Сенокос в Верховье. Фото начала ХХ в.

Бурдуковский сельский совет

Это территория верховий Костромы и часть бывшей Высокосельской волости.

Село Верховье известно с 1450 г., когда здесь еще стоял починок, который великая княгиня Мария Ярославна, жена великого московского князя Василия II (Темного), пожаловала чухломскому Городецкому Авраамиеву монастырю. Мария Ярославна, сторонница политики своего мужа, который боролся за создание централизованного Московского государства, была участницей междоусобной войны между Галичем и Москвой. Василия Васильевича галичские князья ослепили, отсюда и прозвище Темный.

Перед смертью княгиня по обычаю тех лет постриглась в инокини, но перед этим приказала зодчему В.Д.Ермолину закончить строительство Вознесенского монастыря в Кремле в Москве, в котором она и была погребена. Великая княгиня владела деревнями в Солигаличской осаде и соляными варницами и колодцами в самом городе.

Село Верховье иногда называлось Николо-Верховье — по имени стоявшей здесь церкви Николая Чудотворца. В переписи 1614 г. о Верховье (тогда погосте) записано: «А на погосте церковь во имя Николая Чудотворца, да другой храм древян клецки с трапезой во имя пророка Илии, а все строение мирское». Погост Верховье с деревнями в 1628 г. царем Михаилом Федоровичем пожалован стольнику Александру Воейкову за участие его в обороне Москвы от поляков. Дядя этого стольника И.И.Воейков участвовал в убийстве в 1606 г. Лжедмитрия.

На месте старинной деревянной церкви в Верховье в 1800 г. построена каменная. Кирпич для церкви в количестве 50000 штук делали крестьяне усадьбы Гридино из Лосевской волости Василий Яковлев и Михаил Иванов. «...По лосевскому образцу по цене за каждую тысячу по рублю итого за 50 рублей, а ежели в показанный срок оного кирпича не справим, то повинны мы»,— записано в договоре на изготовление кирпича.

Чухломской Городецкий Авраамиев монастырь находился в 12 км от Чухломы, на берегу озера, на месте древнего городища. Монастырь был основан в середине XIV века святителем Авраамием. В монастыре похоронен и сам Авраамий, а в 1633 г. в Покровской церкви этого монастыря была похоронена княгиня Елена Владимировна, сестра жены Михаила Федоровича. На кладбище Городецкого монастыря похоронены многие Лермонтовы, дальние предки и родственники поэта.

Городецкий Авраамиев монастырь имел небольшую вотчину, пожалованную монастырю в 1518 г. московским великим князем Василием Ивановичем, отцом Грозного. В вотчину входили деревни Бурдуково, Акулово, Дьяково, Кожухово, Бренево, Княжево — всего 81 крестьянский двор, и центром вотчины было сельцо Кожухово, в котором стояли людской и скотные дворы монастыря, а на реке Костроме работала водяная монастырская мельница. Указом Екатерины II монастырская вотчина была взята в казну.

Сельцо Ермаково и деревни Бурдуково, Показаново, Распопино в середине XIX века принадлежали писателю Петру Петровичу Сухонину. В сельце Ермаково стояла усадьба Сухонина, в которой он родился. Здесь был большой деревянный дом на каменном фундаменте и с двумя балконами. В доме было 20 окон, и дом имел в длину 11 сажен. У дома стояли скотная изба, баня, овин, мякинница, амбар, конский двор, погреб и другие постройки.

П.П.Сухонин (псевдоним Шадрин) родился в 1820 г., окончил Морской корпус и служил в Черноморском флоте. Наряду с литературными произведениями, он писал статьи по истории, нумизматике, географии, экономике. Но особенно большим успехом пользовалась его пьеса «Русская свадьба», поставленная в Александринском театре в Петербурге.

Деревня Акулово (Окулово). В 1722 г. из этой деревни брали мастеровых людей на строительство Петербурга: «По указу Его Императорского Величества крестьяне, которые мастеровые взять оных с женами и детьми и деньги за них с казны не даны, а вместо того от кого они взяты засчитать в рекрутские сборы». Большая партия работных людей из Акулова и соседних деревень была отправлена в Петербург.

Алешково было административно-религиозным центром прихода. В 1656 г. в селе стояло две деревянных церкви — Воскресения Христова и Благовещенская. Церковь Воскресения Христова сгорела от молнии, и на ее месте в 1738 г. была построена новая церковь по проекту выдающегося архитектора Ивана Федоровича Мичурина, поместье которого было рядом с Алешковом. Позже на месте Благовещенской церкви построили каменную церковь, а церковь Воскресения Христова так и осталась деревянной, ее старались сохранить в том виде, как ее построил И.Ф.Мичурин.

Алешково с окружающими его деревнями принадлежало князю С.Г.Хованскому, племяннику известного И.А.Хованского, по прозвищу Таратуй — воеводе Новгорода и Пскова, начальнику Стрелецкого приказа, предводителю мятежных стрельцов, сторонников Софьи Алексеевны в ее борьбе с братом. Таратуй и его сын Андрей по приказу Петра I были схвачены в Троице-Сергиевом монастыре и казнены у села Воздвиженского. Другой сын Таратуя Петр был сослан в Галич. Эти события увековечены в опере «Хованщина» и в картине Сурикова «Утро стрелецкой казни». Поместья у Хованских были отобраны, и алешкинская вотчина в 1716 г. была дана знаменитому сподвижнику Петра I, генерал-адмиралу Ф.М.Апраксину. А от него по наследству вотчина перешла к князьям Мещерским. Когда в 1753 г. княжна Наталия Борисовна Мещерская вышла замуж за Алексея Александровича Яковлева (деда А.И.Герцена), Алешково с деревнями Мошниково, Сокольникова было дано Яковлеву в приданое (102 мужских души). В 1758 г. Наталья Борисовна продала вотчину Анне Ивановне Ларионовой, жене секретаря Костромской провинциальной канцелярии А.Б.Ларионова, который приходился родственником прадеду М.Ю.Лермонтова.

