К 95-летию образования Иваново-Вознесенской губернии
ПРЕДПОСЫЛКИ САМООПРЕДЕЛЕНИЯ

До Октябрьской революции Владимирская губерния была разделена на 13, Костромская - на 12 уездов. К началу XX в. на территории ранее однородных земледельческих Владимирской и Костромской губерний сформировался экономически самостоятельный промышленный район, и существовавшее административное деление превратилось в тормоз развития края. В конце XIX - начале XX в. в Шуйско-Иваново-Кинешемском районе интенсивно создавались, расширялись промышленные предприятия, втягивая в производство все больше людей. Крестьяне уходили на фабрики, дававшие стабильные заработки, или, вдобавок к земледелию, занимались промыслами. Сложилась промышленная зона, охватывавшая части уездов Владимирской (Шуйский, Вязниковский, Суздальский, часть Ковровского) и Костромской (Кинешемский, Юрьевецкий, большая часть Нерехтского) губерний; 9/10 ее населения было связано с промышленностью и торговлей, непосредственно работая на фабриках, или, выполняя заказы фабрикантов.     Самобытный район формировался вокруг созданного в 1871-м города Иваново-Вознесенска, постепенно изолировался и обособлялся, самостоятельно развивался за счет роста промышленности. Несовпадение административного и экономического центров создавало населению неудобства в административном и судебном отношениях, в вопросах социально-экономических и промышленных. Разделение единого, однородного района между двумя губерниями стало искусственным: экономически связанные и взаимозависимые территории входили в разные губернии и управлялись разными административными аппаратами. В Костроме и Владимире нужды здешнего населения, а его насчитывалось около 1 115 000 человек, уклад жизни, интересы и взаимосвязи которого определялись наличием крупных хлопчатобумажных фабрик и участием в производстве, были мало знакомы. Отдаленность губернских центров и административных аппаратов не позволяла быстро реагировать на меняющиеся потребности населения, чрезвычайные ситуации. Существенное отличие экономического положения района от земледельческих уездов вело к тому, что в устройстве жизни район был предоставлен самому себе, что заставляло население создавать организации, центры, организационные аппараты по обслуживанию своих нужд и потребностей, как подсказывала ему экономическая целесообразность и необходимость. 

Обособление пролетарского района ускорилось революционными событиями 1917 года. Оно проявилось в устройстве экономических и политических организаций: несколько лет с многомиллионными оборотами действовал  Иваново-Кинешемский союз кооперативов;  в апреле 1917- го на конференции Советов в Кинешме было избрано бюро для разработки плана организации промышленности Ивановского текстильного района; в июне делегаты от 50 тысяч рабочих создали Иваново-Кинешемский областной союз рабочих и работниц текстильной промышленности  для защиты своих экономических и правовых интересов; были созданы  комитеты нефтяной и  снабжения.

29 августа 1917 г. был учрежден особый Иваново-Кинешемский районный, с правами губернского, продовольственный комитет. Разрешение на его создание министерство продовольствия мотивировало тем, что текстильно-промышленные пункты Костромской и Владимирской губерний производят предметы обороны и имеют особое государственное значение, вследствие чего, на снабжение предметами первой необходимости населения данного района должно быть обращено особое внимание. Для удобства снабжения определили 6 продовольственных уездов - Кинешемский, Юрьевецкий, Макарьевский, Шуйский, Иваново-Вознесенский и Середской, вошедшие в Иваново-Кинешемский район, позднее они (кроме Макарьевского) составили ядро новой губернии.

Опыт жизни, интересы населения, необходимость выжить и спасти промышленный потенциал республики в условиях классовой борьбы и  развала экономики выдвинули  требование полного и окончательного выделения Иваново-Кинешемского района в самостоятельную административную единицу с правами губернской с соответствующими учреждениями и центром.

