... 2008 2009 2010 2011 2012 2013
Научное издание
В. М. Марасанова
г. Кострома

Влияние губернской реформы 1775 года на культурное развитие Верхневолжского региона

В период правления Екатерины II в России были проведены реформы местного управления, заметно оживившие культурную жизнь российской провинции. На территории Верхнего Поволжья новые губернии (Владимирская, Костромская, Тверская, Ярославская) были созданы довольно быстро на протяжении 1776–1778 годов. Главными должностными лицами в них стали наместники (генерал-губернаторы) и губернаторы. Генерал-губернатор являлся представителем верховной власти и лично императрицы Екатерины II в наместничестве, включавшем 2–3 губернии. На столь ответственные государственные посты Екатериной II назначались весьма опытные люди: Я. Е. Сиверс в Твери, А. П. Мельгунов в Ярославле и на начальном этапе в Костроме, Р. И. Воронцов во Владимире. Деятельность первых наместников и губернаторов Верхнего Поволжья уже получила освещение в исторической литературе 1 . Весьма представительны по объему и информативны по содержанию сами фонды губернских учреждений, отложившиеся в местных архивах.

В последней четверти XVIII в. наметились перемены в лучшую сторону в области образования. В Твери в 1776 г. появилась городская школа для детей купцов и мещан, а в 1777 г. такие же школы открылись в уездных городах наместничества. В 1777 г. в городе Бежецке Тверского наместничества были открыты училище для детей священнослужителей и школа для детей купцов и мещан. В Ярославле в 1778 г. появилось училище для дворянских детей, а в Твери подобное училище начало работу в 1779 году.

5 августа 1786 г. императрицей был утвержден «Устав народным училищам в Российской Империи» 2 . В соответствии с указом такое училище появилось в Твери. На его содержание из городских средств была выделена 1 тыс. руб., и еще 1,5 тыс. руб. собрали по подписке среди жителей губернии. За первые четыре года работы училища на его нужды от граждан губернии поступило 10 тыс. руб. В 1786 г. в Ярославле, Владимире и Костроме были открыты Главные народные училища для детей всех сословий. В 1792 г. в одной Костромской губернии уже было 6 народных училищ (320 учащихся) и 4 духовных (400 учащихся). Опираясь на успешных опыт открытия Главных народных училищ, указ императрицы от 3 ноября 1788 г. предписал открыть такие учебные заведения в остальных 14 губерниях.

В 1783 г. вышел указ Екатерины II о разрешении свободно открывать типографии во всех городах Российской империи при условии обязательной церковной цензуры. На основании этого указа в 1784 г. типография появилась в Ярославле. При Мельгунове в типографии было издано около 20 книг. Благодаря поддержке наместника Ярославль стал родиной провинциальной русской журналистики. Он выделил средства на издание в 1786–1788 гг. журнала «Уединенный пошехонец», редактором которого стал титулярный советник В. Д. Санковский.

В рядах губернской администрации региона в конце XVIII в. служили авторы некоторых исторических сочинений. Записки о Е. Пугачеве оставил владимирский губернатор П. С. Рунич, лично участвовавший в поимке руководителя крестьянской войны 3 . Его сын Д. П. Рунич был писателем-мистиком и переводчиком, что не мешало ему выполнять обязанности директора канцелярии московского генерал-губернатора и затем управлять Московским почтамтом. Вицегубернатор И. К. Васьков вошел в историю Костромы как автор первого сочинения по ее истории 4 .

Введение разделения страны на губернии делало необходимым переустройство российских городов, нацеленное на приспособление их к новым условиям и формам общественной жизни. Перепланировка становилась непосредственной задачей местной администрации и, прежде всего, генерал-губернаторов. Впервые в новых губернских учреждениях, созданных в результате проведения реформы 1775 г., были предусмотрены вакансии для архитекторов. Самой ранней из серии планов перепланировки старых городов стала тверская (1777 г.). Тверь получила трехлучевую планировку в виде трех прямолинейных улиц, сходящихся к центру всей архитектурной композиции. На примере тверских планов закладывались основы облика «регулярного» губернского и уездного центра России. На стадии подготовки планов решающую роль играли представители власти – наместники и губернаторы, по отношению к которым губернский архитектор находился на положении исполнителя. В частности, в подготовке и осуществлении регулярного плана Твери большую роль сыграл первый наместник граф Я. Е. Сиверс. Он объезжал уездные города совместно с тверским губернатором М. Н. Кречетниковым и собирал мнения о перепланировке у местных жителей.

