А.В. Кузнецов.

Особенности рельефа и гидрологической сети Костромской низменности до затопления водами Горьковского водохранилища

Костромская низменность до затопления представляла собой обширное понижение в коренных породах, заполненное озерными осадочными отложениями. По форме она напоминала прямоугольный треугольник, меньшим катетом обращенный к югу, а гипотенузой к северо-западу. В прямом углу этой фигуры, при впадении реки Костромы в Волгу, расположен город Кострома. С севера на юг, от устья Обноры до впадения реки Костромы в Волгу эта низина простиралась примерно на 50 км, а с запада на восток – на 30 км. Эта большая впадина с западной, северо-западной и восточной стороны окаймлялась высокими коренными берегами. Северо-западным бортом её был восточный склон Даниловской возвышенности, а восточным, соответственно западный склон возвышенности Галичской. По меньшему катету эта низменность соединялась с поймой Волги. Вот так она выглядела на карте центра Европейской части СССР (рис. 1).

 Костромская низменность на карте центра Европейской части СССР
Рис. 1

Рис. 1. Костромская низменность на карте центра Европейской части СССР до образования Горьковского водохранилища (М 1:1500000, Атлас мира, 1939).

Самые пониженные места занимало извилистое русло р. Костромы. Протекая здесь в меридиональном направлении, она делила территорию впадины на две несимметричные половины: западную и восточную. Западная половина, наиболее узкая в верхней части долины, сильно расширялась в нижней, где по общей долине Вопши и Касти достигала 30 км ширины. В этом расширении были сосредоточены и наибольшие площади пониженных участков низменности. Восточная половина, более узкая чем западная, была наиболее широка в верхней части долины Костромы и сильно сужалась в нижней.

После схода последнего Валдайского ледника, вся впадина Костромской низменности была дном древнего приледникового озера [4]. Поэтому она имела почти совершенно ровную поверхность, с незначительными повышениями и понижениями. После схода ледникового озера, спущенного Верхней Волгой, в понижениях сохранялись мелководные остаточные озера, соединенные друг с другом и с рекой Костромой системой проток.

Западная часть низменности. Долина Вопши-Касти и Некрасовская пойма

Поверхность низменности постепенно повышалась от реки Костромы к ее краям от 80,0 до 105,0 м абсолютной высоты (над уровнем моря), лишь ненамного (от 3 до 30 м) превышая уровень Волги у города Костромы. Кроме возвышающихся бортов низины, по ее южному краю шла повышенная водораздельная полоса между Волгой и долиной Вопши-Касти, имеющая общее направление с запада на восток (о чем будет сказано ниже), с отметками 87,5-90,0 м над уровнем моря.

С.М. Тазьба, научный сотрудник Ботанического института АН СССР, обследовавшая эту территорию в 1934 году, в своем отчете по изучению растительности Костромской низменности, считала Касть притоком Вопши, а Вопшу – притоком Костромы, в которую впадают Касть и Соть. Вот цитата из ее отчета, хранящегося в архиве Ботанического института РАН [11]:

«В западной половине, кроме Обноры, впадавшей в самом верхнем, северном углу низменности, имеется лишь один очень своеобразный приток – Вопша, которая протекала около 20 км по пониженной территории впадины в очень низких берегах с крайне замедленным течением. В нее впадало две довольно значительные реки, Касть и Соть, которые выше своего впадения у сел Бухалово и Бражниково, имеют довольно быстрое течение и высокие берега. После впадения Соти, резервуар Вопша разбивается на 3 пролива, из которых один – Идоломка, впадает в Идоломское озеро и из него проливом в р. Кострому, а два других – в озеро Великое (здесь сосредоточены площади с отметками около 80 м, (один назвают Кастью, другой Сотью), которое, в свою очередь, соединяется с Костромой глубоким проливом – рекой Узоксой. Кроме того, в западной половине впадины имеется еще ряд озер в понижениях среди «водораздельной» полосы между Волгой и Вопшей, которые в южной части через протоки соединяются с Волгой, а в северной части низинами – с Вопшей. Летом по этим протокам вода из низин и озер течет в Волгу, весной вода имеет здесь обратное течение, с Волги к Вопше.»

Это противоречит данным современного Государственного водного реестра, который рассматривает Вопшу как приток Касти, вот данные по реестру из Википедии:

«Вопша — река в России, протекает в Ярославской области, образует границу между её Даниловским (северный левый берег) и Некрасовским (южный правый берег) районами. Впадает с запада, немного ниже устья Касти, в Бухаловский полой Костромского залива Горьковского водохранилища, до образования которого была левым притоком Касти.

Название «Вопша» распространяется от устья до расположенного через 10 км места слияния рек Поташевка и Саводранка. Государственный водный реестр России рассматривает как одну реки Ухтанка (27 км), участок Саводранки между Ухтанкой и Вопшей (7 км) и Вопшу (10 км): длина этого водотока составляет 44 км, площадь бассейна - 446 км². Средняя глубина русла - 3-5 м.» [9].

Попробуем разобраться на основе топонимов. Поскольку протока, впадавшая с запада в озеро Великое у местного населения, по свидетельству С.М. Тазьба, называлась Касть, а пролив между северной оконечностью острова Моховатый и южной оконечностью большого полуострова, ограничивающего с северо-востока Бухаловский полой со времени заполнения водохранилища называется «Ворота Касти» то следует все же считать, что Вопша – приток Касти, т.е. также, как в Государственном водном реестре. При этом на Плане генерального межевания по Костромскому уезду, с масштабом 1 верста в дюйме (1790 г.), хорошо видно, что Касть, в месте ее слияния с Вопшей, гораздо более крупная река, т.е. по этому признаку Вопша приток Касти.

В то же время, С.М. Тазьба - живая свидетельница, обследовавшая эту территорию в 30-е годы, задолго до создания Горьковского водохранилища. Как видно из ее отчета, она считала Вопшу главной рекой, разделяющейся севернее озера Великого на три рукава. Сейчас, когда большая часть долины Вопши затоплена, а Касть впдает в Бухаловский полой Костромского разлива, этот спорный вопрос потерял свое значение, но если мы пытаемся понять геологическую и гидрологическую структуру этой территории до затопления, то мнение С.М. Тазьба надо хотя бы принимать во внимание. Думаю, что выводы С.М. Тазьба насчет Вопши, связаны с тем, что долина этой реки после слияния с Кастью, продолжается в том же направлении, что и до слияния, то есть с запада на восток. При этом Касть, хотя и крупнее Вопши, но после встречи с ней, следует долиной Вопши, почти под прямым углом меняя направление своего движения.

Мы знаем, что со временем реки меняют свое русло, промывая новые пути, срезая излучины и образуя протоки. Возможно, в решении этого вопроса могут помочь старые карты XVIII-XIX веков, к которым мы и попробуем обратиться.

Первая из них - План генерального межевания по Костромскому уезду (в дальнейшем ПГМ), мной уже упоминалась. Она была составлена при Екатерине Великой в последней четверти XVIII века, в 1780-1790 гг. Согласно этой карте, река впадающая в Великое озеро с северо-запада называется Касть и никакой связи с впадающей в это же озеро с севера Сотью она не имеет.

