«Изба бревенчатая»

Н.С. Ганцовская, доктор филологических наук, профессор КГУ им. Н.А. Некрасова

Из словаря костромских говоров

Дом костромского крестьянина – это изба, бревенчатая, с небольшими окнами (чтобы тепло не уходило). В избу не сразу попадаешь «с воли», т.е. с улицы, а через крытые крыльцо и мост – коридор, сени. Обычно говорят: «Проходи в избу», т.е внутрь дома. Даже в городе у деревенских жителей долго сохраняется эта привычка.

Дом может быть небольшим, а может быть и пятистенком, с пристройкой к нему, также бревенчатой, но холодной. Это для большой и достаточно зажиточной семьи. Продолжением крестьянского дома средней и северной полосы России является двор. Это также бревенчатое строение под одной крышей с избой, где находится скот и разного рода хозяйственная утварь, есть в избе и клеть (клить) – помещение типа кладовой.


Изба Скобелкина

Крестьянскую избу иногда сравнивают с космосом, настолько она многофункциональна и целесообразно устроена, это как бы модель мира. В ней есть всё, что надо для жизни: над жилой частью – верх (понебье, подволока, вышка, потолок, напотолок); над двором – сенник (сельник-ца, поветь (повить), сарай, подволока), под домом – подвал, куда вход через западню или голбец. Западня – это небольшое отверстие в полу с крышкой, вход в погреб или же сам погреб, холодная часть подвала, а голбец (гоубец, гобец, голубец, гобчик) – вход в погреб через дверку деревянной пристройки к печи, где можно лежать.

Центральную часть дома всегда занимала русская печь, в которой готовили пищу для себя и скота, на которой хранили посуду, утварь, сушили одежду. На печи спят, греются, лечат теплом простуду, радикулит (утин). Без нее в нашем климате нет жизни. Недаром, чтобы выгнать семью из дома, в нём разрушали печь. После войны возвращались к родному пепелищу, символом которого являлся остов печи.

В северо-восточных районах Костромской губернии, где не было кирпича, делали битые печи (трамбовали глину), но, как обычно, с деревянным остовом – опечком. Мебель – лавки, полицы, полички, посудники, горки, перегородки – переборки, заборки и др. были деревянными и изготавливались местными плотниками и столярами. Единственное строение сооружали вне дома – бревенчатый амбар (житницу) для хранения зерна, чтобы оно не сгорело во время пожара.

Приведём данные о географии тех или иных слов, обозначающих части дома между крышей и жилым помещением и двором на территории современной Костромской области.

Распространение слов, обозначающих в костромских говорах чердак над домом:

верх – Буйский, Солигаличский (по реке Костроме), Галичский, Парфеньевский, Кадыйский районы, междуречье Унжи и Ветлуги;

истопка (единично) – с. Георгиевское Межевского района, Шарья;

подволока – Сусанинский, Судиславский, Костромской, Островский, Нейский, Красносельский, Нерехтский, Солигаличский районы;

вышка (единично) в Солигаличском, Чухломском районах;

пОнебье – Межевской район, узкая часть междуречья Унжи и Ветлуги;

потолок – Галичский, меньше в Солигаличском и Чухломском районах, по среднему течению Унжи.

Распространение слов, обозначающих чердак над двором:

повЕть (повить) – вся Костромская область, кроме междуречья Унжи и Ветлуги; пОдволока – единично по реке Костроме;

сарай (редко) – вблизи г. Макарьева; сельнИк, сельнИца, сЕннИк, сЕннИца – повсеместно по области, кроме междуречья Унжи и Ветлуги.

___________
Мельниченко Г.Г. Лингвистические карты. Приложение к книге «Некоторые лексические группы в современных говорах на территории Владимиро-Суздальского княжества ХII – нач. ХIII вв. Территориальное распространение, семантика и словообразование. – Ярославль. 1974.

ЖИВОЕ КОСТРОМСКОЕ СЛОВО

А вот несколько примеров из текста однотомного словаря костромских говоров «Живое костромское слово». Здесь приведены названия частей избы, образцов плотницкого мастерства костромичей.

