... 2008 2009 2010 2011 2012 2013
Научное издание

Протоиерей Дмитрий Сазонов

Председатель Костромского церковно-исторического общества.

Иван Сусанин: образ государственного служения

Наша Отечественная история, не говоря о мировой, насыщена фактами покушения на первых лиц государства с целью их устранения. Пожалуй, в качестве лидеров, если можно так назвать, в российской истории (беря и советский период) в этом отношении фигурируют император Александр II (6 покушений) и В.И. Ленин (10 покушений)[i].

Человечество почти с самого своего зарождения всегда жило повторением  и подражанием тех или иных подвигов своих предков или современников. Мы знаем, что «дух героев» всегда воодушевлял человечество. Подвиг их мужества и самоотверженности, хранившийся в памяти народной, поднимал и воодушевлял людей на борьбу с врагом, с захватчиками родной земли, пробуждал его силы в строительстве мирной жизни, воодушевлял в преодолении, казалось бы, непреодолимых препятствий, подвигал на решение великих задач.

И часто, в народных сказаниях, героические личности наделялись чертами (сверхлюдей), насколько их интерпретировало народное сознание. Их подвигам приписывалось подчас то, что в реальной жизни не могло быть, но что хотел видеть в их героическом подвиге народ (или сказитель), или данная идеологическая система. В ряд таких сказаний мы можем поставить народные эпосы о преподобном Илье Муромце, Добрыне Никитиче и Алеше Поповиче и т. д. И многие легенды, главные герои которых являлись реальными людьми, мы и воспринимаем как легенды созданные на ниве того или иного мировоззрения или  идеологии. Многие необыкновенные случаи, взятые из житий святых, нам кажутся сказочными, выдуманными, неправдоподобными[ii]. В связи с этим, зададим вопрос: захотим ли мы разрушить светлый образ героя, отрицая все то, что не поддается нашей логике и нашему мировоззрению, нашему разумению?

«Трагедия возникает тогда, - писал выдающийся русский философ А.Ф. Лосев в своем исследовании античной мифологии «Очерки античного символизма и мифологии», - когда начинает подвергаться разрушению и раздроблению самый факт, носивший до сих пор всю полноту смысла на себе и целостно выражавший и воплощавший вечную чтойность и энергийно-умную самодавлеемость смысла в себе»[iii].

Обратимся к подвигу нашего земляка Ивана Осиповича Сусанина, подвигу, который своей жертвенностью и сакральностью озарил восшествие на царство новой династии. Вот как он описан в брошюре, изданной к 300-летию царствования Дома Романовых в костромской типографии М.Ф. Риттер: « Проведавши, что Михаил избирается царем Московским, поляки страшно озлобились, и решили во что бы то ни стало погубить Михаила. Шайки поляков рассеялись по России, и одна из них зашла в сельцо Деревнище, в 3-х верстах от Домнина, где тогда находился Михаил. Случайно злодеи попали в дом крестьянина Ивана Осиповича Сусанина и требовали, чтобы он проводил их в Домнино. Сусанин понял, какая опасность грозит Михаилу, и тот-час же послал в Домнино верного человека, чтобы Михаил немедленно уезжал в Кострому, в Ипатьевский монастырь. А сам, медленно собравшись, пошел с поляками и завел и в болото с лесом без дорожек и тропинок, откуда выбраться не было возможности. Злодеи поняли, что старик обманул их, и пулями и саблями изранили  и умертвили его; но здесь же погибли и сами от холода и голода. Михаил был спасен. Так умирают истинно русские люди за святую веру, Царя и отечество»[iv].

Основными письменными источниками подлинности подвига Ивана Сусанина, на основании анализа которых получает свою подлинность свидетельство реальности прошедшего события являются:

Жалованная грамота царя Михаила Федоровича 1619 г. данная им зятю Сусанина Богдану Собинину[v];

Утвержденная грамота об избрании на царство Михаила Федоровича датированная маем 1613г.[vi];

Жалованная грамота Михаила Федоровича от 8 февраля 7122 (1614) года настоятелю Железно-Боровского монастыря (в данное время утрачена)[vii].

