»), построенной великим зодчим Костромского края Степаном Андреевичем Воротиловым. Судьба храма в советскую эпоху сложилась традиционно: два верхних яруса её колокольня были взорваны, венчающая здание глава снесена. «Перед войной на первом этаже разместили инкубатор, а в годы Великой Отечественной войны артель по пошиву солдатской одежды и маскировочной сетки для аэродромов. После войны с 1947 по 1949 год в храме учились и жили учащиеся ФЗО каблучной фабрики им. Сталина. Затем организации, располагавшиеся в здании церкви, менялись, как перчатки: контора торга, художественная мастерская и т. д. <…> Последними жильцами в 70-е годы XX века стали цыгане, которых пытались сделать оседлыми»[39].

Варваринская церковь в начале 80-х годов XX в.

В 1984 – 1989 годах в ходе реставрационных работ были восстановлены колокольня и венчающая глава, храм вновь опоясала ограда с кованой металлической решёткой. Последовательность работ на Варваринской церкви была примерно такая же, как и на «Николе»: изготовление проектов, всевозможная документация, бесчисленные увязания и согласования, строительство котельной, перевозка иконостаса, рытье траншеи для газопровода. И опять по призыву Нины Петровны на помощь приходили люди: «Траншею для газопровода засыпали дети из школы-интерната с воспитательницей Ниной Ивановной Долгановой»[40].

Школьники на субботнике у Варваринской церкви. Фото второй половины 80-х годов XX в.

В своих воспоминаниях Нина Петровна отмечала вехи завершения реставрации внешнего облика Варваринского храма: «Апрель 1988 г. С. В. Демидов лично пробует колер, чтобы покрасить купол в голубой цвет. Ветер на лесах ужасный. Лица у нас у всех в голубую крапинку. А в феврале 1989 г. были поставлены позолоченные кресты и засияли золотые звёзды, специальные шурупы для которых изготовили на мехзаводе»[41]. «Ура! Ура! Сегодня, 30 октября 1989 г., Варвара полностью освободилась от лесов. Красавица!»[42]

Н. П. Родионова с членами объединения «Аксиомагика» после воскресника на Варваринской церкви (в руках у Нины Петровны пила и топор).
В группе ребят слева в последнем ряду – руководитель объединения Н. С. Иконописцев. Фото 1987 г.

Для того чтобы начать работы по установке на втором этаже иконостаса, надо было освободить помещение от музейных фондов (к тому времени Варваринская церковь стала музейным зданием). Работники музея во главе с Ниной Петровной стали переносить экспонаты в здание музея («аптеку»). В результате не щадившая себя Нина Петровна угодила в больницу: «<…> мне не повезло. Позвоночник не выдержал старинной мебели. Пришлось лечь в больницу»[43].

Купол Варваринской церкви украсили золотые звёздочки. Фото 1989 г.

Иконостас в «Варвару» везти издалека не пришлось. Подходящий вариант нашёлся в Нерехтском районе – в заброшенном Троицком храме в селе Красное Сумароково. «Иконостас, верней, всё, что от него осталось, “татауровцы” перевезли в Нерехту. Реставраторы по чертежам С. В. Демидова сделали вычинку, а пять пакетов резьбы, которую мы предусмотрительно загрузили тогда, очень пригодились для образца московским резчикам-реставраторам, которые взялись за эту работу»[44]. А затем надо было изыскивать средства на позолоту иконостаса, находить для него иконы и т. д. и т. п. Восстановленный Варваринский храм с его классической «воротиловской» колокольней, с его голубой главкой, усыпанной золотыми звёздочками, производил тогда на всех неизгладимое впечатление.

Нина Петровна любила в те годы на экскурсиях цитировать строчки нерехтского поэта С. Пузырёва, написанные в 1989 году:

В ладошке лужи – луны осколок,
Косые тени по тротуару.
Сшибая звёзды крестом,
Никола снова влюблён в Варвару[45].

У автора в тексте нет восклицательного знака, но Нина Петровна читала последнюю строчку четверостишия – Никола снова влюблен в Варвару! – с ликующим восклицательным знаком на конце.

В 1992 году на первом этаже «Варвары» открылся отдел природы. Его создателями стали прославленный В. А. Тяк и художник В. М. Лебедев. В 1996 году были завершены работы и на втором этаже храма[46].

1989 год. Храм святой Варвары освобождается от лесов. Фото В. Шевченко

Возвращение колоколов
и возрождение колокольного звона

Одновременно с реставрационными работами в конце 80-х годов – ещё при советской власти – Нина Петровна подняла вопрос о восстановлении в Нерехте колоколов и колокольного звона. В апреле 1990 года Нина Петровна писала в районной газете: «Наш город давно не слышал колокольную музыку – замечательный вид народного творчества. А как бы хотелось возродить отраду наших предков – колокольный звон!»[47] Примечательно, что через несколько номеров тут же, в «Нерехтской правде», был помещён традиционный материал к очередному, 120-му дню рождения В. И. Ленина. Да, по инерции ещё отмечались ленинские даты, а Нина Петровна уже призывала к возрождению колокольного звона.

Нина Петровна и её сторонники обратились к общественности с воззванием, которое прямо-таки дышит революционным пафосом. В нём говорилось: «Граждане Нерехтского края! Взрослые и дети! Волею судьбы наши храмы лишились колоколов. Вернём на колокольни наших храмов голос минувших веков – колокола. Вдохнём в них живую душу, которая памятью и добротой отзовётся в сердце каждого нерехтчанина! Всем миром! Кто сколько может!»[48]

Подвеска колоколов на колокольню Казанского собора. Слева от Нины Петровны – сын Родион, справа – завхоз музея Ю. А. Бескокотов. Фото 1997 г.

В Агропромбанке с большим трудом удалось открыть счёт «На колокола». «Наступило время “бить в колокола”: бегала по предприятиям, выступала перед уличкомами, учащимися. Работники горкома партии строго предупредили: “Сбор денежных средств на отливку колоколов – дело добровольное!” Было страшно, что ничего из моей затеи не получится…»[49] Однако люди откликнулись, в книге «Реставрация души…» Нина Петровна подробно перечисляет – кто, когда и сколько перевёл денег.

