А.В. Кузнецов.

История польдерных территорий Костромской низменности

Создание водохранилища в районе Нижнего Новгорода предполагалось еще по плану ГОЭЛРО в 20-х годах прошлого века. Однако реализация этих планов началось только в годы войны, когда напрягающая силы страна ощущала острый энергетический голод. Постановление ГКО (государственного комитета обороны) № 6238 от 02.07.1944 г. обязало НКВД СССР составить схему использования волжской энергии на участке от г. Рыбинска до г. Горького и подготовить проектное задание по этому водохранилищу. Разработанная Гидропроектом схема в сентябре 1946 года была рассмотрена Советом научно-технической экспертизы Госплана СССР, который пришел к выводу о строительстве плотины у Городца с подпором 84 м [1]. Главными задачами Горьковского гидроузла было улучшение положения в Московской и Верхневолжской энергосистемах и судоходных условий на Волге.

При проектировании и строительстве Горьковского водохранилища был учтен опыт (во многом негативный) по созданию Рыбинского водохранилища. Ведь первоначально при строительстве Рыбинского гидроузла все расчеты и обоснования делались исходя из НПУ 92,5 м, затем НПУ был установлен 98 метров, с плотиной у Норского, неподалеку от Ярославля. На уровень 92,5 м ориентировались сотрудники Волжско-Камской экспедиции, когда проводили обследования территории Молого-Шексниского междуречья. Все обоснования и расчеты зон затопления и подтопления были сделаны ими исходя именно из этого уровня [2]. Последующее повышение НПУ никакими выкладками и расчетами уже не подкреплялось, тем более не предусматривалось никаких мероприятий по защите наиболее ценных земель.

Директивным решением было установлено НПУ на уровне 102 м, а плотина перенесена из под Норского к Переборам под Рыбинском. На затопление при этом была обречена не только пойма, но и значительная часть водораздельных пространств, ведь уровень водохранилища превышал самые высокие показатели весеннего паводка на 7 м!

С точки зрения гидростроительства такое заполнение ложа древнего Молого-Шекснинского озера было достаточно логично и обосновано. В результате получался водоем озерного типа, с обширной пелагиалью, пригодный для судоходства и аккумулирующий большой объем воды. Недаром Рыбинское водохранилище в современной системе Большой Волги играет важную роль стабилизатора уровня, поставляющего воду в нижележащие участки при ее дефиците. Его объем составляет 75% годового стока Волги [3].

Но нигде и никогда при строительстве Рыбинского гидроузла не шла речь о защите и сохранении каких-либо ценных участков земель. Хотя сейчас, оглядываясь назад, мы горько сожалеем от затоплении города Мологи, большей части Весьегонска, части Мышкина и Пошехонья, которые можно было защитить дамбами и сохранить в виде польдерных участков. Также, огородив дамбами, можно было сохранить и Леушинский и Афасьевский монастыри. Конечно, это весьма затратные сооружения, на проектирование, строительство и дальнейшее содержание которых нужны были немалые средства и ресурсы. В то время об этом никто особо не задумывался, никаких проектов и предложений такого плана, насколько мне известно, не возникало. Да и не просто, наверное, было выступить с такой инициативой, слишком легко было попасть во враги народа, ставящего палки в колеса социалистической индустриализации. Кроме того, Иваньковский, Рыбинский и Угличский гидроузлы сооружались в большой спешке, иногда без полого оформления проектной документации, что сильно влияло на качество и сроки работ.

При проектировании Горьковского гидроузла ситуация отличалась кардинально. Проект этого водохранилища прорабатывался максимально полно, с учетом мнения местных органов власти [1]. На места выезжали специальные комиссии, которые старались учесть мнение всех заинтересованных сторон. Вопросы сохранения ценных земель при строительстве Горьковского водохранилища ставились сразу же, еще на этапе проектирования, что, к сожалению, не исключило досадных ошибок. Дошедшие до нас проектные документы и основанные на них решения позволяют провести анализ этой ситуации. Но следует помнить, что с нашей современной точки зрения, опираясь на опыт и знания, накопленные за прошедшие с тех времен семь десятилетий, легко находить ошибки и просчеты в делах предыдущих поколений. А им, шедшим непроторенной дорогой, было очень непросто обойти множество препятствий и подводных камней. Ведь в то суровое время, когда всем, кто принимал ответственные решения, приходилось балансировать в поисках компромисса между интересами государства, природы и местного населения, стараясь по возможности, учесть все интересы, но сохранить и себя, ибо легко было стать жертвой клеветников и негодяев. Никто тогда, конечно же, не спрашивал мнение людей, живущих на этой территории, их интересы, к сожалению, были на последнем месте. Но однозначно обвинять руководство страны и исполнителей решений по проекту Большой Волги чуть ли не в геноциде, как это делается в некоторых современных публикациях, я считаю неправильным. Время было суровое, жесткое, нередко даже жестокое. Тем более удивительно, что все-таки были созданы проекты защиты довольно больших территорий, реализованные в Костромской низменности. Этот опыт заслуживает внимательного изучения. Возможно, именно здесь скрыто решение дальнейшей судьбы волжских водохранилищ. Ведь отвоевывают же голландцы у соленого моря участки дна, превращая его в сушу! Почему же нам не потеснить немного мелководья пресноводных водохранилищ, вернув неразумно затопленные земли? Я считаю, что именно создание польдеров должно стать основным путем эволюции водохранилищ, их трансформацией в направлении восстановления речных экосистем. Именно это, быть может, позволит в будущем вернуть и Мологу и другие города и объекты культурного наследия, скрытые под спудом волжских вод.

У меня имеются оставшиеся от того времени документы, запечатлевшие не только принятые по Костромской низменности решения, но в какой-то мере и динамику этого процесса, его развитие, приведшее к созданию польдерных участков в Костромской и Ярославской областях. В них отражено стремление к соблюдению интересов государства и решению поставленных задач, но при внимательном изучении, подчас между строк, читается и трагедия затопления и столкновение разных мнений. Пользуясь случаем, хочу выразить благодарность Е.А. Бурдину, разыскавшему эти документы в архивах и передавшему их в мое распоряжение.

Я считаю, что современным читателям, желающим иметь информацию по истории затопленных территорий, будут интересны эти документы, поэтому в дальнейшем буду подробно их цитировать (все цитаты выделены курсивом, с сохранением орфографии и пунктуации оригинала) и сопровождать небольшими собственными комментариями.

Итак, первый документ, это Сводная записка по защитным мероприятиям в зоне водохранилища, которая была частью проектного задания по Горьковской ГЭС на реке Волге. В §1 главы II «О затоплениях водохранилищем Горьковской гидроэлектростанции» этого документа [4], приведены показатели затопления:

Плотина Горьковской гидроэлектростанции создавая подпор в 17,0 м образует водохранилище, распространяющееся до Щербаковской ГЭС.

Отметка нормального подпорного горизонта в водохранилище – 84 м.

При образовании Горьковского водохранилища будет затоплено 138,0 тыс. га земель и 18 тыс. га земель будут исключены из сельскохозяйственного использования, вследствие подтопления, отвода под стройплощадку сооружений и 8 тыс. га окажутся на островах и полуостровах, почему сельско-хозяйственное использование их будет относительно затруднено.

Наибольшие затопления будут на участке от плотины до гор. Юрьевца и в пределах Костромской низины.

Проектировщики хорошо понимали, что затопление Костромской низменности связано с множеством проблем, поэтому в документах ей уделяется большое внимание. Глава III так и озаглавлена «Костромская низина» и полостью посвящена вопросам затопления и защиты этой территории. Основная проблема защиты низменности заключалась в сосредоточении населения в Приволжской полосе, непосредственно примыкающей к Волге. Вследствие своего положения это была наиболее низменная, а потому безусловно обреченная на затопление территория. Защита этих земель была возможна лишь за счет привлечения значительных финансовых и материальных ресурсов. Используя имеющиеся документы, попробуем восстановить, насколько это возможно, историю создания защитных сооружений Костромской низменности и образования польдерных территорий..

Вот какое описание Костромской низменности приводится в первой части главы III Сводной записки [5], посвященной этой территории:

§1. Описание низины.

В пределах территории, затапливаемой будущим водохранилищем, особое значение имеет Костромская низина, входящая в состав Костромской области (Костромской район) и Ярославской области (Некрасовский и Середский районы).

Низина представляет собой плоскую равнину с отметками поверхности от 79,5 до 86, с отдельными возвышенностями, отметки которых доходят до 90 м и на которых расположено большинство населенных пунктов. Западная часть низины железной дорогой от завода быв. «Красный Профинтерн» соединена с Ярославской жел. дорогой и кроме того имеет грунтовые дороги районного значения. Восточная часть окраины имеет только грунтовые дороги между населенными пунктами и г. Костромой.

Сообщение через р. Кострому поддерживается по наплавному мосту, разбираемому на период паводка.

Ежегодно в весеннее половодье с горизонтами 89,25-87,25 Костромская низина затапливалась, и сообщение между населенными пунктами поддерживается плавучими средствами: лодками, катерами. В последние годы после сооружения Щербаковского гидроузла отметки горизонтов весенних половодий уменьшились до 86,23-84,17 степень затопления низины весенними паводками уменьшилась, вследствие чего часть ранее бывших заливных лугов ныне уже не затапливается, например в Костромском районе с 18 тысяч га до 6 тыс. га.

Повышенные участки низины вблизи населенных пунктов широко используются для огородных культур.

В низине расположены Трудовая слобода г. Костромы, поселок «Красный Профинтерн» 98 сельских населенных пунктов, в основном на возвышенностях, земли 144 колхозов, совхозов и др. Общая площадь низины составляет 78,8 тыс. га, из них: усадебной и садов 1,8 тыс. га, пашни 16,6 тыс. га, сенокосов 29,8 тыс. га (в том числе заливных 6,7 тыс. га) выгона 9,9 тыс. га, леса и кустарника 17,5 тыс. га и проч. земель 3,2 тыс. га.