Краткий Костромской областной словарь. – Сост.: Н.С. Ганцовская , Г.И. Маширова; отв. ред. Н.С. Ганцовская. – Кострома: издание КГУ им. Некрасова, 2006. – 347 стр.

Клеть и клить, ж. 1. Холодное помещение в доме, чулан, горница для хранения различных вещей и продуктов и отдыха летом. У меня ещё мёд в клети стоит. (Нерехт.) Вся одёжа у меня в клети, в сундуке.( Костр.)

Иди-ко спать в клить, там не жарко.( Окт.) Принеси мне муку из клити. (Павин.) У меня в клити-то всё добро лежало, а после пожара ничего не осталось.(Чухлом.) Посередь клити окошко было.( Шарьин.)

2. Помещение под горницей или сенями для хранения продуктов летом со входом с улицы. Зимой у нас в клити колотые дрова лежали. (Костром. Нерехт., Красн., Судисл.) Молоко-то в клеть поставь, на землю, а то скиснет. (Нерехт.) В клить-то продукты летом ставили, молоко, сметану, чтобы не испортились.(Павин.)

3. Амбар для хранения зерна. Клить-то больше на гумне ставили. (Антроп.) Теперь по клити только мыши бегали.( Галич.) В этой клити все сусеки полные. У нас кто как назовёт: кто амбар, а мы – клить. (Солиг.) В клети сусеки наделаны: для ржи, пшеницы, овса. (Сусан.) Агрономка-то где?- Да вон в клеть пошла зерно проверять. (Чухлом.)

4. Сарай для хранения сена, различного хозяйственного инвентаря. Соломы-то уж немного в клити осталось. (Мант.) Сбегай-ко в клить, принеси вилы. (Нейск.) Я пошёл в клить за сеном. (Парф.)

5. Огороженное помещение внутри двора для мелкого скота, кур. Меня-то клить послали чистить.( Кадыйск.) У нас козушки в клети стоят. (Костр.) Загони овец-то в клеть.( Красн.) Топерь у меня в клити токо курицы живут. (Макар.) Телёнка-то я в клеть закрыла. (Нерехт.) Возьми из клети поросячье корытце. (Остров.)

6. Сруб какой-нибудь постройки. Клеть-то заложили, баньку строить будут.( Костр.)

7. Клетка, поленница напиленных и наколотых дров. Две клети дров поставил, неуж мало? (Костр.) Куды полез, всю клеть развалишь. (Нерехт.) Нашла клеть. Ну, нашла на Ваньку клеть, теперь неделю продуется! (Межев.)

Мост, м. Сени деревенского дома, холодный коридор. Кто ведро середь моста оставил? Чуть не упала.( Антроп.) Слушай, вроде веть на мосту у нас кто-то ходит? (Буйск.) На мост молоко-то вынеси. Галич. Прикрывай дверь-то получше, вон как с мосту-то дует!( Костр.) У них и на мосту чистота, половики настелены. (Красн.) Пойду, проверю, мост-от закрыт ли. (Нерехт. ) Да не стойте на мосту-то, в избу проходите.( Солиг.) У меня на мосту целая бочка капусты квашеной стоит. Не хотите ли?( Судисл.) Ну-ка, идите на мост курить-то! (Чухлом.) На мост-0т что ос налетело! В избу зайти не дают.( Шарьин.)

Мостик, м. Площадка с лестницей, ведущей на двор. Поди мостик вымой! (Костр. ) На мостике доска сгнила, проваливается под ногой. (Красн.) Да ты прямо с мостика посыпал бы овсеца-то курицам. (Нерехт.) Мостик – это дворное крылечко. (Нерехт.) Ведро-то с кормом пока на мостике оставь. (Судисл.)

Подволок, м. Чердак над домом. Дом-от разоряется с подволока.( Галич. Солиг., Чухлом.) Мороженой клюквы с подволока принеси. (Антроп. Буйск.)