 План Генерального межевания Костромского уезда
Рис. 2

Рис. 2. План Генерального межевания Костромского уезда, 1790 г. Соть не соединяется с Кастью до впадения в озеро Великое.

Вторая карта, в масштабе 10 верст в дюйме, составлена Ф.Ф. Шубертом через полвека, в 1826-1840 гг. Водотоки и границы озер представлены на ней весьма схематично, она во многом повторяет ПГМ. Так, наш спорный водоток Касть –Вопша, впадающий в озеро Великое с северо-запада, мало соответствует реальному руслу, представляя собой слегка изогнутую волнистую линию, полностью лишенную излучин. Контуры озера Каменник на этой карте имеют мало общего с его реальными контурами. Но при этом, так же как и на Плане генерального межевания, совершенно четко отсутствует соединение между Кастью-Вопшей и Сотью, впадающей с севера в озеро Великое. Судя по этим двум картам, Касть и Соть до середины XIX века не соединялись протокой.

 Карта Ф.Ф. Шуберта, 1826-1840 гг. Район впадения Касти и Соти в озеро Великое
Рис. 3

Рис. 3. Карта Ф.Ф. Шуберта, 1826-1840 гг. Район впадения Касти и Соти в озеро Великое. Протоки между ними до впадения в озеро нет.

А вот на третьей, также десятиверстной карте, подготовленной И.А. Стрельбицким еще через три десятка лет, в 1878 году, южнее озера Семенова между Сотью и Кастью-Вопшей появляется соединяющая их протока. По свидетельству С.М. Тазьба, после соединения Вопши с Кастью, их общий водоток ниже по течению называется Касть. Судя по тому, что на карте Стрельбицкого совершенно реально показаны все ее излучины, а также контуры озер, картографы проводили съемку этой территории на местности, а значит, нанесли и протоку, соединившую Касть и Соть.

 Карта Стрельбицкого, 1878 г. Протока между Сотью и Кастью уже есть
Рис. 4

Рис. 4. Карта Стрельбицкого, 1878 г. Протока между Сотью и Кастью уже есть.

Таким образом, соединение водотоков, которое зафиксировала С.М. Тазьба, произошло сравнительно недавно, не ранее середины XIX века. Расширившаяся с тех пор протока между Кастью и Сотью и ввела С.М. Тазьба в заблуждение, позволив ей считать Касть и Соть притоками Вопши. Вместе с тем, долина водотока Вопша-Касть, вне зависимости от того, какая река была основной, а какая притоком, представляет значительную часть Костромской низменности. До затопления водами Горьковского водохранилища это была широкая низменная долина, по центру которой проходило извилистое, с многочисленными излучинами русло реки. В межень течение было медленным, вода в ней текла с запада на восток, в направлении наиболее низкой части Костромской низменности. Незатопленный участок русла Вопши, выше ее впадения в Бухаловский полой Костромского разлива, расположен сейчас в Ярославском государственном федеральном заказнике.

Мне довелось обследовать эту территорию в 80-е годы прошлого века, и позднее, в 2000 и в 2018 гг. Места эти исключительно живописны. Огромные дубы стоят у самой воды, склоняя свои могучие ветви над ее неподвижной поверхностью, покрытой вблизи берегов зарослями белых кувшинок.

 Река Вопша. Справа видны осоковые луга на прямом участке русла ниже озера Фомино
Рис. 5

Рис. 5. Река Вопша. Справа видны осоковые луга на прямом участке русла ниже озера Фомино. Фото автора, 2018 г.

 Озеро Фоминское почти сплошь заросло водной растительностью
Рис. 6

Рис. 6. Озеро Фоминское почти сплошь заросло водной растительностью. Фото автора, 2018 г.

Прибрежная часть почти на всем протяжении реки занята зарослями камыша озерного. Камышовые заросли занимают большие площади и в озере Фомино, расположенном примерно в четырех километрах выше современного устья Вопши. Это мелководное, почти сплошь заросшее водной растительностью озеро примыкает с севера к руслу Вопши. До образования Костромского разлива этого озера не было, здесь был низменный луговой участок, образованный комплексом пустошных и осоковых лугов, с влаголюбивым разнотравьем, где преобладали таволга, гравилат и горец змеиный (по карте из отчета С.М. Тазьба). Фрагмент этой карты показан на рис. 8. Хорошо видно отсутствие не только озера Фомино, но и обширного мелководного озера Кременик (оно расположено в правой части космического снимка, рис. 9), на месте которого на карте видно замкнутое понижение местности. Немного севернее к этому понижению примыкает небольшое безымянное озеро.

 Озеро Кременик. Примерно так выглядело и озеро Великое, затопленное у Идоломской дамбы
Рис. 7

Рис. 7. Озеро Кременик. Примерно так выглядело и озеро Великое, затопленное у Идоломской дамбы. Фото автора, 2018 г.

Таким образом, озеро Кременик возникло в результате затопления небольшого озерка и понижения местности на правом берегу Касти перед ее впадением в Костромской разлив, что хорошо видно при сравнении карты С.М. Тазьба и современного космического снимка.

 Фрагмент карты С.М. Тазьба вблизи слияния Вопши и Касти
Рис. 8

Рис. 8. Фрагмент карты С.М. Тазьба вблизи слияния Вопши и Касти. Озера Фомино и озера Кременик на ней нет. На месте будущего озера Кременик – небольшое, видимо старичное безымянное озерко и замкнутая горизонталь с бергштрихами, направленными внутрь, т.е. обозначающая локальное понижение местности, котловину.

 Космический снимок мест вблизи слияния Вопши и Касти
Рис. 9

Рис. 9. Современный космический снимок той же территории. В изгибе долины Вопши лежит озеро Фомино. В правой части снимка между Вопшей и Кастью - озеро Кременик, образовавшееся при затоплении котловины водами Костромского разлива.

Интересны следы былой хозяйственной деятельности, выразившейся в спрямлении излучин русла Вопши. Многие крутые излучины русла выше и ниже озера Фомино срезаны каналами. Как объяснили мне местные жители, эти каналы были сделаны для облегчения сплава леса по Вопше, а также для ускорения схода полых вод. Спрямленные участки хорошо видны и именно по ним, а не по заросшим тростником излучинам проходят сейчас редкие здесь лодки. При сравнении карты С.М. Тазьба и космоснимка видно, что спрямляющие петли русла Вопши каналы ниже озера Фомино на момент составления карты уже были, а вот длинный канал выше озера, видимо был прокопан позднее, поскольку на карте он не показан.

Долину Вопши от Некрасовской поймы с плеядой озер отделяет низменный пологий водораздел, покрытый верховыми болотами. Он сужается на юго-запад к пересекающей его реке Сохме. На водоразделе располагались два болотных массива – Моделовское болото, где добыча торфа велась в 30-60 гг. прошлого века и болото Большое, из которого текут речки Филенка и Шумьянка [7].

