Буй. Вид на реку Вексу

Город Буй

В XV—XVI вв. северо-восточная граница Московского государства проходила по рекам Меже, Ветлуге, Усте. За ними простиралось Казанское ханство и владения марийцев (черемисов). В XVI в. московское правительство, обеспокоенное набегами татар и черемисов на свои границы, создало здесь оборонительный рубеж с крепостями Буй, Парфеньев, Кадый, Кологрив, Судай и др.

Но татары продолжали свои набеги с целью грабежа и захвата пленных, которых продавали на рынках Востока. Особенно разорительным был набег летом 1536 г. Воры приплыли на стругах по Волге, поднялись по Унже и Виге и с верховий пошли на Чухлому и Галич. Часть Галича татары сожгли, но взять крепости не смогли и устремились на юг. На реке Куси (в 30 км южнее Галича) они встретили русскую заставу и разгромили ее. Львовская летопись гласит: «Лета 1536 приходили татаровя на Костромские места и на Галичские и многие люди и князь великий послал воевод своих Михаила Сабурова, да князь Петра Пестрого, княж Васильева, сына Засекина и воеводы сошлись с казанцы на Куси, на речке и казанские люди многие и грех ради наши за многие неисправления перед Богом и людей великого князя побили и по грехам князь Петра Пестрого да Меньшика Полева убили и многих детей боярских побили».

После битвы на Куси татары пошли левобережьем реки Костромы, минуя Корежскую, Андобскую, Шачебольскую, Железноборовскую волости.

Жители волостей, напуганные татарским набегом, обратились к Москве с просьбой построить в Буе город (крепость), за стенами которого население могло бы укрыться. Просьба жителей была удовлетворена: зимой 1536 г. «повелением великого князя Ивана Васильевича поставлен городок в Костромском уезде Буй на Кареге» (Александро-Невская летопись). Что было на месте Буя до возведения здесь крепости? Было урочище, уже тогда носившее громкое название «Буй» (смелый, отважный).

Географическое положение Буя при впадении Вексы в реку Кострому предопределило это место-буевище как место сбора населения для отправления ритуальных обрядов, для праздников с их кулачными боями, состязаниями в ловкости и силе. При выборе места для крепости было учтено выгодное положение: с запада и севера крепость защищена реками Костромой и Вексой, а с южной стороны рвом, заполненным водой.

О конструкции крепости сведений нет, но, скорее всего, по аналогии с крепостями в Парфеньеве, Кологриве, Судае, стены ее были сделаны из городней — деревянных продолговатых отдельных срубов, засыпанных внутри землей. Отсюда название «Буй-городок». Стены из вертикальных, заостренных вверху бревен назывались острогом.

Теперь на месте деревянных стен остался лишь невысокий земляной вал от бывшей земляной засыпки внутри стен. Ров же, защищавший крепость с юга и заполненный водой, обсох и заилился. Позже район крепости назывался Старым Городищем, и на нем в XIX в. разбили бульвар.

Внутри крепости стояли дворы городового приказчика (коменданта крепости), его канцелярия (приказная изба), склады оружия и продовольствия для обороняющих крепость, тюрьма и осадные дворы вотчинников, волостных (уездных) крестьян и монахов, укрывавшихся здесь. В переписи владений московского Симонова монастыря, сделанной в 1562 г., записано: «Да в Буе-городке двор осадный Симонова монастыря, да за городом вне, на посаде, двор монастырский за рекой Костромой, ниже Симоновой слободки».

Еще в 1546 г. Иваном Грозным Симонову монастырю была пожалована грамота на слободку в Буе: «Се яз князь великий Иван Васильевич всея Руси пожаловал игумена Симонова монастыря архимандрита Трифона з братией, что у нас в Костромском уезде в Буе-городке монастырская слобода, а судить людей той слободы архимандриту». Симонов и местный Железноборовский монастыри имели большие вотчины в Галичском и Костромском уездах и скупали землю под дома в Галиче и Буе.

Сооружая крепость, непременно в ней строили церковь. А так как места для строительства церкви в крепости не оказалось, то по приказу Ивана Грозного для церкви было взято дворовое место волостных крестьян, старостой которых был Юрий Губин, а церковь должен был строить игумен Железноборовского монастыря. В царевой грамоте городовому приказчику значится:«Нифонту с братией церковь поставить для осадного времени и службу устроить, а Юшке Губину с товарищи дать в обмен на монастырской земле, а Юшка Губин из того двора не идет вон и не опорожняет, и как к тебе сея грамота придет, ты бы Юшку Губина с того двора выслал вон, двор опорожнил и отдал Нифонту».


Благовещенский собор и здание земской больницы

Заложенную в 1542 г. церковь назвали Благовещенской. Впоследствии она стала называться соборной, а на ее месте в 1810 г. построили каменную двухэтажную церковь Благовещения. На посаде была построена небогатая церковь Воскресения Христова. За посадом, за рекой Вексой, стояла еще Троицкая церковь, но простояла она недолго. В переписи 1653 г. указано: «Она стоит без пенья, и попа и дьячка нет». А в переписи 1718 г. значится:«Об оной Троицкой церкви земские старосты показали, что оная церковь запустела и вся сгнила, а с какого года не указано».

