А.В. Кузнецов

Заповедник на Рыбинском водохранилище

 Рыбинское водохранилище
Скопа — гордость Дарвинского государственного заповедника. Фото О. Демин

Как известно, заповедники создаются в самых удаленных, труднодоступных местах, там, где еще сохранились участки нетронутой природы. Но Дарвинский возник на берегах рукотворного моря, практически в центре Европейской части России, и создан он был именно для изучения влияния этого огромного искусственного водоема на все элементы природного комплекса. Заповедник неразрывно связан с водохранилищем и по времени своего образования, и по своему географическому положению. Он был создан Распоряжением Совета Народных Комиссаров РСФСР от 18 июля 1941 г. No 1751 р, в пункте 1 которого сказано: «В соответствии с Распоряжением Совнаркома СССР от 3 июля 1945 года No 10163р организовать с 15 июля 1945 года на территории Рыбинского водохранилища в пределах Вологодской и Ярославской областей Дарвинский государственный заповедник». Поэтому именно 15 июля 1945 года считается днем рождения заповедника. Только что закончилась Отечественная война, а израненная, голодная и полуразрушенная страна нашла силы и средства для организации заповедной территории на берегах вновь создаваемого водоема. Дело в том, что в это время полным ходом шло заполнение Рыбинского водохранилища, которое и должно было стать главным объектом изучения нового заповедника.

Рыбинское водохранилище – один из самых больших искусственных водоемов мира. Расположено оно в огромной котловине Молого-Шекснинского междуречья на границе Вологодской, Ярославской и Тверской областей. Когда-то, тысячи лет тому назад в этой котловине располагалось древнее озеро, возникшее после таяния отступающего ледника. Озеро исчезло, спущенное Верхней Волгой, а по оставшейся низине потекли Молога и Шексна. Плотина под Рыбинском перекрыла Волгу в апреле 1941 г., но, в связи с начавшейся через два месяца Великой Отечественной войной, заполнение водохранилища было отложено и только в 1947 г. оно вышло на проектную отметку – 102 м над уровнем моря. В отличие от других волжских водохранилищ, расположенных в русле Волги, Рыбинское заполнило ложе древнего озера, фактически его восстановив.

Рыбинкой называют любовно этот рукотворный водоем приезжие рыбаки, а местные жители зовут его просто: «Море». Водохранилище действительно огромно. Длина его с северо-запада на юго-восток составляет более 100 км при наибольшей ширине 60 км. Площадь акватории при проектном уровне воды – более 4500 кв. км. Объем накопленной воды – примерно 25 куб. км. Наибольшие глубины находятся на руслах затопленных рек – Волги, Шексны, Мологи и оказавшихся под водой крупных озер.

Обширный искусственный водоем с колеблющимся уровнем неизбежно должен был оказать влияние на окружающую природу. Необходимо было наладить изучение этого воздействия, причем исследования должны были быть постоянными и многолетними, день за днем и год за годом скрупулезно описывающими происходящие изменения погоды, процессы формирования берегов, баланс речного стока, изменения в почвах, процессы образования болот, особенности развития лесных сообществ, изменения в фауне рыб и других водных организмов, особенности жизни в новых условиях птиц, зверей, насекомых и многое, многое другое. Для решения этих задач и создавался новый заповедник.

Дарвинский заповедник расположен почти в центре водохранилища, на большом полуострове, оставшемся после затопления Молого-Шекснинского междуречья. Площадь заповедника – более 112 тыс. га, из которых 67 тыс. – сухопутная часть, а остальное – прибрежная акватория.

В первые годы после заполнения водохранилища шло бурное развитие водных организмов. Затопленные почвы и леса содержали огромное количество органических веществ, которые активно использовали водные рачки, насекомые, моллюски, бактерии. На хорошо прогреваемых мелководьях разрасталась обильная водная растительность: осоки, ситники, рогоз, полевица, частуха, гречишка земноводная, рдесты, уруть, роголистник и другие. Процессы изменения растительных сообществ в прибрежной зоне идут до сих пор. В последние годы побережья водохранилища все более приобретают облик типичной озерной поймы. Разрастается в мелко водной зоне тростник, местами образующий сплошную полосу шириной до трех-четырех километров. Повсеместно распространяется камыш озерный, увеличиваются в зоне затопления заросли ивняков и канареечника. Возник ли хорошие защитные и кормовые условия для водоплавающих птиц. На побережьях заповедника в большом количестве стали гнездиться кряква, шилохвость, свиязь, чирок-свистунок, возросла численность чирка-трескунка. С 1980-х гг. появились и многократно увеличили свою численность лебеди кликуны. Заповедник стал важнейшим очагом гнездования кликуна вблизи южной границы ареала, на сегодняшний день на его территории обитает более сотни лебедей.

