6 8 12 13 14 16 19 21 24 25 27

Мельница на реке Нее

Поселок Антропово

Рабочий поселок Антропово перенял имя от близлежащей деревни и своим развитием обязан железной дороге.

В начале двадцатого столетия решено было построить железную дорогу из Петербурга через Вологду в Вятку и далее в Сибирь. Эта дорога должна была связать центральную часть России с Дальним Востоком в видах назревавшей русско-японской войны. В 1903 г. начинаются изыскания. Выбранная трасса в основном совпадала с древним гужевым торговым путем из центра России в Сибирь — Старо-Вятским трактом. Будущая дорога была разбита на два участка: Петербург — Вологда и Вологда — Вятка.

Работами на втором участке руководил инженер Замятнин. Строительство велось быстрыми темпами, хотя механизация работ была примитивна: тачки, грабарки, копры для ручной забивки свай и т.п. Металлические конструкции мостов поступали из Бельгии, Германии, Франции.

В декабре 1906 г. началось движение поездов. Пропускная способность дороги была невелика — 4 пассажирских и 14 товарных поездов в сутки.

Вблизи деревни Антропово, в которой было 8 дворов и которая до 1860 г. принадлежала помещику Верховскому, расчистили от леса место и в 1905 г. построили железнодорожную станцию. Около нее возник поселок, окруженный со всех сторон лесом, и это дало повод автору «Путеводителя по Великой Сибирской железной дороге» написать: «Станция Антропово находится среди болот и лесов. Местное население занимается лесными и отхожими промыслами и отчасти охотой». Коммерческое значение станции было невелико; она выполняла роль посредника в торговом обороте соседних крупных торговых сел: Палкино, Стайново, Николо-Каликино,

Утверждение этого места для станции было продиктовано тогдашней схемой: размещать веерные (заправочные) станции через 100-110 км, а станции обычные через 20-30. На веерных станциях, а к их числу относились Буй, Николо-Полома, Шарья, Свеча и т.д., сменялись поездные бригады, находились депо с поворотными кругами (веерами) для развертывания паровозов и заправки их водой и топливом.

Вновь проложенная дорога открыла доступ к нетронутым лесным богатствам Заволжья, стремительно стали возникать лесопильные заводы у станций Лопарево, Николо-Полома, Нея, Мантурово и др.

Антроповская округа заселена и освоена давно, Первые поселения — сначала починки, а потом и деревни — возникали по берегам Неи, Идола, Шуи, Куси — рек и реченок края.

Административно-религиозными центрами были погосты. Николо-Каликино и Введение-Каликино упоминаются в грамоте великого князя московского Василия Ивановича, правившего в 1505—1553 гг. Он пожаловал галичскому дворянину Андрею Племянникову в кормление Каликино вместе с соседним Парфеньевом. Каликинцы упоминались как участники Ливонской войны: «Государь — царь и великий князь Иван Васильевич (Грозный. — Д.Б.) с бояры приговорили итить на свое государево дело на немецкую землю на Ливонскую да с государем людей ис Галича ис Парфентьево ис Каликино».

Деревни и починки до 1620 г. были «черными» (необеленными, т.е. не освобожденными от оброка) и принадлежали московскому государю. Затем черные земли стали раздавать служилым людям как жалование за службу. Каликинская волость была отдана Артемию Васильевичу Измайлову и дьяку Ивану Ивановичу Болотникову, участвовавшему в переговорах о перемирии России с Польшей. Но Измайлов недолго владел Каликиным, за провал обороны Пскова был он казнен, а его поместья взяты «на государя».

На погосте Николо-Каликино две каменные церкви: зимняя построена в 1799 г. и летняя в 1822 г.

За многовековую историю владения землями деревни принадлежали разным помещикам. Григорово, Половинница, Дор были у Рылеевых, дальних предков К.Ф.Рылеева. Помещик С.А.Дуров, потомок известного думного дьяка А.С.Дурова, владел усадьбой Красник. Дочь его Авдотья Сергеевна была замужем за Александром Семеновичем Норовым — дедом декабриста B.C. Норова, и жила с мужем и семьей в селе Дуровка в Верхне-Ломовском уезде Саратовской губернии.

Вот страничка из времен пугачевщины. Из усадьбы Красник был вызван в Дуровку для плотницких работ крестьянин Федор Васильев, оказавшийся свидетелем разгрома усадьбы Норова в Дуровке. Сам Норов с женой бежали от пугачевцев в Москву и оставили детей на попечение крепостных. В числе этих оставшихся детей был и отец будущего декабриста Норова.

Васильев после ремонта мельницы в Дуровке возвратился в усадьбу Красник и рассказал односельчанам, как громили усадьбу Норова. Слухи дошли до галичского воеводы князя Вадбольского, который приказал «сыскать того крестьянина и допросить, не от злодейского ли изверга Пугачева из распавшейся шайки он». Арестованного Ф.Васильева допрашивали в Парфеньевской воеводской канцелярии, и он показал: «По приказу госпожи он (Федор) взят был в ее село Дуровку для плотничьей работы на мельнице, и, узнав от соседей, что сообщники злодея Пугачева находятся недалеко, Норов с женой покинули дом свой, а малолетних детей привели на сбережение к крестьянам. И вот пришли в имение казаки (пугачевцы. — Д.Б.), в доме стекла выбили и пожитки стали выносить и складывать в телеги, и тут привезли каких-то помещика и помещицу, а кто они, Федор не знает, и этого помещика по приказу казака повесили на воротах, а когда строение на мельнице закончили, бурмистр вотчины отпустил Федора в дом свой, а он, Федор, с показанным вором и злодеем Пугачевым сообщения никакого и согласия не имел». То же самое Васильев показал и на допросе в Галичской провинциальной канцелярии. Его отпустили домой в свою вотчину, так как сам Пугачев к этому времени был уже арестован и привезен в Москву.

