Улица Шагова

улица Шагова
Через пруд церковь Козьмы и Демьяна в Кузнецах

Она — сравнительно молодая улица.  Ее впервые запроектировали на плане 1784 г., и застраивалась она с конца XVIII в.

Это, однако, не означает, что прежде здесь не было никакого жилья — напротив, сюда выходила окраиной кузнечная слобода (в районе пруда). Даже после пожара 1773 г. многие жители отстраивали дома на старых пепелищах — некоторое время как бы существовали и старые, и новые улицы. Так, в 1790 г. чиновник В.Ф.Ширяев купил дом на быв. Игнатовой улице, простиравшейся «до новопрожектированной Марьинской улицы». Еще накануне Отечественной войны 1812 г. большинство домов улицы стояли в глубине кварталов. Новые же каменные здания сооружались уже по красной линии Марьинской улицы. Едва ли не первым из них был двухэтажный дом, стоящий непосредственно за «домом Борщова» (№ 3). Его построил в начале 1780-х гг. мещанин М.Подожников, а в 1800 г. дом перешел к коллежскому секретарю М.Н.Кудрину. Последний, дослужившийся к 1810 г. до чина титулярного советника, открыл в нем «питейный дом» и харчевню, приносил доход и большой огород. В этом доме родился и провел детские годы Владимир Сергеевич Кудрин (1834—1908) — видный деятель отечественной медицины, главный врач Российского военно-морского флота. Он много сделал для улучшения медицинской части на флоте — по инициативе Кудрина, например, в составе эскадры появились специальные госпитальные суда.

В 1872 г. новый владелец, купец Т.Л.Львов, сделал к левому торцу здания двухэтажную пристройку со встроенным «итальянским» окном, после чего оно приобрело нынешний своеобразный вид. В 1881 г. поселившийся в доме родственник и близкий знакомый А.Н.Островского, костромской публицист Павел Иванович Андроников, открыл в подвале типографию, в которой печатал первую в губернии частную газету «Костромской листок объявлений». После его смерти в 1888 г. дочь Татьяна Павловна Андроникова-Покровская (1861— около 1940) преобразовала газету просто в «Костромской листок». Она сочувствовала революционерам, и в ее газете стали активно сотрудничать местные социал-демократы, собиравшиеся у Андрониковой по вечерам (эти собрания увлекательно описал в автобиографической трилогии «Партбилет № 0046340» известный большевик В.Н.Соколов). В 1905 г. «Костромской листок» фактически стал легальным органом местных большевиков, редактировал его А.М.Стопани. В типографии газеты под охраной боевой дружины печатались революционные прокламации. Власти много раз пытались закрыть газету, но она тотчас выходила под видоизмененным названием: «Костромская речь», «Костромское слово» и т. д. Наконец  в   1906  г.  полиция  ворвалась  в  помещение  типографии,   поломала оборудование, а хозяйку увела в тюрьму. Впоследствии Т.П.Андроникова издавала газету «Старая костромская жизнь».

Следующий по порядку каменный дом — тоже двухэтажный (№ 5) строился в начале 1800-х гг. и принадлежал совместно мещанам Бекеневым и уже упоминавшимся Кудриным. В первые годы нашего столетия им владели купцы Домерниковы. В 1903 г. на дочери хозяев женился и поселился в доме молодой выпускник Московского университета В.В.Голубков (1880—1968), назначенный учителем литературы в мужскую гимназию. Он вскоре зарекомендовал себя талантливым и высококвалифицированным педагогом. Вместе с тем Василий Васильевич участвовал в антиправительственных выступлениях и состоял под негласным надзором полиции, являясь одним из лидеров местных кадетов. В 1905 году, опасаясь ареста, он переехал в Москву. После революции профессор Голубков стал крупнейшим филологом-методистом, действительным членом АПН РСФСР.