Первые годы существования водохранилища его берега окаймляла широкая полоса затопленных лесов. Несмотря на свой мрачный вид, мертвые леса были полны жизни. Стволы деревьев гасили волну и между ними развивались сообщества водных растений, которые, в свою очередь, были местом обитания множества водных организмов – рачков, моллюсков, личинок насекомых. А это кормовая база молоди рыб и водоплавающих птиц. Кроме того, затопленные леса обеспечивали водоплавающим безопасные условия в период линьки, когда эти птицы теряют способность к полету. В затопленных лесах по побережью заповедника существовало самое большое в европейской части России скопление линяющих серых гусей, насчитывавшее до тысячи и более птиц.

Заселили затопленные леса и серые цапли, устроив множество гнезд на мертвых деревьях. В то время в заповеднике гнездилось почти пятьсот пар цапель, гнезда которых были сосредоточены в нескольких крупных колониях. С выпадением затопленных лесов, колонии серых цапель переместились в прибрежные леса.

В настоящее время важнейшее значение заповедника состоит в том, что именно в его акватории, на мелководных зарастающих водной растительностью, хорошо прогреваемых заливах нерестится рыбье население всего водоема. В заповедной акватории сосредоточены не только места нереста рыб, но и места нагула молоди, т.е. под защитой заповедного режима находятся рыбьи «роддома» и «детские сады».

Ихтиофауна водохранилища формировалась практически заново. В связи с зарегулированием волжского стока и созданием плотин исчезли поднимавшиеся ранее в Шексну и Мологу русский осетр, белуга и севрюга. Исключительно редкой стала стерлядь, сократилась численность жереха, голавля и подуста. В то же время, такие виды как синец, лещ, плотва, язь, щука, судак, налим быстро размножились и стали промысловыми. В последние годы в водохранилище появилась и размножилась в огромном количестве каспийская тюлька. По суммарной биомассе маленькая тюлька превосходит все остальные виды рыб вместе взятые. С ее появлением существенно улучшилась кормовая база окуня, судака и частично щуки, численность которых в ближайшие годы может возрасти, зато почти полностью исчез снеток, с которым тюлька конкурирует за корм.

Водохранилище богато рыбой не менее чем знаменитая Ахтуба. Конечно, нет здесь сейчас белуг да осетров, зато нередки щуки весом восемь-десять килограммов, прекрасно ловятся судак и окунь, все чаще попадаются крупные сомы. Нередки сорока и шестидесяти-килограммовые экземпляры, возможно, что где-нибудь под всплывшими торфяниками живут и сто-килограммовые сомы-гиганты.

Рыбные богатства водоема хорошо видны в период массового нереста. В это время на прогретых весенним солнцем плесах, среди черных полусгнивших пней, оставшихся от затопленных лесов, нерестятся стаи рыб. Тут и там на мелководье у самого берега плещутся спарки щук. Крупная самка-икрянка, иногда достигающая полутора метров в длину, лежит у самого уреза воды, лениво пошевеливая хвостом, а два небольших самца-молошника прижимаются к ней с боков. Не нужно большого воображения, чтобы увидев нерест щук, представить лежащую в воде русалку, плещущую руками и хвостом.

Чем теплее становятся весенние дни, тем активнее идет нерест. Первыми мечут икру язь, щука и синец, немного позже на мелководья выходят косяки леща. Вода буквально закипает, когда лещ идет на нерест, недаром его название имеет общий корень со словами «плеск», «плещется». Кругами ходят крупные рыбы, то и дело выставляя на поверхность узкие треугольные плавники, а то и поблескивающие на солнце черные спины. Повсюду слышны шумные всплески, гулкое шлепанье рыбьих хвостов. Пора нереста проходит быстро, отнерестившаяся рыба вскоре покидает мелководные заливы и скатывается обратно в «море», оставив на траве, затопленных кустах и в тростнике ленты и сгустки оплодотворенной икры, из которой вскоре вылупятся мириады крохотных личинок.

