Елена Балашова

Чухлома в русской литературе

Статья

Сколько по всей России разбросано таких вот маленьких городишек вроде нашей Чухломы - единственных в своем роде и - неповторимых. И у каждого - своя, тоже неповторимая, история, и каждый из них чем-то славен. Но не о всяком можно найти столько упоминаний в русской литературе, сколько о Чухломе. Следует к этому, правда, добавить, что все авторы упоминают Чухлому в определенном смысле: Чухлома обозначает глухую провинцию, некую тьмутаракань, дальше, которой и быть ничего вроде бы уже не может. Сначала, признаюсь, мне казалось это несколько обидным, что ли, но подумав, я решила, что ничего обидного в этом и нет. Если вспомнить .сколько знаменитых на весь мир и всю Россию имен связано с Чухломой, то гордость за нее появляется: вот и захолустье, припомним-ка: П.А. Катенин, А.Ф. Писемский, А.А. Зиновьев... Впрочем, список знаменитостей я продолжать сейчас не буду. Мне хочется процитировать тех авторов, которые в своих произведениях упоминают Чухлому.

Для начала откроем том В.В.Маяковского: "Америку пересекаешь в экспрессном купе, идешь Чухломой - тебе в глаза вонзается теперь РКПе" (поэма "В.И.Ленин").

Драматург, много лет проживший на костромской земле и прочно с нею связанный.А.Н. Островский в своей пьесе "Бешеные деньги" пишет: "Лидия: Какое имя!.. Он иностранец?" - Телятев: "Из Чухломы". - Лидия: "Какая это земля? Я не знаю.Ее не в географии". А вот, пожалуйста, А.А. Ахматова: "...И Кассандры из Чухломы". ("Поэма без героя"). У М.И. Цветаевой упоминаний о Чухломе я не встречала, но ее родная сестра А.И.Цветаева пишет о Муре (Георгии Эфроне, сыне Марины Ивановны): "Все в нем (Муре) возмущалось от этой мысли: здесь, в этой Чухломе, учиться..."(А.И. Цветаева," Воспоминания").

А это - писатель и философ В.В.Розанов: "Воистину, иудеи не "Бога" только распяли, а еще более распяли человека... И воистину "распятие Христа" еще продолжается, пока есть эти их чухломские"кошер" и "мы"(В.В. Розанов,"Европа и евреи").

Внес свою лепту в Чухломиану и А.И. Куприн: "Он был из числа тех людей, которые... отбывают свой политический стаж где-нибудь в Чухломе". (А.И. Куприн "Яма").

Известный поэт Г.В. Иванов, рассуждая о ком-то из авторов, произносит: "Ну, конечно, и Чухломы была порядочная доза, как же без этого". (Г.В. Иванов "Петербургское").

А.П. Чехов: "...нет ничего мудреного, что N казался мне необыкновенно уютным, теплым и красивым, хотя столичному человеку живется в нем так же скучно и неуютно, как в любой Чухломе" (А.П.Чехов "Огни").

И.А.Гончаров: "Но по одному лицу, по голосу Фадеева можно было догадываться, что он третирует купца, ...как какого-нибудь продавца баранок в Чухломе." (И.А.Гончаров "Фрегат "Паллада").

Н.С.Лесков: "...он смелою рукою взял почтовую суму, взвалил ее на плечи и стал таскать из Солигалича в Чухлому и обратно" (Н.С. Лесков "Однодум").

Писатель и критик Н.Эйдельман: "Меж тем меня считают счастливцем, удачником и сейчас, глядя на карту, увидел Чухлому - и стало хорошо, что можно туда отправиться" (Н.Эйдельман, "Из дневников").

У Ф.М. Достоевского упоминаний о Чухломе мне не встречалось, но в книге "Достоевский в воспоминаниях "Чухлома упоминается: "Да, я думаю, в Чухломе, в любом медвежьем углу, такие Федюши и по сию пору не вывелись" ("Достоевский в воспоминаниях").

Прекрасный лирик, автор многих книг В.И. Лихоносов: "Милое чадо, я рыдал, когда вы читали. Если вы не пройдете, а меня выгонят с последнего курса, мы поедем в какую-нибудь Чухлому" ("В.И.Лихоносов" Когда же мы встретимся")

Не стану цитировать И.А. Дедкова, который в Чухломе бывал много раз и в своем "Дневнике" даже высказывал желание и упокоение найти в Чухломе. У О.Н. Шестинского - поэта и прозаика целая книга "Путешествие верящего" Чухломе и Галичу. Так что вполне справедливым будет сказать, что наша маленькая Чухлома давно и прочно вошла в литературу.

русские музеи

Музей Цветаевых — «Воспоминания» Анастасии Ивановны Цветаевой — явление уникальное. Именно эта книга сделала ее классиком мемуарного жанра русской литературы. Поэт Павел Антокольский в рецензии в «Новом мире» назвал книгу «прозой, насыщенной электричеством памяти».

© Elena Balashova (Kostroma)