На Масленицу, 17 февраля 1991 года, Нина Петровна пошла в парк на праздник с прозрачным ящиком для сбора пожертвований. «Боже мой! Орала, как настоящий зазывала. Небольшое сооружение – ящик на санках в виде тройки с бубенцами и дугой, конечно, привлекал внимание, тем более что я попросила у ребят в милиции мегафон. Дети катались на лошадях, спрыгивали, подбегали, а узнав, в чём дело, приводили за руку родителей и бросали денежки в прозрачный ящик»[50]. Причём в этот день Нина Петровна и Владимир Александрович отмечали свой серебряный юбилей, дома сидели гости, а хозяйка собирала на колокола.

В «Реставрации души…» Нина Петровна подробно описывает, как 28 марта 1991 года она поехала в Москву за первым 15-пудовым колоколом, как деньги на всякий случай завернули в грязную тряпку и спрятали под сиденье водителя. Этот первый колокол уже 29 марта она передала в действующую Ильинскую церковь[51]. 30 июня 1991 года – опять же при решающей помощи Нины Петровны, по просьбе которой на мехзаводе изготовили скобы и винты, – колокол был поднят на колокольню[52].

27 сентября 1992 года Нина Петровна привезла для Никольского храма уже целый набор колоколов. В ноябре несколько членов спортклуба «Ника» подняли их на звонницу. Никольский охрам вновь обрёл свой голос[53].

Возрождения храмов:
Соборная колокольня

В конце 80-х годов большие реставрационные работы были проведены на соборной колокольне Нерехты – одной из самых величественных и грандиозных колоколен бывших уездных городов Костромского края. М. Я. Диев называл нерехтскую колокольню «колоссом»[54]. Нина Петровна пишет: «Какое счастье, что её не взорвали в 30-е годы. Не было бы колокольни – и Нерехты бы не было. Что за город без своей колокольни! Она стала символом города, как Эйфелева башня для Парижа!»[55]

21 июня 1989 года на колокольню вновь был водружён большой позолоченный крест[56]. Приведение колокольни в порядок изменило весь облик исторического центра города. В 1996 году колокольня была открыта для посещения, тогда же в помещении на её первом ярусе разместилась выставка «Трагедия нерехтских храмов»[57].

Соборная колокольня Нерехты возрождена.
В Казанском соборе по-прежнему размещается хлебозавод. Фото В. Ф. Шевченко. 90-е годы XX в.
Н. П. Родионова на соборной колокольне.
Фото 90-х годов XX в.

Знаменательно, что в 90-е годы изображение соборной колокольни украсило собой заставку районной газеты «Нерехтская правда».

К сожалению, до реставрации самого Казанского собора – главного храма Нерехты, его ключевого памятника, дело так и не дошло. До конца своих дней Нина Петровна переживала, что сам Казанский собор по-прежнему стоял рядом с обновленной колокольней в качестве хлебозавода.

22 июля 1994 года:
приезд Патриарха Алексия II

В декабре 1993 года в Никольском храме была завершена реставрация настенных росписей и в храме были разобраны леса. 21 января 1994 года в Никольской церкви состоялось официальное открытие музея. На нём присутствовали реставраторы, художники, архитекторы, сотрудники музеев, духовенство, представители руководства во главе с губернатором В. П. Арбузовым. Главными героями дня были все те, кто участвовал в возрождении храма, в первую очередь, С. В. Демидов, архитектор А. П. Чернов, бригадир художников-реставраторов А. М. Малафеев, Ю. М. Татауровский и, конечно, Нина Петровна Родионова[58].

22 июля 1994 года. Патриарх Алексий II обращается к жителям Нерехты.
Слева от него – С. В. Демидов и Н. П. Родионова

Важнейшим событием в многовековой истории Нерехты стало случившееся вскоре первое её посещение Патриархом Московским и всея Руси Алексием II. Предстоятель Русской Православной Церкви, находившийся в нашей области в связи с празднованием 250-летия Костромской епархии, приехал в Нерехту во второй половине дня 22 июля 1994 года. Нерехта встретила его колокольным звоном. Несомненно, посещение Нерехты Патриархом – это в значительной степени личная заслуга Нины Петровны. Не произойди в городе чуда восстановления сразу нескольких храмов, никакой Предстоятель Церкви сюда бы никогда не приехал.

Первым Алексий II посетил Никольский храм, затем – Преображенский и Владимирский, и – возрождающийся Троице-Сыпанов монастырь.

Никольская церковь. Патриарх Алексий II делает запись в книге для почётных посетителей. Рядом с ним – Н. П. Родионова и её внучка Лиза

В Никольском храме четырёхлетняя внучка Нины Петровны, Лиза Новак, поднесла Патриарху сделанные из бересты солонку и туесок. При этом она перекрестилась и сказала, что будет молиться за Патриарха. Нина Петровна провела высокого гостя по храму и рассказала историю его восстановления. «Десять лет понадобилось, – сказала она, – чтобы возродить этот храм, вновь ставший подлинной жемчужиной русского искусства. Всё, что сейчас радует взор и душу – росписи, иконостас с иконами, паникадила, – возрождены нашими реставраторами буквально из небытия»[59]. Патриарх расписался в книге почётных посетителей музея. Все сфотографировались на фоне иконостаса.

Никольская церковь. Общая фотография с Патриархом Алексием II. Фото В. Корнюшина
Патриарх Алексий II в Нерехте. Справа от него – С. В. Демидов, слева – Н. П. Родионова. Фото И. Сапова

Нерехтчанин Сергей Киселёв снял документальный фильм «Приезд Патриарха». По инициативе Нины Петровны этот фильм был показан жителям города 28 августа 1994 года в Никольском храме[60].

Возрождение Владимирского храма

Нина Петровна возглавила работу и по возрождению самого древнего каменного храма в Нерехте – Владимирского.