Лишь 10% от общей площади водоема составляет акватория заповедника. Но именно за счет того, что здесь полностью запрещен и промысловый и любительский лов, мелководные заповедные заливы обеспечивают воспроизводство рыбных запасов всего водохранилища.

Чтобы понять особенности природы заповедника, совершим мысленное путешествие от побережья вглубь его территории.

Прибрежную часть занимает зона временного затопления. Это территория, расположенная между самым высоким и самым низким уровнями водохранилища. То есть при высоком уровне воды это мелководная прибрежная зона, а при низком – переувлажненная и заболоченная суша. Колебания уровня водохранилища обычно достигают 23 м ежегодно, но могут быть и больше. Это зависит от весеннего половодья, количества осадков, интенсивности работы гидро-электростанции, поддержания уровня, необходимого для судоходства. Верхние части зоны затопления заливаются водой ненадолго и не ежегодно, зато нижние части лишь изредка выходят из-под воды в наиболее маловодные годы. Более 20 тыс. га прибрежной части заповедника относится к зоне временного затопления. Поскольку большая часть побережий заповедника низменна и полога, то при снижении уровня обнажаются широкие, в некоторых местах достигающие 3-4 км прибрежные отмели.

В настоящее время верхний пояс зоны временного затопления занят зарослями ивы и канареечника. Все большие площади захватывает тростник, вытесняя другие виды прибрежно-водных растений. Зона затопления водохранилища по своему облику становится все более похожей на пойму большого мелководного озера. Здесь происходят постоянные смены растительных сообществ. В маловодные годы облик прибрежной зоны резко меняется в связи с тем, что существенная часть её на долгое время становится сушей. Водные растения погибают, их место занимают однолетние сухопутные травы, активно заселяющие обсыхающие мелководья. Появляются обильные всходы ив и берез.

Но уровень водохранилища непостоянен и маловодные годы сменяются многоводными. Повышение уровня ведет к отмиранию трав и разрастанию влаголюбивых растений. А вот укрепившаяся ива не сдает своих позиций, ее семенные всходы выживают и под водой, а впоследствии поднимаются над ней, образуя молодые ивовые кусты.

Зона временного затопления привлекательна для многих животных. Здесь кормятся зайцы, лоси, медведи. В поисках пищи обсохшие мелководья перекапывают кабаны. Особенно охотно поедают они корни и корневища стрелолиста, частухи и рогоза. Но кормиться в зоне затопления они могут только при низком уровне воды, в маловодные годы. В многоводные годы они вынуждены искать пропитание в прибрежных лесах. В такие годы кабаны перекапывают все лесные поляны, рулонами закатывают дернину на лугах, да и лесную подстилку среди деревьев вспахивают своими пятаками-корчевателями. Достается от них и защитникам леса – рыжим лесным муравьям, гнезда которых после неоднократных разрушений кабанами слабеют и гибнут.

В зоне затопления в маловодные годы многочисленны полевки-экономки. На них охотятся лисы, енотовидные собаки, горностаи и ласки, болотные луни, коршуны и подорлики. На прибрежных отмелях кормятся многочисленные стайки куликов, а на мелководьях – различные утки. В годы с высоким уровнем в зоне затопления останавливаются на кормежку большие стаи перелетных водоплавающих птиц.

В прибрежной мелководной зоне существуют всплывшие торфяные острова, возникшие в результате затопления водохранилищем верховых болот. Но сохранились до нашего времени лишь те из них, у которых осталась связь с дном. Они всплывают при подъеме уровня и опускаются при его снижении, но не могут дрейфовать по водоему. Те массивы торфа, которые утратили связь с дном и свободно плавали по поверхности, давно уже исчезли. В первые годы существования водохранилища куски сплавины, оторвавшиеся от основной массы торфяника, носило по морю, разбивало волнами и, в конце концов, выбрасывало на берег.