Населенные пункты расположены преимущественно вдоль р. Волги в так называемом Приволжском участке низины. Здесь же размещаются промышленные предпрятия, как-то: крахмало-паточный завод «Красный Профинтерн», Моделовское торфопредприятие, Боровской, Искробольский и Шупландовский картофелетерочные заводы; Хребтовский овощно-засолочный пункт в с. Хребтово, судомеханический и кирпичный заводы в Трудовой слободе.

В приведенном отрывке особенно интересно указание на уровни весеннего половодья, свойственные Костромской низменности до затопления: 89,25-87,25 м. Надо полагать, что превышение 89 отметки было катастрофичным для местного населения, поскольку при таком уровне происходило затопление многих расположенных в пойме населенных пунктов. Но такие паводки были все же явлением редким. А вот затопление до 87-ой отметки было достаточно обычно, о чем свидетельствовали полосы наилка на коре деревьев, зафиксированные на этом уровне сотрудницей БИН С.М. Тазьба, работавшей в составе Волжско-Камской экспедиции СОПС АН СССР [6].

Указаны в этом документе и уровни половодья в Костромской низине, установившиеся после создания Рыбинского (в документе Щербаковского) гидроузла - 86,23-84,17. Эти уровни пусть не намного, но превышают уровень современного Костромского разлива, при этом местными жителями в те годы они оценивались как низкие и недостаточные, например, для вывода плотов из лесных урочищ [7]. Интересно здесь также указание на Моделовское торфопредприятие, расположенное по северной границе Ярославского польдерного участка и совершенно необоснованно получившее на современных картах название «озеро Костромские разливы».

В разделе, посвященном показателям затопления Костромской низменности, имеются данные по будущим паводковым горизонтам. Стоит обратить пристальное внимание на эти цифры, так как в дальнейшем именно эти показатели имели важнейшее значение для принятия решений о переселении и выборе варианта защиты Костромской низины [8]:

§2. Показатели затопления

С постройкой Горьковской гидроэлектростанции режим паводковых горизонтов изменится и таковые будут находиться в границах отметок 88,25-86,6; меженный горизонт будет иметь отметку, соответствующую подпорному горизонту Горьковской гидроэлектростанции, но не выше 84,0.

Эти изменения горизонтов вызовут:

а) затопление 43,5 тыс. га в границах отметок 79,5-84,0 м;

б) подтопление 11,7 тыс. га в границах отметок 84,0-86,0 м;

в) образование очагов малярии, в связи с образованием площади мелководий.

Столь высокие уровни паводкового горизонта, установленные проектировщиками, были характерны для Костромской низменности до зарегулирования Волги. Как оказалось впоследствии, при уровне Волги, не превышающем 84 отметку, паводок в Костромской низменности таких показателей достичь не сможет.

В таблице №8 Сводной записки [9] приводятся данные по затоплению Костромской низины в разрезе областей: Таблица №8 Натуральные показатели размеров затоплений на территории Костромской низины

Наименование объектов

Ед. изм.

Итого по низине

В том числе всего

Всего

Затоп­ляется

Подтоп­ляется

Остается на островах и полу­островах

По Ярослав­ской области

По Костром­ской области

Общая площадь

тыс. га

62,5

43,5

11,7

7,3

25,9

36,6

В т.числе: усадьбы, пашни, огороды

-«-

7,5

1,6

1,3

4,6

5,3

2,2

Сенокосы и выгона

-«-

36,3

28,5

2,3

2,4

14,5

21,7

Леса и кустарника

-«-

16,5

11,4

4,7

0,4

4,9

11,5

Прочие

-«-

2,3

2,0

0,3

-

1,2

1,1

Населенные пункты

число

103

16

29

58

53

50

В том числе:

 

 

 

 

 

 

 

Городских

-«-

2

-

2

-

2

-

Сельских

-«-

101

16

27

58

51

50

В них дворов:

-«-

7285

832

710

5743

3229

4056

В т. числе:

 

 

 

 

 

 

 

Городских

-«-

77

-

77

-

-

-

Сельских

-«-

7208

832

633

5743

3152

4056

Строения колхозов, гос­учреждений и организаций

-«-

2755

231

242

1238

573

1138

Пром­предприятия

-«-

26

2

18

6

5

21

Из этой таблицы следует, что наибольшие площади затопления приходятся именно на Костромскую часть низменности, где в результате теряется 366 км2 территории, большая часть которой приходится на ее главное богатство - луга (217 км2).

В главе IV Сводной записки «Защитные мероприятия в зоне Горьковского водохранилища», приводится список объектов и территорий, нуждающихся в защите, в том числе под пунктом 5 значится Костромская низина вместе с находящимися на ней промпредприятиями. Защитным мероприятиям по Костромской низине посвящен §4 этой главы [10], который стоит процитировать полностью:

§4. Защитные мероприятия по Костромской низине

В проектном задании было рассмотрено 10 вариантов защиты Костромской низины, предусматривающие как полную защиту незатопляемыми дамбами всей низины, так и локальную отдельных ее участков. Были ориентировочно рассмотрены и варианты защиты затопляемыми дамбами. 10-й вариант обобщает в себе решение по 9-му варианту и сокращенное решение по защите Некрасовского района сравнительно со 2-м вариантом. Этот вариант явился следствием уточнения на месте совместно с представителями области.

В результате сопоставления всех вариантов в качестве основных выявилось два:

Вариант II – полной защиты всей низины незатопляемыми дамбами.

Вариант X – локальная защита Костромского района и Некрасовского района низины. В таблице №10 приведены объемы работ по этим вариантам.

Таблица №10

Показатели защиты по вариантам обвалования

№№ пп

Показатели

Ед. изм.

Варианты

II

X

Костром­ской район

Некрасов­ский район

ВСЕГО

1

Длина дамб обвалования

км

96

24

28

52

2

Длина дренажей и каналов

км

167

25

30

55

3

Количество насосных станций

ед.

6

2

3

5

4

Мощность насосных станций

квт

4523

508

1850

2358

5

Потребное количество электроэнергии в год

млн. кВт/час

5,98

0,80

2,0

2,8

6

Объем земляных работ (выемка и насыпь)

тыс. м3

19376

4689

1310

5999

7

Площадь крепления откосов

м2

743

293

280

573

8

Бетон и железобетон

тыс. м3

12,3

3,5

6,5

10,0

9

Площадь в границах дамб обвалования

тыс. га

70,2

6,5

10,3

16,8

10

Защищаемая от затопления и подтопления

тыс. га

45,0

5,6

6,0

11,6

11

Стоимость в ценах 1945 г. (ассигнов.)

млн. руб

374,1

84,5

45,0

129,5

12

Эксплоатацион­ные расходы

млн. руб

6,5

1,5

1,5

3,0

13

Стоимость 1 га защищаемых площадей

тыс. руб.

8,3

16,0

7,5

-

14

Эксплоатацион­ные расходы на 1 га защищаемых площадей

Руб.

140

260

230

-

Площадь затопления Костромской низины составит от земельных площадей Костромской области 0,5% и Ярославской 0,7%.

Необходимо отметить, что при II варианте:

1. Намечается выполнение чрезмерно больших объемов работ по защитным мероприятиям.

2. Эксплоатация защитных мероприятий по Костромской низине будет связана с большими затруднениями при 96 км протяженности дамб обвалования, находящихся на 30% своей длины под постоянным воздействием напора.

3. Защищаемый Костромской район низменности в основном необжитой, изобилующий озерами и староречьями р. Костромы (в настоящее время проходимый с проводниками) потребует значительных капиталовложений на его освоение.

4. Защита Костромской низины стоит на 110 млн. руб.(в ценах 1945 г.) дороже, нежели затопление ее и потребует, как было отмечено выше, 6,5 млн. руб. ежегодных затрат.

5. Стоимость ликвидации ущерба от затопления по Костромской низине может быть уменьшена за счет оставления на месте значительной части населенных пунктов, расположенных на повышенных местах, каковые могут быть связаны дорогами по дамбам с небольшими мостовыми переходами.

6. Борьба с малярией возможна в пределах низины при помощи обработки с воздуха мелководных зон, а поэтому при более детальном проектировании мероприятий по Костромской низине следует ожидать значительного снижения их стоимости.

7. Подтапливаемые площади нельзя отождествлять с затапливаемыми, если последние выходят из сельско-хозяйственного использования, то первые и без защиты могут остаться сенокосными угодьями, хотя и нисшим качеством, но с меньшей продуктивностью.

Вариант X позволяет в пределах Костромской области в Костромском районе:

а) Сохранить основные сенокосные угодия совхоза Караваево, а так же частично угодия для наиболее густо населенной части Приволжской полосы;

б) Сохранить от подтопления заречную часть города, а также Кирпичный и Судомеханический заводы;

в) Облегчить условия строительства дамб, проходящих в основном по высоким отметкам и в обжитом районе, где для их постройки может быть привлечено и население из защищаемых селений;

г) Существенно облегчить задачу противомалярийных мероприятий по городу.

Для обеспечения транспортной связи между остающимися колхозами в пределах Приволжской полосы и с областными центрами, необходимо предусмотреть строительство дорог и дамб с мостовыми переходами и трубами через затопляемые территории.

По Костромскому району Костромской области обращает на себя внимание высокая стоимость защиты 1 га затопляемых и подтопляемых земель. Стоимость защиты в ценах 1950 г. – 89,5 млн. руб., примерно в 2 раза больше стоимости восстановления ущерба от затопления 49,6 млн. руб., при этом защищается лишь от затопления 4,7 тыс. га и подтопления 0,9 тыс. га.