СТОЛИЦА КРАЯ

Уже к началу XX в. город Иваново-Вознесенск фактически превратился в центр торгово-промышленной жизни района: здесь, по данным на 1909 г., работало 68 промышленных предприятий (в уездном городе Шуе - 29) с годовым оборотом свыше 87 млн  рублей, было занято в производстве 29,8 тыс.  чел.; его ситцепечатные фабрики использовали суровое сырье, вырабатываемое производствами района; здесь были сосредоточены все торговые и промышленные фирмы, обслуживавшие нужды местной промышленности (механические заводы и склады), город был центром аппретурно-отделочного и химического производств, химической техники. Железнодорожный узел Иваново соединял Москву с Нижегородскими землями, северными районами. Уже в XIX в. правительство признавало за Иваново-Вознесенском роль руководящего центра района; здесь были созданы губернские органы (окружной суд) и рассматривался вопрос о выделении города в самостоятельную земскую единицу. В пролетарском городе, где сильно было влияние большевиков, концентрировался весь организационный аппарат новой власти, разрешались насущные проблемы, диктовалась политика. Его бесспорное политическое лидерство (были колебания в выборе центра - Кинешма или Иваново-Вознесенск) утвердила стачка текстильщиков в октябре-ноябре 1917 г., когда Центральный стачечный комитет, находившийся в Иваново-Вознесенске, руководил всеми фабричными стачечными комитетами, являвшихся хозяевами предприятий и их имущества. «Русский Манчестер», а позднее город называли «третьей пролетарской столицей советской республики», контролировал весь район. После завершения стачки в город продолжали ездить за разрешением вопросов нехватки хлопка, топлива, денег; сбыта мануфактуры и т.д. Специального органа для решения этих вопросов не было: обращались в союз текстильщиков. Он-то и выступил инициатором созыва 6-8 декабря 1917 г. районного съезда демократических сил - Советов, профсоюзов, фабрично-заводских комитетов, кооперативов, городских и земских самоуправлений. Съезд  констатировал, «что вопрос об обособлении Иваново-Кинешемской губернии назрел экономически и не терпит отлагательств» и поручил избранному Иваново-Кинешемскому районному Совету рабочих и солдатских депутатов под председательством Д.А.Фурманова подготовить материалы по образованию новой губернии и организации в ней власти к очередному съезду; делегатам предложили обсудить вопрос на местах. Были образованы комиссариаты труда и промышленности, действовавшие на территории будущей губернии.

На съезде обнаружилось несколько точек зрения на территориальный состав новой губернии: часть депутатов считала, что нужно выделить Иваново-Кинешемский район, другая – «присоединить Кинешемский, Юрьевецкий и часть Нерехтского уезда к Владимирской губернии в существующих ее, границах с центром в г.Иваново-Вознесенске». В резолюции съезда отразилась третья позиция: «не предрешая вопроса об образовании новой губернии, учредить вызываемые самой жизнью комиссариаты труда и промышленности в г.Иваново-Вознесенске с районом деятельности на всю Владимирскую губернию плюс два с половиной уезда Костромской губернии».

Имея принципиальное одобрение центральной властью отделения района от старых губерний, ивановцы ускорили процесс самоопределения. 28-29 января 1918 г. II съезд Советов рабочих и солдатских депутатов Иваново-Кинешемского района, состоявшийся в Иваново-Вознесенске, определил ядро новой губернии и согласовал название - Иваново-Кинешемская. Съезд объявил себя учредительным, образовал комиссию по организации губернии и избрал губернский исполнительный комитет. В работе комиссии по организации губернии принимали участие представители разных партий и политических течений: П.А.Сакулинский, П.Д.Эклав, И.И.Коротков, А.М.Братенши, С.А.Сиротинский, И.Е.Любимов, Я.А.Осипов, В.А.Соловьев, Н.А.Жиделев, К.Ф.Бовыкин, Ноговицын Ф.М., возглавлял комиссию председатель Иваново-Вознесенского губисполкома М.В.Фрунзе.

В новую губернию, по мнению съезда, должны были войти уезды: Кинешемский, Юрьевецкий, часть Нерехтского (Середской район), Шуйский, Ковровский, часть Суздальского (район Нерль и Гаврилов Посад), Юрьев-Польский. Ядром новой губернии определили: Кинешемский, Юрьевецкий, Шуйской уезды, Середской, Иваново-Вознесенский, Гаврилово-Посадский районы. Было предложено органам местной власти намеченных территорий в двухнедельный срок выяснить отношение населения к идее организации новой губернии и присоединения к ней, по истечению этого срока считать губернию существующей фактически.