При затоплении часть торфяной залежи всплыла сразу, сохранив характерную болотную растительность, до сих пор покрывающую некоторые острова. Окруженное со всех сторон водой, покачивается под ногами самое настоящее болото с покрытыми клюквой моховыми кочками, с кустиками кассандры и подбела среди низкорослых сосен. Но таких островов немного. Большая часть затопленных болот находилась в погруженном состоянии в течение нескольких лет. Естественно, что вся болотная растительность при этом погибла. В результате биохимических процессов и накопления в толще торфа газов, его пластины начали всплывать в виде лишенной всякой растительности черной жижи. Поверхность ее стала подсыхать и уплотняться. На ней поселились влаголюбивые травы, осоки, пушица, рогоз и тростник, а немного погодя ива и береза. Крупные массивы всплывших торфов не потеряли связи с лежащими на дне слоями торфа и держатся как на якоре, всплывая и оседая на дно в зависимости от колебаний уровня. К настоящему времени многие острова покрыты густыми ивовыми зарослями, а на некоторых выросли настоящие березовые леса. Переплетаясь корнями, березы удерживают торф от размывания, но ходить по островам нужно с большой осторожностью.

На всплывших островах сложились совершенно особые условия обитания для многих видов животных. В летний период острова полны жизни. Большие колонии образуют здесь сизые чайки и речные крачки. На торфяных мысах поселились самые крупные среди наших чаек – серебристые, свойственные лишь побережьям морей и больших озер. До образования водохранилища их не было в Молого-Шекснинском междуречье. В тростниках прячутся выводки многих видов уток – кряквы, шилохвости, свиязи, чирка-трескунка и хохлатой чернети, на торфяных отмелях кормятся кулики – мородунки, турухтаны и бекасы. Перемежающиеся с куртинами ивняка тростниковые крепи – идеальные места для обитания множества камышевок. Их журчащие скрипучие трели днем и ночью слышны в тростниках.

На островах обитают и млекопитающие. Нередки здесь полевка-экономка, водяная крыса и ондатра, на торфяной отмели постоянно встречаются следы лисицы, енотовидной собаки и горностая. В мелководных заливах спасаются от гнуса лоси, а в чаще затопленного ивняка строят свои хаты бобры.

Познакомившись с плавучими торфяными островами и зоной временного затопления, выйдем наконец, на коренной берег водохранилища. В прибрежной суходольной части растут леса. Чаще всего это сосняки, но встречаются и ельники, и смешанные леса из хвойных и лиственных пород.

На высоких хорошо дренированных прибрежных гривах грунтовые воды залегают глубоко от поверхности. Поэтому самые верхние, наиболее удаленные от зеркала грунтовых вод участки таких грив страдают от недостатка влаги. Здесь растут сосновые боры-беломошники. Ведь сосна, имея мощный стержневой корень, способна доставать воду с большой глубины. А вот кустарники, травы и даже мхи жить в таких условиях не могут. Зато лишайники, способные существовать за счет атмосферной влаги, покрывают в таком лесу всю поверхность между редкими соснами, образуя сплошной беловато-серебристый ковер. Особенно много здесь лишайника ягеля, который нередко называют исландским или оленьим мхом. Лишайниковый покров очень хрупкий, он легко разрушается проходящими по нему людьми, поэтому посещение беломошных боров в заповеднике строго ограничено и даже научные сотрудники, посещая эти леса, стараются ходить по одной и той же тропе с целью снижения нагрузки на эти уязвимые экосистемы.

В таких борах царит торжественность храма. Янтарные колонны сосновых стволов возносят вверх зеленые ветви. Воздух сух и прозрачен, он весь пропитан солнцем и густым смолистым ароматом. Под ногами сплошной покров из хрупких белых и серовато-зеленых лишайников, образующих причудливый узорчатокружевной ковер. В беломошниках ель не встречается даже в подлеске – слишком здесь сухо. Лишь отдельные редкие кустики можжевельника, да куртинки вереска вносят небольшое разнообразие в этот зачарованный мир.

При дальнейшем движении от берега к центру заповедного полуострова беломошные боры сменяются зеленомошными. Первый ярус этих лесов также образован сосной, а в покрове преобладают зеленые мхи, местами встречаются заросли черники и брусники.

