Татьяна Байкова

Дом Сазоновых

Терем в Осташево
Терем в Осташево

За лесами и полями в прихо­де Ризоположенского храма села Озерки была когда-то деревня Осташево, не мала, не велика, да красива. До войны 27 добротных домов стояли на высокой горе. История возникновения де­ревни теряется в веках, но в пись­менных источниках она упомина­ется в материалах первой пере­писи населения уже в 1615 году. В начале XIX века, а точнее в 1820 году родился здесь в семье государственных крестьян сын Созонт Марков, т.е. сын Марков. А фамилия? — спросите Вы. Фа­милия неизвестна. Дело в том, что до отмены крепостного пра­ва ни один крестьянин не имел фамилии, только уличное прозви­ще, которое не считалось офици­альным. Позже фамилии вписы­вали во временный паспорт, да и то, если крестьянин уезжал в город на заработки, а невыезд­ные до конца XIX века остава­лись бесфамильными. Первая жена Созонта — Ека­терина Авдеевна умерла от ча­хотки, а в 1869 году он, 49-летний вдовец, женился на моло­денькой крестьянке из деревни Костино Дарье Дмитриевне. К тому времени его старший сын от первого брака Мартьян был уже семь лет, как женат на дочери крестьянина из д. Фалелеево Анне Андреевне. Сестру Мартьяна — Акулину выдали за­муж в большое Коровье за Кон­стантина Каллистратовича Аль­бова, сына солдата царской ар­мии Каллистрата Осиева, а брат Андрей взял в д. Соколово 17­летнюю Анну Емельяновну. Во втором браке у главы семейства Созонта Маркова родились еще несколько детей. Из многочисленной семьи Со­зонта Маркова самым удачливым трудолюбивым и хватким оказал­ся старший сын — Мартьян Созонтович Сазонов, взявший фами­лию по имени отца. О нем и пой­дет мой рассказ. Очевидный факт — в Санкт- Петербурге Мартьян получил профессию столяра-краснодеревщика, а затем самостоятель­но начал брать строительные подряды. В его семье родились пятеро детей: Анастасия, Иван, Екатерина, Сергей, Любовь, но четко жизненный путь прослежи­вается лишь у троих. Рассказывают, что сестра Мартьяна Созонтовича вместе с ним уехала в Питер и устрои­лась горничной у какого-то бо­гатого фабриканта. Тот умер у нее на руках, а до этого примет­ливая девица увидела, что хо­зяин кладет в комод какие-то разноцветные бумажки. Сгреб­ла их в фартук, да и принесла брату. Скорее всего, это были различные закладные векселя на предъявителя. С той поры, как утверждает молва, Мартьян и пошел в гору. В первую оче­редь он пожертвовал деньги на храм и построил в селе Введен­ском каменную сторожку у цер­кви. Думаю, тогда же и решил новоиспеченный богач поста­вить в родной деревне Осташе­во большой, великолепный дом.