Река Кострома и ее основные притоки в пределах Костромской низины

В своем низовье река Кострома образовывала массу крутых извилин, течение ее в этом участке в межень было очень медленным. Излучины реки иногда превращались в почти полностью замкнутое кольцо. Нередко от реки отделялся лишь один конец излучины. В этом случае возникали затоны и заводи. В реку Кострому, севернее с. Шунги, впадал полноводный приток Узокса. Она вытекала из озера Великого, в которое впадали Соть и Касть, текущие с восточного склона Даниловской возвышенности. Общее направление р. Костромы на этом участке – с северо-востока на юго-запад, а впадающей в него Узоксы с притоками – с северо-запада на юго-восток.

С северо-запада в низменность входила река Соть, с севера, параллельно основному руслу Костромы – приток Соти река Прость. Изначально Соть несла свои воды в озеро Великое (то, что затоплено у Идоломской дамбы), огибая с запада озеро Семёново и впадая в Великое с севера, в то время как Вопша-Касть впадала в него же с запада. Судя по изменениям, зафиксированным старыми картами и засвидетельствованными С.М. Тазьба, примерно с середины XIX века, южнее озера Семенова возникла соединяющая эти водотоки протока. Соединяясь с Кастью-Вопшей, которая до впадения в Великое сохранила у местного населения название Касть, река Соть, либо отдавала часть своей воды по этой протоке в русло Вопши-Касти, либо принимала часть их вод в свое русло. Вероятно, в разные периоды имело место и то и другое и все зависело от уровня и напора прибывающей по каждому из водотоков воды. Как бы то ни было, но воды и Соти и Вопши-Касти вливались в озеро Великое. Несмотря на то, что эти русла объединялись протокой, они сохраняли свои названия до самого впадения в озеро. Между соединяющей Касть и Соть протокой и устьем в северной части озера Великое, Соть принимала с левой, восточной стороны, реку Идоломку, вытекающую из Идоломского озера. Название озера и этой реки также претерпели изменения в течение XIX века, о чем можно узнать в моем очерке о топонимах Костромской низменности [5].

 Река Соть
Рис. 10

Рис. 10. Река Соть. Фото А. Лобанов.

При этом С.М. Тазьба указывает, что Идоломка впадала в озеро Идоломское, а далее вода шла по протоке из Идоломского в реку Кострому. Такое направление течения, надо полагать, имело место весной, в период наполнения низменности полыми водами. В меженный же период вода текла по Идоломке из Идоломского озера в сторону Соти, в соответствии с уклоном местности. На это направление указывает и стрелка на Плане генерального межевания. На той же карте протока, соединяющая Идоломское (Ильдомское на ПГМ) озеро с рекой Костромой называется ручей Заельник. Небольшая ширина его русла подтверждает то, что он не был основным водотоком из озера, а работал во время половодья, в период, когда действовало противотечение.

Восточный склон Костромской низины был более крутым, чем западный. Именно поэтому в ее восточной половине протекали многочисленные и довольно крупные притоки реки Костромы, такие как Шача, Андоба, Меза с притоком Язильницей и ряд более мелких, впадавших также в Мезу и непосредственно в реку Кострому и имевших довольно быстрое течение. Эта часть низменности, включая примыкающий коренной берег и долины впадающих с востока в реку Кострому рек были обследованы в 1923-1924 гг. геологами Е.Д. Сошкиной и Н. Сапрыкиной. В дальнейшем я воспользуюсь описанием Костромской низины из их работы [10].

Они отмечали, что размеры долин притоков реки Костромы в среднем и нижнем течении совершенно не соответствуют величине теперешних рек, они гораздо шире их пояса меандрирования. Расширения долин имеют все восточные притоки Костромы, за исключением Мезы, у которой вообще узкая долина почти до самого устья при впадении в реку Кострому. От устья Мезы начинается обширная низина, образовавшаяся из соединения долин Мезы и Андобы с долиной Костромы. Ширина ее здесь составляет более 20 км. Она продолжается на юг до Волги и на север до водораздела Шачи и Письмы. В речных долинах довольно ясно выражены три аллювиальные террасы.

Верхняя боровая терраса, обычно покрытая лесом, местами сильно размыта водными потоками, формирующими более низкую вторую террасу. Обычно она представлена узкой, но резкой ступенью у подножия склонов коренных берегов высотой 10-15 м над уровнем рек. Эта терраса, так же как и вторая, имеет озерное происхождение и отметки 92,5-105 м. От второй она отграничена ясным уступом. Боровая терраса тянется по краям низменности неширокой (500-800 м) полосой, прижатой к коренному берегу. Она хорошо дренирована ручьями, стекающими с коренного берега. В 20-е годы она была густо заселенна и распахана под зерновые культуры, лен и клевер. Наиболее широка она была в северо-восточной части обследованной территории, в междуречьях Меза-Андоба и Андоба-Шача, где достигала десяти и более километров в ширину. Здесь она представляла собой высокую плоскую поверхность с пологими склонами к рекам. Хорошо выраженная песчаная бровка верхней террасы, по описанию С.М. Тазьба, была занята брусничными борами (вернее гарями по ним); центральная, наиболее высокая и в то же время наиболее плоская часть междуречий отличалась бОльшей заболоченностью: здесь распространены верховые болота, сфагновые сосняки и долгомошные гари. К склонам приурочены крупнотравные леса с пятнами сложных ельников.

Вторая или средняя терраса резко отграничена от верхней и представляет собой более широкую ступень до 6-7 м высотой. По происхождению это терраса также озерная, размытая в приречной части, с абсолютными отметками 82,5-92 м. Она неясно отграничена от поймы и занята в основном суходольными лугами. Вторая терраса тоже заливалась полыми водами, но они приносили сюда меньшее количество наилков. Речные наносы здесь откладывались в заметном количестве лишь на ближайших к реке, преимущественно безлесных площадях с абсолютными отметками до 84 м. Выше 84,0 м влияние половодий постепенно затухало. Однако, судя по растительности и корочкам наилка на стволах деревьев, можно говорить о высоте разливов до 87 м [11]. Заливаемая территория второй террасы сложена большей частью суглинками, подстилаемыми песками, и гораздо реже, тяжело-суглинистыми наносами. Занята она была растительностью пойменного характера – лугами, топяными и кустарниковыми лесами с дубом, елью и лиственными породами.

Заливаемая половодьем часть второй террасы, с абсолютными отметками 82,5 – 87,5 м образует основную территорию Костромской низины, значительно превосходя по площади остальные две террасы и незаливаемую часть второй террасы, вместе взятые. С западной и восточной стороны Костромской низменности заливаемая плоская поверхность второй террасы, однообразная по характеру слагаемых ею пород, постепенно повышаясь, переходила у бортов низменности в размытый пологий склон, с высотами 87,5-92,5 м. Склон этот не заливался, и растительный покров его резко отличался от покрова заливаемой части второй террасы. Коренными типами растительности здесь были черничные и крупнотравные еловые леса. С.М. Тазьба обнаружила здесь остатки зеленомошных, долгомошных, крупнотравных лесов, переходные болота, заболоченные луга с полевицей собачьей, пушицей узколистной и белоусовые пустоши. Частично склон это был освоен под населенные пункты и пахотные угодья. В настоящее время вторая терраса затоплена водами Горьковского водохранилища до отметки 84,0 м, соответствующей среднему уровню подъема воды в половодье до образования водохранилища. Таким образом, весь Костромской разлив – это как бы застывший, зафиксированный на одном уровне весенний паводок. Если раньше, до образования Горьковского водохранилища, паводковые воды, достигнув этого, или немного более высокого уровня, сходили, освобождая пойменное пространство, то теперь они стоят на этой отметке, испытывая лишь небольшие сезонные и межгодовые колебания от 82,0 до 84,3 м, с амплитудой около 2 м.