28 апреля 1777 г. Екатерина II подписала указ «о выделении в продолжение пяти лет из статьи конторских расходов ежегодно по 20000 руб. в Ярославское наместничество для строительства зданий для присутственных мест» 5 . А. П. Мельгунов обратился к Екатерине II с просьбой о выделении 4,5 тыс. рублей для сооружения пристройки к Архиерейскому дому, где он проживал вместе с семьей. Еще 3 тыс. рублей, по его мнению, было необходимо на строительство нового зала для собраний дворянства. Наместник также испросил у императрицы соизволения на постройку двух каменных корпусов для присутственных мест в Ярославле. Проекты и сметы готовил губернский архитектор Э. Левенгаген 6 . По его оценке, на строительство корпуса наместнического правления было необходимо 77 833 руб. 36 коп. Во втором корпусе должна была расположиться казенная палата.

Все строительство в Ярославле шло по новому регулярному плану, утвержденному императрицей 17 марта 1778 г. План, составленный под непосредственным контролем наместника, как архитектурный центр города рассматривал ансамбль присутственных мест на Ильинской площади с храмом Ильи Пророка. Этот ансамбль включал два корпуса присутственных мест и дворец наместника. Вчерне дворец был построен к 1787 г., но А. П. Мельгунов там пожить не успел, поскольку умер 2 июля 1788 г. Впоследствии по личному указу Павла I от 15 июня 1797 г. «каменный генерал-губернаторский дом со всеми службами» в Ярославле и с ненавистным императору вензелем Екатерины II на фасаде был разобран на кирпич для солдатских казарм 7 . Это случай весьма прискорбный, но не единичный. К примеру, в 1797 г. в Тверской губернии были сломаны триумфальные ворота при въезде в город, возведенные в честь Екатерины II на пожертвования тверского купечества.

По инициативе наместника велось строительство Ярославского Дома призрения ближнего, торжественное открытие которого состоялось 10 марта 1786 г. Для него было собрано 30 800 руб. ассигнациями, особенно крупную сумму внес купец И. Я. Кучумов – 20 322 руб. Попечительницей этого заведения стала дочь Мельгунова Екатерина. Вслед за А. П. Мельгуновым все ярославские наместники и губернаторы обязательно уделяли внимание Дому призрения ближнего. В конце XVIII столетия в Ярославле было уже 334 каменных дома и 785 каменных лавок. Вслед за губернским центром регулярные планы получили уездные города наместничества. Например, планы городов Пошехонье, Любим и Рыбной (Рыбинск) были утверждены указом Екатерины II от 16 января 1784 года 8 .

Во Владимире переустройство города по регулярному плану было ускорено сильным пожаром 1778 года. Первый наместник Р. И. Воронцов, как и А. П. Мельгунов, лично вникал в разные проблемы от реконструкции Золотых ворот до разработки новых гербов городов наместничества. Регулярный план Владимира был утвержден в 1781 году. Первой наиболее крупной постройкой стали Присутственные места, строительство которых завершилось в 1785 г. при наместнике И. П. Салтыкове.

В Костроме сильный пожар также произошел незадолго до начала губернской реформы – в мае 1773 г. От пожара сильно пострадали Воздвиженский монастырь и Успенский собор. В городе сгорело 498 лавок, 10 каменных и 5 деревянных церквей, а также 630 домов. По генеральному плану 1784 г. в центре города располагалась полукруглая Екатеринославская площадь, а от нее веером расходилось семь лучей с полукольцами поперечных улиц. Главной в городе стала улица Русина (Кинешемская). В 1790 г. в Костроме закончилось строительство двухэтажной резиденции губернатора. В 1789–1793 гг. в Костроме строились торговые ряды по «образцовому» проекту владимирского губернского архитектора Карла Клера. Строительство здания присутственных мест по «образцовому» проекту А. Д. Захарова началось в Костроме только в 1806 г. Очевидно, причиной такого «отставания» было то, что Кострома не являлась резиденцией наместника. Генерал-губернаторы не жили в Костроме, а приезжали в город по служебным делам.

В последние десятилетия XVIII в. начали составляться топографические описания наместничеств и губерний. К концу столетия по России было составлено около 50 таких описаний. Эта работа была тесным образом связана с проведением губернской реформы. В составлении ярославских топографических описаний участвовал губернский землемер Н. Г. Арцыбашев, занимавший этот пост в 1777–1782 гг. Топографические описания губерний Верхнего Поволжья 1784– 1786 гг. отличались большим единообразием программы. Это, например, топографические описания города Твери 1780 г. и Владимирской губернии 1784 г., «Топографическое и историческое описание городов Тверской губернии», составленное Д. И. Кармановым в 1784–1786 гг. и др.

Во Владимирской губернии в ноябре 1787 г. велась переписка между наместническим правлением и казенной палатой «об управлении землями казенных крестьян и доставлении межевых планов на все казенные селения» 9 . По всем уездам собирались «межевые книги и планы» 10 . В Костромской губернии уточнение нового уездного деления при Павле I шло под контролем губернатора Б. П. Островского. Он вел по этому поводу переписку с епископом Павлом, губернским землемером И. Дьяковым и другими лицами.