Для защиты необходимо выполнить 4,7 млн. м3 земляных работ (выемка и насыпи).

Вариант X позволяет также в пределах Ярославской области в Некрасовском районе сохранить ценные земельные угодия. Избежать сокращения животноводчества и ухудшения малярийной обстановки.

В Некрасовском районе Ярославской области защищается всего лишь 3,5 тыс. га затапливаемых земель и при этом главным образом луговых угодий, для этого требуется выполнить 1,3 млн. земляных работ (выемка и насыпи).

Стоимость же защитных мероприятий в ценах 1950 г. – 48, 5 млн. руб. и стоимость восстановления ущерба от затопления в тех же ценах 53,2 млн. руб., практически одинакова.

Здесь необходимо объяснить различие между незатопляемыми и затопляемыми дамбами. Для защиты от затопления применяется обвалование, т. е. ограждение территории дамбами, обычно земляными. Часто в этих случаях применяют «затопляемые» дамбы, которые выполняют свои защитные функции лишь в меженный период, а в паводок допускают затопление обвалованных территорий. Затопляемые дамбы обычно оборудуют специальными сооружениями (водовпуски и водовыпуски), через которые происходит предпаводковое затопление обвалованной территории (для уменьшения высоты перепада струй при переливе через гребень дамбы) и обратный выпуск воды в реку после спада паводка [11]. Площадь защищаемых земель в Некрасовском районе Ярославской области в конечном счете оказалась не 3,5 тыс. га, как здесь указано, а 19,5 тыс. га, что будет показано ниже.

В этой же главе IV «Защитные мероприятия в зоне Горьковского водохранилища имеется §6 Решение Коллегии Министерства Электростанций о затоплениях Горьковской Гидроэлектростанцией» от 12 мая 1950 г. [12], цитирую его полностью:

Коллегия Министерства Электростанций, рассмотрев затопления, производимые водохранилищем Горьковской гидроэлектростанции, постановила:

1. Утвердить проектные задания по защитным мероприятиям для городов и промпредприятий, подвергающихся затоплению в связи со строительством Горьковской ГЭС и мероприятиям, связанным с переселением населения из зоны водохранилища, составленные Московским отделением треста «Гидроэнергопроект» в 1949 г., кроме проектов по защите Костромской низменности.

2. Отметить нецелесообразность защиты от подтопления г.г. Пучежа, Юрьевца и Плеса, а также недоработанность вопроса о защите Костромской низменности по представленным вариантам.

3. В целях исключения излишеств в затратах по защитным мероприятиям, считать необходимым направить на места, в области, комиссии, которым совместно с представителями областных организаций в месячный срок установить экономически целесообразные мероприятия по Костромской низменности, связанные с заполнением водохранилища Горьковской ГЭС до проектной отметки.

Из этого документа видно, насколько сложно было принять решение по Костромской низменности, бывшей, надо полагать серьезной головной болью проектировщиков. Коллегия отклоняет все проекты по Костромской низине и принимает решение о направлении на места комиссий, которые должны в месячный срок проработать варианты защиты с представителями местной власти (Облисполкомами).

В продолжение этой темы у нас имеется еще один документ, озаглавленный «Протокол по заседанию комиссии по вопросам затопления Костромской низины водохранилищем Горьковской Гидроэлектростанции, от 1-5 июня 1950 г.» [13]. Этот протокол отражает дальнейшее развитие событий по выбору варианта защиты Костромской низменности, приведшее в конечном итоге к созданию польдерных участков в Костромской и Ярославской областях. Необычны указанные в протоколе сроки. Получается, что комиссия заседала с 1 по 5 июня, целых 5 дней. Да в такие сроки съезды КПСС укладывались, а не то что работа министерской комиссии. Скорее всего, это связано с выездами на места, ознакомлением с территорией, с сельскохозяйственными и промышленными предприятиями. Вероятно, посетили члены комиссии и колхоз «12 Октябрь», где председателем была П.А. Малинина и Костромской судомеханический завод и завод «Красный Профинтерн» в Ярославской области, возможно проехали на катере или пароходе по Волге и Костромке. В протоколе прямо сказано, что комиссия посетила территорию нескольких сельсоветов, в том числе Куниковского и Мисковского, а добраться до Куниково и Мисково достаточно быстро и с комфортом можно было только по воде, по руслу реки Костромы.

Было начало июня, по берегам раскинулись цветущие луга, их медовый аромат расстилался над водой. Испытывали ли сомнения и угрызения совести эти люди, вынужденные вынести приговор природе низменности? Мы никогда не узнаем от этом, но вот в особом мнении представителя Министерства И.А. Лифанова есть такая фраза: «Поэтому исключительно важным для народного хозяйства является здесь сохранение существующих луговых земель, отличающихся высоким плодородием с почвами, представляющими собой «живой организм». Думаю, что может быть не все, но хотя бы некоторые из членов комиссии понимали, на что они обрекают цветущий пойменный край. Протокол во многом повторяет аргументацию, приведенную в §4 «Защитные мероприятия по Костромской низине» из главы IV.

В этой комиссии участвовали три представителя Министерства и три представителя Костромского облисполкома. Поскольку документ имеет историческую ценность, считаю, что он должен быть опубликован полностью, стилистика и орфография оригинала сохранены:

ПРОТОКОЛ
по заседанию комиссии по вопросам затопления Костромской низины водохранилищем Горьковской гидроэлектростанции

Кострома 1-5 июня 1950 года

ПРИСУТСТВОВАЛИ:

1. Вознесенский А.Н. – Председатель комиссии (от Министерства электростанций)

2. Лифанов И.А. – от Министерства электростанций

3. Моисеев С.Н. - от Министерства электростанций

4. Соловьев М.Ф. – от Костромского облисполкома

5. Владимирский Н.Н. – от Костромского облисполкома

6. Маров Н.Н. – от Костромского облисполкома

Рассмотрев представленные Трестом Гидроэнергопроект Министерства электростанций материалы по ущербу от затопления Костромской низины и проекты инженерных мероприятий по ее защите от затопления (разработанные в 9 вариантов, ознакомившись на месте с затопляемыми и подтопляемыми объектами по городу Костроме и сельсоветам: Яковлевским, Шунгенским, Сухоноговским, Губачевским, Оферовским, Куниковским и Мисковским, а так же совхозом племенного животноводства Караваево, комиссия пришла к следующим выводам.

1. Вариант 2 инженерных мероприятий, предусматривающий более полную защиту Костромской низины и Приволжской полосы от затопления, связан весьма значительными затратами около 400 млн. руб., требует устройства 96 км дамб с объемом земляных работ 19,3 млн. куб. м, сооружаемых в весьма трудных производственных условиях (полное бездорожье, отдаленность от населенных пунктов и карьеров строительных материалов). И эксплоатация дамб в данных условиях будет так же затруднительной. Исходя из этого комиссия не считает возможным выдвигать этот вариант для последующего рассмотрения.

2. В случае отказа от строительства защитных мероприятий и необходимости затопления Костромской низины комиссия рассмотрела пути возможно полного сохранения существующего сельского хозяйства в пределах рассматриваемого района и пришла к следующим выводам:

а) Осуществить намеченные проектом и согласованное с городскими организациями, мероприятия по защите города Костромы от подтопления;

б) Предусмотреть необходимое противомалярийное мероприятие по правому берегу долины реки Кострома, состоящие из планирования мелководий с доведением глубин не менее 1,0 м и крепление берега в пределах до 3,0 км от города, что в комплексе с санитарными мероприятиями позволит сохранить современное анофелогенную обстановку в районе города;

в) Из 3468 колхозных дворов, попадающих в зону затопления и подтопления подлежат переселению 2118 и остаются на местах, исходя из условий сохранения направления существующего сельского хозяйства, 1350 колхозных дворов.

Возможно к составлению на месте следующих колхозов:

«Заря коммунизма» - 239 дворов (Мисковский с/с, д. Жарки - добавлено мной, А.К.)

«Красная волна» - 287 дворов (Мисковский с/с, с. Мисково - добавлено мной, А.К.)

«Огородник» -204 двора (Шунгенский с/с- добавлено мной, А.К.)

«За 2-ю пятилетку» - 249 дворов (Шунгенский с/с- добавлено мной, А.К.)

«12 Октябрь» - 281 двор (Саметский с/с- добавлено мной, А.К.)

«Пятилетка» 90 дворов (д. Петрилово- добавлено мной, А.К.).

Переселение остальных колхозных дворов может быть частично осуществлено в порядке до приселения в колхозы района, имеющие высокую земельную обеспеченность;

г) Для обеспечения транспортной связи между остающими колхозами в пределах Поволжской полосы и с Областным центром предусмотреть строительство дорог и дамб с мостовыми переходами и дамбами через затопляемые территории;

д) Для компенсации потерь сенокосных угодий в целях поддержания и развития племенного животноводства изыскать все возможности для мелиорации новых территорий в пределах области, для чего предусмотреть необходимые затраты. Размеры площадей для мелиорации установить по выявлении возможностей до приселения в районе. Особое значение имеет обеспечение сенокосными угодьями совхоза Караваево которые определяются потребностью сена в количестве 800 тонн, что соответствует площади сенокосов 400-500 га.

3. Из рассмотренных вариантов защитных мероприятий наиболее отвечает предъявленным требованиям и по сумме общих показателей может быть рекомендован к рассмотрению вариант 9, который позволяет:

а) Сохранить основные сенокосные угодия совхоза Караваево, а так же частично угодия для наиболее густо населенной восточной части Приволжской полосы;

б) Сохранить от подтопления заречную часть города, а так же Кирпичный и Судомеханический заводы;

в) Облегчить условия строительства дамб, проходящих в основном по высоким отметкам и в обжитом районе, где для их постройки может быть привлечено и население из защищаемых селений;

г) Существенно облегчить задачу противомалярийных мероприятий по городу.