Нижняя пойменная терраса, или собственно пойма, покрытая в основном пойменными лугами, была заполнена современными речными отложениями. В половодье она полностью заливалась и по большей части имела незначительную ширину и высоту. Только в области низовий Костромы, где в ее формировании принимали участие разливы Волги, эта терраса достигала большой ширины, в то время как средняя (вторая) была здесь сильно размыта и слабо выражена в рельефе. В низовьях реки Костромы, а также ее левых притоков характерны и хорошо выражены береговые валы. Пойменная терраса имела абсолютные отметки 79,0-82,5 м. Лишь отдельные прирусловые гривы на Волге были выше 85,0 м. Пойменная терраса была сложена суглинистыми и глинистыми наносами реки, ежегодно перекрываемыми обильными рыхлыми наилками. В настоящее время эта терраса полностью затоплена водами Горьковского водохранилища.

Затопленная ныне пойменная терраса Волги была выше пойменной террасы Костромы, что связано с бОольшим количеством откладываемых здесь речных наносов. Для нее был характерен хорошо выраженный гривистый рельеф. Пойменная ступень реки Костромы была более плоской и пологой, чем пойма Волги, что объясняется более медленным течением реки Костромы и ее слабой размывающей способностью. Вот как описывает пойму реки Костромы геолог Красюк [4]:

В нижнем течении реки Костромы, впадающей в Волгу около города, расстилается оригинальная местность, выделяющаяся своим своеобразием не только в районе Костромского края, но и всего верхнего Повольжья; это огромная луговая пойма. Местами эта пойма покрыта древесной растительностью (дуб), но большая часть ее представляет совершенно открытую, почти равнинную местность, выровненную водой стихией. Взор не упирается ни в моренные холмы, ни в стену лесных массивов и на десятки верст можно озирать луговые пространства, среди которых на невысоких гривах вырисовываются столь редкие здесь селения.

Сохранившаяся в результате обвалования дамбами часть Костромской низменности дает полное представление об этой уникальной территории (рис. 11).

 Часть Костромской низменности, сохранившаяся в Костромском польдере. На переднем плане озеро Сорожье, в левой части мост через Узоксу, за ним слева от дороги озеро Круглое
Рис. 11

Рис. 11. Часть Костромской низменности, сохранившаяся в Костромском польдере. На переднем плане озеро Сорожье, в левой части мост через Узоксу, за ним слева от дороги озеро Круглое, немного дальше, но уже вправо от дороги – озеро Омутское. В левой части за Узоксой видны ещё три озера: самое крайнее слева Шерехово, справа от него – Ситное, ближе к Ситному, как бы немного за ним – небольшое озеро Долгое. За ними узкой полосой просматривается озеро Каменник. Ещё дальше за полосой леса большое водное пространство - Костромской разлив Горьковского водохранилища. Фото из открытых источников.

Северная и восточная части Костромской низменности

Костромская низменность простирается на север значительно дальше Костромского разлива, северный берег которого находится в районе современного устья Мезы. В северной части Костромской низменности русло реки Костромы сильно прижато к правому коренному берегу, в то время как с левой стороны от него располагается широкая долина. Её пересекают с северо-востока на юго-запад три левых притока Костромы: Меза, Андоба и Шача. Между ними, на обширных плоских водоразделах расположены крупные болотные массивы: к югу от Мезы болото Калина-Чисть, площадью более 24 км2 с озером Рысячьим; между Андобой и Мезой – болото Кремь, площадью более 31 км2 с озером Ладыгино. Оба эти болота, входящие в Мисковскую группу торфяных месторождений, давно осушены, а их торфяные запасы в значительной степени использованы. Поскольку я хотел в первую очередь рассказать об утраченной в результате затопления природе Костромской низменности, а эта её часть затоплению не подвергалась, то более подробно говорить об этой территории не буду, ограничившись на севере районом Жарковского острова и озером Шихи, где еще проявляется влияние подтопления.

Примерно в пяти километрах к северу от д. Жарки, в месте, называвшемся Стрелка, русло Костромы разделяется на два рукава. Вправо уходит основное русло реки, а влево – Глушица или Криуша [13]. Причем на ПГМ, т.е. в конце XVIII века Криуши еще нет (рис. 12).

 План генерального межевания Костромского уезда. Место впадения Мезы в реку Кострому в районе с. Мисково и д. Жарки. Глушицы еще нет
Рис. 12

Рис. 12. План генерального межевания Костромского уезда. Место впадения Мезы в реку Кострому в районе с. Мисково и д. Жарки. Глушицы еще нет. От реки Костромы у Стрелки влево отходит тупиковое ответвление русла.

Есть лишь небольшой, не более километра в длину, тупиковый отрезок русла реки Костромы, направленный на юго-восток. Да со стороны Мезы, ему навстречу, отходит также тупиковый непроточный залив. На больших реках такие заливы принято называть затонами, но поскольку Меза река небольшая, то и название такое он вряд ли заслуживает, тем более, что просуществовал он недолго. Через сухопутную перемычку между этими заливами проходила дорога вдоль левого берега Костромки от Жарков на Исады. Однако в дальнейшем, промываемые ежегодно весенним половодьем, эти тупиковые участки соединились, образовав Глушицу, спустя какое-то время ставшую основным руслом Костромки, по которому пошла бОльшая часть речной воды. Это отражают современные карты и космические снимки, на которых видно, что Глушица намного шире уходящего от Стрелки вправо бывшего основного русла реки. Глушица до образования водохранилища соединялась с Мезой неподалеку от Мисково, и далее идущая по ней речная вода следовала руслом Мезы до ее впадения в основное русло Костромы. Так между этими водотоками образовался обширный остров, с селами Жарки и Мисково, окруженный с запада руслом реки Костромы, с востока Глушицей и руслом Мезы в самом нижнем ее течении. Это плоский слабо волнистый участок второй озерной террасы, ныне возвышающийся на полтора - два с половиной метра над водой омывающих его рек. Наиболее высокие точки его составляют 86,5-86,7 м абсолютной высоты. После соединения Глушицы с Мезой, последняя продолжала у местных жителей называться Мезой, хотя правильнее было бы считать самый нижний отрезок ее русла Глушицей, как новым руслом реки Костромы, а устье Мезы должно было переместиться в место ее соединения с Глушицей. Такие сложности местной гидрологии связаны с довольно быстрыми изменениями русел под влиянием размывающей деятельности весенних паводков, за которыми не успевала топонимика, отличающаяся бОльшей консервативностью, чем природные процессы.