На закладку фундамента приехали все его друзья из Пи­тера, накидали в шляпу золо­тых монет, чтобы заложить под фундамент… и началось стро­ительство. Построен дом при­мерно в конце XIX века для мо­лодой жены. Первая супруга Мартьяна Созонтовича умерла в 52 года от сыпного тифа и тог­да он через положенное время обвенчался в родном Ризоположенском храме села Озерки с 21-летней дочерью дьякона соседней Ильинской церкви, что в Великой Пустыни — Ели­заветой Алексеевной Добро­вольской. Было это в 1895 году. Кто создавал проект дома, нам неизвестно. А первый этап строительства выглядел так: в лесу Мартьян присмотрел ог­ромную 37-метровую сосну и нанял деревенских мужиков срубить понравившееся дерево и принести на плечах ничуть не повредив, к месту стройки. Не­сли ее 35 человек, а рядом на лошади везли бочку пива, на ходу наливая усталым, выдох­шимся мужикам для бодрости. Наконец огромную сосну прита­щили и поставили в основание башни. Она, по всей видимос­ти, и является главным элемен­том конструкции, вокруг которой построен огромный, двухэтаж­ный восьмиугольный дом с уди­вительным декором. Как рассказывали старожи­лы, каждое бревно дома пред­варительно пропитывали вос­ком, а половицы сделали стан­дартными размером 60 см и по­догнали так плотно, что щели не заметишь. Рамы в окнах креплись винтами и открывались внутрь, а система отопления в доме сделана уникально. Печи большие, в красивых изразцах, а круглые обложены гофрирован­ным железом. Дымоходы шли вдоль стен, под полом, по потол­ку и как говорят, дым из печей после того, как затопят, появлял­ся над трубами только через не­сколько часов. Теплым коридо­ром дом соединялся с домом уп­равляющего, под коридором рас­полагались глубокие погреба- ледники, где хранили все припа­сы. Окна в верандах и светелке украшали цветное стеклянные витражи и стекла с травленым матовым рисунком. Общее впечатление от созер­цания дома — восторг и удивле­ние.Издали похож он на сказоч­ный терем из сказки Пушкина “О золотом петушке». Весь в резных узорах, плавно обегающих фрон­тон, резьба, то сужаясь, то рас­ширяясь, подчеркивает необыч­ность восьмиугольной конструк­ции дома, дома со шпилем-све­телкой. Когда-то на высоком шпи­ле затейливой башни красова­лось огромное декоративное ко­лесо, обитое листами позолоты, оно горело и искрилось на солн­це и дом Сазоновых был виден жителям всех соседних дере­вень. И не только. Те, кто ехали или шли по старой дороге из д. Тимошино в с. Ильинское принимали виднеющийся из-за леса шпиль за церковный и осеняли себя крестным знаменем. Перед домом тогда же был выкопан большой пруд, дно и края которого выложили вязкой глиной, а в пруду плавали лебе­ди. На старинной фотографии дом четко отражается в спокой­ной глади пруда.Около дома яб­лоневый сад, липовая аллея, а за домом колодец, глубиной 80 са­жень, и еще два пруда. Водонос­ный слой на горе оказался дале­ко, но хозяин все равно приказал выкопать колодец головокружи­тельной глубины, интересно кто его копал? Портрет Мартьяна Созонтовича, написанный масляными красками, висел в доме еще в начале войны, хотя сам хозяин к тому времени давно умер. Случи­лось это 9 сентября 1914 года. 72-летний строитель –подрядчик, создатель своего неповторимого дома похоронен на Чухломском кладбище. Где его могила, никто не знает, а похоронен он рядом с сыном Иваном, умершим годом ранее в 48 лет от туберкулеза. Жил Иван Мартьянович на ули­це Никольской (Ленина, 20). Естественно, раскулачивание не обошло стороной и семью Са­зоновых. Елизавету Алексеевну из дома выселили и она жила в Ильинском, скорее всего у род­ственников Добровольских, пото­му что общих детей у них с Мартьяном не было, а дети Сазоно­ва от первого брака давно жили своими семьями и были далеко не молоды. Часть мебели, сундуки с бе­льем, посудой, фотографии и документы перенесли в большой амбар, ключи от которого храни­лись у Елизаветы Порошковой. Кое-что забрали приехавшие из Ленинграда родственники, а по­том мебель и прочий скарб про­давали с торгов. В войну Елиза­вета Алексеевна, уже постарев­шая и больная ходила в гости по большим религиозным праздни­кам к своей падчерице Анаста­сии Мартьяновне Смирновой в Чухлому. Та с семьей жила на ул. М. Горького в полукаменном доме и была старше мачехи на 12 лет. А дом в д. Осташеве занял сельский Совет, клуб, библиоте­ка, медпункт. Всем хватило ме­ста в большом особняке. Во вре­мя войны самодеятельные арти­сты из Чухломы, в том числе и В. Н. Бахвалов, ходили на лы­жах в Осташево и выступали в клубе с концертами.

Терем в Осташево
Терем в советский период

Жизнь продолжалась, а вме­сте с ней старел и бывший дом Сазоновых. Лишившись хозяйс­кого догляда, испортилась хитро­умная система отопления и в комнатах поставили простые круглые печки, портившие инте­рьер. С течением времени сокра­тилось население округи и Иль­инский сельсовет слился с Пет­ровским, закрылась контора отделения совхоза, а лет шесть тому назад последний житель Валентина Николаевна Штукатурова оставила этот мир и деревня Осташево окончательно осиротела. Лишь дом Мартьяна Сазоно­ва, заросший тополями, липа­ми, да березами стыдливо прячет за зеленой стеной де­ревьев свое обезображенное временем и людьми лицо. Давно выбиты разноцветные стеклянные витражи, содраны старинная резьба и железо с крыши, увезены в Чухлому из­разцы с печей, но потолок в доме так крепко сплочен, что дождевая вода и сейчас не протекает внутрь. Умели де­лать добротно наши прадеды, а уж как красиво — слов не по­добрать. Но сколько чудесных и неповторимых домов уже навсегда исчезло с лица зем­ли! Живет в деревне Митюково Краснонивского сельсове­та правнучка Мартьяна Сазонова, внучка его старшей до­чери Анастасии — Нина Ива­новна Смирнова, да в Санкт- Петербурге проживают внуки и правнуки младшей дочери Любови Мартьяновны Смирновой. А далеко-далеко, за ле­сами и полями, взаброшеной деревне Осташево более сот­ни лет стоит ДОМ, место ко­торому в музее деревянного зодчества. Но… даже после передачи Костромского теле­видения об осташевском доме никто не заинтересовался судьбой уникального творения русских мастеров. А жаль!

Газета «Вперед» от 28 мая 2002 года.

Редакция и публикация Михаил Шейко
История и культура русской провинции