Улица Смоленская

Смоленская улица-31
Доходный дом нач. ХХ в. Смоленская, 31.

Она, как и предыдущая, соединяет улицы Шагова и Советскую, но уже по второму, большому полукольцу. В отличие от улицы Долматова она никогда не меняла названия, которым обязана приделу в честь Смоленской иконы Богоматери в Козьмодемьянской церкви в Кузнецах.

Смоленская улица возникла на исходе XVIII века, включив в себя несколько прежних мелких переулков. В 1812 году горожане, однако, переосмыслили название улицы — в период Отечественной войны в Кострому были эвакуированы из захваченного французами Смоленска губернские учреждения (и сам губернатор), архивы, учебные заведения и множество беженцев. Все они оставались в Костроме довольно долго (Кадетский корпус, например, до 1825 года). Костромичи живо пришли на помощь бедствующим соотечественникам: разобрали их по квартирам, собрали для них денежные и вещевые пожертвования и т. д. И с тех пор Смоленская улица стала истолковываться как символ единения двух древних русских городов.

Первоначальная застройка Смоленской улицы не уцелела — тут роковую роль сыграл страшный пожар 1847 года. Большинство домов на улице, по-прежнему «деревянной», появились в конце XIX — начале XX в. Это отнюдь не означает, что на улице нет зданий более ранних. Таковым, к примеру, является деревянный дом № 25, относящийся к 1850-м годам. До недавних пор он был замечательно декорирован по фасаду пояском из точеных балясин под окнами дома (теперь утрачен). И лишь на одном из окон еще не сорваны ставни с оригинальной резьбой.

Двухэтажный деревянный дом № 31 на углу с улицей Войкова не привлечет взора любителя архитектуры, но он является ценным памятником революционного движения в Костроме. Он принадлежал в 1905—1907 годах мещанину И.И.Иванову и арендовался Анной Беликовой, содержащей в нем «номера». В них проживали многие члены Костромской боевой дружины, считавшие содержательницу «номеров» сочувствующей большевикам и поэтому не скрывавшие от нее свои дела и планы. Они не подозревали, что Беликова была агентом царской охранки. В период, когда революционная волна пошла на спад, власти решили нанести по боевой дружине сокрушительный удар, и 21 сентября 1906 года полиция произвела налет на «номера». Был арестован ряд дружинников. Командир боевой дружины К.Ю.Волков, живший по документам Соколова (он же «Николай Иванович» и «Хромой»), успевший укрыться на чердаке, вечером спустился оттуда и был задержан оставшимися в засаде полицейскими.

Смоленская улица-24
Жилой дом сер. XIX в., ул. Смоленская 24а.

Самый старинный и один из немногих каменных домов на Смоленской улице — № 24а. Он одноэтажный, с мезонином и подвалом. В начале XIX в. на этом месте стоял деревянный дом титулярного советника П.А.Кулейкина. В 1830-х годах его сын, Д.П.Кулейкин (тоже мелкий чиновник), сломал деревянный и выстроил каменный дом, почти без изменений сохранившийся до нашего времени. С 1841 года он принадлежал помещице Е.П.Аносовой.

Смоленская улица-35
Дом жилой, втор. пол. XIX в. В этом доме жил видный деятель революционного движения А.М.Стопани, ул. Смоленская, 35.

В конце улицы стоит большой деревянный дом с массивными наличниками на окнах (№ 35). В нем жил с семьей А.М.Стопани (1871 — 1932). Видный деятель революционного движения в России, член КПСС с 1893 года, один из руководителей «Северного рабочего союза», делегат II съезда партии, Александр Митрофанович работал в Костроме с осени 1905 до весны 1907 года. Официально состоя на службе статистиком в губернском земстве, он являлся ответственным секретарем Костромского комитета РСДРП и редактором нелегальной большевистской газеты «Северный рабочий». Старый коммунист М.Н.Лядов вспоминал о жизни Стопани в Костроме: «Маленькая тесная квартирка, четверо детей шумят, играют, требуют к себе внимания. Александр Митрофанович должен срочно написать прокламацию, одновременно закончить срочную статистическую работу, успокоить, накормить детей, переговорить с товарищами, которые пришли к нему, как к руководителю организации, по очень важному вопросу. Смотришь на него и невольно задаешь вопрос: «Как вы справляетесь, «Митроныч»?» Он только смущенно улыбнется, и «Митроныч» (так звали друзья) действительно каким-то чудом со всем этим справлялся. Прокламация или статья вовремя написана, платная работа сделана, всех, кого нужно, он принял, переговорил, на нужную сходку или явку сходил. Правда, и сам он, и дети оставались часто ненакормленными, пока не возвращалась с работы Мария Михайловна, но к этому все, и прежде всего сам «Митроныч», давно привыкли». В начале 1907 года Стопани в качестве делегата от Костромской партийной организации выехал на V съезд РСДРП в Лондон и, узнав о готовящемся аресте, в Кострому уже не вернулся.

Смоленская улица-198
Костромская усадьба середины XIX в., д. №17

К этому можно добавить, что земля под Смоленской улицей, особенно в ее начале, была сырой и болотистой. До середины прошлого века дома там строились на расстоянии друг от друга и перемежались огородами. Так, в первом квартале на правой стороне улицы были разбиты большие огород и сад купца А.П.Дурыгина, а напротив — огород со сторожкой и сараями, арендуемый у города ростовским крестьянином Павлом Скворцовым.

Смоленская улица на карте города
Kostroma city