Вышеприведенные источники, а так же свидетельства очевидцев, труды и мнения  наших выдающихся исследователей, историков, общественных деятелей, как местного, так и общероссийского масштаба, позволяют считать, что:

Сусанин был реально существующей исторической личностью, эпическая интерпретация его подвига носила печать поздних наслоений[viii];

угроза уничтожения кандидатов на царский престол реально существовала и угроза устранения Михаила Романова - несомненно была[ix];

юный боярин Михаил Федорович Романов действительно находился во время описываемых событий в своей вотчине – Домнино, предупрежденный своим зятем Богданом Собининым, он действительно нашел спасение в стенах Ипатьевского монастыря[x];

исходя из сложившихся в ту эпоху жизни Сусанина религиозных и родо-семейных отношений, мы можем сделать вывод, что он, староста имения Романовых, был искренне предан и близок своему господину, а учитывая то обстоятельство, спасение ближнего было заповедью Евангелия, что царь считался Помазанником Божиим, то, его действия можно квалифицировать и как действия религиозно-родового характера (спасал своего ближнего и своего господина), так и действия религиозно - племенного и государственного характера (спасая будущего царя, спасал Отечество от опасности);

великое религиозное и патриотическое значение его подвига вполне оправдано, полезно, назидательно и поучительно, тем более, что подвиг его лишь минимально (в деталях) эпически дополнен, но имеет под собой реальный исторический факт[xi];

попытки  некоторых историков поставить под сомнение факт подлинности подвига, «желание сокрушить идеологические штампы», во все времена встречали спокойную отповедь позитивно настроенных и опирающихся на подлинные факты историков[xii];

его подвиг на протяжении почти четыреста лет востребован, он вдохновляет людей на жертвенное служение своему Отечеству.

Епископ Василий (Родзянко), на наш взгляд, сказал слова, наиболее ярко и подлинно определяющие и характеризующие жертвенный подвиг Ивана Сусанина: «Это подвиг истинно христианский, подвиг христианского мученичества, подвиг, совершенный во имя Православного Отечества и Православной веры нашей. Потому-то народ наш и сохраняет в памяти своей, уже почти четыре столетия, это святое им, давно ставшее для каждого русского человека именем-символом»[xiii].

Заметим, что вышеприведенные слова наиболее подчеркивают истинный, подлинный смысл подвига истинного христианина, в других интерпритациях - «народного героя» и «спасителя царя и Отечества». Христианина, который жизнь свою отдавал в первую очередь за «ближнего своего» (Ин.15,13), затем своего господина, царя, Отечество. Его подвиг был, в первую очередь, подвигом религиозным, подвигом веры. Ответим себе на вопрос: кем были в глазах христианина-крестьянина, верного слуги своего господина и царя, а значит и царства-Отечества, польско-литовские люди, грабящие и разоряющие храмы и монастыри, захватчики и губители? Врагами, покушающимися на Церковь, устои царства, Помазанника Божия, Богом данного Отечества. Богом данного избраннику и Помазаннику Своему. «Мною цари царствуют и повелители узоканивают правду», - говорится в заповедях, данных Богом царю Соломону (Притч. 8,15). «Бога бойтесь, царя чтите», - читаем мы в полании апостола Петра (1Петр.2,17). В 10-ом  кондаке Акафиста посвященного иконе Божией Матери «Федоровской» говорятся слова укоренившиеся в сознании православного христианина «…да вси видящии видят, яко Вышний владеет царством и ему же хощет дает е»[xiv].

Поэтому, все свидетельства историков и идеологов, которые  сводят подвиг Сусанина к «подвигу за царя и Отечество», к подвиг против захватчиков, опускают главное – жизнь,  отданная за Помазанника и Отечество, была подвигом исполнения заповедей Божиих, а затем, подвигом за царя (что лишь дополняет подвиг веры), и за свое Православное Отечество. Когда ставят  веру в конце триады, то этим заслоняют подвиг веры, существенно принижают его, скрывают главную его подоплеку – евангельскую заповедь данную «новому человеку во Христе» - христианину. Существенно ограничивают жертвенное служение его.