Храм в честь Владимирской иконы Божией Матери был возведён в ярославском стиле в конце XVII века (его освящение состоялось в 1685 году); рядом с ним высилась стройная шатровая колокольня, являвшаяся раньше одним из главных украшений Нерехты. Храм построили, в частности, на пожертвования посетивших Нерехту в 1678 году царя Фёдора Алексеевича и его младшего брата Петра – будущего императора Петра I[61]. Владимирский храм был закрыт в начале 30-х годов, его красавицу-колокольню взорвали. В стенах храма устроили кинотеатр. В «Реставрации души…» Нина Петровна вспоминает, как в детстве бегала сюда смотреть кино. После того, как в 1962 году в городе построили новый кинотеатр «Россия», в храме устроили Дом культуры.

Ансамбль Владимирской церкви.
Фото начала XX в.
Владимирский храм – кинотеатр.
Фото 50-х годов XX в. НКМ

По призыву Нины Петровны первый субботник во Владимирской церкви прошел 27 мая 1987 года[62]. С 1989 года на храме начались реставрационные работы, было восстановлено пятиглавие. 25 декабря 1991 года на центральный купол установили позолоченный крест[63]. Именно в этот день М. С. Горбачёв подал в отставку с поста Президента СССР и над Кремлём был спущено Красное знамя. На следующие несколько лет финансирование реставрации храма практически прекратилось.

Нина Петровна на субботнике во Владимирской церкви. Фото конца 80-х годов XX в.

И тем не менее в последующие годы, несмотря ни на что, удалось сделать очень многое. Построили газовую котельную. Из заброшенной Покровской церкви села Кулиги Нерехтского района был перевезён иконостас, отреставрирован и установлен на новом месте. В июне 1995 года бригада художников-реставраторов во главе с А. М. Малафеевым начала в храме реставрацию настенных росписей (она продолжалась почти десять лет и завершилась 10 марта 2004 года). И всё это удалось сделать в «эпоху неплатежей», когда и реставраторам и работникам музея месяцами задерживали зарплату.

Силуэт Владимирского храма вернулся в панораму Нерехты. Фото Г. Белякова. Начало 90-х годов XX в.

В 2000 году Владимирский храм был передан Костромской епархии и стал подворьем Троице-Сыпанова монастыря. 14 октября 2001 года – в праздник Покрова Пресвятой Богородицы – в нём прошло первое за много десятилетий богослужение.

Грёзы о часовне

Всю свою жизнь Нина Петровна мечтала восстановить часовню на центральной площади Нерехты. Эта приписанная к Владимирской церкви причудливо-изысканная небольшая игрушка-часовня[64] «держала» весь облик центра города. Часовню – в своих статьях Нина Петровна называет её Борисоглебской или Рядской (от торговых рядов, напротив которых она стояла) – снесли в 1928 году, а в 1936-м на её месте поставили памятник Ленину. В 1987 году к 70-летию революции старый памятник сменил новый – маленький и невыразительный.

Нерехта. Часовня на площади.
Фото начала XX в.
Памятник В. И. Ленину на центральной площади Нерехты. Фото В. Шевченко. 90-е годы XX в.

В одной из последних статей Нина Петровна писала: «В настоящее время все храмовые доминанты, которые оформляли центр города, к нашей радости, восстановлены (Владимирская, Никольская, Варваринская, Ильинская церкви). Встаёт вопрос о восстановлении часовни. С точки зрения восстановления исторического облика города – конечно! Если совершать исторический экскурс в историю Нерехты и привлекать туристические потоки в город с целью поступления материальных ресурсов, то вернуть первоначальный облик старинному городу просто необходимо. Старость в данном случае нам к лицу!»[65]

Наверное, Нина Петровна смогла бы добиться восстановления часовни, если бы на её месте не высилась маленькая фигура решительно куда-то шагающего Ильича. В 90-е годы нерехтскому памятнику вождя мирового пролетариата досталось: его обливали чернилами, отбили нос[66]. Для того чтобы восстановить часовню, Нина Петровна предлагала перенести памятник из исторического центра в один из районов города, построенный в советское время. «Памятник вождю просто необходимо перенести в новый советский район Нерехты, который был построен с именем Ленина»[67].

Музыка в храме

С начала 90-х годов возрождённый Никольский храм стал основным местом культурной работы музея. Здесь регулярно проводились выставки, концерты, различные мероприятия.

Концерт в Никольской церкви. За роялем С. Солдатов.
24 февраля 2007 г.

Нина Петровна вспоминала: «Освещение, прекрасная акустика трапезной, красота придельных золочёных иконостасов Никольского храма привлекли внимание талантливого музыканта и педагога, директора Нерехтской музыкальной школы С. В. Солдатова к созданию Музыкального салона, который с 1991 года начал приобщать нерехтчан к классической музыке»[68]. «Концерты русской и зарубежной классики, фестивали оперной музыки с участием известных в музыкальных кругах исполнителей, детские фестивали “Серебряные звоны” приучали горожан посещать храм»[69].

Раздоры

Когда в 80-е годы Нина Петровна начинала эпопею реставрации храмов, разумеется, никто и подумать не мог, что через несколько лет можно будет ставить вопрос о возвращении церковных зданий верующим. В то время возрождаемые храмовые здания намечалось, конечно, использовать как отделы музея с различными экспозициями. Однако после отмеченного в 1988 году Тысячелетия крещения Руси ситуация стала меняться. Осенью 1990 года верующим был возвращён Преображенский (в народе именуемый Ильинским) храм, стоящий в центре города. Началось возрождение Троице-Сыпанова монастыря на окраине Нерехты. 28 мая 1990 года, в день преп. Пахомия Нерехтского, сюда впервые за много лет пришёл из города многолюдный крестный ход, возглавляемый епископом Костромским и Галичским Александром. В 1993 году руины бывшей обители были возвращены епархии, и в апреле того же года сюда прибыли первые насельницы во главе с настоятельницей игуменией Алексией (Ремизовой).

Со старшим поколением нерехтского духовенства – о. Анатолием Коркиным и о. архимандритом Поликарпом (Будаквой) – у Нины Петровны были прекрасные отношения. Оба они высоко ценили директора музея и, чем могли, всячески ей помогали. На страницах книги «Реставрация души…» Нина Петровна особенно тепло вспоминает об о. Поликарпе. «Сейчас, по истечении времени, – пишет она, – могу признаться: котлы для котельной (в Никольской церкви. – Н. З.) достал священник о. Поликарп из Тетеринского, друг музея»[70].