Постепенно зеленомошные леса сменяются более влажными долгомошными с покровом из кукушкина льна. Их, в свою очередь, сменяют травяные смешанные леса из ели, сосны и березы с покровом из лесных влаголюбивых трав. В последние годы почти повсеместно в лесах заповедника появляется поросль молодых елей, кое-где выходящая уже во второй ярус. Этот процесс связан, по-видимому, с длительным отсутствием рубок и пожаров. Чистых ельников в заповеднике немного. Ельники с покровом из теневыносливых трав растут обычно вдоль рек и ручьев. На более возвышенных участках травы сменяются зелеными мхами.

На значительном удалении от побережья в условиях слабого дренажа и застоя влаги растут сфагновые сосновые леса. Здесь уже под ногами хлюпает вода, а вся поверхность занята сфагновыми мхами, удерживающими воду и способствующими заболачиванию территории. Но сосны в таких лесах еще достают своими корнями покрытую сфагнумом почву, получая полноценное минеральное питание, поэтому могут достигать здесь больших размеров. А за неширокой обычно полосой сфагновых сосняков начинаются настоящие верховые болота. Материнская порода здесь уже покрыта толстым слоем торфяной залежи, на поверхности которой господствуют сфагновые мхи. На кочках растут кассандра, подбел и багульник, густым ароматом которого насыщен весь воздух болота. Сосны здесь низкорослые, хилые, потому что их корни не достигают минерального грунта, располагаясь в верхнем слое торфа среди сфагновых мхов. Поросшие низкорослой сосной болота занимают в заповеднике около 17 тыс. га. Верховые болота занимают центральные части пологих водоразделов. Из-за равнинности рельефа сток воды с этих участков был затруднен, влага застаивалась в понижениях местности. Со временем в переувлажненных участках поселились сфагновые мхи, образуя «губку» торфяной залежи, и началось развитие болот. Возникли они вскоре после схода ледникового озера и до сих пор продолжают медленно расти вверх со скоростью до одного метра за тысячелетие. Причем торфяная залежь нарастает быстрее в центре болотного массива, поэтому со временем он приобретает форму пологого купола.

К нашему времени слой торфа, сформировавшийся на болотах, достигает толщины трех-пяти метров. Болотные купола, разрастаясь, погребли под собой древний гривистый ландшафт речной дельты, существовавший здесь после схода ледника.

Характерен внешний вид верховых болот. Под ногами пышный слой сфагновых мхов, под которым чавкает болотная вода. Кочки покрывают клюква, подбел, кассандра и багульник. Хилые низкорослые сосенки растут далеко друг от друга, вытягивая к солнцу причудливо изогнутые ветви. Нередко такие сосенки много старше могучих сосен-великанов, растущих на песчаных гривах.

Верховые болота – резервуары пресной воды и прародители рек. Именно с болот берут начало многие реки нашего края. Болота имеют огромное значение в круговороте воды, как стабилизаторы речного стока. Торфяная залежь, как губка, набухая весенней влагой, медленно отдает ее в течение всего лета, подпитывая реки в засушливый период. Болота богаты ценными ягодами: морошкой, клюквой, голубикой.

Безлюдные и безмолвные в зимний период, болота начинают оживать еще в марте. Среди сосенок на снегу появляются следы крупных птиц, несколько похожие на куриные. По бокам следа тянутся извилистые полосы – борозды от приспущенных, волочащихся крыльев – это начинают токовать глухари. Краснобровые петухи собираются в районе токов, где каждый из них облюбовывает себе небольшой токовой участок, который и обходят они по утрам, гордо подняв голову, опустив крылья и развернув веером широкий хвост. Разгар токов приходится на апрель. В это время самцы слетаются на ток еще с вечера и рассаживаются в кронах болотных сосенок, чутко вслушиваясь в звуки засыпающего леса. Начинают токовать они почти в полной темноте, лишь только забрезжит на востоке. Перед самым восходом солнца на ток прилетают глухарки, а после восхода петухи слетают на землю. Часам к девяти утра ток заканчивается, глухарки уводят своих избранников в густые заросли, где и происходит великое таинство зарождения новой жизни.

