... 2008 2009 2010 2011 2012 2013
Научное издание
В. С. Соболев
г. Санкт-Петербург

Император Пётр I и создание российского флота
(по документам РГАВМФ)

Реформы императора Петра Великого придали ускорение процессу просвещения в России, стали мощным импульсом для превращения её в европейское государство. Реформирование страны было бы невозможным без создания своего собственного флота. Развитие России во многом зависело от возможности свободного выхода к морям, поэтому данное обстоятельство и определило главное содержание внешней политики, проводимой правительством Петра I.

Свой флот России пришлось создавать в сложных исторических условиях, практически весь этот трудный процесс по времени совпал с многолетней Северной войной, которая началась в 1700 году. Балтийское море в этой войне со Швецией стало важным театром боевых действий для обеих воюющих сторон.

Архивные источники показывают, что уже с 1702 года началось строительство отечественных боевых кораблей. В основном это были гребные суда – галеры, но начали вступать в строй и парусные корабли. Так, в конце 1702 года на воду был спущен 28-пушечный корабль «Архангел Михаил».

За первую четверть XVIII века в России был создан целый ряд верфей для строительства военных кораблей разного назначения. Прежде всего, они создавались на cеверо-pападе страны – в самом Санкт-Петербурге, Кронштадте, Шлиссельбурге, Олонце, Лодейном поле. Но этот процесс быстро развивался и вширь, подобные предприятия были построены в Архангельске, НижнемНовгороде, Казани, Воронеже. В данном случае это не был процесс «милитаризации экономики», так как всё создавалось впервые. Более того, военное кораблестроение дало импульс развитию всей этой отрасли. Вскоре были построены Партикулярные верфи в Санкт-Петербурге, Вышнем Волочке, Новой Ладоге, Твери и Ярославле, на них за счёт казны строились морские и речные суда уже для мирного судоходства.

Приведём несколько конкретных примеров из истории военного судостроения. В 1714 году Пётр 1 повелел приступить к постройке скампавей на Казанской верфи (это боевые парусно-гребные корабли для шхерного плавания). Для этой цели в Казань были направлены необходимые мастера и плотники 1 .

В октябре 1716 года состоялся императорский Указ о постройке четырёх новых линейных кораблей на Архангелогородской верфи 2 .

В октябре 1722 года Пётр I подписал Указ об «изготовлении в Нижнем Новгороде 30-ти гекботов» (это небольшой парусный корабль с вооружением 6–8 пушек). Для этой цели было приказано командировать туда «якорных и канатных мастеров» и других работников 3 .

Строительство кораблей было бы невозможно без продукции металлургии, она обеспечивала их оснастку и вооружение. Для нужд флота работали металлургические заводы в Олонце, Сестрорецке и на Урале. Так, в июне 1714 года император приказал ускорить изготовление на Петровских заводах «штан-кугельсов различного калибра» (т. е. пушечных ядер) «по посылаемым образцам» 4 . В июле 1723 года Пётр I повелел заводам в Олонце срочно «отлить 320 железных пушек и доставить их в Петербург». Одновременно с этим на заводы были отправлены и чертежи новых орудий 5 .

Костромской край также внёс свою лепту в создание флота России. Здесь надо вспомнить о знаменитых тогда костромских корабельных лесах. Пыщугские крестьяне для строительства флота заготавливали дубовый лес и занимались его сплавом. Этот лес гнали в половодье по реке Юг, потом по Малой Северной Двине в Северную Двину и на верфи Архангельска (по нашим подсчётам, на 40-пушечный фрегат уходило около 600 вековых дубов). Уже с середины XVIII века дубовые рощи в Российской империи считались важным стратегическим ресурсом и подлежали строгому государственному учёту и охране.

Для нужд военно-морского флота работала и полотняная фабрика в селе Опалиха (это недалеко от нынешней Берендеевки). Тогда и Опалиха, и сама фабрика принадлежали графу Р. И. Воронцову. В кирпичном корпусе фабрики в 70 станков работали его крепостные крестьяне. В архивных документах говорится об этом следующее: «А ткут на оной фабрике флотские полотна, ревендуки и коломянки ценою от 10 копеек до 14 и отправляют в Санкт-Петербургский порт». Костромское флотское полотно и парусина в России считались одними из лучших 6 .