«Вспоминается, как вполне доброжелательно начиналось музейное содружество с церковниками. Примером был добрейший батюшка о. Анатолий Коркин, священник Крестовоздвиженской церкви. Он привлекал молодых священников – о. Андрея Воронина, о. Петра Молнара – к проведению панихид, молебнов, православных праздников Пасхи, Рождества в Никольском храме»[71]. «Так, в Варваринской церкви о. Пётр Молнар провёл молебен, связанный с датой принесения частицы мощей Варвары великомученицы из Киева, а перед Пасхой 1996 года великое повечерие. По согласованию с владыкой (архиепископом Александром. – Н. З.) привезли и оформили выставку “Современное церковное искусство”, на которой нерехтчане и гости города увидели <…> церковную утварь и украшения. Впервые за много десятилетий праздником для всех горожан стал Крестный ход в связи с открытием Казанской колокольни 26 мая 1996 года в День славянской письменности и культуры и шествие к Владимирскому храму 6 июля в день Владимирской иконы Божией Матери»[72].

Первый тревожный звоночек прозвенел уже в конце 1990 года, когда местной общине была возвращена стоящая в центре Нерехты Преображенская (Ильинская) церковь. В 1988 – 1989 годах она активно восстанавливалась по проекту С. В. Демидова, но процесс реставрации ещё был далек от завершения. Нина Петровна вспоминает, как верующие женщины ходили в горисполком и «уговаривали отдать Ильинский храм для богослужений. В. В. Малов (председатель горисполкома. – Н. З.), добрейшей души человек, был готов передать храм общине верующих; об одном просил: “Подождите, закончим реставрацию!”»[73] Под нажимом верующих горисполком 23 октября 1990 года принял решение о передаче храма православной общине[74]. Уже «на следующее утро “татауровцы”-реставраторы не вышли на работу в Ильинский храм»[75]. Нина Петровна вспоминает, как представители общины «буквально силой повели» её к В. В. Малову в администрацию. «Они требовали, чтобы реставраторы закончили восстановление ограды, и никакие доводы, что Церковь отделена от государства и что храм теперь передан общине, не действовали»[76].

Во второй половине 90-х годов стали раздаваться голоса о возвращении епархии Никольской и Варваринской церквей, а их использование в музейных целях называлось даже «оскорблением чувств верующих». Теоретически всё это было совершенно правильно: конечно, храмы должны использоваться по назначению. Однако согласимся, с моральной точки зрения было не очень этично требовать выгнать из церковных зданий людей, которые только-только с таким трудом совершили подвиг их восстановления. В благодарность за это их предлагали выставить вон. И вся эта свара разгорелась тогда, когда ещё так далёк был от завершения процесс реставрации Владимирской церкви, когда Казанский собор по-прежнему занимал хлебозавод, а Благовещенскую церковь – макаронная фабрика (в просторечии – «макаронка»).

Как мы помним, 90-е годы в значительной степени прошли под знаком противостояния музеев и возрождающейся Церкви. Яблоком раздора обычно становились здания бывших храмов, в которых размещались музеи. Самым памятным является конфликт из-за права владения Ипатьевским монастырём, который с конца 50-х годов занимал Костромской музей-заповедник. К сожалению, подобных конфликтов не избежала и Нерехта.

Н. П. Родионова
и восстановление исторических названий Нерехты

Всё время своей работы в музее Нина Петровна боролась за то, чтобы вернуть Нерехте хотя бы некоторые её исторические названия. Как никто, она ощущала ненормальность того, что в городе с восьмивековой историей не осталось ни одного названия, данного ранее 1918 – 1919 годов, когда большинство его улиц переименовали в честь радикальных политических деятелей, о которых в Нерехте почти никто и не слышал (ул. Клары Цеткин, ул. Карла Либкнехта, ул. Розы Люксембург, ул. Бебеля, ул. Урицкого, ул. Володарского, ул. Свердлова, ул. Карла Маркса и даже переулок Карла Маркса).

В 1989 году Н. П. Родионова ответила на анкету Костромского областного отделения Всероссийского фонда культуры о возвращении исторических названий в Костромском крае. Ответ этот заслуживает того, чтобы привести его целиком: «Мы, нерехтчане, неоднократно обращались в Нерехтский горисполком с просьбой вернуть исторические названия следующим улицам и площадям Нерехты: ул. Нижегородская (ныне – ул. Красной Армии), ул. Костромская (ныне – ул. Орджоникидзе), ул. Суворовская (ныне – ул. Бебеля), ул. Никольская (ныне – ул. Володарского), Базарная площадь (ныне – пл. Свободы). Это – центральные улицы города, которые лучами расходятся от Базарной площади. Есть ещё улица Ленина (бывшая Суздальская улица), но я думаю, что за это изменение никто не захочет нести ответственность. Конечно, это было бы очень оправданно – вернуть старому старое, тем более в нашем старинном городе всё так логично: по Костромской улице въезжали и выезжали из Костромы, по Нижегородской отправлялись на ярмарку в Нижний Новгород, по Суздальской – на базары города Суздаля. Улица Суворовская, вероятно, исторически была связана с именем А. В. Суворова, который имел в Нерехтском уезде имение.

Есть у нас ещё улицы, заслуживающие внимания. Они близко находятся к центру, и возвращение им старинных названий будет логично; например: ул. Набережная (ныне – ул. К. Маркса), ул. Усольская (ныне – ул. Энгельса), ул. Ильинская (ныне – ул. Р. Люксембург)»[77].