В «Описании» памятника в честь 300-летия романовской династии скульптора А.И.Адамсона, основание которого было заложено 20 мая 1913 г. святым императором-страстотерпцем Николаем II, скульптурные композиции, посвященные царю Михаилу Федоровичу и крестьянину Ивану Сусанину  были центральными фигурами монумента.

Сусанин был представлен умирающим у ног женщины изображенной в древнерусском одеянии XVII века – аллегории России. В описании говорилось: «…она полным грусти, но спокойным, гордым взглядом  взирает на умирающего у ее ног русского крестьянина; на лице ее отражается сознание величия, которое покоится на готовности верноподданных пожертвовать жизнью для спасения своего царя; щит в ее руке с изображением российского герба осеняет лучшего из них – Сусанина. Фигура…Сусанина изображает его в последние минуты жизни:…левая его рука прикрывает рану, а правая – с перстами, сложенными для крестного знамения, бессильно отклонилась в сторону…»

Отметим, что в «Описании» сказано: «Одеяние на аллегорической фигуре исполнено…в некоторых частях по фотографиям, изображающим Ее Императорское Величество Государыню Императрицу Александру Федоровну»[xv].

Представляется, что в «Описании» юбилейного  монумента замечательно отмечены (с позиций нашего времени и свершившихся в ХХ веке событий) очень важные, на наш взгляд моменты: самодержавие и Россия заслоняют собой Промыслителя всех –Бога. И крестное знамение, ограждающее от зла, бессильно отклонено в сторону.

Вспомним, что верующий во Христа народ является Телом Церкви. Вспомним, как премьер министр России П.А.Столыпин в 1911г. во время постановки оперы М. Глинки «Жизнь за царя», за два года до закладки памятника,  во втором акте, уже пораженный пулей злодея, находит в себе силы осенить своего императора крестным знаменем. Но, в 1917г. уже никто уже не спасает - ни своего царя, ни государыню, олицетворяющую Россию[xvi].

Вполне допускаю, что многие не согласятся с подобной «вольной» трактовкой событий. Но, позиция их будет верна только в том случае, когда верно утверждение, что история – это цепь случайных событий и фактов,  череда комедий и трагедий, часто повторяющихся в виде фарса.

Ведь, что значит для русского крестьянина, воспитанного  на евангельских чтениях в Церкви, на церковных заповедях, на светлом образе святых (для которых вера, верность, жертвенность были не пустым звуком, не средством наживы), значили такие слова как господин, царь, Отечество? «Они служили с религиозным сознанием того, что их служба государству есть служение Богу – пишет  историк Е.Е.Алферьев – ибо сама государственная власть считала единственной целью своего существования служение Богу, Божией Правде и Божией Церкви… Духовная жизнь  и стремление к подражанию своим общепризнанным духовным вождям стояли на первом плане, а этими вождями были святые, и среди них почитались преподобные Сергий Радонежский и Кирилл Белозерский и митрополиты всея Руси святителя Петр и Алексий…это ключ к пониманию формулы Святая Русь…святость была единственным идеалом для всех, и других идеалов русский народ того времени не знал. Все прочие добродетели – просвещение, героизм, культурность пр… имели ценность лишь при условии, что они освящались святостью. Сознавая свою греховность, русские люди…каялись в своих грехах, исповедуя свое единство со святыми…»[xvii] Недаром, национальным девизом русских было: За «Веру, Царя и Отечество». Девизом, который выражал идеалы народа, воодушевлял его на борьбу с врагом. В этой триединой соборности – «Православие, Самодержавие, Народность» - суть России как государства призванного Богом к своей миссии – вополощение идеалов Царства Божия на Земле. «Русское государство – писал свидетель саровских торжеств прославления во святых преподобного Серафима протоиерей Василий Бощановский – по плоти и крови своей от мира сего, но по духу не от мира сего, ибо его основное задание… воплощение…в жизни народа Царства Божия; Царства Христовой истины…Вот почему Русское Царство по глубокому пониманию русских праведников не просто царство земное, а Русь Святая – Православная, Дом Пресвятой Богородицы…»[xviii]

Вот потому-то жертвенное служение Ивана Сусанина является в своем высшем смысле служением Правде, Истине, Любви - служением Богу. Это подвиг благоверных князем Александра Невского и Дмитрия Донского, подвиг святого государя-страстотерпца Николая II, отдавшего жизнь за Отчизну.