По подволоку-то вроде кто-то ходит? (Нейск.) Слазь на подволок, лапти достань. (Павин.) Весной оконные рамы на подволок затаскиваем. (Парф.) Доски для подволока клали самые толстые. (Мантур.)

ПОдволока, ж. 1. То же, что подволок. Вся подволока старыми газетами завалена. (Судисл.) Рябины наломаем, на подволоку повесим, зимой мороженую едим. Нерехт. Детки опять на подволоку играть полезли. (Костр.) Принесите им яблок мороженых с подволоки. (Красн. Остров.)

2. Чердачное помещение над сенями или двором, где хранят сено, хозяйственную утварь, а летом спят. Танюшка, слазь на подволоку, собери яйца с гнёзд.( Буйск.) В хороших домах на подволоке пологА делали и спали там летами. (Вохом.) Чердак и подволока – это разное. Чердак-от над избой, а подволока – над мостом али двором. Мы, бывало, репу вялили на подволоке, продувает там хорошо.( Костр.) Пока сено-то на подволоку покидаем, а там видно будет. (Нерехт.) Принеси-ко мне с подволоки проволоки моток, там на стене висит, увидишь. (Окт.)

3. Настил из досок в овине, с которого кладут снопы на колосники для просушки. На подволоке человек стоит и кладёт снопы на колосники, а снизу ему другие подают. (Судисл. Сусан.)

4. Дощатая полка на стене чулана, сеней, подвала. Поставь решето-то с яйцам на подволоку в чулане. (Буйск. Галич.) У меня все банки на подволоке в сенях стоят. (Нерехт.)

ПодвОрок, м. Лёгкая дощатая пристройка к большому сараю, амбару или двору. Сложите сухие-то дрова в подворок. Костр. Возьми лопату в подворке. Красн.

ОпЕчек, м. 1. Основание, фундамент русской печи, сделанный из брёвен или кирпича, находящийся под полом, а иногда – над полом. Сначала-то опечек делают, а потом уже и печку кладут. (Красн., Мантур. ) У нас опечек ведётся кирпичный, в подполье столбы-то. ( Красн.) Покрась опечек белой краской, вон грязной какой стал. (Макар.) Дед опечек хорошо делал, секрет знал.( Нейск.) В опечке вырубалось отверстие для ухватов, кочерги, совка – подпечье!( Нерехт.) Печка вся развалилась, один опечек стоит. (Парф.) Сейчас редко у кого деревянный опечек стоит. (Павин. Вохом., Пыщуг., Шарьин.)

Дом они строить начали, уж и опечек поставили.( Солиг.)

2. Место под шестком печи, куда кладут ухваты, кочергу, совок. Убери кочергу-то в опечек.( Кадыйск. Кологр., Сусан., Остров., Мантур.) Опечек-то с ухватам шторкой завешивали. (Костр.) Возьми в опечке совок, золу из подтопки выгреби!( Нейск.)

3. Лежанка у печи, голбец. Замёрз, топере на опечек полезу, полежу, покуда не обведрит. (Вохом. Мантур.)

4. Кирпичный выступ-полочка над устьем русской печи. Положь спички-то обратно на опечек. (Кологр). На опечке ложки, вилки сушатся. (Парф. + Антроп.)

СенИк, м. Холодный чулан, кладовка. Да сенник-то у нас, девки, маленький, а семья большая. (Антроп.)

Гляди-ко, пёс в сенник пролез.( Кадыйск.) Принеси муку из сенника. (Мантур. ) Капуста-то в сеннике стоит, мороженая. (Межев.) Завелась в сеннике крыса, шебаршит и шебаршит, а коту хоть бы что. (Межев.) У меня в сеннике и сахар, и крупа, и мёд – всё на полках хранится.( Межев.) В сеннике молоко не скиснет.( Нерехт. ) Сундук-от в сенник надо вынести. (Парф.) Молоко я в сенник вынесла. (Шарьин.)

СеннИк, м. Сарай для сена, сеновал. Сегодня в сеннике спать будем. (Костр.) В сеннике-то уж почти что пусто. (Кологр., Солиг., Чухлом.) Сено-то надо в сенник убирать, все приходите. (Мантур.) Вилы-то в сеннике оставь, и завтра понадобятся. (Межев.) Сенник уж до крыши забит. (Судисл.)