4. Стоимость защитных мероприятий по Костромскому участку варианта 9, за вычетом возвратных сумм, составляет 71 млн. руб., что на 32 млн. руб. дороже защищаемых объектов.

5. Осуществление защитных мероприятий по второму участку (против селения Саметь) вариант 9 имеет большое значение для наиболее развитых животноводческих колхозов области. Однако ввиду высокой стоимости защитных мероприятий на этом участке, их реализация возможна лишь при трудовом участии населения.

6. Ввиду большого объема и сложности работ, связанных с подготовкой к затоплению и проведению защитных мероприятий комиссия считает необходимым в ближайшее время создания при Облисполкоме специальной группы для подготовки последующего осуществления этих работ. Разработку плана переселения и внутрихозяйственного переустройства является целесообразным провести Костромскому Облисполкому.

Председатель комиссии: Вознесенский

Члены комиссии:

Лифанов

Моисеев

Соловьев

Владимирский

Маров

Таким образом, проектировщики предлагали 10 вариантов защиты Костромской низменности от затопления. У нас нет списка этих вариантов, но логично предположить, что поскольку 2 вариант – это полная защита всей низменности дамбами обвалования, то вариант 1 – просто затопление без всякой защиты. Почему он тоже может быть в числе вариантов? Да потому, что надо знать стоимость каждого из них и иметь возможность сравнивать их с вариантом без защиты, который в этом случае выполняет роль базового, роль нулевого уровня. Из особого мнения эксперта И.А. Лифанова, приложенного к протоколу заседания комиссии по вопросам затопления Костромской низины водохранилищем Горьковской гидроэлектростанции от 1-5 июня 1950 года, следует, что варианты 5 и 6 основаны на использовании затопляемых дамб. Никаких данных о 3, 4, 7 и 8 вариантах мы не имеем. В главе IV «Защитные мероприятия в зоне Горьковского водохранилища» Сводной записки [10] окончательным признается 10-ый вариант, полностью включающий 9-ый и являющийся компромиссом между 9-ым и 2-ым. Кроме того, 10-й вариант отличается от 9-го тем, что включает и мероприятия по защите Некрасовского района Ярославской области. Видимо поэтому в протоколе комиссии от 1-5 июня 1950 г., с участием представителей Костромского облисполкома, собиравшейся в Костроме, речь идет только о 9-ом варианте. Это логично и корректно, поскольку на заседании комиссии в Костроме обсуждались только проблемы Костромской области. Потому комиссия и ограничивалась 9-ым вариантом, не выходящим за областные границы, чтобы не затрагивать проблемы Ярославской области, включенные уже в 10 вариант. Мероприятия по Ярославской области, вошедшие в 10-й вариант, вероятно обсуждались в Ярославском облисполкоме, однако я не имею никаких подтверждающих это документов.

В протоколе от 1-5 июня 1950 года вызывает вопросы одно обстоятельство.

Члены комиссии от Костромского Облисполкома, как представители местной власти, были прекрасно осведомлены о состоянии и расположении каждого колхоза на уходящей под затопление территории. Однако в списке остающихся на своих местах колхозов нет абсолютно сухопутных колхозов «Власть труда» и «Верный путь» относящихся к расположенному в глубине защищаемой дамбами территории Губачевскому сельсовету. При этом колхозы Мисковского сельсовета «Заря коммунизма» и «Красная волна», расположенные в северной части затопляемой территории в этом протоколе значатся как остающиеся на своих местах. Как мы знаем, при затоплении Костромской низины полностью были закрыты два сельсовета, Мисковский и Губачевский, всё население их было переселено, а населенные пункты ликвидированы. И если переселение Мисковского, хоть и с оговорками, но может быть объяснено тем, что он действительно был расположен в самом центре затопления и оказался на островах, то ликвидация Губачевского никак не связана с затоплением, которым она только прикрывалась. Скорее всего, причиной его уничтожения стали конкурентные отношения с соседними хозяйствами в условиях дефицита земли в Приволжской полосе, на что указывают Л.П. Пискунов [7] и В. Шпанченко [14].

Необычным для того времени всеобщего единогласия фактом было особое мнение представителя Министерства Электростанций И.А. Лифанова. Оно было представлено автором через два дня после заседания комиссии, 7 июня 1950 года, но, тем не менее, поскольку в архив оно попало как часть протокола комиссии, значит оно было принято и в какой-то мере учтено. Напоминаю – это 1950 год. Еще жив и здоров Иосиф Виссарионович, у власти всесильный Л.П. Берия. Чтобы высказывать свое мнение наперекор всем, в то время надо было иметь немалое мужество. И, тем не менее, И.А. Лифанов, бывший крупным специалистом-гидростроителем, автором книг и учебников по своей специальности, не побоялся этого сделать. Его особое мнение, даже если он в чем-то и оказался неправ, заслуживает того, чтобы быть опубликованным полностью. Помимо того, что этот документ подтверждает принципиальность и твердость автора в отстаивании своих взглядов, он еще свидетельствует о спорах и расхождениях мнений у членов комиссии.

А споры, надо полагать, были весьма горячими, что отражает проскальзывающая иногда у И.А. Лифанова эмоциональная окрашенность, в общем-то сухих строк этого документа. Привожу его полностью, поскольку он без сомнения имеет историческую ценность [15]:

ОСОБОЕ МНЕНИЕ
к протоколу от 1-5 июня 1950 года Комиссии по вопросам мероприятий, связанных с затоплением Костромской низины водохранилищем Горьковской электростанции

Затопляемые земли низины занимают 0,65% общей площади Костромской области, а валовой доход колхозов с них, полученный в 1949 году составляет 12,7% от валового дохода колхозов области. Из этого видно, что мы имеем здесь дело с исключительно высококачественными перегнойными почвами и другими благоприятными условиями.

Население этого края охотно поселялось здесь значительно плотнее, несмотря на то, что жизнь на территории низины связана с большим риском. Риск состоял в том, что весной во время половодья население терпело некоторый материальный ущерб, хотя в главном, а именно на землях получалось положительное воздействие. Следовательно, население исстари привыкло к паводковому затоплению и приспособилось к встрече его ежегодно.

Здесь созданы образцовые социалистического типа хозяйства (колхозы), которые перекрыли мировые рекорды по целому ряду показателей (крупный рогатый скот, семеноводство и др.).

Основная масса населенных пунктов находится выше горизонтали затопления и перенос их встретит со стороны населения необычно большие трудности.

Поэтому в пределах Костромской низины следует стремиться к минимальному переносу строений и населенных пунктов (эта возможность теперь появляется за счет применения ДДТ), применив компенсацию сенокосных земель.

Освоение лесных участков под сенокосы не даст нужного эффекта, т.к. под лесами сейчас находятся песчаные и подзолистые малоплодородные земли. Освоение не больших массивов болот, из-за отсутствия поблизости таковых, невозможно.

Потому исключительно важным для народного хозяйства является здесь сохранение существующих луговых земель, отличающихся высоким плодородием с почвами, представляющими собой «живой организм».

Из сказанного следует, что единственно правильным мероприятием, связанным с созданием Горьковского водохранилища с НПГ = 84 м, является защита низины с помощью затопляемых дамб.

Такое обвалование потребует соединения дамбами высоких прибрежных грив и устройства сравнительно небольших насосных станций. Объемы работ во всех вариантах защиты непомерно раздуты, например во всех вариантах принят сплошной дренаж (например в первых трех вариантах), длиною до сотни километров и глубиною в среднем 6 метров. Длина дренажа, при наличии естественного дренирования должна уменьшиться в 2-3 раза, а глубина до 1-2 м. Отсюда и указанный в протоколе объем земляных работ (в варианте II 19,3 млн. куб. м) будет уменьшен по крайней мере в два раза. Отсюда и стоимость его составит не «около 400 млн.руб» (кстати сказать, капвложения потребуются не 374 млн. руб., как указано в проектном задании, а 299 млн. руб), а в два раза меньше. Тем более заметным будет уменьшение стоимости защиты затопляемыми дамбами обвалования.

Если пятый вариант требует капвложений по проектному заданию 174,4 млн. руб., а шестой 147,6 млн. руб., при уменьшении глубины дренажных каналов, их длины и использованию естественных грив, это составит около 100 млн. руб. Тогда как переселение будет обходиться даже с уменьшением численности переносимых дворов в 200-230 млн. руб., которое повлечет за собой еще неучтенные в проекте расходы по другим Министерствам на восстановление предприятий и колхозов. Защита по рассмотренному комиссией IX варианту имеет существенные недостатки. При осуществлении его нельзя сохранить на прежних местах большую часть колхозов и незатопляемых населенных пунктов. А к этому надо стремиться, т.к. сохранение кормовой базы лучшей в мире породы крупного рогатого скота, является задачей, которую необходимо и возможно разрешить. Девятый же вариант защиты низины, требующий капвложений значительно больше, чем стоимость мероприятий без защиты (21 млн. руб.), рекомендовать считаю нецелесообразным, т.к. пятый и шестой варианты защиты с затопляемыми дамбами в 2-3 раза дешевле, сохраняют основные массивы земель и не повлекут массового переселения. Если же внести в них указанные выше исправления они будут обходиться значительно дешевле, а отсюда и дешевле рекомендованных 9-го варианта защиты и затопления низины.

Применением затопляемых дамб обвалования мы не только съэкономим около 100 млн. руб., но и получим бесплатно в пользу сельского хозяйства десятки тысяч гектар плодороднейших земель.

Эксплоатация же этих земель будет дорого обходиться в некоторые годы с обильными весенними паводками. При паводках же 50 и более процентах обеспеченности она будет обходиться очень недорого.

И.А.Лифанов 7.VI. 1950 года.