В том же 1989 году, 21 октября, на Первых Диевских чтениях их участники приняли обращение, в котором, в связи с 775-летием Нерехты и 195-летием М. Я. Диева, просили вернуть ряд старинных названий. В нём, в частности, говорилось: «Радостно видеть, как на наших глазах возрождаются памятники архитектуры старой Нерехты, как всё больше возвращает наш город свой прежний неповторимый облик. Вместе с памятниками архитектуры всё больше возвращается к нам и память о наших земляках, живших и работавших тут в прошедшие времена. <…> Мы предлагаем отметить Диевский юбилей (равно как и минувший юбилей самой Нерехты) возвращением нескольким нерехтским улицам их исконных исторических имён. Пусть не только возрождённые трудом реставраторов памятники зодчества, пусть и названия улиц, данные нашими предками, вернутся к нам». Далее участники чтений предлагали восстановить три исторических названия: ул. Никольская (Володарского), ул. Костромская (Орджоникидзе), ул. Нижегородская (Красной армии). «Пусть древний город вернёт себе хотя бы малую часть названий своих древних улиц»[78].

К сожалению, оказалось легче восстановить Никольский и Варваринский храмы на улице Володарского, чем вернуть этой самой улице её историческое название – Никольская. За истекшие годы Нерехта так и не возвратила себе ни одного древнего названия.

Н. П. Родионова
в общественной жизни Нерехты

В общественной жизни Нерехты Нина Петровна играла совершенно уникальную роль. В частности, она неоднократно выступала в качестве ведущей на различных вечерах памяти выдающихся земляков. В этом отношении Нину Петровну можно сравнить с ведущей советского Центрального телевидения Валентиной Леонтьевой, которую мы все помним по передачам «От всей души».

Работник культуры Е. А. Никитина вспоминает, как в 2000 году отмечали 100-летие уроженца Нерехтского района Главного маршала авиации А. А. Новикова (1900 – 1976 гг.): «Помню, мы готовили торжества по случаю 100-летнего юбилея нашего земляка, дважды Героя Советского Союза, Главного маршала авиации А. А. Новикова в Нерехте. Она (Н. П. Родионова. – Н. З.) проделала огромную работу тогда. На основе многолетней переписки с родственниками маршала сумела сподвигнуть их к приезду на юбилей в Нерехту. Она разыскала ординарца Новикова, подняла “на уши” генералитет, и закрутились шестерёнки всерьёз. Нашлись финансы, нашлись и желающие перетащить двухдневные торжества в Кострому. Так и вышло, что Нерехте достался только юбилейный вечер памяти А. А. Новикова во Дворце культуры. Готовились мы не один месяц. Лопатили кинохронику и фотоархивы войны. Материал был интереснейший и огромный по объёму. Надо было его втиснуть в 1 час 50 минут. Тексты резали буквально с секундомером. Когда речь зашла о ведущем, все сошлись во мнении, что это будет Нина Петровна и никто другой. Львиная доля материала подготовлена ею, плюс переписка с родственниками, плюс связи по телефону с высшим командным составом. Кому, как не ей, встречать их вживую на сцене. Начались репетиции. Нина Петровна очень нервничала, и я впервые увидела, как непросто ей осваивать пространство сцены и перемещения (сценарий вечера был довольно сложным и включал в себя использование киноэкрана, бокового экрана для слайдов и прочего). А ведь в общении с людьми и в проведении экскурсий по залам музея ей не было равных. Она себя не жалела, и мы повторяли выходы и мизансцены снова и снова. Нина Петровна добивалась состояния полного слияния со сценой и гармоничного восприятия действа. Репетиции были изнуряющими и длились часами, но это того стоило. Вечер прошёл великолепно!»[79]

В связи с вековым юбилеем А. А. Новикова Нина Петровна была награждена памятной медалью Военно-Воздушных Сил Министерства обороны РФ «100 лет Главному маршалу авиации А. А. Новикову»[80]. В вышедшем в 2014 год издании «100 лет служения музею» об общественной деятельности Н. П. Родионовой, в частности, говорится: «Под руководством Нины Петровны музей стал культурно-духовным центром г. Нерехты. Ежегодно в нём проводились и проводятся сейчас региональные фестивали: “Нерехтские рожечники”, “Колокольные звоны”, “Пасхальная Солоница” и другие. На базе музея начал работать “Семейный клуб” для родителей с детьми, была создана специальная развивающая программа для учащихся младших классов по патриотическому и нравственному воспитанию.

Под руководством Нины Петровны были проведены многочисленные выставки, построены постоянные экспозиции. Неоднократно в Никольском храме – одном из музейных зданий – проходили выставки икон, скульптуры, выставки о преподобном Пахомии Нерехтском, творчестве Гурия Никитина. Значительная выставочная работа была проведена к 50-летию Победы в Великой Отечественной войне.

По инициативе Н. П. Родионовой и при её непосредственном участии организована реставрация четырёх храмов г. Нерехты; она же являлась организатором массовых субботников по восстановлению памятника архитектуры – церкви Владимирской иконы Божией Матери, в которых принимало участие население города.

При участии Нины Петровны была создана городская общественная организация “Мир музея”, проведена большая работа по созданию Книги Памяти, выпущенной к 55-летию Победы в Великой Отечественной войне. На протяжении 20 лет она возглавляет клуб “Подвиг”, организуя встречи ветеранов войны и молодёжи города. По её инициативе в городе создан сквер А. А. Новикова и аллея нерехтчан – Героев Советского Союза»[81].

Последние свершения

Понимание того, что со зданиями восстановленных храмов рано или поздно придётся расстаться, вынудило Нину Петровну начать хлопоты о передаче музею заброшенного здания бывшей больницы фабрики К. А. Брюханова (ул. Восход, д. 3). Эти хлопоты увенчались успехом: 12 января 2004 года – «после долгих просьб и уговоров», как вспоминала Нина Петровна, – губернатор В. А. Шершунов подписал постановление о передаче здания музею.