На более открытые участки болот, так называемые чисти, слетаются тетерева. Нередко на одном току собирается до тридцати-пятидесяти самцов. Бормотание и чуффыканье тетеревов слышно за многие сотни метров. Тут же токуют белые куропатки. Самец куропатки, одевший весенний, бело-бурый наряд, сидя на кочке, громко выкрикивает свой брачный призыв.

В начале июня по опушкам и лесным полянам неподалеку от мест токов можно встретить выводки глухарей и тетеревов. У пуховых птенцов в первую очередь вырастают маховые перья, благодаря чему они способны взлетать нанижние ветви деревьев уже в возрастеоколо двух недель. Это позволяет имспастись от четвероногих хищников –лисицы, енотовидной собаки и куницы.А вот избежать нападения ястреба-тетеревятника поможет лишь опыт и осторожность их матери.

В это же время начинают выходитьиз нор подросшие щенки лисиц, енотовидных собак и барсуков. Этим зверямне так просто найти подходящие для устройства нор места на низменной территории заповедника. Высокий уровень грунтовых вод не позволяет им выкопать нору в любом месте. Потому и освоили они оставшиеся от старинного углежогного промысла угольные ямы, обычно представляющие собой холмы с углублением посередине. Как правило, норы выкапываютсяв склонах этих холмов. В самых глухих,удаленных от дорог и человеческогожилья, угольных ямах, расположенныхна гривах среди бескрайних болот, изредка устраивают свои логова волки.Иногда даже медведи ложатся в берлогив кратерах угольных ям.

В заповедных лесах встречаются также куница, горностай, ласка, белка,выдра. Немногочисленна рысь, следыкоторой петляют зимой по ивовым зарослям и опушкам, там, где вероятнеевсего можно встретить ее основнуюдобычу – зайцев-беляков. Лесной хозяин – медведь обычен в заповеднике,причем плотность его населения значительно выше, чем на окружающих территориях.

Таким образом, за время существования заповедника его значение многократно возросло. Расположенный в центре водохранилища, он стал настоящим островом спасения для природы. Благоприятные условия для гнездования, обилие добычи и заповедный режим способствовали увеличению численности таких редких птиц, как скопа и орлан-белохвост. Сейчас в заповеднике и его охранной зоне гнездится 60 пар скопы и тридцать-тридцать пять пар орланов. Это самая высокая плотность их населения в Европе, а возможно и в мире.

Орлан-белохвост гнездится в прибрежных гривах высокоствольного леса, на старых мощных соснах и осинах. Свои огромные, до полутора-двух метров в диаметре, гнезда эти птицы устраивают в верхней части кроны, в ответвлении нескольких мощных сучьев. Нередко можно наблюдать, как орланы часами сидят на какой-нибудь сушине, подкарауливая добычу. Их пищу в основном составляет рыба, чаще снулая. Не брезгует орлан и падалью, хотя при случае может поймать зазевавшегося утенка, ондатру или водяную крысу.

Среди болот на низкорослых соснах гнездится скопа. Этот пернатый хищник хорошо приспособлен к добыванию рыбы, которую он ловит, хватая на поверхности и даже под водой, поскольку способен слета нырять, целиком погружаясь в воду. Плотность населения скопы в Дарвинском заповеднике одна из самых высоких в Европе, именно поэтому скопа стала его символом.

На глухих озерах среди болот и в тростниковых крепях зоны затопления гнездятся лебеди-кликуны. Сотни озер Вологодского поозерья были обследованы сотрудниками заповедника, но нигде больше не удалось встретить гнездящихся лебедей. Только здесь, под защитой заповедного режима живут эти царственные белокрылые красавцы.