Скудность земли, особенно в неурожайные годы, вынуждала крепостных бежать отсюда. В 1700 г. крестьянин села Алешково Осип Блинов с женой и малолетним сыном Матвеем бежали из вотчины кн. Хованского. Два года они шли пешком до Астрахани и «кормились подаянием». В Астрахани Осип Блинов умер, а сын его работал на рыбных промыслах, потом нанялся на судно вверх по Волге. Приплыв в Нижний Новгород, «пошел в свою вотчину и объявился старосте, что беглый». Галичский воевода, куда привели Матвея Блинова, приказал: «Отдать беглого под расписку в вотчину и наказания не чинить так как бежал отец его, а его свели в малых летах».

Деревня Верково. Принадлежала А.И.Ларионовой, а от нее по наследству перешла к племяннику Павлу Ивановичу Петрову. П.И.Петров жил в усадьбе Горское под Костромой, служил в Ставрополе начальником штаба войск Кавказской линии. Он приходился двоюродным дядей М.Ю.Лермонтову и помогал поэту деньгами и советами. Когда опальный поэт в 1837 г. был сослан на Кавказ, он жил в Ставрополе в доме Петрова (о чем уже было сказано в своем месте).

Деревня Гаврилово с деревнями Серниково, Фролово в 1646 г. принадлежала Матвею Михайловичу Годунову — казанскому воеводе и дальнему родственнику царя Бориса. От Годунова деревни перешли по наследству к В.И.Стрешневу — сенатору, стороннику известного временщика А.И.Остермана, жена которого была сестрой Стрешнева. Когда Остерман был осужден, И.В.Стрешнев лишился своих вотчин.

В 1909 г. имение и земля у деревни Гаврилово принадлежали И.Быковскому и Войнову. Крестьяне, возмущенные притеснениями Быковского и Войнова, разгромили их имение.

Желудьево. Здесь стояла усадьба, принадлежавшая в 1742 г. Г.С.Горталову, поручику Пензенского пехотного полка. Горталов находился с полком за границей, и поместьем, в которое входили деревни Плосково, Жильцово, Желудьево, управляла жена Горталова. Но крестьяне, подстрекаемые старостой Федоровым, отказались подчиниться жене Горталова. Она пожаловалась в Галичскую провинциальную канцелярию, и воевода Галича князь Вадбольский приказал наказать старосту и других крестьян кнутом.

Село Остров известно с 1628 г., когда в нем стояла Никольская церковь. Село с соседними деревнями принадлежало сыну царя Алексея Михайловича Дмитрию Алексеевичу, умершему юношей. В 1710 г. в селе была построена новая деревянная церковь — Никольская. На месте сгоревшей Никольской церкви в 1825 г. сооружена каменная церковь.

Деревни Козувлево и Нетесово принадлежали князьям Никите Юрьевичу и его сыну Ивану Никитичу Трубецким. Н.Ю.Трубецкой — фельдмаршал, генерал-прокурор Сената, активный участник правления Анны Леопольдовны, Екатерины I и Екатерины II-й. Праправнук этого фельдмаршала князь С.П.Трубецкой был декабристом.

Деревня Княжево сначала принадлежала Чухломскому Городецкому монастырю, а в начале XIX века была у Сергия Никоновича Кашкина, которому она досталась от бабки. С.Н.Кашкин — декабрист, участник войны 1812 г. Привлеченный по делу декабристов, был сослан в Архангельск, после этого жил под надзором полиции в своем имении в Нижних Прысках под Калугой. Сын его Николай Сергеевич — участник кружка Петрашевского, после имитации казни петрашевцев был сослан в Холмогоры, а оттуда его отправили на Кавказ в Линейный батальон, действовавший против горцев. На Кавказе Н.С.Кашкин встречался с Л.Н.Толстым, который запечатлел Кашкина в рассказе «Разжалованный».

Деревня Хлопово. Ее история связана с именем известного гравера Лаврентия Серякова, отец которого был родом из Хлопова. Деревня тогда принадлежала помещику И.М.Маковееву, который отца гравера, уже женатого на крестьянке из Хлопова, приказал отдать в солдаты. Л.А.Серяков родился у гор. Жиздра в Калужской губернии, где стоял полк отца. Мальчика отдали в военную школу кантонистов, где он и пристрастился к рисованию. Его каллиграфический почерк приводил всех в восхищение, и за это его назначили писарем в Департамент военных поселений в Петербурге. В свободное время Серяков занимался резьбой портретов на дереве и печатал с них гравюры. Гравюры были так хороши, что на них обратили внимание кн. В.Ф.Одоевский и Кукольник, издававший журнал «Иллюстрация». Здесь Серяков помещал свои гравюры. Посетивший художественную выставку царь Николай I увидел работы Серякова, приказал «поддержать самоучку-гравера». Работы Серякова приобрели широкое признание — он получил звание академика и был первым гравером России, работавшим на деревянных досках. Умер Серяков от чахотки в Ницце в 1881 г., имея звание гравера Его Императорского Величества.

Россия, Костромская область, Солигаличский район, поселок Бурдуково на карте
Villages of Kostroma region: Russian province history