Одной из причин, приведших к серьезных ошибкам в окончательных решениях, было то, что и комиссия и Министерство находились в плену заблуждения, связанного с уровнем затопления в половодье, установленном проектировщиками. Режим паводковых горизонтов, зафиксированный в §2 сводной записки «Показатели затопления» указан на уровне 88,25-86,6 м [9], при меженном 84 м. При таком уровне паводка действительно затапливаются, хотя и временно, огромные территории, кроме того, он требует высокого уровня незатопляемых дамб обвалования. В этом случае И.А. Лифанов совершенно прав, настаивая на защите Костромской низины переливными, заливаемыми дамбами. Но как мы сейчас знаем, уровень Горьковского водохранилища колеблется в гораздо меньших пределах, а форсированный подпорный уровень (ФПУ), как верхний предел его наполнения при самых экстремальных условиях, установлен на отметке 85,5 м. То есть это та отметка, за которую водохранилище перейти не может, а если переходит, то это уже ситуация катастрофическая. Водохранилища Волжского каскада работают таким образом, что не только никогда не достигается ФНУ, но и НПУ если и превышается, то редко, не намного и не надолго. В настоящее время Горьковское водохранилище испытывает весьма слабые колебания уровня, практически не превышая НПУ (84,0 м), а при сработке вода почти никогда не опускается ниже 82 отметки. Вот в этих пределах и колеблется уровень водохранилища. Его реальный режим отражает несколько сокращенная таблица из книги «Гидрометеорологический режим озер и водохранилищ СССР. Водохранилища Верхней Волги» [16]. Я сократил раскладку уровней по месяцам, оставив лишь пределы их колебаний и средний уровень за год. По данным этой таблицы, среднегодовой уровень никогда не превышает 84 отметку, хотя в отдельные месяцы НПУ иногда превышался, но на величину не более 10 см. То же самое можно сказать и про наиболее низкие отметки, из которых лишь три среднемесячные отметки за 15 лет опускались ниже 82 м. Но это относится не к меженному периоду, а ко времени максимального сброса, когда в верхний участок Горьковского еще не поступает вода из Рыбинского водохранилища.

Таблица 1

Средневзвешенные уровни Горьковского водохранилища

Год

Колебания по месяцам

Среднее за год

1957

81,40-83,87

82,94

1958

82,04-84,00

83,51

1959

82,49-84,10

83,68

1960

81,80-84,09

83,52

1961

82,40-84,17

83,71

1962

82,57-84,00

83,63

1963

82,42-84,03

83,58

1964

81,89-84,01

83,49

1965

82,30-84,00

83,57

1966

82,71-84,03

83,76

1967

82,44-84,05

83,61

1968

82,37-84,12

83,64

1969

82,43-84,12

83,66

1970

82,51-84,23

83,69

1971

82,50-84,06

83,67

1972

82,65-84,08

83,69

Почему же в Сводной записке установлен паводковый уровень 88,25-86,6 м? Здесь налицо явная ошибка, скорее всего из-за недооценки причин высоких паводков в Костромской низине, зависящих не столько от поступающей по притокам воды, сколько от высокого уровня Волги, как водяной плотины, препятствующей стоку воды с водосбора реки Костромы и вливающей свои воды в низину. То есть эти уровня были взяты с водомерных постов того времени, до строительства гидроузла и без корректировки перенесены на режим будущего водохранилища. Но поскольку зарегулированная Волга, с фиксированным уровнем 83±1 м уже не может быть плотиной для воды, поступающей по притокам, то и уровень воды в чаше Костромской низины не будет экстремально высоким. К сожалению, на самом Костромском разливе в настоящее время нет водомерных постов, хотя раньше был гидрометеопост «Идоломская дамба», открытый 27.10.1957 г. По состоянию на 01.01.1973 года он еще числился действующим, был включен в список гидрометеопостов по Горьковскому водохранилищу [16]. Когда он был закрыт неизвестно, также как не удалось найти полученные по этому посту данные.

По данным ближайшего действующего и в наше время водомерного поста в д. Исады, мы видим следующую картину:


Рис. 1. Уровень воды в реке Костроме у д. Исады [17].

На графике представлены данные по уровню с середины марта до конца сентября по трем годам: 2015, 2016 и 2018 гг., (данные за 2017 г. почему-то отсутствуют), средний уровень за эти годы и пределы колебаний минимальных и максимальных уровней в виде серой полосы. Водомерный пост в Исадах расположен на русловом участке реки Костромы в 13 км выше места ее впадения в Костромской разлив. Нулевая отметка этого гидрометеопоста установлена на уровне 79,0 м. То есть данные по оси ординат в левой части графика – это уровни над нулем поста, выраженные в см. Для того, чтобы определить текущий уровень по Балтийской системе, т.е. над уровнем Балтийского моря, следует прибавить эти данные, выраженные в метрах к 79,0. Пиковые уровни, связанные с прохождением по руслу полой воды во все годы приходятся на период с начала апреля по середину мая. В это время вода в русле Костромки у Исад на очень короткий период поднимается до 87,26 м, в среднем до 85,93 м. Но не следует забывать, что этот водяной вал идет в узких границах речного русла, зажатого в берегах с отметками 87,8-88,3. Выйдя на широкий простор Костромского разлива, полая вода растекается по нему и ее уровень падает, приближаясь к средним показателям для всего Горьковского водохранилища, близких в 84 м. Я допускаю, что весной, в период половодья, уровень в районе Жарков и Мисково может на короткое время достигать 85 отметки, но к Саметской промоине и Сезёме он все равно снизится до стандартных 84 м. Такой перекос зеркала водоема вполне возможен за счет поступающих полых вод, хотя это никак не 86 и тем более не 88 м.

Таким образом, режим Горьковского водохранилища, по данным Русгидро [18], укладывается в 3 главных показателя:

- форсированный подпорный уровень, максимальная технически возможная отметка наполнения водохранилища (ФПУ) - 85,5 м;

- нормальный подпорный уровень, отметка полного наполнения водохранилища в обычных условиях (НПУ) – 84,0 м;

- уровень мертвого объема, отметка предельной сработки водохранилища (УМО) - 81 м.

Но проектировщики и комиссия, ориентируясь на указанный в сводной записке паводковый уровень 88,25 - 86,6 м, вынуждены были принимать неверные решения, в том числе и по переносу населенных пунктов, которые спокойно могли бы существовать в условиях современного режима водохранилища.

Так, все выселенные населенные пункты на Костромском разливе имеют отметки выше ФПУ 85,5 м. Судите сами: высотная отметка Мисково - 86,3; Жарки - 86,5; Куниково - 86,3; Ведерки - 86,2; а Вёжи - 89,1 м! То есть все они находятся примерно на метр выше той отметки, до которой вода не дойдет ни при каких условиях и на 2 и более метров выше НПУ! Колебания уровня Горьковского водохранилища невелики, это не Рыбинское, где вода может снизиться аж на четыре метра, обнажив огромные площади мелководий. Как мы выяснили, уровень Горьковского водохранилища колеблется в пределах 83±1 м и лишь в самом верхнем участке Костромского разлива, в районе устья Мезы может в период половодья кратковременно достигать 85 отметки.

Все, кто бывал на Костромском разливе, прекрасно знают, что Жарковский остров с отметками 86 и более метров никогда не затапливается. Да и подтопление, то есть высокий уровень грунтовых вод, никак отрицательно на нем не сказывается. Здесь прекрасно себя чувствует и буйно разрастается и луговая и древесная растительность. Росли бы там и огородные культуры и картофель, да и зерновые, такие как овес и ячмень чувствовали бы себя совсем неплохо. Сумевшие остаться в своем доме жительницы с. Мисково (Денисова Д.А. и Денисова Е.П.) жили там до 1975 года, имели огород, сажали картошку и другие овощи, содержали поросенка, т.е. обеспечивали свое существование [19]. И если такие деревни, как Вёжи, Ведерки и Куниково оказались на относительно небольших островах, удаленных от материка, поэтому их переселение было неизбежным, то Жарки и Мисково располагались на островах крупных, да к тому же отделенных от материка лишь руслом реки Глушицы (Криуши). При этом и Мисково и Жарки были большими населенными пунктами, с каменными двухэтажными домами. [19]. В селе Мисково было примерно 500 дворов, а в деревне Жарки 250-280 дворов [7].

На опубликованных в сети фотографиях улицы этих деревень выглядят совсем как городские, так что назвать их деревнями даже язык не поворачивается. Да Мисково деревней и не было, ибо уже на Плане генерального межевания 1790 года оно называется селом.


Рис. 2. На улице деревни Жарки [19].

Ну и что с того, что остались бы они на островах, ведь площадь того же Жарковского острова составляет не менее 1500 га, что вполне достаточно для ведения там сельского хозяйства, а переправиться через Глушицу и даже построить через нее мост не такое уж сложное дело. Да в конце концов существуют же города на островах – Санкт-Петербург, Венеция, Мале на Мальдивах, Линдау в Германии, Несбер в Болгарии, Трогир в Хорватии и множество других островных городов и населенных пунктов. Могла бы и у нас быть своя Венеция. Но не сложилось. Завышенные уровни предполагаемых паводков сыграли роковую роль в судьбе этих населенных пунктов и их жителей.

На сайте Костромского архива [20] в открытом доступе есть еще один документ, также, надо полагать, основанный на протоколе комиссии от 1-5 июня 1950 года. Это решение Облисполкома №75, к сожалению, без указания даты. В отличие от протокола комиссии, фиксирующего мнение специалистов, это уже решение местного органа исполнительной власти, обязательное к исполнению. После его принятия на территории низменности и начались работы по подготовке ложа будущего водоема (вырубка лесов, ликвидация населенных пунктов, эвакуация населения). Именно это решение местной власти было пусковым моментом всех дальнейших преобразований природы на Костромской части низины.