Озера центральной части низменности

Следует остановиться более подробно на озерах, лежавших в центральной части низины, вблизи устьевых участков Касти и Соти и собиравшей их объединенные воды Узоксы. Для этого мы воспользуемся подробными описаниями этих озер из мало известной публикации Бориса Самуиловича Грезе, гидробиолога, изучавшего озера поймы в 20-е годы [2], дополненными некоторыми данными из небольшой работы А. Грачева [1].

Если озера-старицы серповидной формы приурочены исключительно к долинам рек и находятся в пределах их пояса меандрирования, то остаточные озера могут лежать далеко за пределами современной поймы, на древней озерной террасе. Располагаясь в наиболее низких участках дна древнего озера, периодически заливаясь и промываясь в половодье, они тысячи лет сохраняют свой озерный облик. Промывной режим пойменных озер, при котором накопленная за лето органика уносилась полыми водами, препятствовал процессу накопления озерных илов. Именно поэтому в остаточных озерах поймы не было залежей сапропеля. Однако процесс их зарастания все равно продолжался. Причем в небольших по площади мелководных озерах он шёл значительно быстрее. Сначала прибрежную зону захватывала прибрежно-водная растительность, образующая густой пояс по урезу воды. Потом образовывались сплавины, постепенно озеро все более мелело и заболачивалось. На обмелевших участках и кочках поселялась черная ольха либо вяз. Так образовались топяные черноольховые леса и сырые вязовые рощи, неглубокая вода в которых могла стоять все лето. В результате вырубки топяных лесов они зарастали осоками и со временем превращались в сырые осоковые луга [8].

Одной из основных особенностей остаточных озер центральной части низины были камышовые заросли, которые нередко густой стеной окаймляли их берега. При этом отдельные куртины камыша, имеющие форму то более, то менее густых круглых островов внедрялись и вглубь озер. Некоторые озера, такие например, как Великое, почти целиком были покрыты камышовыми зарослями. Островки камыша были довольно рыхло связаны с грунтом. Обнажаясь при спуске воды в озере, они срезались весенним льдом и уносились течением на очень далекое расстояние. После отступления полой воды, подушки торфянистой массы со стеблями камышей, вместе с пустыми раковинами озерных моллюсков, можно было видеть раскиданными по всей низменности, нередко далеко от озер.

 Центральный озерный район Костромской низменности до затопления
Рис. 13

Рис. 13. Центральный озерный район Костромской низменности до затопления. Оранжевой линией нанесен контур Приволжской и Идоломской дамб. Названия озер взяты из разных источников, поэтому для некоторых озер указано несколько названий. Очертания мелководных озер могли сильно изменяться, в зависимости от уровня воды и запруд на истоках из озер. Рисунок автора.

Центральный озерный район низменности, большей частью сейчас затопленный Костромским разливом, ограничен с одной стороны Кастью-Узоксой, с другой – р. Костромой, а с третьей, северной стороны, линией, идущей от села Куниково на реке Костроме к озерам Семенову и Першину. На этом пространстве существовало множество мелководных озер – от очень больших (до 3 км длиною) до очень маленьких, необозначенных вовсе на 2-х верстной карте.

Полые воды ежегодно заливали центральную часть низменности вместе с озерами, проникая в озера по протокам, а уходя по тем же протокам, вновь их промывали. Такой промывной режим не позволял водной растительности и древесному мусору закупорить протоки, они были глубоки и достаточно широки, чтобы по ним могли проходить гребные лодки-ботники. За счет многочисленных проток бОльшая часть озер соединялась в единую сеть, образуя общую гидрологическую систему.

Некоторые из этих проток были искусственно подпружены плотинами, имеющими местное название «езы» и потому уровень озер, откуда они берут начало, был сильно поднят. Запруды были высотой от 0,5 до 1,75 м и устраивались обычно в ложбинах у истока из озера. В условиях низменной равнины это вызывало громадное увеличение площади водоема и придавало ему сложную, иногда очень расчлененную конфигурацию (таковы были озера Идоломское, Семеново, Першино), не похожую на простые очертания незапрудных водоемов той же местности.

Рыбная ловля на езах подробно описана в воспоминаниях жителя деревни Вёжи Л.П. Пискунова [12].

«В весенний разлив вместе с водой вся наша низина заполнялась рыбой: с весенними водами рыба сходила с верховьев рек Костромы, Соти, Касти, Узоксы; основная же масса рыбы поднималась с Волги.

Методов ловли рыбы было несколько. Самым древним, не требующим много сетематериалов, являлся метод с использованием тяги воды. Почти на всех больших и малых озёрах в истоках были сооружены плотины, так называемые езы. Весной при спаде воды исток перекрывали сетью, ставили так называемую загрузу, на загрузе делали большой кошель, куда рыба заходила по течению. Потом этот кошель подсекали натяжением верёвки и, подъехав на лодке, рыбу из кошеля-подсека вываливали прямо в лодку.

В плотину-езу, смотря по величине озера, при сооружении вставляли деревянные трубы диаметром 30–50 см. Для большого водоёма делали две–три трубы. Со стороны озера, чтоб вода не сходила в трубу, вставляли пробку-затычку. Уровень воды в озере удерживали на 1–1,5 метра выше. Летом рыбу ловили только для потребительских нужд, на праздники, для повседневной еды немного. За лето в озёрах рыба выгуливалась, набирала вес.

Как наступали заморозки и реки-озёра покрывались льдом, начинался основной лов. У плотин-езов на большинстве больших озёр сооружали рыбацкие избушки, где рыбаки посменно по 2–3 человека заступали на сутки-вахту. Зимний лов производился так: на трубу надевали редкотканый из пеньковой нити рукав длиной 6–8 метров; из трубы вытаскивали пробку-затычку, вода из озера устремлялась в трубу- рукав , а вместе с ней и рыба, которая оставалась в рукаве; оставалось только крюком поднять из воды рукав с рыбой и вытряхнуть её, как из мешка, в специально установленную на санках большую корзину. Теперь её живую отвозили на специально устроенное на льду гумно, где перемешивали со снегом, чтоб не смерзалась, и хорошо промораживали. Затем сортировали по видам, мелочь — вандыш — просеивали через металлическую сетку, освобождая от снега и льда, складывали в корзины и увозили в деревню. Сдавали торговцам рыбой, делили по паям, везли в город продавать и т.д. Таким методом воду из озера за декабрь-январь спускали почти до дна, а вместе с ним и всю рыбу, крупную и мелочь».