Пётр I, ранее на верфях Голландии и Англии овладевший корабельным мастерством, иногда сам принимал участие в строительных работах (под именем «корабельного мастера Петра Михайлова»). В РГАВМФ хранятся несколько уникальных документов об этом необычном явлении. Так, сохранилась ведомость на выдачу жалованья мастерам и их расписки в получении его, в том числе и «корабельному мастеру Петру Михайлову 366 рублей» 7 .

С созданием первых боевых кораблей пришли и первые морские победы. В октябре 1702 года гребная флотилия и сухопутные войска под общим командованием Петра I после долгой осады овладели крепостью Нотебург (была переименована в Шлиссельбург – «Ключ-город»). В мае 1703 года в устье Невы гребная флотилия под командованием Петра I и Александра Даниловича Меншикова атаковала два шведских корабля «Гедан» и «Астрильд» и после жестокого боя русские их захватили.

Император считал необходимым лично руководить действиями недавно созданного флота. В РГАВМФ хранится более четырёхсот документов – автографов Петра I, и среди них его переписка со своими сподвижниками по многим вопросам создания и действия флота 8 . Так, царь своим письмом от 3 октября 1706 года, направленном в Кронштадт, приказал командующему флотом вице-адмиралу Корнелиусу Крюйсу выйти в море в связи с активизацией шведского флота: «Взять десять кораблей и над ними доброго командира, для того, чтоб неприятель не так смело поступал, о чём и прежде я с Вами говаривал, и диверсии чтоб не учинил. Питер» 9 .

Как уже упоминалось выше, параллельно с боевыми действиями на море продолжался и процесс строительства флота. Вот одно из многочисленных писем Петра I в этом плане. Это собственноручное послание от 12 августа 1714 года адмиралтейскому советнику Александру Васильевичу Кикину с приказанием построить к весне 1715 года пять полугалер и двадцать пять скампавей, обеспечить это строительство мастеровыми, а также о постройке одной опытной бригантины мастером Юрием 10 .

Император лично контролировал ход становления отечественного кораблестроения, находил возможность вникать подчас во все детали работ. Так, среди архивных документов имеется выполненный Петром I собственноручно чертёж «Модель – камеры», где должны были изготовляться чертежи будущих кораблей. На полях чертежа имеются и несколько помет императора: «В сей камере полы лутче деревянными гвоздями прибить, а не железными дабы не мешали чертить»; «Полам надлежит быть зело из сухого сосновова дерева и гораздо плотно сплочённые и стругом выструганные» и др. 11

Приведём выдержку ещё из одного документа – довольно характерного и энергичного послания Петра I. Это письмо от 7 февраля 1716 года Корнелиусу Крюйсу в связи с неготовностью Ревельской эскадры к предстоящей кампании: «Господин вице-адмирал, Я с великим неудовольствием слышу, что Ревельская эскадра так у Вас и не управлена. Ежели впредь так поступать станете, можете живот свой потерять. Пётр» 12 .

Благодаря кипучей энергии императора строительство флота шло невиданно высокими для мировой практики темпами. Так, в 1712 году со стапелей сошёл первый русский линейный 54-пушечный корабль «Полтава»; в 1715 году в состав флота вошли два 64-пушечных корабля «Ингерманланд» и «Москва»; в 1718 году – 90-пушечный корабль «Лесное» и т. д. Именно эти новые корабли уже европейского класса и позволили нашему флоту одержать ряд замечательных побед в ходе Северной войны. Достаточно вспомнить Гангутское сражение 1714 года, ставшее первой крупной победой регулярного русского флота над шведским (в этом сражении принял тогда участие и 19-й Костромской пехотный полк, о чём свидетельствует запись на мемориальной доске, установленной на одной из стен Пантелеймоновской церкви в Санкт-Петербурге). Это было и сражение у острова Эзель (ныне – Сааремаа) в 1719 году, которое стало самым крупным в ходе Северной войны. В результате его только в плен было взято три шведских судна: линейный корабль, фрегат и бригантина.

Всего же за период с 1702 по 1725 год (т. е. до кончины императора Петра I) было построено и вошло в состав флота 647 парусных и гребных кораблей, и только 35 из них были заграничной постройки 13 .

Существование любого флота немыслимо без мест постоянного его базирования. Санкт-Петербург, основанный Петром Великим в 1703 году, стал новой столицей империи, и, вместе с тем, он стал и главной базой флота. Вот как ярко и образно говорится об этом в самом первом дошедшем до нас описании Петербурга: «Всемогущий Бог повелел Петру Великому на сей древле отечественной наследной Ижёрской земле, при Море Варяжском построить царствующий Град, который да будет яко прекрепкое забрало и стена оплоту в защищение всему Российскому Государству. В сём Граде повелел быть Адмиралтейству, и в нём корабельному строению; тут быть великому флоту российскому и действо иметь в Море Варяжском» 14 .