№75

О мероприятиях по защите Костромской низины от затопления водохранилищем горьковгэсстроя

Рассмотрев представленные трестом «Гидроэнергопроект» Министерства электростанций материалы по ущербу от затопления Костромской низины и проекты инженерных мероприятий по ее защите от затопления Исполком Облсовета РЕШИЛ:

1. Считать IX вариант инженерной защиты южной части Костромской низины от затопления целесообразным:

а) сохраняющим часть сенокосных угодий совхоза Караваево и колхозов Заречной зоны, имеющих скот Костромской породы;

б) сохраняющим от затопления и подтопления заречную часть города, кирпично-черепичный и судоремонтный заводы;

в) облегчающим строительство защитных дамб и

г) существенно улучшающим анфологенную обстановку города.

2. При осуществлении инженерной защиты Костромской низины по IX варианту считать возможным оставить на защищаемой территории и Саметском острове следующие колхозы: «За вторую пятилетку» 249 хозяйств, «Огородник» - 204 хозяйства, «12 Окрябрь» - 281 хозяйство и «Пятилетка» - 361 хозяйство. Все остальные 18 колхозов, как не обеспечиваемые после затопления низины землей, подлежат переселению в порядке доприселения в существующие многоземельные колхозы Костромского района.

3. Просить Совет Министров Союза ССР:

а) решить вопрос инженерной защиты Костромской низины по IX варианту, разработанному трестом «Гидроэнергопроект»

б) включить в план защитных мероприятий низины устойство дорожной связи между Саметским островом и защищаемой территорией и моста на р. Костроме для связи населения Заречной части города Костромы, оставляемых заводов и колхозов с городом;

в) все работы по защитным мероприятиям низины возложить на Горьковгэсстрой.

Как видим, по сравнению с протоколом комиссии от 1-5 июня 1950 г. из списка остающихся исчезают Жарковский и Мисковский колхозы. Определены остающиеся колхозы и населенные пункты, а все остальные 18 колхозов подлежат переселению. Начинается эвакуация населения и вырубка лесов. В Спасе и Ведерках размещаются рабочие по оргнабору. Они начали пилить вековые дубравы. Зазвенели пилы, застучали топоры. На этих работах были заняты сотни людей [14].

Генеральным проектировщиком защитных сооружений Костромской низины был ВГПИ «Гидроэнергопроект», г. Москва. Поскольку проектную документацию он подготовил полностью только в 1952 году, то все технические работы по выполнению проекта могли начаться лишь с этого времени. Генеральным подрядчиком строительных работ было СМУ «Костромагидрострой», управления «Горьковгэсстрой» [21].  

Грунт для отсыпки дамбы Нагорного канала возили на самосвалах. А вот Идоломская и Приволжская дамбы строились в основном методом намыва земснарядами. Л.П. Пискунов [7] сообщает о работе 6-8 земснарядов, первый из которых вошел в озеро Великое в 1953 году. Но похоже земснарядов было только два и работать они начали в 1954 году. На сайте Костромского архива [20], среди других документов, связанных с затоплением Костромской низины имеется письмо начальника Главгидроэнергостроя Р. Носова заместителю Председателя Костромского облисполкома А.В. Симонову от 14 августа 1954 года, в котором говорится о прибытии первого земснаряда 300-40 и скором прибытии второго:

Заместителю председателя Костромского исполкома Облсовета тов. Симонову А.В.

14.08.1954 г. № 06-01101

По Вашему письму от 14 июля 1954 г. № 1709 о строительстве защитных сооружений на территории Костромской низины Главгидроэнергострой сообщает.

На 1 июля 1954 г. из зоны затопления Горьковской ГЭС переселено 74,4% населения, перенесено 83,1% строений отдельных граждан и 75,7% строений колхозов. Отстает выполнение работ по выносу строений государственных кооперативных и общественных организаций и по защите городов.

Главгидроэнергостроем приняты меры, предусматривающие форсирование работ по сооружению защитных дамб Костромской низины.

По всей трассе Костромской дамбы до р. Узокса организовано энергоснабжение. Первый земснаряд 300-40 приступил к намыву. Второй земснаряд отправлен из Саратова 5 августа 1954 г. и по прибытии на место вступит в работу.

Главгидроэнергостроем принимаются меры по усилению Костромагидростроя инженерно-техничесими работниками, механизмами и автотранспортом.

Начальник Главгидроэнергостроя В. Носов


Рис. 3. Вот так выглядел земснаряд 300-40 [22].

Рис. 4. А вот так он работал, намывая дамбы.

С помощью двух упорных свай он фиксировался на месте, фреза-рыхлитель разрыхляла грунт, насос засасывал его вместе с водой и по трубам пульповода гнал в нужное место. Там эта взвесь выливалась, вода уходила, а грунт постепенно накапливался, образуя тело дамбы [23].

В результате работы земснарядов и возникли карьеры за озером Каменник и к западу от озера Турово. Такие же карьеры, скрытые сейчас водами Костромского разлива находятся и в районе озер Великое, Идоломское, Детково, вероятно и по затопленной реке Идоломке. То есть забор грунта осуществлялся из тех водоемов, которые были ближе всего расположены к линии будущих дамб, чтобы не прокладывать слишком длинных пульповодов. Судя по письму начальника Главгидроэнергостроя В. Носова, намыв дамб земснарядами производился в 1953-1955 гг.

А в это время под Городцом вовсю шло строительство Горьковского гидроузла. 22 января 1953 года началась укладка бетона в здание ГЭС, в том же году было начато сооружение шлюзов. 12 августа 1955 года был затоплен котлован водосливной плотины и здания ГЭС — строительная готовность этих сооружений была признана достаточной для пропуска через них стока Волги. 24 августа 1955 года состоялось перекрытие русла Волги, осуществлённое за 10 часов путём отсыпки грузовиками в воду со специально наведённого понтонного моста крупных камней и специальных железобетонных блоков. Началось заполнение Горьковского водохранилища, отметка уровня которого 25 октября 1955 года достигла 75 м. 2 ноября 1955 года был пущен первый гидроагрегат ГЭС, в декабре того же года были пущены ещё три гидроагрегата, оставшиеся четыре гидроагрегата были введены в эксплуатацию в декабре 1956 года (последний, восьмой гидроагрегат был пущен 25 декабря) [24].

В Костромской низменности дамбы и нагорный канал были готовы к сентябрю 1956 года, когда уже вовсю шло наполнение водохранилища. Тогда же, 14 сентября, состоялся последний этап – перекрытие русла реки Кострому в районе п. Прибрежный.


Рис. 5. Перекрытие реки Костромы 14 сентября 1956 года [25].

К лету следующего, 1957 года наполнение водохранилища было завершено и оно вышло на нормальный подпорный уровень. Весной этого года вода достигла подножия дамб, затопив их пологие, обращенные к разливу откосы и остановилась на отметке 84 м. Датой выхода Горьковского водохранилища на проектную отметку считается 29 июля этого года, хотя в разных его частях она может несколько отличаться. Вероятно, Костромской разлив достиг этого уровня немного позднее, поскольку волжская вода не могла быстро заполнить его чашу. А в отшнурованных руслах Костромки и Узоксы с этого момента прекратилось течение и они превратились в длинные слабопроточные пруды, небольшой ток воды в которых обеспечивали только насосы станции перекачки. Навсегда прекратился поемный режим для лугов и озер, отныне уровень воды во всех водоемах польдера установился в узком диапазоне 77,5-79,0 м.

Костромской польдер

Так возник Костромской польдер – обвалованная дамбами территория, расположенная ниже уровня Костромского разлива на 4-6 м, площадью 160,7 км2. Расположена она между городом Костромой, поселком Прибрежный, селами Спас, Саметь и Шунга. С северной и восточной стороны её охватывает Идоломская дамба, протяженностью 23,3 км, максимальной высотой 17,8 м, начинающаяся от п. Прибрежный и идущая через Спас до Самети. Проектная ширина гребня дамбы 6 м. В её состав также входит 2 глухие земляные плотины. Плотина №2 перекрывает реку Кострому в северной части отшнурованного русла, у п. Прибрежный. Вторая плотина в составе этой дамбы – это плотина №3, перекрывающая Узоксу неподалеку от северо-западного угла озера Каменник, где дамба поворачивает на юго-запад.

Далее, вдоль Волги, от Самети к Ипатьевскому монастырю идет Приволжская дамба, длиной 17,85 км. Ее максимальная высота 15,4 м, ширина гребня 4,5 м, отметка гребня, т.е. абсолютная высота над уровнем Балтийского моря - 88,9 м. В состав этой дамбы входят две глухие земляные плотины, перекрывающие русла рек. Плотина №1 перекрывает русло реки Костромы неподалеку от ее устья при впадении в Волгу, в 1,2 км выше Ипатьевского монастыря. Плотина №4 перекрывает речку Игуменку в 300 м ниже Ипатьевского монастыря. Плотины являются частями дамбы, от которой они ничем практически не отличаются.

Вся эта местность плавно поднимается к востоку, образуя восточный борт Костромской низменности примерно по линии дороги Кострома-Сандогора. Поэтому с той стороны необходимости в высоких дамбах не было. Но оттуда текли реки, составляющие водосборный бассейн Борисова озера: Тесновка, Мерская и Крячевка. Тесновка и Мерская, сливаясь образовывали реку Якша, впадавшую в северо-восточный угол Борисова озера, а Крячевка, текущая от с. Апраксино, впадала в юго-западный угол того же озера. Все эти реки, так же как и более мелкие водотоки, текущие с бортов низины, были перехвачены Нагорным каналом, вдоль которого была устроена дамба Нагорного канала, длиной 12,2 км, средней высотой 2,5 м.