ВЫБОР НАРОДА

Процесс ломки устаревшего административного деления, существовавшего со времен Екатерины II, и официального признания фактически уже вычлененного из земледельческих Владимирской и Костромской губерний экономически единого промышленного района со своим центром, шел сложно, решения вызревали в острых спорах, шумных дебатах на разных уровнях. Сомнения по поводу своевременности грандиозной перестройки возникали и у инициаторов процесса, и у наркома внутренних дел Г.И.Петровского, считавшего, что «в основе этой идеи преобладает эгоистическое соображение – желание оторвать от прежних губерний их мощные части, чтобы создать экономически сильную губернию». Разные точки зрения высказывались на волостных сходах, уездных съездах, иногда  диаметрально противоположные даже в одной  местности. Новая губерния создавалась по принципу автономии, и население каждой волости должно было самоопределиться. 

В местностях с преимущественно рабочим населением решения съезда поддержали сразу. Еще в декабре 1917 г., учитывая «полное экономическое тяготение» к Иваново-Вознесенску, принципиальное согласие на присоединение к Красной  губернии выразил совет Писцовского района, а в апреле 1918 г. он «единогласно высказался за немедленное присоединение».

В феврале 1918 г. съезд Советов Шуйского и части Ковровского уездов, считая «целесообразным образование новой губернии», внес ряд дополнений к решениям районного съезда, в частности предлагалось новую губернию выделить из состава Костромской и Владимирской, Иваново-Вознесенск объявить губернским безуездным городом  и образовать два новых уезда  - Шуйский и Тейковский.

Перейти из Суздальского уезда в Тейковский и из Владимирской в Иваново-Кинешемскую губернию 8 марта изъявили согласие «ввиду удобности» граждане Коварчинской волости, добавив в приговоре: «<…> И благодарить тех лиц, которые это устраивают». В марте их поддержали крестьяне еще шести волостей Суздальского уезда. Делегаты волостного собрания признали, что «Сообщение нашей местности со старым уездом Суздальским за дальностью расстояния и очень плохих путей является крайне затруднительным, даже не всегда доступным.  Село же Тейково по своему географическому, экономическому, а равно и политическому состоянию является центром тяготения нашей жизни». Представители волостей постановили составить приговоры о присоединении к новому уезду и губернии со всем волостным и общественным имуществом. 

Создание нового уезда приветствовали и жители Ивашковской  волости Суздальского уезда, высказавшиеся «единогласно за немедленное проведение в жизнь этого вопроса как имеющего за собой все положительные стороны, как-то: близость расстояния, наличность железной дороги, заводских и фабричных предприятий», что, по их мнению, даст «возможность увеличения обмена продуктов потребления».

7 апреля 1918 г. жители Лежневской и Чернцкой волостей Ковровского уезда выразили согласие на вхождение в Тейковский уезд новой губернии. 

Решения с мест поступали медленно, оформление губернии затягивалось. Немаловажную, а зачастую решающую роль при самоопределении населения, играл факт розни между рабочими и крестьянами. Так, например, в приговоре граждан Середской волости Нерехтского уезда об этом было заявлено открыто: «<…>В городе Иваново-Вознесенске и его окрестностях живущий народ рабочий пролетарий, поэтому крестьяне не желают присоединения к Иваново-Вознесенской губернии, и не желаем, чтобы пролетарий властвовал над крестьянством, так что это власть меньшинства над большинством и от присоединения к новой губернии категорически отказываемся, к чему и подписуемся <…>».

Особенно тревожным было положение в Кинешемском уезде, который после погромов в Кинешме в декабре 1917 г., находился на осадном положении. Ситуацию в уезде контролировал так назывемый «Голодный совет», созданный на митинге 4 апреля 1918 г. сторонниками отмены хлебной монополии. По всем волостям проходили общие собрания граждан, избиравшие делегатов на уездный продовольственный съезд. В наказах делегатам выплеснулось возмущение политикой, проводимой Иваново-Вознесенском. «Порядок с продовольствием, каковой сейчас существует, - читаем в протоколе собрания граждан Горковской волости,  - считаем неприемлемым, ибо существующая выдача пайка 2-3 фунта в месяц – это не есть пища, а постепенная голодовка и впоследствии голодная смерть <…>». Граждане Георгиевской волости (5495 едоков) требовали свободной торговли, свободного пропуска хлеба, закупленного мелкими организациями, прекращения вымогания взяток на железной дороге служащими и красногвардейцами, приглашения в число членов продовольственных управ лиц, сведущих в этом деле и с безупречным прошлым. Крестьяне требовали также отмены осадного положения, не видя в нем ничего «кроме грубых насилий над личностями граждан», расформирования Красной армии, состоящей «из лиц, незаслуживающих доверия масс», «дать свободный пропуск в Кинешму всех издаваемых в столице газет» и полную свободу собраний, переизбрать советы, чтобы процент крестьян в них стал больше, потому что в уезде преобладало именно крестьянское население.