Озеро Идоломское (Ильдомское)

Идоломское было наиболее открытым из крупных озер, его наибольшая длина составляла 2,35 км, при ширине 1 км. Посредством речки Идоломки оно соединялось с рекой Сотью – и, следовательно, с озером Великим. Озеро Идоломское было искусственно подпружено плотиной в истоке Идоломки. Вода в нем в межень была поднята, что придавало сложную конфигурацию его берегам. Озеро имело много заливов и бухт, достигающих значительных размеров, (до 0,5 км), иногда даже отделяющихся в виде почти самостоятельного водоема. На Идоломском имелось пять глубоких бухт, и почти обособленное озеро Долманово, связанное с Идоломским узкой протокой. К концу осени Идоломское, как и другие подпруженные озера, ежегодно спускалось в целях лова рыбы в протоках и речках, где устанавливлись мелкоячейные орудия лова, так что вылавливалась и самая мелкая рыба. При таком спуске вода оставалась лишь в наиболее глубоких местах - ямах, мелководные же части озера обнажались и замерзание происходило при ничтожно низком уровне. Различия в глубине ям по абсолютной величине невелики, максимальная глубина озера в них не превышает 1,75 м. Такое мелководье способствовало быстрому прогреву воды (температура воды озера в августе 1925 г. достигала 26,0oС). С другой стороны, большая площадь озер способствует сильному испарению воды в течение лета и, соответственно, снижению уровня. И наоборот, паводки и сильные дожди могли вызвать значительное увеличение площади водоема за короткое время. Грунт дна озера Идоломского глинистый, иловые отложения, по-видимому, не достигают большой толщины. На глубине около полуметра под поверхностью ила чувствуется уже твердое дно. Наиболее распространенными растениями в Идоломском были камыш озерный, рдесты, осоки, стрелолист, хвощи, кувшинка и элодея.

Обследовавший это озеро в июле 1901 году А. Грачев писал, что узкий проток из Идоломского озера (речка Идоломка) пресекается, на доходя до запруды, которая находилась у д. Вёжи. Именно поэтому и указанные им размеры Идоломки были столь незначтельны: 1,5 м ширины и 0,3 м глубины. То есть Идоломка в том году была перекрыта езом не в истоке из озера, а примерно посередине, что этот автор и отметил на приведенной в его работе карте, сделанной на основе десятиверстки Стрельбицкого. Он также отметил полное отсутствие протоки между северной частью озера Идоломского и рекой Костромой, той, что на ПГМ отмечена как ручей Заельник.

Название озера Идоломского также изменилось в течение XIX века. Так на Плане генерального межевания оно обозначено как Илидомское, а вытекающая из него протока – речка Илидомка. Более подробно об этом сказано в моем очерке о топонимах Костромской низменности [5].

Озеро Великое

Великое было наиболее заросшим из крупных озер низменности. По свидетельству Б.С. Грезе, в летний период 1920 и 1921 гг. оно представляло собой громадное болото, почти целиком затянутое водной растительностью, среди которой наибольшее значение имел камыш озерный, заросли его распространялись и на центральную часть озера. В отличие от Идоломского, Великое было незапрудным озером, езы на нем не устанавливались. В длину оно достигало 2,14 км, при ширине 1,07 км. С севера в озеро впадала Соть, а с запада Касть. Озеро имело правильную округлую форму, характерную для остаточных озер. А. Грачев приводит немного другие размеры этого озера: 2600 м в длину и 1600 в ширину. Надо полагать, что в 1901 году озеро имело более высокий уровень, вследствие чего и увеличились его размеры.

Как указывал Б.С. Грезе, озеро Великое в нормальные годы представляло собой уже не озеро-пруд, как другие озера поймы, а скорее камышовое болото, где значительная площадь была покрыта густыми зарослями (в форме островов) камыша озерного, а меньшая часть приходилась на долю открытой воды, причем и на этих открытых участках погруженная в воду или плавающая растительность достигала большой густоты (в основном это рдест пронзеннолистный, элодея, кубышка, кувшинка белая, телорез, болотный хвощ и др.). Открытая вода была только в центральной части озера, где проходил основной поток воды из Соти и Касти. Здесь была наибольшая глубина – 1,75 м, а в остальной части озера она не превышал 0,6 м. В годы сильного и продолжительного половодья вид озера сильно менялся, например в 1923 году озеро Великое, вследствие переполнения водой, в июле напоминало северный плес озера Першина или же озеро Ботвинское (так, как они выглядят в годы низкого уровня). Река Узокса при выходе из озера имела ширину 50 м и сразу по выходе из озера текла в низких и плоских берегах. Но уже через 300 м от озера оба её берега становились крутыми и высокими, а ширина достигала 70-90 м.

Озеро Детково небольшое, длина его около 0,8 км. Оно соединялось с Идоломским узкой протокой. По степени зарастания приближалось к стадии Великого, то есть было почти полностью покрыто зарослями камыша озерного.

Озеро Семеново. Озеро Семеново связано протокой с Сотью выше впадения в нее Идоломки. Оно подперто плотиной, так же как и озеро Першино. Уровень зарастания этого озера близок к состоянию озера Идоломского, то есть зарастание его умеренное. С Идоломским это озеро также очень сходно по составу планктона.

Озеро Першино также было сильно заросшим озером. Длина его около 1,2 км. Оно было расчленено еще сильнее озера Семенова. Выделяются две части этого озера: Верхнее и Нижнее Першино, разделенные узким перешейком. Першино гораздо более заросшее озеро по сравнению с озером Семеновым, сходным с ним по размерам. Особенно сильно зарастает его южный плес, Нижнее Першино. Здесь по всему озеру тянутся сплошные и густые подводные луга рдестов и элодеи. В северной части, в Верхнем Першино, более развиты заросли камыша, островки которого заходят на самую середину озера.

Озеро Першино протокой соединялось с Кастью. На выходе этой протоки оно было подпружено, поэтому имело столь сложную форму из почти разделяющихся плесов.

Озеро Ботвинское (Ботвино). По степени зарастания это озеро занимало промежуточное положение между озерами Семеновым и Першиным. Это довольно крупное озеро не было так сильно расчленено, как предыдущие водоемы. По берегам озера расположены довольно густые ассоциации камыша озерного, сусака, осок и стрелолиста, в воде много элодеи и рдеста пронзеннолистного. Группы камышей заходят довольно далеко к центру озера, однако густых островков не образуют. На ПГМ обозначено Большое Ботвино, а к западу от него – Малое Ботвино. Вероятно при высоком уровне воды эти озера сливались в один водоем.

Озеро Каменник (Слоимское, Словинское, Словенское).

 Панорама озера Каменник. Май 2018 г. На переднем плане – сплавина из рогоза широколистного
Рис. 14

Рис. 14. Панорама озера Каменник. Май 2018 г. На переднем плане – сплавина из рогоза широколистного. На акватории озера видны редкие куртины камыша озерного.

Озеро Каменник относится к группе наиболее крупных озер центральной части поймы, куда кроме него входили Великое и Идоломское. Рельеф дна озера ровный, это блюдцеобразный мелководный водоем. Езы на Каменнике не строились, хотя их делали на соединенных с ним озерах Шерехово, Ситное и Туровское. Озеро Каменник характеризуется умеренным зарастанием, также как и озеро Семеново. По составу планктона сходно с озером Идоломское. Редкие куртины камыша озерного проникают почти до самой середины озера.