СеннИца, м. То же, что сенник. Опять детки на сеннице играют, всё сено притопчут. ( Красн.) Внук-от, когда приезжает, любит на сеннице спать. (Костр.) На зиму-то надо полну сенницу набивать, а то корове не хватит. (Нерехт.) Поди-ка ты спать на сенницу.( Судисл.) Не вздумайте там на сеннице курить! (Сусан.)

СередА, ж. 1. Кухня в деревенском доме. Много ли нам со стариком надо? На середе едим, а как робята-то съедутся, дак в комнату стол выносим. (Макар.) Выводил меня милый брат из середы в подокошечко (Фольк.). В середе-то в морозы ягнят держали. (Мантур.) Середа у нас большая была, все там сидели, почитай, токо спали в комнате-то. (Межев.) Я в середе-то и летом каждый день печь топлю.( Нейск.) На середе исть-то будете али в избе? (Окт.) Уйдите-ко с середы, не путайтесь под ногами! (Павин.) Кухню-то у нас все середой зовут. (Шарьин.) Вечерами- то мы в середе всей оравой собиралися.( Шарьин.)

2. Нежилая часть дома в пятистенке. Летом Бобик в середе спит, там прохладно. (Поназ.) Молоко-то в середу вынеси, а то скиснет. (Пыщуг.)

СерЕдь, ж. То же, что середа. Середь-то лонися сама оклеивала. (Вохом.) Проходи в середь, здесь тепло, я тебя чайком угощу. (Павин., Кологр.) Печка-то у нас почти всю середь заняла. (Пыщуг.)

Приведем несколько отрывков из воспоминаний костромских деревенских жителей о своей жизни, родном доме, избе, о днях обыденных и праздничных, в ней проведённых. Особое внимание обращаем на описание тех фрагментов деревенских построек, которые выполнены местными мастерами-плотниками, и даем их названия.

«ВЗЕЛА БЫ ВОН НА ПОЛИЦЕ ПИРОЖОК-ОТ ГОРЯЧЕНЬКОЙ»

«Опеть руки-те оп подол трёш. Рушник-от на што? Взела бы вон на полице пирожок-от горяченькой. Могот быть и полежу. Покрой набивник-от чыстой простынкой. Голик-от вынеси поди на мосток. Пресвятаа Богородица!» (Лонцова Евдокия Ивановна, 1904 г.р. Д. Апраксино Костромского района. 1900 г.).

«А ИЗБА БЫЛА ОБЫКНОВЕННА, ДЕРЕВЕНСКА»

«Было тако времё. Было нас шесь человек детей. Бедно жили. А изба была обыкновенна, деревенска. Голбец был. Вдоль стен лавки. Поверху полаушник, полати. Войлок катаной, мягкой, соломенные рогозники. Сундук с приданым. Дефки-то и седут на сундук – жених тут росплочеваецца. Топеря сундук ломают. Как хотитё, росшшытывайтесь…Топеря-то диремню снесли». (Васильева Леонила Николаевна, 1905 г.р. С. Ивановское Красносельского района. 1984 г.).

«МЫЛИСЬ МЫ В РУССКИХ ПЕЧАХ НА СОЛОМЕ»

«Плохо мы жыли, большим семьям. Я не жыла с родным-то, жыла у чужих, приёмна у их была. Ели из глиняной чашки, посуда стояла в шкапу. Спать ложылись на пол, на постельники, окутывались мы домотканым дерюшкам. Сами ткали изо льна – вото теперь половики ткут. Мылись мы в русских печах на соломе». (Савельева Евлампия Ардамоновна, 1986 г. р. С. Михеевское Нерехтского района. 1986 г.).