Это двухэтажное здание, построенное в 1905 – 1907 гг. в стиле модерн, с 1929 года служило роддомом. В 1989 году в Нерехте открылся новый роддом, а старый оказался ненужным и заброшенным. Как писала Нина Петровна, «роскошное здание бывшей Брюхановской больницы» было передано музею почти что в руинах. И опять Н. П. Родионова воззвала к общественности. Сама рожавшая в этом роддоме (и, скорее всего, появившаяся на свет в его же стенах) Нина Петровна в статье «Возродим старый роддом к новой жизни», опубликованной в «Нерехтской правде» 8 декабря 2004 года, писала: «И вот теперь, когда старый роддом, как больная мать, требует заботы и ухода, мы, как дети, должны ему помочь. Мы – нерехтчане!»[82]

Вновь, в очередной раз, заведующей музеем предстояло пройти весь круг хождений по мукам. Изготовление проектной документации, увязания, согласования, и «вечные субботники, уборки, вырубки кустов и деревьев; отряд не самых дисциплинированных старшеклассников, присланный Отделом молодёжи, в течение месяца показывал образцы героизма, как написали бы в коммунистическое время!»[83] Деньги на реставрацию бывшей больницы были выделены уже после того, как Нина Петровна оставила музей. В письме от 22 июля 2013 года она откликнулась на начало долгожданного ремонта: «Слава Богу, идёт ремонт Брюхановской больницы! Спасибо Шершунову – Царство ему небесное»[84].

2 августа 2014 года. Открытие музея в бывшей больнице Брюхановской фабрики. Текст, написанный Ниной Петровной в книге для отзывов. Фото В. Васильева
Здание Брюхановской больницы после реставрации.
Фото В. Васильева. 2015 г.

Нина Петровна присутствовала на церемонии открытия обновлённого здания Брюхановской больницы, которая состоялась 2 августа 2014 года. В книге отзывов и предложений она оставила запись, которая сейчас воспринимается как её завещание: «Правильно говорила Над. Ник. Соколова*, что памятники нужно превращать в музеи, а не строить новые здания!!! Как прекрасен этот памятник – модерн! Наследие наших предков! Желаем успехов музейщикам в построении новой, умной, интересной экспозиции.

Бывший директор Нерехтского музея Родионова

2 августа 2014 года».

* Надежда Николаевна Соколова – бывшая глава администрации г. Нерехты.

2009 год: уход из музея

Заслуги Нины Петровны были признаны ещё при её жизни. 21 января 1999 года Нерехтская городская дума «за большой вклад в возрождение памятников истории и культуры города Нерехты, плодотворную работу по развитию музейного дела, народного творчества, эстетического и нравственного воспитания населения города» присвоила Н. П. Родионовой звание «Почётный гражданин города Нерехты»[85]. Удостоверение «Почётного гражданина», которое ей выдали, имело № 3. 17 июня того же 1999 года Нине Петровне было присвоено звание «Заслуженный работник культуры Российской Федерации»[86]. В 2002 году её наградили медалью Союза исторических городов «За вклад в наследие народов России»[87].

2009 год. День города. Нина Петровна Родионова среди почётных граждан г. Нерехты

Н. П. Родионова заслуженно пользовалась любовью и уважением нерехтчан и хорошо знавших её костромичей. Однако последние годы работы Нины Петровны были омрачены всё ухудшающимся отношением к ней со стороны руководства Костромского музея-заповедника. Кончилось тем, что она подала заявление об уходе. С. В. Демидов свидетельствует: «Подать заявление об уходе посоветовал Нине Петровне я, поскольку продолжать делать вид, что всё нормально, было бы с её стороны просто глупо. Её перестали приглашать на совещания в головной музей. Вместо неё ездила Ольга Михайловна (Майорова. – Н. З.), и во всех протоколах её именовали директором Нерехтского музея, в то время как фактически им была Нина Петровна. И подобные “шпильки” устраивались ей постоянно»[88]. Удивительного в этом ничего нет: странно, что музейная система – косная и бюрократизированная, как и любая система, – так долго терпела столь яркого и незаурядного человека в своей среде и не отторгла её раньше.

24 апреля 2009 года Нина Петровна была уволена с поста заведующей музеем, как сказано в её трудовой книжке, «по соглашению сторон»[89]. Она оставила музей, в котором проработала 28 лет.

Н. П. Родионова:
жизнь после музея

Нина Петровна всегда много писала на краеведческие темы. Её статьи и заметки публиковались в «Нерехтской правде» на протяжении нескольких десятилетий. Нина Петровна пришла в музей 1 октября 1981 года, а уже 16 октября того же года в районной газете появилась её заметка «Экспонаты рассказывают»[90].

В последние годы Н. П. Родионова работала над книгой «Реставрация души. Восстановление памяти», в которой вспоминала годы своей музейной жизни. В этой книге, написанной на основании дневниковых записей, она с благодарностью вспомнила имена сотен людей, которые принимали участие в восстановлении памятников Нерехты. Книга, которую Нина Петровна опубликовала за свой счёт, вышла в Костроме в 2012 году. Отныне к её страницам будут обращаться все, кто занимается историей Нерехты.

Нина Петровна предполагала написать ещё несколько книг о Нерехте. По-прежнему она много публиковалась в районной газете. Для этого (как и для книги) Нине Петровне часто требовались различные материалы из музея, нередко собранные ею же. Однако новое руководство музея не разрешало ей пользоваться ими ни тогда, ни сейчас. В письме к А. В. Соловьевой 22 июля 2013 года она писала: «Я вся в делах. Но музейщики меня по-прежнему в музей не пускают!»[91] В другом письме этому же адресату (от 11 июля 2014 года) у Нины Петровны вновь проскользнуло: «У меня в музее хранится переписка Бориса Прохорова, но меня теперь к материалам не допускают»[92].

В 2014 году отмечалось 800-летие Нерехты, и Н. П. Родионова активно участвовала в праздничных мероприятиях. В большой статье, опубликованной в юбилейном номере журнала «Губернский дом», она писала: «Нерехта – удивительно живописный город. В настоящее время все храмовые доминанты, которые оформляли центр города, к нашей радости, восстановлены. Солнечная старинная Нерехта удивляет приезжих зеленью садов, ажуром резных наличников, колокольными перезвонами. Это древний город. И в этом его особенность. Старея, он не теряет, наоборот, приобретает всё большую эстетику, всё большую ценность»[93].

В 2014 году Нина Петровна, как и все мы, с тревогой следила за событиями на Украине. Летом этого года она собиралась съездить в Мелитополь на могилу матери, но из-за боевых действий на Донбассе так и не решилась отправиться на Запорожье.