 В своем приветственном слове, обращенном к Государю-страстотерпцу Николаю II, архиепископ Волынский(впоследствии митрополит РПЦЗ) Антоний(Храповицкий) сказал: «В сердце народном у Тебя, Государь, нет на земле соперников, а есть они только на небе. Православный народ Твой никого так на земле не любит, как своего Царя. Но он любит на небе святых Божиих угодников, тех, которые, будучи в теле, жили на земле жизнью блаженных Ангелов»[xix].

Подтверждая мысль о том, что «жизнь за царя» была в первую очередь подвигом веры, приведем замечательные слова, сказанные некогда отцом Павлом Флоренским.

Он писал: « В сознании русского народа Самодержавие не есть юридическое право, а есть явленный самим Богом факт, - милость Божия, а не человеческая условность, так что Самодержавие Царя относится к числу понятий не правовых, а вероучительных, входит в область веры; а не выводится из внерелигиозных предпосылок, имеющих в виду общественную и государственную пользу»[xx].

То что «жизнь отданная за други своя», за царя есть подвиг во имя Родиныярко свидетельствуют слова оптинского старца Анатолия (Потапова): «Судьба Царя - судьба России»[xxi].

В том, что долг народа служить государю, и служение это – служение религиозное, подтверждает мысль высказанная В.В. Розановым: «Царская власть есть чудо. В Царской власти и через ее таинственный институт побеждено чуть ли не главное зло мира, которое никто не умел победить и никто его не умел избежать: злая воля, злое желание, злобная страсть. Злоумыслить что-нибудь на Царя и отказать ему в повиновении – ужасная вещь в отношении всей истории, всего будущего, тысячи лет вперед. Вот отчего истребление всяких врагов Государя и всякой вражды к Государю есть то же, что осушение болот, что лучшее обрабатывание земли…что дождь для хлеба. Никакого черного дня Государю, все дни его должны быть белы, - это коренная забота народа»[xxii].

Поэтому этот подвиг веры во имя заповедей Божиих живет и будет жить в веках, и никому его не удастся умалить или бросить на него тень сомнения или положить на него печать забвения, потому что дела Божии, не дела человеческие. Хочется верить, что обретя еще одного небесного заступника, мы лишь подтвердим путь святости еще одного страстотерпца. От святости его, мы станем только еще богаче. Необходимо это для будущего нашего народа и Родины.

В заключении хочется привести слова русского писателя, затем принявшего монашеский постриг, архимандрита Константина (Зайцева) , его мысли о будущем России : «Россия не просто «монархия», которую можно восстановить выдвижением «легитимного» претендента на вакантный русский Престол… Самого Царя – кто создал? Церковь его создала! В этом - содержании всей Русской истории. И склонилась перед Царем Церковь как перед своим не только покровителем, но и служителем. Ею помазываемым на Царство и перед Нею свою «программу», неотменную и неизменную, возглашающим - Символ Веры. И перед каким Царем склонялась Церковь? Перед Тем, кто преемственно несет державное послушание Кесарево как Царь, возглавляющий Третий Рим!... вот что должно восстановиться! Россия покаянно возвратиться должна в Церковь!»[xxiii] [23]

В этом ее будущее!

Примечания

[i] Стреляли и в М.Горбачева. 7 ноября 1990г. во время торжественной демонстрации на Красной площади его пытался убить ленинградский слесарь Александр Шмонов. Злоумышленнику не дали произвести прицельный выстрел, о чем он до сих пор жалеет. // Аргументы и факты. №4. 2009. С.18/

[ii] Преподобный Савва Вышерский привел однажды на вече дикого медведя, жалуясь, что он растерзал двух рабочий коней монастырских. По суду посадников медведь был осужден работать вместо лошади и нес это наказание несколько лет. Толстой М. В. История Русской Церкви. Издание Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. 1991. С.288. Защищая обитель от врагов (Троице –Сергиеву лавру), великий чудотворец(преподобный Сергий) явился в чине Взбранного Воеводы… Он охранял и ободрял подвизающихся за веру и отечество, устрашал врагов и умножал свои чудеса, дабы, при умножении опасностей, не изнемогла надежда спасения. Там же. С.488.