При этом водосбор Борисова озера существенно сокращался, но не исчезал полностью, на что видимо рассчитывали гидросторители, спуская воду из котловины озера в Костромку. Для спуска озера от его западного края, сначала по руслу Мусы, а затем напрямую, была прорыта Борисовская канава. До ее строительства вода из Борисова озера уходила по протоке Муса в озеро Волоцкое, а из него по речке Рыстань в Костромку. В высокие паводки воды из озера уходили в Костромку еще и по протоке Борисовка, уровень русла которой был несколько выше меженного уровня озера Борисова, поэтому в межень она, так же как и сейчас, представляла собой сухое русло.

Основной водосборного бассейна этой территории стало непроточное, зажатое между двумя плотинами, русло реки Костромы, протяженностью 27 км, которое делит территорию польдера на две примерно равные части. Восточную часть (левобережную, если ориентироваться по направлению течения Костромки), составляет водосборный бассейн Борисова озера. Как уже было сказано, большая часть водосбора озера отрезана от него Нагорным каналом. Если ранее Тесновка и Мерская, сливаясь образовывали Якшу, впадавшую в северо-восточный угол Борисова озера, то теперь русла Тесновки и Якши превращены в канавы, а остаток Мерской вообще теряется в системе закрытой дренажной сети, проложенной между лесным массивом Бор и Нагорным каналом в 1984 году.

Тем не менее, закрытый и открытый дренаж, вместе с текущей от Апраксино Крячевкой, дают озеру достаточно воды, наполняя его котловину весной примерно до половины прошлого объема. Эта вода в основном сбрасывается по Борисовской канаве, проложенной от протоки Муса к руслу Костромки.

Основной водоток западной, правобережной части польдера – протока Узокса, соединявшая в прошлом озеро Великое и озеро Каменник с рекой Костромой. Если озеро Великое осталось за дамбой и ныне затоплено Костромским разливом, то вся система водосбора Каменника сохранилась. Вода здесь по сети дренажных канав собирается в котловины небольших озер, соединенные протоками с Каменником. А из него, через протоку Новая Каменка поступает в Узоксу, по которой идет в Костромку. Раньше именно через Узоксу проходили воды Вопши, Касти и Соти, а также всех связанных с ними озер в реку Кострому. Это были очень большие объемы воды. Именно поэтому Узокса на всем протяжении имеет значительную глубину, а по ширине мало уступает Костромке.

Комплекс защитных сооружений Костромской низины Костромской области предназначен для защиты от затопления и подтопления части низины водами Горьковского водохранилища. Все сооружения являются федеральной государственной собственностью и находятся в оперативном управлении федерального государственного учреждения «Защитные сооружения Костромской низины» (ФГУ «ЗСКН»). При подготовке этого материала использована информация с официального сайта этого учреждения [26], на котором также можно найти данные по уровню воды в отшнурованном русле реки Костромы, и по истории защищаемой территории. Здесь же имеется онлайн-карта защитных сооружений Костромской низины, которая позволяет в общих чертах понять расположение защитных сооружений и объектов.


Рис. 6. Схема защитных сооружений Костромской низины [27].

В устьевом участке реки Костромы, у плотины №1, находится насосная станция перекачки с водозабором, оборудованным рыбозащитными сооружениями и водовыпускное сооружение с отводящим каналом. Насосная станция ежегодно откачивает более 30 млн. м3 воды.

Некрасовская пойма

Защита Ярославского участка низменности была предусмотрена 10-ым вариантом. Ярославский польдер располагается в Некрасовском районе Ярославской области, а потому и получил название Некрасовской поймы. Изначально по 10-му варианту на Ярославском участке планировалось 3 станции перекачки, но затем было установлено две, одна на Келноти, а другая на Рыбинке.

От Горьковского водохранилища со стороны Волги территория Некрасовской поймы отделена Приволжской дамбой, с шириной гребня 6 м. Эта дамба идет вдоль Волги от Веретево через Красный Профинтерн, Овсяники, Рыбницы до д. Климатино, пересекая реки Келноть и Рыбинку. Поскольку значительная часть этой территории находится ниже НПУ водохранилища, то через тело дамбы идет постоянная фильтрация грунтовых вод. Кроме того, в весенний и летний периоды к ним добавляются талые и дождевые воды. Поэтому на Келноти и Рыбинке стоят две насосные станции, перекачивающие воду из этих водотоков в Волгу.

Если по Костромскому польдеру и защитным сооружениям Костромской низменности имеется полная и объективная информация на сайте ФГУ «ЗСКН» [26], то найти хоть какую-то информацию по Ярославскому польдеру оказалось очень непросто. Предельно краткую информацию о Некрасовской пойме удалось найти на сайте Минсельхоза России [28]: Комплекс гидротехнических защитных сооружений зоны инженерной защиты территории Костромской низины в Некрасовском районе Ярославской области введен в эксплуатацию в 1960 году. В состав комплекса входят 2 польдерные насосные станции, 3 плотины, 46 км защитных дамб и более 50 км открытых каналов. Он обеспечивает защиту от подтопления водами Горьковского водохранилища территорию площадью 19,5 тыс. га, на которой расположено 40 населенных пунктов с населением более 5 тыс. человек. Отвод паводковых и дождевых вод из водных объектов зоны защиты осуществляется польдерными насосными станциями на реках Рыбинка и Келноть.

Этих скудных данных было совершенно недостаточно, чтобы понять, как все же организована гидрологическая система этой территории. В отличие от Костромского польдера, здесь построены две насосные станции. Это связано с тем, в Некрасовской пойме два независимых водосборных бассейна. Один из них включает озеро Яхромбольское и связанное с ним озеро Шачебольское. С запада в Яхромбольское впадает речка Ворокша, с севера – остаток Сохмы ниже Филатова, а также система дренажных канав. Вся эта вода уходит из Яхромбольского озера по реке Рыбинке, впадавшей раньше в Волгу у Рыбницы, а ныне перекрытой земляной плотиной в составе Приволжской дамбы.

Второй бассейн стока включает озера Великое, Золотушное, Кухло, Согожское и ряд более мелких. Сток из этой системы озер, соединенных протоками, происходит по реке Келнать, также перекрытой плотиной в составе Приволжской дамбы. Эти два бассейна отделены друг от друга слабо выраженной водораздельной грядой с высотами 85-84 м, по линии проселочной дороги Хребтово – Бор – Липовицы.

Понять структуру этой территории мне помогло то, что в 2000 году я достаточно подробно обследовал здесь все крупные озера: Великое, Яхромбольское, Согожское, Искробольское, Кухло, Золотушное, а также обводненные карьеры Моделовского торфопредприятия, так называемое «озеро Костромские разливы». Большая часть озер обследовалась с берега, но на некоторых, включая торфокарьеры, мы спускали лодку и объезжали их по периметру. Кроме того, удалось осмотреть дамбы, включая ту, что перекрывает реку Сохму у д. Филатово и бывшую дамбу узкоколейной железной дороги, идущую вдоль южной части Моделовского торфомассива. В результате этих обследований и анализа топографических карт, удалось выяснить особенности гидрологии этой территории.

С целью уменьшения количества поступающей в Некрасовскую пойму воды, с севера сток перекрыт тремя отдельными дамбами. Первая из них запруживает реку Сохму у деревни Филатово. Если ранее Сохма впадала в Яхромбольское озеро, то при создании польдера ниже деревни Филатово ее перекрыли двухкилометровой дамбой, превратив речное русло на этом участке в узкий длинный пруд. Поступающая по Сохме вода отводится в карьеры Моделовского торфомассива по прямому каналу, прокопанному от ее русла в километре выше д. Филатово на северо-восток. Именно воды Сохмы обводнили эти выработанные торфокарьеры, превратив их в мелководный пруд с торфянистым дном, а отделяющие их от Некрасовской поймы дамбы поддерживают необходимый уровень воды на отметке около 86,0 м. Сток воды из этого водоема сейчас происходит лишь на север, в долину Ухтанки и Саводранки и далее в Вопшу. Такая система, надо полагать, была создана в связи с тем, что Моделовский торфомассив, как и все верховые болота, занимал водораздельное положение между реками Ухтомка, Саводранка с севера, Сохма с запада и расположенными к югу от него озерами. Если ранее сток из Моделовского болота проходил не только на север, в долину Вопши и ее притоков, но и на юг, через мелкие ручьи и протоки в озера Шачебольское, Золотушное и Великое, то теперь южное направление стока перекрывают дамбы, одновременно поддерживая уровень воды в этом искусственном водоеме.

Самый большой водоем из системы обводненных карьеров Моделовского торфомассива, имеющий на картах название «Костромские разливы» с севера и северо-запада огибает еще одна дамба. Но она не сдерживает сток, так как имеет разрывы, хорошо видные на спутниковых картах Яндекса. Возможно, это дамба бывшего массопровода, по которому насосами гнали торфяную пульпу за 40 км в сторону Ярославля.


Рис. 7. Схема защитных сооружений Некрасовской поймы. Пунктирной красной линией обозначена примерная граница польдера.

Третий участок дамбы, длиной около километра, перекрывает понижение местности (тальвег), по которому проложена пересекаемая дамбой канава у деревни Семидворы. Надо полагать, канава была проложена еще во времена работы Моделовского торфопредриятия для спуска воды из болота в южном направлении, в сторону озера Великое. А при создании польдера гидростроителям наоборот, надо было отсечь все пути поступления воды из бывшего болотного массива на территорию Некрасовской поймы, поэтому здесь и была возведена небольшая дамба, перекрывающая последний участок стока в южном направлении.