Каменник – единственное крупное озеро, сохранившееся от затопления, поскольку оно осталось внутри обвалованной дамбой территории Костромского польдера. С соседними озерами и Узоксой оно соединено несколькими протоками, образуя целую систему объединенных водоемов. Протокой Каменка озеро соединялось с Узоксой, извилистой Туровской протокой в северо-восточном углу – с озером Туровским, протокой в восточном углу с озером Коровьим, а протокой Шереховкой в юго-западном углу с озером Шерехово. Между Шереховской и Туровской протоками была еще короткая протока, соединяющая Каменник в юго-восточной части с длинным и узким озером Долгое. Надо полагать, что все или почти все эти протоки в прошлом перекрывали езы, превращая озера Туровское, Коровье, Долгое, Шерехово и Ситное в наполненные рыбой садки. Упоминание о езе на Шереховке имеется в Луговой книге с. Шунга [14]. О езе на озере Ситном упомнает Б.С. Грезе. Сведений о езах на других, связанных с Каменником озерах, найти не удалось, но система этих водоемов исключительно удобна для такого способа ловли рыбы. При этом само озеро Каменник не подпруживалось, т.к. во-первых, его уровень составлял одно целое с полноводной Узоксой, соединяясь с ней через протоку Каменка, а во-вторых, и это наверное главное, в этом случае не удалось бы устраивать езы на соединенных с Каменником озерах.

 Озеро Коровье
Рис. 15

Рис. 15. Озеро Коровье. Фото автора. Июнь 2019 г.

Озерная система Каменника, включающая пять соединенных с ним протоками озер, сохранилась внутри обвалованной дамбой территории Костромского польдера и в уменьшенном масштабе дает нам представление о затопленных озерах центральной части поймы. Надо полагать, что связанные с Каменником озера были очень удобна для рыболовства. Недаром предприимчивые словене-новгородцы заняли это озеро, назвав его Словенским!

Во время строительства дамбы с северо-западной части Каменника и к западу от Туровского озера были вырыты карьеры, из которых брали грунт для строительства дамбы. А поскольку дамбу на этих участках намывали земснарядами, то грунт поступал с водой по трубам, в виде взвеси (пульпы). Поэтому вода в карьеры шла из Каменника и Туровского озера. От карьеров до дамбы были проложены металлические трубы (пульповоды) большого диаметра. Надо отдать должное гидростроителям за то что, создавая карьеры и забирая грунт, они все же делали это рядом с озером, а не из самого озера, не испортив его дно и берега. Со временем карьеры заросли молодым лесом, став неприметной частью озер, скрытой растительностью и не нарушающей озерный ландшафт. Интересно, что в 1901 году А.Грачеву ещё было не знакомо название Каменник, и в своей работе он называя это озеро Слоинским. Таким образом Каменником озеро Слоинское (Словинское, а изначально вероятно Словенское) стало лишь в ХХ веке.

Б.С. Грезе, подводя в своей работе итог общему очерку пойменных озер, указывал, что «они представляют собой озера «лишенные глубин», где макрофитная растительность селится по всей территории водоема, следовательно, мы имеем здесь перед собой озера-пруды; в тех же случаях, когда в озерном ландшафте преобладает надводная растительность (камыши), перед нами уже крайнее звено генетического ряда – болото».

Два озера, расположенные между Некрасовской поймой и Костромским польдером затоплены водами Горьковского водохранилища. Это озеро Лебединое и еще одно Великое – так оно обозначено на ПГМ, на карте Шуберта и на Волжской лоции 1929 года, а на карте Стрельбицкого - оно Семецкое, но скорее всего, должно быть Самецкое, по названию села Саметь. Впоследствии на картах оно называлось Большое или Петриловское, поскольку именно село Петрилово располагалось неподалеку от него. Это последнее название озера и дало имя Петриловскому полою Костромского разлива, под водами которого оно ныне и скрыто вместе с расположенным рядом озером Лебединое. Вообще Великих озер в Костромской низменность было три. Из них незатопленным осталось лишь Великое, расположенное в Некрасовской пойме. О втором из них, Большом или Петриловском я только что сказал. А третье, то в которое впадали Касть и Соть, ныне также затопленное, располагалось к юго-западу от Спаса, у самой Идоломской дамбы. Его название сохранилось в имени большого полоя, расположенного к западу и юго-западу от Спаса и острова Вёжи.

Борисово озеро и его водосборный бассейн

На левом берегу реки Костромы, между поселком Прибрежный и городом Костромой находится Борисово озеро со своим водосборным бассейном. Бассейн озера включал бассейны трех водотоков: реки Тесновки, текущей с севера вдоль восточной опушки Бора, реки Мерской, текущей с востока, от Царева и Которова, и реки Крячевки, также текущей с востока от Апраксино. Примерно в километре от северо-восточного угла Борисова озера Тесновка и Мерская сливались, образуя короткую реку Якшу, длиной всего около километра. Крячевка впадала в юго-восточный угол озера. Из северо-западного угла озера вытекала протока Муса, около двух километров длиной, соединявшая Борисово с озером Волоцким. Далее вода следовала извилистой протокой Рыстань, соединявшей Волоцкое с Костромкой. Северная часть Борисова озера соединялась с Костромкой напрямую протокой Борисовка. Но вода по этой протоке шла лишь при высоких уровнях, во время половодья. Свои функции Борисовка выполняла и в период наполнения, при подъеме уровня воды в Костромке и при спуске воды, когда она уходила из озерной котловины.

 Бывшее Борисово озеро со стороны Оганинской котловины
Рис. 16

Рис. 16. Бывшее Борисово озеро со стороны Оганинской котловины. Фото автора. Июнь 2019г.

Борисово озеро и питающие его реки сильно пострадали в результате мелиоративных работ при создании Костромского польдера. Уровень воды в озере был снижен за счет устройства канавы, прокопанной по кратчайшему расстоянию между западным углом озера и рекой Костромой. Сейчас вода из озерной котловины практически не поступает в Мусу, верхняя часть которой представляет собой такое же сухое русло, как и протока Борисовка. Ныне котловина Борисова озера заросла ивняком и превратилась в труднопроходимое мелководное болото. Информация о Борисовом озере здесь: [6].

Борисово озеро было спущено по Борисовской канаве, прорытой от самой северной части озера на северо-запад, по кратчайшему направлению к руслу реки Костромы. В результате вода из озерной котловины почти полностью ушла. По дну озера прокопаны пять канав, сходящихся к истоку Мусы, откуда вода уходит в реку Кострому в основном по Борисовской канаве, а при максимальном наполнении весной и прежним путем, по Мусе в Волоцкое озеро и далее, по Рыстани. По руслу протоки Борисовки вода сейчас не проходит совсем, поскольку оно выше, чем современный уровень озера в паводок, т.е. в наше время Борисовка просто сухое русло. Надо полагать, эта протока была дополнительным (кроме Мусы, оз. Волоцкого и Рыстани) каналом сброса полых вод из Борисова озера в Костромку до образования Горьковского водохранилища и строительства дамб. На Яндекс-карте Борисовская канава названа почему-то Крячевкой, хотя речка Крячевка не имеет к ней никакого отношения, а канава эта полностью искусственного происхождения, никакой речки на ее месте никогда не было.

 В котловине Борисова озера
Рис. 17

Рис. 17. В котловине Борисова озера. Фото автора. Июнь 2019 г.

