Обелевский сельский совет


С. Николаевское Никольская церковь постр. в 1808 г.

Территория — одна из старейших в районе, расположена по реке Нее, как раз по пути татарских набегов с Волги и Унжи через Парфеньев на Галич. Об этом напоминает название деревни: Баскаково.

Места эти были плотно заселены. В 1620 г. деревни здесь получил в вотчину родственник царя Б.Ф.Годунова — окольничий Никита Иванович Годунов, оборонявший от поляков Арбатские ворота в Москве.

В центре вотчины Н.И.Годунова было два погоста: Никола-Торжок, названный по имени церкви Чудотворца Николая и по месту, отведенному для торговли возле церкви, и погост Покровский, который назывался по имени церкви Покрова. О погосте Никольском в переписной книге 1617 г. записано: «В Нейской волости Унежской осады погост а на погосте церковь во имя Николая чудотворца вверх шатром да другой храм теплый во имя Богоявления древянны клецки а в церкви образа свечи и все церковное строение мирских людей». Тогда к погосту были приписаны деревни и починки: Фатьково, Сабурово, Старово, Устинов и др.

Никола-Торжок был расположен на оживленной дороге из Талина в Казань и Вятку. По дороге двигались нескончаемые торговые обозы, в селе были лавки и лабазы, снабжавшие проезжающих продовольствием и фуражом.

В царской грамоте о пожаловании Никола-Торжка Годунову было написано: «Окольничему Никите Васильевичу Годунову из черных волостей в Галичском уезде в Унежской осаде в Нейской волости село Никольское с деревнями и с починки и с пустошми с мыт и с торгом и с кабаки и с бортными угожья и с бобровыми гоны и со спуды и с перевесы и с рыбными ловли и с звериными столы (ловушками.— Д.Б.) и со всякими промыслы и угодья». Это была богатая вотчина. В ней собирали налоги и за мыт — перевоз через реку Нею, - и с торговцев, имевших лавки в селе, и с кабака, который был открыта Никольском еще в 1614 г., и с бортных угодий, и «со спуды и перевесы», т.е. с дичи, которую ловили этими силками.

Сын Н.В.Годунова Алексей Никитич завещал Никольскую вотчину после своей смерти продать и на вырученные деньги «устроить на Костроме в Ипатьевском монастыре вечный поминок по своей душе и родителям своим колокол в 3000 рублей да колокольницу каменную». Эта колокольня в Ипатьевском монастыре красуется и по сей день.

Никольская вотчина была продана князю А.Щербатову, а он приданым за дочерью отдал ее кн. Н.Г.Волконскому — сподвижнику Петра I, участнику Полтавской битвы. В 1736 г. жена Волконского построила здесь новую деревянную церковь взамен обветшавшей и развалившейся. В 1803 г. на месте этой церкви возведена каменная Никольская церковь.

О селе Покровском. В переписи 1617 г. записано: «В Нейской волости погост, на погосте храм во имя Покрова, да другой храм теплый Рождества Иоанна Предтечи вверх шатром и все строение мирское да к нему ж деревни Дмитриевское (а Обелево тож), Кузнецово, Левково, Старка, Посониха, Уткино, Погорелка, Пантелеево, Повелково, Олешино, Исаково, Федино, Стригино, Титово, Морозово, Брянцево, Ступино, Погорелиха, Старцево, Куракино».

Покровское с деревнями в 1620 г. было дано боярину Федору Ивановичу Шереметеву за участие в обороне Москвы от поляков и за участие в мирных переговорах с Литвой. Ф.И.Шереметев выдал свою дочь за князя Никиту Ивановича Одоевского, и вотчина перешла к нему.

Князь Н.И.Одоевский участвовал в отражении крымских татар под Белгородом, а позже был воеводой в Казани. От него вотчина перешла к его сыну Якову Никитичу, участвовавшему в 1655 г. в Литовском походе, а в 1663 г. посаженному в Астрахань на воеводство. С 1682 г. он управлял Казанским дворцом — учреждением, ведавшим казанскими и сибирскими землями. В архиве Древних актов в Москве сохранилась переписка князя Одоевского с приказчиками его покровской вотчины.