Но сток из болотных массивов с севера в сторону Некрасовской поймы все-таки имеется и идет он по речкам Филенка и Шумьянка, впадающим в Согожское озеро. Филенка вытекает из Большого болота, расположенного к северу от озера Согожское, а Шумьянка из небольшого болотного массива к северо-востоку от Согожского озера. Болото Большое, также как и Моделовское, расположено на водоразделе, но от Моделовского отделено слабо выраженной грядой, идущей на север от д. Трубниково. Гряда имеет небольшие высоты в пределах 88,2- 88,4 м, но этого достаточно, чтобы разделить торфяные массивы. Поэтому вода, наполняющая карьеры, не течет в сторону Большого болота и соответственно не может поступать в Некрасовскую пойму по речке Филенке. Занимая водораздельное положение, Большое болото имеет сток в двух направлениях, на север, в Вопшу, и на юг, по Филенке в Согожское озеро.

Уровень всех озер Некрасовской поймы существенно ниже НПУ Горьковского водохранилища: Великое – 79,6; Согожское – 79,5; Яхромбольское – 80,7; Золотушное – 81,6. А вот уровень Моделовских торфокарьеров, расположенных за пределами Некрасовской поймы на водоразделе, на 5-6 м выше и соответствует 86 горизонтали.

Поскольку торфоразработки в Моделовском болотном массиве были прекращены уже более полувека назад, найти какую-либо информацию о нем оказалось очень сложно. Вот единственное, что мне удалось обнаружить в интернете, на сайте посвященном железным дорогам [29]: Моделовский торфомассив находится в левобережной части Некрасовского района Ярославской области, к востоку от села Вятское. В 1930-1950-х годах торфомассив разрабатывался Ярославским торфопредприятием, управление которого находилось в 40 километрах от торфомассива — в левобережной части города Ярославля.

По информации от А. Мерщикова, основанной на публикациях областной прессы, на Моделовском торфомассиве существовал Моделовский участок Ярославского торфопредприятия. Торф добывался гидравлическим способом, перекачивался по массопроводу длиной около 40 километров на Ляпинские поля сушки, расположенные вблизи левобережных районов Ярославля. Массопровод заработал весной 1945 года.

Факт наличия узкоколейной железной дороги на Моделовском торфомассиве с достоверностью не выяснен. Как правило, при гидравлическом способе добычи торфа и при наличии массопровода узкоколейная железная дорога не нужна.

По неподтверждённым данным, добыча торфа на Моделовском торфомассиве велась и до 1945 года, она происходила по полному циклу (добыча, розлив, сушка, уборка). В этом случае узкоколейная железная дорога, как правило, необходима.

Узкоколейная железная дорога неоднократно упоминалась в региональных газетах. Однако нет полной уверенности, что речь идёт именно о Моделовском торфомассиве.

Добыча торфа на Моделовском торфомассиве была прекращена в 1960-е годы. Не позднее этого времени узкоколейная железная дорога (в случае, если она существовала) была полностью разобрана.

В качестве комментария могу добавить, что узкоколейная железная дорога здесь точно была и проходила она по дамбе от Минино к Липовицам, а возможно и далее, в сторону Ермаково. Подтверждает наличие здесь узкоколейки многократно цитировавшаяся Сводная записка, где на странице 43 приводятся мероприятия по Моделовскому торфопредприятию [30]:

1. Реконструкция насосной станции и водопровода.

2. Повышение полотна узкоколейной железной дороги, связывающей поселок с торфяным массивом.

3. Перенос подстанции и линии электропрередачи.

4. Подъем массопровода на длине 150 м.

5. Устойство насосной станции для осушения выработки.

Таким образом, одновременно со строительством Горьковской ГЭС, на двух участках Костромской низменности были созданы самые настоящие польдеры – территории бывшей поймы, расположенные ниже уровня водохранилища, с собственной системой дренажа и насосными станциями перекачки. Постоянство уровня грунтовых и поверхностных вод в них поддерживается искусственно, в результате периодической откачки избытков поступающей талой, дождевой и грунтовой воды. Об особенностях природы этих территорий до и после образования водохранилища я расскажу в следующих очерках.

Источники информации

1. Бурдин Е.А. Горьковский гидроузел: особенности проектирования (1946-1957гг.)// Вестник УлГТУ №2, 2011. С. 11-13.

2. Архив БИН им. В.Л. Комарова АН СССР. Ф.273. Оп.11. № 103. Итоги работы геоботанического отряда Волжско-Камской экспедиции. Т.I. Шенников А.П. Задачи и содержание работ геоботанического отряда. С.1-12.

3. Асарин А.Е. Плюсы и минусы Рыбинского гидроузла. Опыт объективной оценки //Молога. Рыбинское водохранилище / Материалы научной конференции. Рыбинск, 2003. С. 9-19.

4. Филиал РГАНТД. Ф. Р-119. Оп. 1-4. Д.11. №12.Горьковская ГЭС на Волге. Проектное задание. Защитные мероприятия в зону водохранилища. Сводная записка. Т. Iа. Глава II §1. 1950 г. С.9.

5. Филиал РГАНТД. Ф. Р-119. Оп. 1-4. Д.11. №22. Горьковская ГЭС на Волге. Проектное задание. Защитные мероприятия в зоне водохранилища. Сводная записка. Т. Iа. Глава III §1. 1950 г. С.18.

6. Архив БИН им. В.Л. Комарова АН СССР. Ф.273. Оп.11. № 108. Итоги работы геоботанического отряда Волжско-Камской экспедиции. Т.IV. Тазьба С.М. Очерк растительности Костромского и Юрьевецкого Поволжья. С.1-82.

7. Пискунов Л.П. Из истории моей родины. О прошлом деревни Вёжи под Костромой // Костромка URL:http://kostromka.ru/kostroma/land/04/piskunov/160.php

8. Филиал РГАНТД. Ф. Р-119. Оп. 1-4. Д.11. №23. Горьковская ГЭС на Волге. Проектное задание. Защитные мероприятия в зоне водохранилища. Сводная записка. Т. Iа. Глава III §1. 1950 г. С.19

9. Филиал РГАНТД. Ф. Р-119. Оп. 1-4. Д.11. №24. Горьковская ГЭС на Волге. Проектное задание. Защитные мероприятия в зоне водохранилища. Сводная записка. Т. Iа. Глава III §2. 1950 г. С.20.

10. Филиал РГАНТД. Ф. Р-119. Оп. 1-4. Д.11. №32-37. Горьковская ГЭС на Волге. Проектное задание. Защитные мероприятия в зоне водохранилища. Сводная записка. Т. Iа. Глава IV §4. 1950 г. С.29-33.

11. Инженерная защита территории от затопления // URL:https://studbooks.net/2283560/nedvizhimost/inzhenernaya_zaschita_territorii_zatopleniya

12. Филиал РГАНТД. Ф. Р-119. Оп. 1-4. Д.11. №43. Горьковская ГЭС на Волге. Решение Коллегии Министерства Электростанций о затоплениях Горьковской гидроэлектростанцией от 12 мая 1950 г. Т. Iа. Глава IV §6. 1950 г. С. 39.

13. Филиал РГАНТД. Ф. Р-119. Оп. 1-4. Д.11. №67-70. Горьковская ГЭС на Волге. Протокол по заседанию комиссии по вопросам затопления Костромской низины водохранилищем Горьковской Гидроэлектростанции, от 1-5 июня 1950 г. Т. Iа. 1950 г. С. 1-4.

14. Шпанченко В. Атлантида XX века. Костромская народная газета №17 от 2 авг. 2000 г.

15. Филиал РГАНТД. Ф. Р-119. Оп. 1-4. Д.11. № 71-73. Горьковская ГЭС на Волге. Особое мнение И.А. Лифанова к протоколу от 1-5 июня 1950 года. Т. Iа. 1950 г.

16. Гидрометеорологический режим озер и водохранилищ СССР. Водохранилища Верхней Волги / Под ред. канд. геогр. наук З. А. Викулиной и канд. техн. наук В. А. Знаменского. Ленинград: Гидрометеоиздат, 1975. - 291 с.

17. Уровень воды в реке Кострома по гидропосту в д. Исады/ URL: https://allrivers.info/gauge/kostroma-isady/

18. Изменения уровней водохранилищ ГЭС РусГидро/ URL: http://www.rushydro.ru/hydrology/informer/

19. Ухина Н.А. Воспоминания о селах Мисково и Жарки// Костромка URL:http://kostromka.ru/zontikov/nekrasov/img/zharki02.jpg

20. Государственный архив Костромской области / URL: http://kosarchive.ru/expo/place4/

21. Низина. Об учреждении. История/ URL: http://nizina44.ru/about/history  

22. Земснаряды 300-40/ URL:http://stroy-machines.ru/content/view/568/141/  

23. Гидромеханизация/ URL: http://de-ussr.ru/tehnika/kak-stroyat/voda-stroit.html

24. Нижегородская ГЭС/ URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Нижегородская_ГЭС

25. Перекрытие реки Костромы/ URL: http://nizina44.ru/files/images/history/perekrytie_r__kostromy_14_sentyabrya_1956.jpg

26. Низина / URL: https://nizina44.ru/

27. Схема комплекса защитых сооружений/ URL: https://nizina44.ru/about/shema-kompleksa-zashitnyh-sooruzhenij

28. Минсельхоз России: в Ярославской области завершена откачка воды из зоны инженерной защиты/ URL: http://old.mcx.ru/news/news/show/17918.htm

29. Узкоколейные железные дороги Ярославской области. Моделовское торфопредприятие/ URL: http://infojd.ru/uzk76.html

30. Филиал РГАНТД. Ф. Р-119. Оп. 1-4. Д.11. №47. Горьковская ГЭС на Волге. Проектное задание. Защитные мероприятия в зоне водохранилища. Сводная записка. Т. Iа. Глава IV. Защитные мероприятия в зоне Горьковского водохранилища. §7. Уточнение на месте объектов защиты по городам, промпредприятиям, Костромской низине. 1950 г. С.43.

Кузнецов Андрей Вячеславович