Уровень воды в канавах, проложенных по дну Борисова озера, в межень держится на отметке 79,0-79,5 м, а котловина озера расположена ниже 82 горизонтали. В настоящее время вся она заросла высокими ивовыми кустами, образующими сплошную, труднопроходимую чащу. Весной вода с водосбора Крячевки, Мерской и Якши выше Нагорного канала уходит по нему и сбрасывается в Костромской разлив у п. Прибрежный. Небольшое количество талой воды, собираемое закрытой и открытой мелиоративной сетью ниже Нагорного канала, поступает в озеро, наполняя его котловину на 0,5-0,7 м. Мне приходилось несколько раз пересекать котловину озера весной, в период половодья. На участках между канавами высоты развернутых голенищ болотных сапог в обрез, но хватало, а через затопленные канавы я делал переходы из срубленных стволов ивняка и благополучно перебирался по ним. Двигаться, конечно же, приходилось очень медленно, поскольку вода не доходила до верха сапог сантиметров десять, но дно было ровное и довольно плотное, так что воды в сапоги я ни разу не зачерпнул. Никаких многометровых залежей сапропеля в Борисовом озере нет и никогда не было, поскольку оно, как и все озера Костромской поймы, до образования Костромского разлива, имело промывной режим в паводковый период. Талые воды промывали озерные котловины, унося большую часть накопленных илов, полуразложившиеся стебли тростника и камыша озерного, и даже целые куртины камыша с корнями и торфом, на что указывал Б.С. Грезе [2]. Именно поэтому меководные и, казалось бы, обреченные на зарастание и заиление озера Костромской поймы существуют, мало изменяясь, в течение сотен и тысяч лет. Без сомнения, сейчас, с прекращением паводков после зарегулирования Волги и образования Горьковского водохранилища, промывание озер прекратилось и на дне их началось активное илонакопление. Однако процесс этот довольно медленный и не может дать заметных результатов в течение первых десятилетий.

В период половодья в центральной части озера бывает небольшое зеркало чистой воды вдоль центральной канавы, на котором останавливаются пролетные утки: кряквы, чирки и шилохвости. Судя по отметкам высот озерной котловины и её берегов, озеро и до осушения было мелким, глубина его не превышала полутора метров.

Использовать котловину Борисова озера под сельскохозяйственные угодья вряд ли возможно, да и необходимости в этом сейчас никакой нет. А вот восстановить озеро в его первоначальном виде вполне возможно. Для этого, конечно же, надо освободить котловину от ивняка, с чем за летний период может справиться пара бульдозеров. В начале Борисовской канавы, по которой было спущено озеро, необходимо сделать плотину (со шлюзом либо переливную), поднимающую уровень до отметки 81,0 м. Окружающие угодья от этого нисколько не пострадают, зато будет восстановлено бессмысленно загубленное озеро, которое вполне можно использовать в рыбохозяйственных целях. Для этого, конечно же, необходимо провести проектно-изыскательские работы, но в том, что сделать это возможно, сомневаться не приходится.

В свое время мне приходилось беседовать на тему Борисова озера с людьми, хорошо знавшими эти места до создания польдера. В первую очередь это Борис Иванович Мясников, в 60-70-е годы бывший главным государственным охотинспектором Костромской области, начальником госохотинспекции при Костромском облисполкоме, а впоследствии, после выхода на пенсию еще долго работавший в госохотинспекции старшим охотоведом. Борис Иванович был грамотным, хорошо образованным охотоведом, учеником профессора П.А. Мантейфеля. Он много охотился на Борисовом озере, прекрасно знал Костромской разлив. Большим знатоком этих мест был и Виктор Алексеевич Коршунов, выдающийся охотник, известный костромской волчатник, промысловик, которому, как волчатнику, не было равных во всей области. Последние годы жизни он работал егерем в Куниковском охотхозяйстве на Костромском разливе и жил летом на охотбазе общества охотников на дебаркадере за дамбой. Так вот, они оба говорили, что охотники Костромы до создания Костромского разлива на дальние озера (Великое, Идоломское, Каменник, Туровское и другие) ходили редко. В то время хороших дорог к Костромскому разливу не было, машин-вездеходов у людей также не было, поэтому на охоту ходили пешком, или ездили на гребных лодках. Большинство костромских охотников ходило тогда на озеро Борисово и на озеро Волоцкое. Но дичи и рыбы в них было так много, что хватало всем. Лишь отдельные энтузиасты и любители больших переходов отправлялись на дальние озера. Поэтому восстановление Борисова озера, превращенного сейчас, по сути дела, в бросовые, никому не нужные и никак не используемые земли, вполне могло бы способствовать обогащению пригородных угодий и увеличению их продуктивности.

Источники информации

1 Грачев А. О некоторых озерах Костромской губернии.  М.: Типо-лит. тов. И. Н. Кушнерев и К°, 1902.  17 с.).

2 Грезе Б.С. К биологии пойменных озер. Работы Костромской биологической станции, вып. 1. Тр. Костромского научного общества по изучению местного края. Вып. XLIII. Кострома, 1929. С. 6-25

3 Квасов Д.Д. Позднечетвертичная история крупных озер и внутренних морей Восточной Европы. Ленинград: Наука. Ленингр. отд., 1975. 278 с.

4 Красюк А., Юницкий В. К характеристике почв аллювиальных лугов Костромского края // Труды КНО по изучению местного края, вып. 36. Кострома, 1925. С. 1-17.

5 Кузнецов А.В. //Костромка URL: http://kostromka.ru/kostroma/kuznecov/1.php.

6 Кузнецов А.В. //Костромка URL: http://kostromka.ru/kostroma/kuznecov/2.php.

7 Кузнецов А.В. //Костромка URL: http://kostromka.ru/kostroma/kuznecov/3.php

8 Леонтьев А.М. Пустошные, мелкозлаковые и осоковые луга Молого-Шекснинского междуречья до образования водохранилища //Труды Дарвинского государственного заповедника на Рыбинском водохранилище. Вып. 1. М., 1949. С. 33-136.)

9 Река Вопша. Википедия URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Вопша_(река)

10 Сошкина Е.Д., Сапрыкина Н. Очерк гидрогеологического строения Костромской низины и примыкающего к ней восточного водораздельного плато // Материалы по изучению почв и геологии Костромского края// Труды КНО по изучению местного края. Вып. 36. Кострома, 1925. С. 48-75.

11 Тазьба С.М. Очерк растительности Костромского и Юрьевецкого Поволжья. Архив БИН им. В.Л. Комарова АН СССР. Ф.273. Оп.11. № 08. Итоги работ Волжско-Камской экспедиции. Т. IV. Растительный покров Костромского, Юрьевецкого Поволжья и долины р. Камы. 91 с.

12 Пискунов Л.П. //Костромка URL: (http://kostromka.ru/kostroma/land/04/piskunov/98.php):

13 Ухина Н.А. Воспоминания о сёлах Мисково и Жарки //Костромка URL: http://kostromka.ru/zontikov/nekrasov/314.php).

14 Федосов А. Распределение сенокосов в Шунгенской волости Костромского уезда // Четвертый этнографический сборник. Труды КНО, вып. 41. Кострома, 1927. С.116-132.

Флора и фауна