Жители Горковской волости в суждении о присоединении к новой губернии были категоричны: «Волость не признает никакой Иваново-Вознесенской губернии и требует присоединения опять к Костромской <…>». 

Все волости Кинешемского уезда протестовали против присоединения к Иваново-Вознесенской губернии.     После продовольственного съезда в Кинешме, собравшего 165 делегатов от волостей, промышленных предприятий, партий и общественных организаций, президиум «Голодного совета» направил в Иваново-Вознесенск резолюцию: «Ввиду слабого распубликования по волостям о созыве съезда для организации Иваново-Вознесенской губернии и возможности того, что большая часть делегатов от волостей на съезд не прибудет, «Голодный совет» при Кинешемской уездной продовольственной управе считает необходимым довести до сведения съезда, что на происходившем 9-10 апреля собрании представителей волостей и представителей от рабочих обсуждался вопрос о выделении из Иваново-Вознесенской губернии, и этот вопрос  разрешен так, что г.Кинешма и Кинешемский уезд остаются в пределах Костромской губернии».

После кинешемских событий и отказа войти в новую губернию, из названия «Иваново-Кинешемская» исчезает наименование мятежного уезда…

В начале апреля против присоединения к новой губернии выступили жители г.Плеса, узнавшие о преобразованиях из центральных газет. Свой отказ они мотивировали давним тяготением к Костроме как административному центру, с которым город соединялся пятидесятиверстным водным путем по Волге, в то время как до Иваново-Вознесенска было 70 верст по железнодорожному пути. С Костромой, губернским центром, где действовал центральный кооператив, Плес связывали торгово-промышленные и кредитные отношения. Горожане ходатайствовали о возвращении Плеса в район деятельности Костромской губернской продовольственной управы. Общее собраний граждан постановило остаться в пределах Костромской губернии. 

В отказах присоединиться к новой губернии звучало недовольство плохой постановкой информирования населения о ходе пересмотра границ. Комиссия по организации Иваново-Вознесенской губернии вопрос информации и агитации обсуждала 15 апреля 1918 г. Выступал М.В.Фрунзе: «<…> Хотя основные, желательные границы новой губернии уже выяснены, -  говорится в стенограмме заседания, – и все соседние уезды в отношении их присоединения к Иваново-Вознесенской губернии уже рассмотрены всесторонне, вопрос об окончательном установлении границ новой губернии затягивается. Ввиду того, что не все окраины ея еще самоопределились. В целях ускорения самоопределения окраин и в направлении для нас желательном, подсказываемом экономической  жизнью края и ея дальнейшим развитием, необходима агитация… Агитации через печать недостаточно. Ее необходимо пополнить живым устным словом – необходимо создать агитационную комиссию. Может быть, мы найдем людей, которые выедут на места колеблющиеся в присоединении к Иваново-Вознесенской губернии. Желательно бы агитацию развить до съезда (21 апреля 1918 г.), чтобы представители с мест явились с определенными решениями <…>». 