Чернозобая гагара – еще один вид, не терпящий соседства человека. Пары гагар живут почти на каждом из заповедных озер, в то время как за его пределами в Вологодской области их почти невозможно найти. Дело в том, что для гагар в гнездовой период опасно любое посещение людьми заселенных ими озер. Гнездо гагары расположено у самого уреза воды и представляет собой простой лоток без выстилки, на который она выползает из воды, так как ходить по суше неможет. Ничего не подозревающий и не желающий птицам зла человек с удочкой пройдется по берегу, подергает окуней и уйдет. Он даже не заметит, чтовспугнул птицу с гнезда. Зато воронасидящая на прибрежном деревце, увидит гнездо и расклюет оставленные безприсмотра яйца. Именно с целью исключения «фактора беспокойства»на заповедной территории запрещенолюбое нахождение людей без специального разрешения. Но заповедник – это не только «остров спасения». В последние годы, когдачисленность редких видов возрослаони стали расселяться за его пределы В результате увеличивается численность орлана-белохвоста на Белом озере и озере Воже, появились новые гнезда скопы на Шекснинском водохранилище, на некоторых озерах Вологодчины и соседних регионов. В настоящее время из заповедника ежегодно расселяются десятки молодых птиц, пополняя редеющие популяции этих видов на окружающих территориях. Как показали специально проведенные экспедиции, влияние заповедника на сохранение биоразнообразия распространяется вплоть до южных частей Архангельской области и юго-восточной Карелии. То же самое происходит и в отношении многих других видов птиц и зверей.

Велика роль охраняемой территории как очага поддержания численности охотничьих животных. Лоси, кабаны и медведи, размножаясь в заповеднике, выходят за его пределы, обогащая прилегающие угодья.

Заповедник не только природоохранная, но и научно-исследовательская организация. За прошедшие годы его научные сотрудники проделали огромную работу. Важнейшей задачей первых лет было уточнение состава фауны и флоры, их инвентаризация, обследование почв, изучение жизни водных организмов, изменения условий жизни в водоеме, формирования ихтиофауны, развития в новых условиях животного и растительного мира. Во всех проводимых сотрудниками заповедника исследованиях ставился главный вопрос – как же влияет искусственный водоем с колеблющимся уровнем на различные компоненты природного комплекса. Большинство исследований ведется на стационарных пробных площадях – природных лабораториях, заложенных еще в первые годы созданиязаповедника в наиболее типичных егоучастках. Система стационаров создавалась многие годы.

В заповеднике заложены десяткилесных пробных площадей, на которыхведутся скрупулезные исследованияпроцессов динамики древостоя и смены лесных сообществ. Все деревьяв пределах пробных площадей пронумерованы, они регулярно измеряются,отслеживается судьба каждого дереваот рождения и до смерти.

Существуют пробные площади поучету лесных зверей, птиц, мышевидных грызунов, насекомых. Десятки гидрологических колодцев позволяют получать информацию об изменениях уровня грунтовых вод, на почвенных площадках снимают данные о составеи влажности почвы. В заповедникеесть свой гидрометеопост, сотрудники которого собирают информациюо погоде, уровне водохранилищаи всех связанных с ним природныхпроцессах. На сегодняшний день заповедник располагает самой полнойинформацией о Рыбинском водохранилище и о процессах, идущих в самом водоеме и на его берегах. Этиданные собраны в более чем семидесятитомной Летописи природы, содержатся в семнадцати выпусках научных трудов заповедника, а такжев многочисленных статьях, ежегодно публикуемых его сотрудниками в российских и зарубежных научных журналах.

Но самая главная ценность заповедника заключается в неприкосновенности его территории. Чем меньше хозяйственное воздействие на заповедную природу – тем больше и лучше результат, тем выше отдача от нее. Не будет браконьеров весной в заповедных заливах – значит успешнее пройдет нерест, больше рыбы смогут поймать рыбаки через несколько лет, когда подрастут нынешние мальки. Размножившиеся лоси, кабаны и медведи, выходя за пределы заповедника, обогащают охотничьи угодья на окружающих территориях. То же самое можно сказать и в отношении водоплавающих птиц и боровой дичи. Нам всем необходимо осознать и понять, что для того, чтобы длительно пользоваться какими-то природными ресурсами, необходимо ограничивать природопользование, давать природе возможность восстанавливать свои силы. Именно поэтому необходимы охраняемые территории, не только сберегающие в неприкосновенности часть природно-ресурсного потенциала, но и способствующие его расширенному воспроизводству. И Дарвинский заповедник доказал это всей своей историей, внеся свой вклад в сохранение природы России.

Ключевые слова: Рыбинское водохранилище, Дарвинский заповедник, сохранение природы России.

Keywords: Rybinsk Reservoir, Darwin reserve, nature conservation in Russia.

Флора и фауна