Деревня Тарасово. Осенью 1670 г. в г. Козьмодемьянске на Волге казаком-атаманом Ильей Ивановичем Ивановым (он же Долгополов, Пономарев) был сформирован отряд разинцев и двинулся вверх по Ветлуге, громя вотчины бояр Львовых, Черкасских и др.

Правительство царя Алексея Михайловича, напуганное разинским движением и появлением отряда в Галичском уезде, принимало энергичные меры к разгрому смутьянов. Из Юрьевца против разинцев выступил воевода Нарбеков со стрельцами, а из Москвы спешили стрельцы полуголовы Ивана Ефимьева.

В районе Шангского городища (Шарьинский район) разинцы были разгромлены, многие казнены. Воевода Галича С.Нестеров представил царю список казненных, озаглавив его так: «Роспись каких чинов люди и кто именно вора и богоотступника Илюшки Иванова товарищей пойманы и приведены в Галич и в распросах и пытках казнены они разными смертями, чтобы в Галичском уезде всему народу воровство и смерти их были веданы». В этом списке записано: «Декабря в 14-й день (1670 г. — Д.Б.), Шарицкой волости деревни Тарасово беглой приводной (пленный. — Д.Б.) крестьянин Офонка Офонасьев в распросе из пытки говорил «збежал де он от помещика своего от Нелидова из деревни Тарасова в Ветлужскую волость и с вором Илюшкой Ивановым с товарищи ездили и приказных людей по вотчинам побивали до смерти. И декабря же в 29-й день тот вор Офонка Офонасьев с товарищи в Галиче повешаны».

В XVIII веке вследствие семейных разделов помещичьи владения так раздробились, что у иного помещика оставалось две-три крепостных души. Вот описание мелкопоместной усадьбы Контеево: «Господский дом деревянный, длиной восемь сажен (17 м. — Д.Б.), шириной 4 сажени (8,5 м. — Д.Б.) В нем 6 комнат да русская изба с холодным мезонином. Дом и изба крыты тесом. В доме печей изразцовых две и одна русская печь, окон — 13. В доме икон — 6, зеркал — 2, картин — 3, кресел — 6, столов — 4. Во дворе погреб, каретный сарай, скотный двор и две людских избы, конский двор, баня, овины. Скота: коров — 4, овец — 7, гуси, индейки и куры».

Помещики продавали и закладывали крепостных. Так в 1762 г. из той же усадьбы Контеево помещица Д.Н.Шигорина заложила своему родному брату поручику О.Н.Френеву крепостного своего Михаила Гаврилова с женой за 80 рублей. В 1765 г. из Контеева от помещика Травина сбежал крепостной —дворовый Клементий Чекалин. Пойманный показал: «Прозвищем он Чекаленок, 22 года, сбежал и шатался нищим образом, а по ночам скрывался в гуменниках и пришел в Контеево сам, где его и взял Травин». За побег Чекалина наказали плетьми.

В старину в антроповских лесах был развит бортный промысел — сбор меда с дуплистых и бортных деревьев.

На территории будущего сельсовета располагалась аксеновская вотчина, центр которой был в сельце Аксеново, куда входили деревни Колесово, Олехово, Исакове, Сидорово, Быково, Кузнецово, Передний и Задний Дворы и др. Вотчина принадлежала А.М.Дмитриеву-Мамонову, бывшему фавориту Екатерины II. Получил он эту вотчину как приданое за женой Д.Ф.Щербатовой, которая в свою очередь получила ее от бабки А.А.Прозоровской. От А.М.Дмитриева-Мамонова вотчина перешла к его сыну Матвею Александровичу, участнику войны 1812 г. После смерти М.А.Дмитриева-Мамонова его поместья перешли к его родственникам Фонвизиным. Сестра деда М.А.Дмитриева-Мамонова Екатерина Васильевна была замужем за Иваном Андреевичем Фонвизиным, отцом писателя Д.И.Фонвизина. Во владении Фонвизиных вотчина находилась до 1861 г.

Село Стайново (Стояново). Многолюдное торговое село. Сначала это был погост, называвшийся по имени церкви Воскресенским, а после 1640 г. стал селом Стайновом. В 1822 г. в селе построили каменную с колокольней Воскресенскую же церковь.

Недалеко от Антропова в деревне Митюково родился Герой Советского Союза Виктор Иванович Ястребцов. Но деревни сейчас уже нет.

Деревни Микулино, Федяево, Мелехино, Котяково входили в состав вотчины С.А.Салтыкова, и центр вотчины находился в селе Васиковке (сейчас в Парфеньевском районе). Племянница С.А.Салтыкова Парасковья Федоровна Салтыкова была женой царя Ивана Алексеевича и матерью будущей императрицы Анны Иоанновны. От С.А.Салтыкова вотчина перешла к его сыну, а потом и к внуку П.В.Салтыкову — майору, ничем в родной истории не прославившемуся, кроме своего расточительства и самодурства.

Деревни Игнатово, Григорово, Жирки входили вместе с погостом Спас-Пенье в вотчину Сумароковых, деда и отца писателя А.П.Сумарокова. Александр Петрович Сумароков увлекался театром; написал и поставил на сцене Кадетского корпуса трагедию «Хорев». Он же стал и первым директором учрежденного в 1756 г. в Петербурге театра.


Панорама Антропова

Россия, Костромская область, Антроповский район, Антропово на карте

Villages of Kostroma region: Russian province history
 
6 8 12 13 14 16 19 21 24 25 27