Вопрос об оформлении новой губернии стал главным на III съезде Советов, проходившем 21-24 апреля 1918 г. Границы губернии обсуждала специальная секция с участием 27 делегатов съезда, главным образом Ковровского и Нерехсткого уездов, еще не определившихся в решениях. Согласия на присоединение не было получено и от  Кинешемского и Юрьевецкого уездов. Председатель секции М.В.Фрунзе еще раз объяснил делегатам принцип определения границ губернии – общие территории деятельности комиссариатов труда, промышленности и продовольствия. Эти границы, совпадающие по всем трем комиссариатам, считались бесспорными, остальные должны определяться соглашениями на местах, принимая во внимание естественные (топографические) и хозяйственно-экономические мотивы. Собравшиеся предложили остановиться на двух вопросах: о фиксировании границ и об административных взаимоотношениях с другими губерниями, ликвидации связей с ними и установлении территориального влияния каждого центра до окончательного определения границ. Фиксировать границы М.В.Фрунзе предложил  на условиях «предупреждения  могущих быть продовольственных затруднений, как для присоединяющихся к Иваново-Вознесенской губернии, так и неприсоединяющихся местностей; принятия во внимание финансовых интересов тех и других, чтобы не поставить в безвыходное положение уезды и губернские центры, от которых отходят места; принятие во внимание возможности обслуживания присоединяющихся мест техническими аппаратами, благодаря отсутствию которых (например, Казенной и Контрольной палат) возможны осложнения». 

П.А.Сакулинский, член рабочей комиссии по организации губернии, познакомил представителей уездов с разработками комиссии, определявшей желательные и наиболее целесообразные границы, отвечающие задачам  развития края. «Границы эти, объяснял докладчик,  - были установлены путем выяснения географического положения местности, экономической зависимости и тяготения к Иваново-Вознесенску и, учитывая возможные изменения централизованных тяготений в зависимости от экономического развития края и его хозяйства». Так, северные части Вязниковского и Гороховецкого уездов, хотя и не были фабричными, но из-за болот и лесов, отделяющих их от уездных центров, всегда тяготели к г.Шуе, как ближайшей железнодорожной станции и крупному торговому центру. Половина населения этой местности работала на фабриках Иваново-Вознесенска и Шуи; связь планировалось усилить проектируемой железнодорожной магистралью Ермолино-Саратов. Поволжье и часть Юрьевецкого уезда тоже не были фабричными, но имели большое будущее в хозяйственно-экономическом развитии в связи с устройством на Волге пристаней в Юрьевце и Пучеже. Мелкая промышленность Ковровского  уезда всегда тяготела к Иваново-Вознесенску и Шуе, центральным раздаточным пунктам сырья для ее производств. Волости Суздальского уезда, лежащие к железнодорожной полосе, были связаны с Иваново-Вознесенском  экономическими узами, а северные волости присоединены, потому что оказались отрезанными от своего уездного центра. На необходимость присоединения Кинешемского, Юрьев-Польского уездов, Середского района указывало их объединение с Иваново-Вознесенском  профессиональными союзами и комиссариатами труда и промышленности. Обосновывалось также присоединение частей Вязниковского,  Гороховецкого и Юрьев-Польского уездов.  Желательные границы считались временными до выяснения отношения населения. 

Вопрос об установлении границ вызвал дебаты. Делегаты пытались разобраться в причинах, тормозящих оформление губернии, и устранить их. Задержку с ответами объясняли запозданием извещений губисполкома и невозможностью немедленно собрать съезды и собрания. Там, где собрания состоялись, мнения рабочих и крестьян существенно расходились. Волости с преобладающим крестьянским населением  дали отрицательные ответы, или остались в нерешительности, что делегаты объясняли реакционностью крестьянства, непривычкой самим строить свою жизнь, отсутствием тяготения к Иваново-Вознесенску, неправильной оценкой фактов, боязнью перед неорганизованностью центра и необходимостью разрыва связи с прежними центрами и лишения права на получение от них поддержки для сельского хозяйства. К тому же крестьяне были мало осведомлены о происходящих изменениях из-за отсутствия представителей на съездах. Сказывалась и неоднородность крестьян. Трудовое крестьянство  в вопросах присоединения было индифферентно, кулачество же – давило на него, срывало собрания. Позднее, в начале июня, организаторы Красной губернии причины бойкота крестьян в докладной записке в СНК объясняли следующим образом: «<…> Старые традиции, боязнь нового, сильное кулацкое влияние, представляющее самое дело образования губернии. Как «большевистскую» затею и запугивавшее крестьян и запугивавшее крестьян указанием на преобладание рабочих, наконец, боязнь оказаться в затруднительном положении в отношении продовольствия и обсеменения полей в переходное время, все это чрезвычайно задерживало выяснение положения. Наконец, острый  продовольственный кризис, на почве которого в волостях с сильным кулацким элементом, руководящая роль перешла к ним, вызвал за последнее время в этих кругах определенное стремление к срыву  всего  дела».                                                                  