В 1704 году по Указу Петра I началось строительство Санкт-Петербургского адмиралтейства. В РГАВМФ хранится план-чертёж Адмиралтейства с собственноручными пометами императора на полях: «Сей верфь делать как лучше государственными работниками и подрядом, и жилья делать мазанками, кузницы обе каменные, амбары и сараи делать основу из брусьев» 15 .

Одновременно с этим началось строительство базы флота на острове Котлин – будущего Кронштадта. Географическое положение острова давало флоту большие возможности в оперативном отношении, кроме того, Кронштадт стал надёжным щитом Северной столицы, прикрывающим её с запада.

Пётр I также возглавил всю тяжёлую работу по строительству этой базы флота. Мы позволим себе рассказать ещё об одном архивном документе – автографе царя. Это собственноручный рисунок острова Котлин и знаменитого Толбухина маяка, который ещё только предстояло построить на Котлинской Косе 16 .

Создание флота потребовало организации постоянных органов управления им. В 1700 году в Москве был создан Адмиралтейский приказ, а с 1712 года по Указу императора центр управления флотом переместился в Санкт-Петербург и был позднее преобразован в Адмиралтейств-коллегию. В ведении её находилось строительство кораблей, их вооружение, сооружение портов и баз, подготовка специалистов для флота, разработка нормативных документов и др. Ряд лет Морским ведомством руководил верный сподвижник Петра I – генерал-адмирал Фёдор Матвеевич Апраксин. Важное значение для организации флотской службы имела разработка соответствующих нормативных актов и инструкций. В 1716 году Адмиралтейств-коллегией был издан специальный альбом – «Рисунки до мореплавания относящиеся и книга пропорций оснастки кораблей».

Петр I лично редактировал текст первого российского Морского устава, который на многие годы стал главной нормативной базой всей жизни флота. Становление флота потребовало и организации работы по подготовке кадров командного состава для него. Для этой цели в 1701 году в Москве была учреждена «Школа математических и новигацких наук» – первое в России военно-морское учебное заведение. Располагалось оно в верхнем ярусе известной Сухаревой башни. Высота башни позволяла вести занятия по астрономии и навигации, столь необходимых для моряков. В 1702 году в школе насчитывалось уже двести учащихся, а первый выпуск специалистов состоялся в 1705 году 17 . По Указу императора в 1715 году в Санкт-Петербурге была основана и Морская академия, которая начала подготовку офицеров для флота.

Таким образом, во многом благодаря государственному уму, инициативе и энергии императора Петра Великого, в России за исторически короткий срок был создан современный для той эпохи военно-морской флот, который обеспечил победу в Северной войне.

Флот сыграл огромную роль в закреплении за Россией статуса морской державы, что во многом определило её переход в разряд великих европейских государств.

Примечания

1 РГАВМФ. Ф. 223. Оп. 1. Д. 11. Л. 57–59.

2 Там же. Д. 13. Л. 85–86.

3 Там же. Ф. 233. Оп. 1. Д. 216. Л. 86.

4 Там же. Ф. 223. Оп. 1. Д . 11. Л. 74–75.

5 Там же. Д. 30. Л. 52.

6 Григоров А. А., Соболев В. С. Полотно и парусина из Опалихи // Северная правда. 1976. 25 июня.

7 РГАВМФ. Ф. 223. Оп. 1. Д. 6 . Л. 13 об.

8 Автографы Петра Великого в фондах РГАВМФ : каталог. СПб., 2002. 152 с.

9 РГАВМФ. Ф. 223. Оп. 1. Д. 13. Л. 16.

10 Там же. Д. 11. Л. 70–71.

11 Там же. Д. 19. Л. 19.

12 Там же. Д. 13. Л. 68.

13 Балтийский флот. Три века на службе отечеству. СПб., 2002. С. 22.

14 Богданов А. И. Описание Санкт-Петербурга. 1749–1750 / отв. ред. К. И. Логачёв, В. С. Соболев. СПб., 1997. С. 123.

15 РГАВМФ. Ф. 223. Оп. 1. Д. 12. Л. 1.

16 Там же. Ф. 234. Оп. 1. Д. 34. Л. 77–78.

17 Флот Российской империи. СПб., 1996. С. 26.

Russia county