Буй, как и все древние русские города, состоял из города (крепости) и посада со слободами на окраинах. На правом берегу реки Костромы стояла Большая Слобода, а Малая Слобода на левом берегу Вексы. Слобожане должны были отработать несколько дней в году на монастырь.

После завоевания Казанского ханства Буй, как и другие крепости здесь, утратил свое военное значение и превратился в административно-торговый центр.


Торговая площадь и Благовещенская церковь.

На торговых площадях ставили церкви во имя мученицы Параскевы Пятницы — покровительницы торговли. Ни один купец не отправлялся в свой торговый вояж, не отслужив здесь молебна. Буйская Параскева на Торгу сгорела. В 1677 г. затеяли строительство новой церкви, а когда сгорела и эта, на пожарище поставили памятную часовню. Ежегодно 28 октября к этой часовне совершался крестный ход из соборной (Благовещенской) церкви в память избавления жителей от морового поветрия, постигшего Буй в 1654 г.

Буй был местом ссылки опальных бояр. Князь Андрей Иванович Шуйский, дядя будущего царя Василия Ивановича Шуйского, был сослан Годуновым: «А князя Андрея Ивановича Шуйского в Буй-городе повелеша в темнице смертию <...> убити и тако преставился мучениски в 97 годе (1589 г. — Д.Б.), месяца маия в 8-й день».

В 1806 г. в Буй были сосланы участники польского восстания Шелепчинский, Кац, Шрейдер, Гретович, Петралцовский. Ксендза Ружицкого надлежало отправить из Буя в ссылку в Варнавин. Сопровождать его был выделен солдат Соловьев из буйской инвалидной команды. Ссыльного везли по Солигаличскому тракту. В деревне Заломаево Соловьев повздорил и подрался с Ружицким, волостной старшина из деревни Заломаево отправил их обратно.

В Буе дело рассмотрел городничий: «Виновен Соловьев в том, что назначенный для сопровождения политического преступника пьянствовал вместе с ним, и за то предается военному суду. Но учитывая, что начальника инвалидной команды не было при отправлении Ружицкого и отправление было похоже на поездку частного человека, и потому Соловьев не мог осознать ответственности своего поручения, определяю: не предавать Соловьева суду, а посадить в Буйский тюремный замок в одиночное заключение на хлеб и воду на семь дней. Бывшему начальнику инвалидной команды отставному майору Ширшову за небытие при отправке Ружицкого объявляю строгий выговор».

В 1866 г. в Буе находится под надзором полиции высланный из Петербурга Л.Е. Оболенский — публицист, редактор журналов «Мысль» и «Русское богатство», привлеченный по делу Каракозова и за агитацию на Мальцевских заводах в Калужской губернии. В 1875 г. сюда была выслана О.И.Вноровская (Мищенко), слушательница Повивальных курсов в Петербурге, за агитацию среди рабочих и участие в демонстрациях. В 1877 г. в Буе беднягу повторно арестовали и сослали в Великий Устюг.

В 1876 г. в Буй из Петербурга была выслана Н.А.Армфельдт (по мужу Комова) за распространение запрещенной литературы. Здесь она жила под надзором полиции, но продолжала свое дело, за что осудили ее на четырнадцать лет каторжных работ и выслали в Кару, где она и умерла от чахотки в 1887 г.

В Буе временно жила Е.Г.Бартенева, внучка генерал-губернатора Восточной Сибири С.Б.Браневского, сочувственно относившегося к сосланным декабристам.

Екатерина Григорьевна училась в Петербурге, где познакомилась с чухломичом Бартеневым и вышла за него замуж. Молодые уехали в Швейцарию, там сблизились с Бакуниным, вступили в члены I-го Интернационала, участвовали в Парижской коммуне. Летом 1871 г. вернувшись в Россию, она занялась литературной работой, приняла деятельное участие в революционном движении. В Петербурге она встречалась с Кибальчичем, Морозовым, Сажиным, Армфельдт, Степняком-Кравчинским, с А.И.Ульяновым. Екатерина Григорьевна отдала крестьянам землю в Буйском уезде, полученную ею по наследству от отца. Умерла Е.Г.Бартенева в 1914 г.

В Буе прошли детские годы революционера М.П.Сажина. Высланный в Вологодскую губернию, Сажин бежал в Америку и под именем Армана Росса организовал там артель, описанную В.Г.Короленко. Из Америки Сажин переехал в Швейцарию, сблизился с Бакуниным, участвовал в восстании парижских коммунаров, уехал в Россию, где его вновь арестовали и выслали в Сибирь, в Киренск. В 1905 г. Сажин участвует в революционном движении в Нижнем Новгороде, после 1917 г. работает в обществе политкаторжан. Умер Сажин в 1934 г.

В Буе в 1825 г. родился А.П.Смирнов. Окончив Московский университет, он преподавал словесность в московской гимназии. В 1848 г. написал учебник русского языка, выдержавший много изданий. Он же составил и издал сборник «Песни крестьян Буйского уезда». Умер и похоронен Смирнов в селе Никиткине, под Ковровом.

Россия, Костромская область, Буйский район, город Буй на реке Костроме
Villages of Kostroma region: Russian province history