Некоторые делегаты   III съезда  высказались  за установление границ «сверху, из центра, не отказывая волостям в желании присоединяться к Иваново-Вознесенской губернии, если ими в известный срок будут представлены об этом приговоры с обоснованными мотивами». Этот способ, по мнению дискутировавших, заставил бы колеблющиеся волости принять определенное решение – «по всей вероятности в смысле присоединения». «Трудовое крестьянство вернуть из сферы влияния кулаков» предлагалось «путем определенного предписания». Были предложения «выждать решения на местах и только их положить в основу определения границ», а чтобы ускорить процесс - направить на места лиц, которые на сходах осветят вопрос о новой губернии и издать брошюру с материалами о ней. Многие считали, что за основу должны быть взяты границы продовольственного района, так как «продовольственный вопрос в настоящее время самый серьезный и продовольственная перегруппировка уездов и волостей тяжелее всех отразится на населении».

Подводя итог дискуссии, III съезд Советов, еще раз подчеркнул, «что создание Иваново-Вознесенской губернии не является самодовлеющей целью, в жертву которой должны быть принесены интересы населения, а лишь результатом стремления самого населения, наилучшим образом обслуживать таковые». Съезд окончательно решил вопрос об организации Иваново-Вознесенской губернии, установил ее временные топографические границы и определил, что каждая местность из причисленных к новой губернии, обязана в месячный срок заявить о своем нежелании (если бы таковое было) присоединиться. В случае не поступления такого рода протестов вопрос должен был считаться решенным окончательно.    

В мае-июне 1918 г. вновь опрашивали население волостей, проходили уездные съезды, на которых выступали представители Иваново-Вознесенского губисполкома, разъясняя преимущества вхождения в новую губернию, убеждая присоединиться.

9 мая 1918 г. съезд Советов Ковровского уезда предоставил право 8 волостям присоединиться к Иваново-Вознесенской губернии.

10-13 мая 1918 г. съезд проходил в г.Юрьевце. Делегатов убеждал в необходимости присоединения к новой губернии представитель Иваново-Вознесенска  Д.А.Фурманов: «Тов.Фурманов, - читаем в стенограмме съезда, - доказывает всю пользу присоединения Юрьевецкого уезда к новой губернии. Он говорил, что вопрос об организации новой губернии поднимался давно, это не чье-либо горделивое пожелание, к этому толкает сама жизнь, это лозунг момента, это будущая трудовая коммуна, тут нет каких-либо особых политических соображений, тут соображение чисто экономическое – тяготение к наиболее крупному промышленному центру». 

Выступающие выражали сожаление по поводу того, что некоторые волости отрицательно отнеслись к присоединению и дали своим делегатам письменные наказы отклонить на съезде это предложение. «Здесь, - рассуждал один из ораторов, - очевидность недоразумения, так как в волостях некому было пояснить населению положительные стороны новой губернии». Делегаты, связанные наказами с мест, не могли изменить волю населения, поэтому волостям предложили вновь вернуться к обсуждению этого вопроса. 

Представители крестьян от 17 волостей Юрьевецкого уезда подали протест, категорически отказываясь присоединиться к Иваново-Вознесенской губернии, и потребовали уравнять на съезде представительство рабочих и крестьян. «<…> В противном случае, - говорилось в заявлении, - никакие вопросы не могут быть нами решены в интересах крестьянства». В случае отказа крестьяне намеревались покинуть заседание. На что коммунисты-большевики заявили, что считают съезд созванным правильно и протестов не признают, «вопрос о присоединении решен и решен правильно». Крестьян на съезде было намного меньше: рабочие выбирали по 1 представителю от 500 человек, крестьяне – от волости по 2 делегата. В Горбухинской волости, к примеру, числилось 10 245 человек, в Мордвиновской  - 10 000,  Кандауровской  -  9 914. Они были из противников присоединения… За присоединение выступила Дьяконовская волость с населением более 11 тысяч человек. Представители Родниковского и западной части Юрьевецкого уезда тоже огласили съезду свое заявление: «<…> Мы твердо решили присоединиться к Иваново-Вознесенской губернии и том случае, если часть волостей Юрьевецкого уезда откажется от присоединения, то мы выделяемся из Юрьевецкого уезда и организуем свой Родниковский уезд».