Наместники вносили в жизнь российской провинции обычаи и нравы столичного общества. Их резиденции становились настоящими «культурными гнездами» своих наместничеств. Наместник А. П. Мельгунов не отказался в Ярославле от своих столичных привычек, он ввел в обычай устраивать пышные застолья для чиновников. В 1779 г. он примкнул к масонам. В Ярославле была создана масонская ложа, и город познакомился с масонством вслед за столицами и Казанью. Масоном был первый владимирский наместник Р. И. Воронцов. Он состоял членом столичных масонских лож «Скромность» и «Равенство» и основал первую масонскую ложу во Владимире. Масоном также был владимирский губернатор П. С. Рунич. Наместник Е. П. Кашкин, сменивший А. П. Мельгунова в Ярославле, поразил местных жителей своим умеренным образом жизни. Он не был любителем роскошных балов, зато любил охоту.

Одним из любимых развлечений в российской провинции стал в конце XVIII столетия театр. Как известно, первую театральную постановку в Ярославле 10 июля 1750 г. устроил Ф. Г. Волков. С отъездом его труппы в столицу театральная жизнь в городе не заглохла. Во второй половине XVIII столетия в Ярославле устраивались спектакли в Славяно-латинской семинарии и в Доме призрения ближнего. Находясь на посту наместника в Ярославле, А. П. Мельгунов вновь вспомнил о театре, которым увлекался еще во времена учебы в Сухопутном шляхетском корпусе. Для постановки, устроенной на средства генерал-губернатора, была выбрана трагедия А. П. Сумарокова «Синав и Трувор». Премьера состоялась 30 апреля 1786 г. в зале для дворянских собраний, пристроенном к дому А. П. Мельгунова. В постановке участвовал И. А. Дмитревский – друг и сподвижник Ф. Г. Волкова. Роль Ильмены в спектакле играла дочь Мельгунова Екатерина 11 .

Таким образом, губернская реформа 1775 г. не только изменила административно-территориальное деление страны, но и содействовала культурному подъему вновь учрежденных губернских и уездных центров. Период правления Екатерины II принес подъем местного управления и оживление всех сфер жизни в российской провинции. Статус городских уездных центров получили многие населенные пункты Верхнего Поволжья. Губернская реформа 1775 г. значительно изменила внешний облик новых административных центров, получивших регулярные планы. Здесь открылись светские учебные заведения, появились первые больницы, типографии и многое другое. Ярославль в этот период к своей славе родины русского национального театра прибавил еще почетное звание основателя провинциальной журналистики. Особую роль в реализации политики верховной власти в провинции сыграли наместники екатерининской эпохи. Высшие чины губернской администрации вносили в провинциальную жизнь столичные обычаи и нравы, задавая тон нижестоящим чиновникам.

Примечания

1 Артамонова Л. М. Общество, власть и просвещение в русской провинции XVIII – начала XIX вв. (Юго-восточные губернии Европейской России). Самара, 2001; Ермолин Е. А., Севастьянова А .А. Воспламененные к Отечеству любовью (Ярославль 200 лет назад: культура и люди). Ярославль, 1990; Иерусалимский Ю. Ю. Экономико-географические описания и картографические материалы о русском городе второй половины XVIII века // Экономика, управление, демография городов Европейской России XV–XVIII вв.: История, историография, источники и методы исторического исследования. Тверь, 1999. С. 176–179; Фролов Н. В., Фролова Э. В. Владимирские наместники и губернаторы. Ковров, 1998; Ярославские губернаторы: Историко-биографические очерки. 1777–1917. Ярославль, 1998; и др.

2 ПСЗ. Собр. I. Т. XXII. No 16421.

3 Записки сенатора Павла Степановича Рунича о Пугачевском бунте // Русская старина. СПб., 1870. Кн. 8. С. 116–131; Кн. 9. С. 211–253; Кн. 10. С. 321–372.

4 Васьков И. Собрание исторических известий, относящихся до Костромы. М., 1792.

5 Государственный архив Ярославской области (ГАЯО). Ф. 72. Оп. 1. Д. 8. Л. 12.

6 ГАЯО. Ф. 72. Оп. 1. Д. 1469. Л. 3, 19, 31.

7 ГАЯО. Ф. 73. Оп. 1. Д. 6. Л. 182.

8 ПСЗ. Собр. I. Т. XXII. No 15905.

9 Государственный архив Владимирской области (ГАВО). Ф. 15. Оп. 1. Д. 2. Л. 1.

10 ГАВО. Ф. 15. Оп. 1. Д. 371. Л. 1–12.

11 Севастьянова А. А. «Пиши! Мне музы все рекли единогласно...» (Из истории бытования рукописных сборников в окружении Ярославского наместника А.П. Мельгунова в конце XVIII века) // Ярославская старина. Ярославль, 1994. Вып. 1. С. 31–33.

Russia county