«С ПРЯХАМ В БЕСЕДУ-ТО ХОДИЛИ»

«В беседе хорошо было, людно. Со всех блиских деревень сходились. Нанимали квартеру. За неё плотили дефки. С них брали за карасин и вос дроф. В беседе танцовали, плесали. С пряхам в беседу-то ходили. Наряжались и покойникам, и медведям. Фсю жысь жыла без матере, со снохам. Тятя осталса сорока годоф и фсё не жэнилс. Снохе-то веть не больно пожалуешьса, не жалеёт. Семья-то была четырнаццать человек, и все убирались за стол. Ноньче и троё не убираёмс, фсё ругаёмс»(Румянцева Татьяна Лазаревна, 1906 г.р. Д. Якуниха Островского района. 1984 г.).

«ЛАФКИ-ТО ПО КРУГУ РОССТАВЛЯЛИ»

«По те поры молодёшь-то веселей была. Вичерины фсё проводили. У нас, куребришных робят и дефчонок, оне проходили вот едак. Збирались фсе вмисте у ково-небуть из молодёжы. Тута была очереть. А уш если комната маленька, то отряжали у какой-небуть хозяйки. В Святки и Рожество Христово проводили по сем вечерин, кажынной день гуляли. Из избы фсё вытаскивали, токо лафки оставляли. Стены-то раньче голые были, ето ноньче шпалером оклеивают. Стены-то обряжали, к потолоку лампы привешивали. Лафки-то по кругу росставляли. А мнутри етова кругу танцовали сени и загулу под гармошку. А коли их кончали, то парни играли рускова, а дефчонки зноздили без устанку». (Смирнова Анна Степановна, 1917г.р. Д. Куребрино Буйского района. 1986 г.).

«ДОМИНА БОЛЬШОЙ, ПЯТИСТЕННОЙ»

«Жыли мы, робя, на хуторе в лесу. Хутор-то этот Мундор. Пошто так назвали, не знаю. Жыти шыпко баско было, имелися свои кони, кровы, овецьки, куричи. Нас у тяти было шэсь девок. Я старшой была. Осырок быу большушшый, соток много было. Домина большой, пятистенной. Рубили ево из раменново лесу. Тятя мой сам плотник. Стояла изба у самой рички. В дому горничя светлая. В горниче в сутках на лафках хоустина, на полу половики самотканые. Мама-покоенка была рукодельничя. На мосту тальянское окошко, на стенах висели упряж, вожжы, чересседельники да хомуты. На повете хранили мявку лён трёпать, на подволоке станок ткацкой. Тятя был есхитной, умственной, ф хозяйсве толковой…Так и жыли на хуторе, шыпко баско было, да тятю раскулачили. Ланно хоть, што не забрали» (Скрябина Анна Михайловна, 1912 г.р. Д. Половинница Павинского района.1987 г.).

«БАНИ ЦЁРНЫЕ БЫЛИ»

Не красна жысь-то была. Две избы были. Мыли ретко: на Рожэсво да на Паску. Сидили с луциной. Бани цёрные были. Воду грили в каццях. Буцили: на рицьке в каццю накладут лопоть, запеледят тряпкой и навалят пепёлу. Огонь роскладывают, каменьё греют. Воду льют на каццю, кладут горячее каменьё. Повную каццю наложат шшолоку. На кацце сделан деревянный гвось. Это фсё выциживают, а на зафтре уш полошшут.

Хлеп пёкся на поду. Мяконьки стряпали. Ошшо ноцью отстряпаешься да на роботу поспиёшь. В лес гонели нас. Розробатывали уцяски. Зимой дефки по гостям издили, фсё прели. Вёсна настанёт, ткать надэ» (Вершинина Лидия Ивановна, 1922 г.р. П.Якшанга, Поназыревского района. 1983 г.).

«КОВДА СВАДЬБУ СЫГРАЛИ, ЖЫТЬ СТАЛИ В КУТИ»

«Поуно, доци, баять-то. Не тепереча веть жыли, неколи гулять-то толи было. Зберёмся фсе с дефками, бывало, в избе у нас. Коль тятя спать лягёт, мати свитец зажгёт. Сидим фсё с пряхами, письни поём. Ивана свово я не видывала и не знавала ране. Ковда свадьбу сыграли, жыть стали в кути. Спиш, бывало, на полатях на соломенном ковре, а мати-свекровушка с самова ранья будит. Ну и пошлёт тебя в ригу суслоны сушить.