20 января 2015 года в «Нерехтской правде» был опубликован материал Нины Петровны, посвящённый стенным росписям Владимирской церкви[94]. Эта публикация оказалась последней, вышедшей при её жизни…

* * *

Нина Петровна Родионова скончалась в Костроме 6 февраля 2015 года. Прощание с «берегиней Нерехты» прошло 10 февраля в восстановленном её трудами Никольском храме. В 11 часов началась гражданская панихида, в 12 часов – отпевание[95], в котором приняло участие почти всё духовенство Нерехты. Отпевание совершил священник Успенской Тетеринской женской пустыни игумен Антоний (Бутин), которому сослужили иеромонах Ипатий (Кононюк) и священник Виктор Норкин. Пели сёстры Успенской Тетеринской пустыни во главе с игуменией Феофанией (Ложкиной). В отпевании участвовали благочинный Нерехтского округа протоиерей о. Сергий Фатхутдинов и настоятельница Троице-Сыпанова монастыря игумения Алексия (Ремизова). С прощальным словом выступили о. Антоний и о. Сергий. На отпевании присутствовали глава муниципального района «Город Нерехта и Нерехтский район» И. Е. Малякин и глава администрации городского поселения «Город Нерехта» С. Н. Цветков.

10 февраля 2015 года. Никольская церковь. Отпевание Нины Петровны Родионовой. Фото В. Васильева
Выступает С. В. Демидов. Фото Н. Сусловой
Выступает глава Нерехтского района И. Е. Малякин. Фото Н. Сусловой

В те февральские дни было опубликовано несколько стихотворений с одинаковым заголовком «Памяти Нины Петровны Родионовой». В одном из них говорилось:

Когда уходят лучшие из нас
И вечность за спиной встаёт немая,
То мы идём, печаль не унимая,
Рок беспощадный видя без прикрас.
 
Ах, сердце на бегу оборвалось,
Чтоб мы пришли с последним целованьем
За все дела твои принесть признанье!
Возможно, поздно их сказать пришлось.
 
Ты – Нерехта, лицом как бы она.
Здесь сердцу твоему был каждый нужен,
И вдохновением твоим разбужен,
Шёл за тобой без отдыха и сна.
 
О сколько вех в твоей большой судьбе!
Ты так жила, так торопилась жить.
И благодарно колокол звонить
По ком сегодня будет? – По тебе.
 
И храмы, возродившись из руин
Твоим стараньем, золото крестов
Во славу вознесут все, как один,
Там, где душа твоя парит без слов[96].

* * *

Нина Петровна принадлежала к очень редкому типу заведующих музеями – заведующий-общественник. Сочетание в одном человеке музейного работника с ярко выраженным талантом общественника – очень редкое, практически уникальное явление.

Как известно, большинство наших районных музеев, если они не стоят на какой-нибудь мощной туристской магистрали, не пользуются, мягко говоря, особой популярностью среди местных жителей. И понятно почему – экспозиции в них не меняются десятилетиями, какие-то интересные выставки проводятся крайне редко. Поэтому обычно единственными посетителями помимо школьников являются только немногие гости райцентра. Традиционные формы музейной работы в райцентре, как правило, «не работают». В идеале музей здесь должен быть, в первую очередь, очагом культуры, в котором собственно музейная деятельность является только одной из составляющих.

Для такого рода работы нужен особый дар, от всех требовать этого, конечно, нельзя. Нерехтскому музею повезло: благодаря Нине Петровне он стал истинным общественно-культурным центром. Одновременно все эти годы музей являлся настоящим штабом по восстановлению и сохранению культурного наследия Нерехты и района. Сравним, например, Нерехту с сопоставимыми по количеству храмов Галичем или Солигаличем. Ведь в этих городах большинство храмов как стояли заброшенными, так и стоят. Да, этому есть некоторые объективные причины. Но есть и субъективные причины – в частности, там не оказалось «своей» Нины Петровны Родионовой.

Н. П. Родионова – ярчайшая фигура в истории Костромской области последней четверти XX – начала XXI веков. Без этого солнечного человека с милым нерехтским говорком Нерехта осиротела.

P. S.

После кончины Нины Петровны неоднократно обсуждался вопрос об увековечивании её памяти. В частности, предлагалось присвоить её имя музею, в котором она проработала 28 лет и который 24 года возглавляла. Звучали и другие предложения. Всё это, наверное, имеет право на осуществление. Однако думается, что лучшим памятником заведующей Нерехтским музеем, которому она сама была бы больше всего рада, стало восстановление в Нерехте трёх памятников, которые Нина Петровна мечтала возродить, но не успела. Это – Казанский собор, в котором поныне размещается хлебозавод, это – шатровая колокольня Владимирской церкви, это – часовня на центральной площади.

Нерехта. Казанский собор.
Фото начала XX в.

И ещё: вряд ли Нина Петровна была бы очень рада, если бы, как предлагают, одна из улиц в новом микрорайоне Нерехты получила её имя. А вот если хотя бы одной улице в центре города – в память о Нине Петровне – вернули историческое название, она, несомненно, порадовалась бы.

Нерехта. Колокольня Владимирской церкви. Фото начала XX в.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Шихваргер И. Х. Вдаль по дороге // Краеведение и гражданское общество. СПб., 2004, с. 181.

2. Игрушкина А. Ф. Моя любимая племянница // Данное издание, с. 66.

3. Трудовая книжка Н. П. Родионовой // Семейный архив Родионовых.

4. Родионова Н. Учились, трудились, мечтали, гордились. Школе-интернату – 40 лет // Нерехтская правда, 27.10.1999.

5. Грицук А. С. Солнечный человек // Данное издание, с. 79.

6. Ильина Л. С. Старшая вожатая – живая, чуткая, эмоциональная // Данное издание, с. 78.

7. Н. П. Вдовина была принята на работу в Нерехтский горком ВЛКСМ 6 декабря 1965 г. // Трудовая книжка Н. П. Родионовой. Семейный архив Родионовых.

8. Н. П. Родионова назначена на должность старшей пионервожатой Нерехтской школы-интерната 22 мая 1967 г. // Трудовая книжка Н. П. Родионовой. Семейный архив Родионовых.

9. 100 лет служения музею. Кострома, 2014, с. 113 (далее – 100 лет служения музею).