Повторный опрос населения Юрьевецкого уезда не привел к единогласию. Также остались и сторонники, и противники присоединения, и колеблющиеся, готовые поддержать большинство. В рассуждениях схода Якушевской волости было больше обреченности: « <…> Промышленность Российской республики падает, фабрики и заводы останавливаются по неимению сырья, средств у фабрично-заводских организаций нет, на доверие со стороны иностранцев рассчитывать невозможно, а потому едва ли можно ждать и улучшения жизни деревни, к какой бы губернии она не принадлежала <…>.

Несмотря на противоречивые приговоры из волостей Юрьевецкий исполком постановил: «<…> Высказаться за присоединение к новой губернии лишь всего уезда, а не части его, изъявившей на то согласие. Дробление уезда надвое обречет земледельческую часть в экономическом и хозяйственном отношениях на верную гибель, упадок и вымирание, так как Родниковский район как наиболее промышленный центр Юрьевецкого уезда всегда являлся главным поставщиком и житницей <…> местного общественного хозяйства».

В конце мая определился  Нерехтский уезд: «Вся волость до единого категорически протестует против этого присоединения, возмущаясь таковыми действиями», - сообщали в губисполком. Против присоединения выступили 20 селений. Отрицательные ответы крестьян уже были заложены в циркулярных распоряжениях волисполкомов – предписывалось составить постановление «о несогласии присоединиться к Иваново-Вознесенской губернии. В ответах на подобные циркуляры читаем приговоры жителей Ногинской волости: «Постановили остаться в Костромской губернии, так как нам подходяще<…>». «Откомандироваться к Иваново-Вознесенской губернии не согласны, даже категорически отказываемся, желаем остаться как принадлежали ранее и теперь к Костромской губернии<…>», «Населению дер.Рамень нежелательно быть под игом Иваново-Вознесенска, а желательно быть под игом Костромы». Максимковский  селенский  сход решил: «Остаться при старой Костромской губернии. Кроме того, находим ненужным организовывать новую Иваново-Вознесенскую губернию ввиду излишних расходов». Жители другой деревни заявили: «Присоединяться к Иваново-Вознесенской губернии не желаем и категорически заявляем, чтобы нас, крестьян, этим не беспокоили, а если еще последует какое-либо посягательство, тогда мы  принуждены будем присоединиться к Костромскому уезду той же губернии».

Ответы с мест задерживались. 2-3 июня 1918 г. пленум губисполкома  констатировал, что установленный III съездом Советов месячный срок для самопределения местностей истек и «протестов с мест не получалось». Тянуть с официальным оформлением губернии и узаконением нового центра больше было нельзя. Ряд районов  и уездов оторвались от своих центров – не признавали их распоряжений, так же как и распоряжений Иваново-Вознесенского губисполкома. Усиливалась общая дезорганизация, обострявшаяся тем, что старые центры игнорировали нужды отходящих от них мест, ставя их в тяжелое финансовое положение. Новые  уездные центры - Тейково, Середа, Родники, Вичуга - также как и сама губерния, не были официально оформлены, что ставило работу на местах в тяжелые условия. Новые органы управления, а  к июню 1918 г. при губисполкоме уже функционировали отделы  труда, промышленности, продовольствия, военный, финансовый, юстиции, народного просвещения, земледелия, статистический, социального обеспечения, официально неутвержденные центральной властью, не в состоянии были развить того размаха  работы, который требовался условиями жизни.

Губисполком «счел себя в праве не тратить дальнейшего времени на бесконечные попытки собрать мнения абсолютно всех самых мельчайших организаций губернии», собрать в недельный срок все материалы и направить делегацию в Москву добиваться утверждения Иваново-Вознесенской губернии.