Иван у меня роботяшшой быу. Отець ево, свёкор мой, горшэшник быу. Опарници, топники, кринки делау. Бабам уш бонно по мысле оне были. А г зиме мы петистенок выстроили. Басок быу дом: синник большой, понебье просторное, гобець сухой.К Покрову я сына принесла. Я уш ево, как завопит, фсё кошулей накрывала, да на пець на кожух погрицця положу. Неколи веть с им займовацця-то толи было. С утра в загоротке. Пока луцину нашыплёшь, таганок на шэске принесёшь, гледишь, а тесто-то в опарнице потходит. Мужики веть толи не хлёско бабам помогали. Уш чугуны, горшки, отымауки, рукомойник, окомёлок – это дело моё. Иван тоже без дела не сидеу. Он лапти, налапатошники, пестеры плёу… То тын городит, то сруп поправлеёт» (Чеснокова Мария Александровна, 1908 г. Д. Морозово Межевского района. 1977).

«У НАС ПОРЯТКОФ-ТО НЕ БЫЛО»

В Буянове-то было восимисят домоф, осталося шэсь. Дом на доме были, у нас поряткоф-то не было. Нишшы раньшэ ходили. По два рас ходили в дом. Баушка, ты у нас была! Ну, ланно, мила, коли я пошла. Да ишшо которы хватилися старой жисьти, я бы не согласилася. Провалилася бы фся эта единолишна жысь!» (Кошелева Мария Николаевна, 1899 г.р. Д.Буяново Антроповского района. 1976 г.).

«СИДИМ, БЫВАЛО, ШАБОЛА К ШАБОЛЕ НА ПЕЧКЕ»

«Нас у матки шестёро было. Сидим, бывало, шабола к шаболе на печке. Юрша сказы баял, а матка-то шти варит. Хорошо ишшо шти, а то и холодёнку с хлебом хлебали. А ноне поуной гоубец картошки накопали да борова сдали. Когда у матки еловуха была, тогда Санно помер. Кормить-ти нечем. Мисяц болел. Два года ему было. Уш такой лепеток быу. У дома-ти сосненчок быу, там и схоронили. Там дровеник ешшо быу. Теперя-ти уш и не найду» (Кудряшова Евстолия Алексеевна, 1911 г.р., д. Льгово. Кадыйский район. 1986 г.).

* * *

Конечно, обустройство костромской избы, при всей её типичности как чисто русского жилища, разнится в зависимости от ряда причин, главная из которых – географическая. В этническом плане костромская изба западной части Костромской области представляет собой центрально-русский тип, подобно соответствующим строениям в Ярославской, Ивановской, Владимирской, Нижегородской областях.

В восточной части области мы наблюдаем архаический, северно-русский тип, подобно вологодским, архангельским, вятским избам. Отсюда и названия их - разные. Например, в этом материале приводятся слова середа, середь, характерные только для регионов нашей области к востоку от реки Унжи.

Примечание

* Заглавной буквой в словах обозначены ударные гласные.

** Сокращения в названиях районов Костромской области: Антроп. – Антроповский, Буйск. – Буйский, Вохом. – Вохомский, Галич. – Галичский, Кадыйск. – Кадыйский, Кологр. – Кологривский, Костр. – Костромской, Красн. – Красносельский, Макар. – Макарьевский, Мантур. – Мантуровский, Межев. – Межевской, Нейск. – Нейский, Нерехт. – Нерехтский, Октябрьский – Октябрьский, Остр. – Островский, Павин. – Павинский, Парф. – Парфеньевский, Поназ. – Поназыревский, Пыщуг. – Пыщугский, Солиг. – Солигаличский, Судисл. – Судиславский, Сусан. – Сусанинский, Чухлом. – Чухломский, Шарьин. – Шарьинский.

Художественно-этнографический альманах «Костромская слобода»
Kostroma county