[iii] Лосев А. Ф. Очерки античного символизма и мифологии. М. 1993. С. 733.

[iv] Великий Всероссийский праздник 300-летия Царствования Дома Романовых. Кострома. Из-во Риттер. 1913. С.21.

[v] Cобрание государственных грамот и договоров, хранящихся в государственной коллегии иностранных дел. /далее СГГД/. Часть III. М. 1822. №50. С. 214-215.

[vi] СГГД. ЧАСТЬ1. М. 1813.№203.

[vii] Самарянов В. А. Памяти Ивана Сусанина за царя, спасителя веры и царства, живот свой положившего в 7121 /1613/ году. Рязань. 1884. Приложение № 1. С. 71-74.

[viii] Жалованные грамоты коробовским белопашцам. 1633 и 1644гг. СГГД. Ч.III. С.333- 335. Воротной К. Память.//Молодой ленинец.22.12.1978.

[ix] Нападение польско-литовского отряда на Иаково-Железноборовский монастырь. «Жалованная грамота Михаила Федоровича настоятелю Железно-Боровского монастыря», выданная 8февраля 1614г. Самарянов В. А. Там же С.71.

[x] Новый летописец. Полное собрание русских летописей /далее ПСРЛ/. Т.XVI. СПб. 1910. С. 129;

Дворцовые разряды… Т.1 СПб. 1850. Стб. 17;Разрядные книги 598-1638 М. !(74. С.186-187.

[xi] Домнинский А. Правда о Сусанине (свод местных преданий)//Русский Архив. 1871. №2. С.4,8,14; Г.П.Федотов писал: «Само по себе возвращение национального чувства в России, так долго его лишенной, так долго обреченной жить отбросами международной цивилизации, могло бы быть положительным явлением. Но пошлость, безбожие и бездушие монополистов государственной культуры отравил национальное чувство». Федотов Г. П. Полное собрание статей в 6 томах. Т. IV. PARIS. 1988. C.301.

[xii] Костомаров Н. И.Иван Сусанин// Исторические монографии и исследования. Кн.1. Т.1. СПб. 1903;  Соловьев С. М. История и современность//Наше время.12.04.1862; Островский П. Ф. Исторические записки о Костроме и ее святыне. Кострома. 1864. С.58.

[xiii] О канонизации Ивана Сусанина// Благовест. 1991. №2(12). С.7.

[xiv] Федоровская икона Божией Матери. Акафист. Сказание. Учебный комитет Русской Православной Церкви. 2003. С. 45.

[xv] Виноградов Н. Празднование трехсотлетия царствования Дома Романовых в Костромкой губернии 19-20мая 1913 года. Кострома. 1914. С.147-169.

[xvi] Алферьев Е. Е. Император Николай II как человек сильной воли. Джорданвилль. Нью-Йьрк. 1983.  С.134-135.

[xvii] Там же.  С.66-67.

[xviii] Бощановский В., протоиерей. Саровские торжества. Прославление мощей преподобного Серафима Саровского 19июля (1августа) 1903. Джорданвилль. Нью-Йорк. 1950. С15.

[xix] Тальберг Н. К. К роковой дате. Церковная деятельность Царя-Мученика// Православная жизнь. 1952. №3.

[xx] Флоренский П. А. Около Хомякова (критические заметки). Сергиев Посад. 1926. С.26.

[xxi] Жевахов воспоминания товарища обер-прокурора Св. Синода. Мюнхен. Т.1 С. 333.

[xxii] Розанов В. В. О подразумеваемом смысле нашей монархии. СПб. 1912. С.86.

[xxiii] Константин (Зайцев), архимандрит. Чудо русской истории. Джорданвилль. 1970. С. 268.

Russia county