К мнению «мельчайших организаций» могли не прислушиваться, но неприятие Красной губернии крупным Кинешемским уездом, определенным в ядро ее территории, было невозможно допустить. На собрание фабрично-заводских комитетов, контрольных комиссий и уисполкома, состоявшееся 12 июня 1918 г., направили И.Е.Любимова, заведующего губкомиссией просвещения и члена комиссии по организации губернии. Речь Исидора Евстигнеевича звучала убедительно. «Тов.Любимов указывает, - читаем в стенограмме собрания, -  на развитие промышленности, которая за последнее время очень сильно развивается, а главное в нашем районе - Иваново-Кинешемском. Этот район кругом находится в сети фабрично-заводской промышленности, которой всецело нужен свой центр, и этот центр может быть только вновь образованная Иваново-Вознесенская губерния. Конечно, каждое дело новое не так легко  провести в жизнь, как думается, а в особенности с нашей темнотой безграмотности. Еще при правительстве царизма было постановлено осуществить эту новую губернию, но  царское правительство боялось сближения рабочих в смысле завоеваний. Теперь же, когда у власти стоит сам рабочий и трудовой крестьянин, то, безусловно, рабоче-крестьянское правительство все силы должно положить, объединить такую богатую промышленность, которой является наш фабричный район, в одну губернию. Как Кинешма, так и Иваново-Вознесенск были разрознены и их промышленностью пользовались не они, а Кострома и Владимир, безусловно, теперь рабочий и трудовой крестьянин должны понять это, и свои богатства не раскидывать по сторонам, а удерживать у себя <…> ». В тот же день Кинешемский уездный Совет, считаясь с фактическим участием местных представителей в работе трех краевых съездов, фактическим вхождением в новую губернию участием в работе  губернских комиссариатов  продовольствия, труда, промышленности, военном и просвещения, подтвердил свое согласие на вхождение уезда в состав Иваново-Вознесенской губернии и поручил  губисполкому принять меры к скорейшему утверждению губернии в СНК.

УЧРЕЖДЕНИЕ ГУБЕРНИИ

В середине  июня  иваново-вознесенская делегация во главе с М.В.Фрунзе выехала в Москву. 20 июня 1918 г. постановлением коллегии при Народном комиссаре по внутренним делам на основании декрета Народных Комиссаров «Об определении границ губернских, уездных и пр.» была утверждена Иваново-Вознесенская губерния с центром в г.Иваново-Вознесенске в составе территорий, определенных III съездом Советов Иваново-Кинешемского района, т.е. основного ядра, в которое вошла общая территория деятельности трех экономических отделов - промышленности, труда и продовольственного (вопрос о вхождении в ту или иную губернию мест несовпадающих предполагалось разрешать путем соглашения между соответствующими центрами).

Состоявшийся 6-8 сентября 1918 г. IV съезд Советов завершил административно-территориальное устройство губернии. Делегаты всех районов новой губернии, съезжавшиеся на съезд со своим хлебом и постельными принадлежностями - из-за голода и разрухи пролетарская столица не могла обеспечить необходимым, утвердили подразделение Иваново-Вознесенской губернии на 5 уездов: Шуйский, Тейковский, Середской, Кинешемский и  Юрьевецкий. Город  Иваново-Вознесенск    был признан безуездным на правах уездной единицы. Уездные центры  села Тейково и Середа получили статус города.

Началась новая жизнь края, его изучение. Первые официальные данные отражали состояние  промышленности на 31 августа 1918 г.: в губернии насчитывалось 257 фабрик, заводов и других промышленных заведений, из них действовало 153. В главной текстильной отрасли было занято 141 875 человек - 97 процентов общего числа рабочих губернии. В 1923 г., когда в составе губернии было уже семь уездов (добавились Иваново-Вознесенский и Макарьевский), население ее составляло 871 047 человек, проживавших на территории в 22 085 кв. верст.

Организаторы Иваново-Вознесенской губернии образно называли ее Красной, название, данное самой идее  создания  пролетарского центра  новой России. Красная губерния стала оплотом народной власти  во всех грядущих испытаниях.

...Ядро общности, определенное  в 1918-м, сохранилось в современном очертании  Ивановской области. Создание Иваново-Вознесенской губернии стало знаковым событием в многовековой истории края, сплотившим в союз граждан территорий, связанных общими экономическими, политическими и культурно-социальными интересами  во имя будущего.

Из сборника материалов ГАИО по истории создания Иваново-Вознесенской губернии   "Рождение губернии. Год 1918: люди, события, факты". Иваново, 2003.  


Государственный архив Ивановский области
Ivanovo county