10. Н. П. Родионова назначена заведующей методкабинетом Нерехтского райотдела народного образования (районо) 25 мая 1971 г., а 10 августа 1978 г. – инспектором Нерехтского районо // Трудовая книжка Н. П. Родионовой. Семейный архив Родионовых.

11. Молодцова В. А. Дивные встречи // Данное издание, с. 143.

12. Мурыксина С. В. Притягивала к себе людей // Данное издание, с. 102.

13. Новак Е. В. Воспоминания // Архив А. В. Соловьёвой.

14. Трудовая книжка Н. П. Родионовой.

15. Родионова Н. 15 лет поиска и борьбы // Нерехтская правда, 18.05.1990.

16. Родионова Н. «Я поведу тебя в музей…» // Нерехтская правда, 26.95.1999.

17. Демидов С. В. Главная заслуга Нины Петровны // Данное издание, с. 92.

18. Родионова Н. П. Реставрация души. Восстановление памяти. Кострома. 2012, с. 8 (далее – Родионова Н. П. Реставрация души).

19. Там же, с. 20.

20. Там же, с. 11.

21. Там же, с. 11 – 12.

22. Там же, с. 12.

23. Там же.

24. Поработать на благо культуры // Нерехтская правда, 10.12.1988.

25. Родионова Н. П. Реставрация души, с. 12.

26. Там же.

27. Там же, с. 13.

28. Там же.

29. Сморчков В. В поисках утраченной гармонии // Губернский дом, 1997, № 2 (22), с. 33.

30. Российская Федерация. Костромская область. Книга памяти, т. 2, Ярославль, 1994, с. 4.

31. Родионова Н. П. Реставрация души, с. 25.

32. Там же.

33. Там же.

34. Сморчков В. К. Умела восхищаться и восхищать // Данное издание, с. 134.

35. Васильева В. Пусть память будет светла // Нерехтская правда, 01.05.1991.

36. Участники съезда – в Нерехте // Нерехтская правда, 05.07.1991.

37. Константинов С. Будут ли на съезде сюрпризы? // Северная правда, 03.07.1991.

38. Родионова Н. П. Реставрация души, с. 37.

39. Там же, с. 33.

40. Там же, с. 36.

41. Там же, с. 34.

42. Там же.

43. Там же.

44. Там же, с. 38.

45. Пузырев С. Вечной теме // Нерехтская правда, 15.09.1989.

46. Музею города-музея – 35 // Нерехтская правда, 21.01.2009.

47. Родионова Н. Ах, этот колокольный звон // Нерехтская правда, 07.04.1990.

48. Родионова Н. П. Реставрация души, с. 57.

49. Там же.

50. Там же, с. 59.

51. Там же, с. 60.

52. Там же.

53. Там же.

54. Диев М. Город Нерехта в XVIII и в первой четверти XIX века // Труды Костромского научного общества по изучению местного края, вып. XIII, Кострома, 1920, с. 103.

55. Родионова Н. П. Реставрация души, с. 62.

56. Там же, с. 16.

57. Там же, с. 62.

58. Арчибальд А. Нерехтский Ренессанс продолжается // Костромские ведомости. 21.01.1994.

59. Молодцова В. Святейший Патриарх посетил Нерехту // Нерехтская правда, 29.07.1994.

60. Родионова Н. Фильм о приезде Патриарха // Нерехтская правда, 27.08.1994.

61. Краткие статистические сведения о приходских церквях Костромской епархии. Справочная книга. Кострома, 1911, с. 148.

62. Родионова Н. П. Реставрация души, с. 62.

63. Там же, с. 69.

64. Краткие статистические сведения о приходских церквях Костромской епархии. Справочная книга. Кострома, 1911, с. 148.

65. Родионова Н. П. Базарная площадь – центр провинциальной Нерехты // Нерехтская земля: история, памятники, люди. Нерехта, 2013, с. 106.

66. Там же, с. 107.

67. Там же.

68. Родионова Н. П. Реставрация души, с. 27.

69. Там же.

70. Там же, с. 13.

71. Там же, с. 54 – 55.

72. Там же, с. 54.

73. Там же, с. 43.

74. Там же.

75. Там же.

76. Там же.

77. Костромская земля. Краеведческий альманах, вып. I. Кострома, 1990, с. 14.

78. Костромская земля. Краеведческий альманах, вып. II. Кострома, 1992, с. 15 – 16.

79. Никитина Е. А. Неподражаемая, незабываемая, яркая // Данное издание, с. 162.

80. 100 лет служения музею. Кострома, 2014, с. 113.

81. Там же.

82. Родионова Н. П. Возродим старый роддом к новой жизни // Нерехтская правда, 08.12.2004.

83. Родионова Н. П. Реставрация души, с. 55.

84. Электронное письмо А. В. Соловьёвой от Н. П. Родионовой от 22 июля 2013 г. // Данное издание, с. 223.

85. О присвоении звания «Почётный гражданин города Нерехты» Родионовой Нине Петровне // Нерехтская правда, 06.02.1999.

86. 100 лет служения музею, с. 113.

87. Трудовая книжка Н. П. Родионовой // Семейный архив Родионовых.

88. Электронное письмо А. В. Соловьёвой от С. В. Демидова от 8 июня 2015 г. // Архив А. В. Соловьёвой.

89. Трудовая книжка Н. П. Родионовой // Семейный архив Родионовых.

90. Родионова Н. Экспонаты рассказывают // Нерехтская правда, 16.10.1981.

91. Электронное письмо А. В. Соловьёвой от Н. П. Родионовой от 22 июля 2013 г. // Данное издание, с. 223.

92. Электронное письмо А. В. Соловьёвой от Н. П. Родионовой от 11 июля 2014 г. // Данное издание, с. 226.

93. Родионова Н. П. Из глубины веков // Губернский дом, 2014, № 2 (95), с. 15.

94. Родионова Н. Сто лет куполу храма // Нерехтская правда, 20.01.2015.

95. Нерехтская правда, 10.02.2015.

96. Никитина Т. Памяти Нины Петровны Родионовой // Семейный архив Родионовых.

Нерехтский Ренессанс