В 1670 г. в покровской вотчине было много крестьян, примкнувших к разинцам, гулявшим по Унже и Ветлуге. Захваченные в плен разинцы на допросе у воеводы города Галича показали: «В Нейской волости в вотчине боярина Одоевского, в селе Покровском учался бунт и мятеж, а заводил бунт села Покровского поп Клим, да дьячок Федор Федоров», а когда царские войска под руководством воеводы Нарбекова разгромили разинцев, поп Клим был Нарбековым повешен.

Дочь Я.Н.Одоевского вышла замуж за князя Дмитрия Михайловича Голицына, и Покровская вотчина перешла к нему. Голицын был одним из образованнейших людей России. В своем подмосковном имении он собрал уникальную коллекцию картин, книг, посуды и пр. Сейчас Архангельское один из лучших музеев страны.

Крупный политический деятель, князь Д.Н.Голицын хотел после смерти Петра II сосредоточить всю власть в России в Тайном Верховном Совете и пригласить на престол Анну Иоанновну, но ограничить ее права решениями Тайного Совета. Потерпев провал в своих замыслах, Голицын закончил карьеру в ссылке, но прозвище «Верховник» за ним осталось.

В переписи 1737 г. читаем: «За Дмитрием Михайловичем Голицыным село Покровское, а в нем заводы, пчелы, рыбные ловли и стерляди. Оброк денежный с мельницы и перевоза да помещиков дом да крестьянских дворов 271 оброку 500 рублей а других приношений не положено из-за скудости. Мельница на реке Шуе платит два рубля да за перевоз один рубль. В 1734 г. хлеба не уродилось во всех деревнях градом побило да к тому же в 1735 г. многие деревни выгорели и оттого пришли в совершенную скудость. Да в 1737 г. волею божией пали лошади и всякая скотина и продать нечего и взять негде и за скудостью из села Покровского вывезено в Архангельское 20 душ да в бегах 39 душ». Внучка Д.М.Голицына М.М.Голицына вышла замуж за Л.Н.Волкова и покровская вотчина перешла к нему как приданое.

Деревня Аксентьево была в составе покровской вотчины Н.И.Одоевского. В 1673 г. крестьянин Кирюшка Тимофеев писал в челобитной Одоевскому: «Что я оскудел пить и есть нечего пашни не сеял нет ни лошади ни коровы ни куряти прошу милости у тебя не вели государь на правеже забить дай государь посправиться». Обычное дело — за неуплату оброка давали батогов. На челобитной резолюция Одоевского: «его прислать к Москве в работники».

Деревня Буслаево тоже принадлежала Одоевскому, и жительница деревни «жонка Парасковьица Абрамова» жаловалась князю: муж де сбежал и оставил ее с малолетним сыном, да что было у нее хлеба украли, и есть нечего - «помираю с сынишком голодом». Одоевский более благосклонно отнесся к жалобе: «В моем оброке дать ей льготу покаместь муж не придет или сын подрастет».

Деревня Кузнецово. Князь Н.И.Одоевский, которому в 1650 г. принадлежала деревня, писал старосте вотчины: «Бил мне челом деревни Кузнецово Гришка Семенов выбрали де его Гришку в плотники ко мне к Москве а он человек одинокий и погорелый животом прискорбен и ныне де и домишко его запустел и вели про его Гришку сыскать».

Деревня Семино. Вблизи на речке Аннице стояла водяная мельница: «Мелет большим колесом, а вода и земля по оба берега Федора Ивановича Годунова а поставил ту мельницу и владеет ей игумен Макарьевского монастыря»,

Россия, Костромская область, Нейский р-н, Никола-Торжок на карте
Villages of Kostroma region: Russian province history