Если же двигаться по правой от площади стороне улицы Шагова, то уже дом № 6 вызовет повышенный интерес. В 1795 г. мещанин В.М.Колоткин купил обгорелый каменный корпус Дворянского собрания, разобрал его и выстроил двухэтажный (третий этаж — более позднего происхождения) каменный дом. К 1810 году у обедневших Колоткиных появились совладельцы — купцы Ашастины. Эти совладельцы часто менялись, Колоткины же за свою половину держались крепко. Часть дома на протяжении всего XIX в. занимал постоялый двор, рассчитанный на приезжавших в город в базарные дни окрестных крестьян, торгующих обычно прямо с возов.

В предреволюционные годы в доме были обставлены и сдавались нуждающимся меблированные комнаты. В 1915 г. одну из них снял Павел Андреевич Бляхин (1886—1961) — профессиональный революционер, член КПСС с 1903 г., проживавший в Костроме по фальшивым документам на имя М.Г.Сафонова. Он поступил на должность инструктора по культуре в Центральное сельскохозяйственное общество и вел большую работу в городской большевистской организации. В марте 1918 г. Бляхина избирают председателем Центрального совета профсоюзов Костромы. Здесь начался и литературный путь Бляхина, в будущем известного писателя, автора знаменитой повести «Красные дьяволята».

Ближе к середине квартала расположен каменный двухэтажный дом, возведенный в начале XIX в. мещанином Ф.М.Обрятчиковым, а затем часто переходивший из рук в руки. С 1870-х гг. в нем размещалось губернское воинское присутствие, а с 1908 по 1914 г. в этом здании жил известный военачальник Дмитрий Павлович Парский (1866—1921). Кадровый русский офицер, окончивший Академию Генерального штаба и прошедший сквозь горечь поражений русско-японской войны, Парский после ее окончания открыто и бескомпромиссно выступил с критикой слабости русской армии как следствия несовершенства самодержавного строя. Непокорного генерала отправили в завуалированную ссылку в Кострому командиром расквартированной там 2-й бригады 46-й пехотной дивизии и начальником гарнизона города. Дмитрий Павлович полюбился и надолго запомнился костромичам — он принимал живое участие в местной общественной жизни, вступил в члены Костромского научного общества по изучению местного края, был избран одним из двух почетных членов Общественного собрания (второй — биограф и друг Льва Толстого, председатель Костромского общества народного образования П.И.Бирюков). Много внимания генерал уделял тщательной подготовке своей бригады к боевым действиям. Когда разразилась первая мировая война, бригада, сразу двинутая на фронт, проявила себя как одна из наиболее боеспособных частей русской армии. Сам Парский к 1917 г. заслужил множество высоких наград и уже командовал армией. Когда, после захвата власти большевиками, началось немецкое наступление на Петроград, опытный воин явился в Смольный и предоставил себя в распоряжение нового правительства. После беседы с В.И.Лениным он был направлен на фронт и назначен командующим Нарвским направлением войск Северной завесы, сменив на этом посту вконец растерявшегося матроса Дыбенко. Именно Парский руководил частями, остановившими немцев под Псковом. Позднее генерал Д.П.Парский командовал красными войсками Северного фронта.

Долматова улица
Пруд на перекрестке ул. Долматовой и Шагова.

Каменный дом в самом конце квартала, у пруда, строился с 1815 г. купцом И.Ф.Мясниковым, но не был окончен и в 1841 г. В предреволюционные годы здесь размещался губернский статистический комитет. Что же касается самого пруда, имевшего почти круглую форму, то его первоначальное название — Камаев, однако с конца XVIII в. он официально именуется Козьмодемьянским, т. к. до 1930-х годов на противоположной стороне улицы стояла церковь Козьмы и Демьяна в Кузнецах (она же Казанской Богоматери), храм воздвигнут на месте древнего деревянного в 1729 г., а колокольня — в 1812 г. По зимам на нем был первый и лучший в городе каток.

На углу второго квартала справа стоит деревянный дом с массивными наличниками на окнах (№ 22). В конце XIX в. он принадлежал нотариусу Бестужеву, сдавшему его внаем семейству учителя Н.Иванова. Здесь прошли детские и юношеские годы известного русского советского писателя Всеволода Никаноровича Иванова (1886—1971), автора книг «Тайфун над Янцзы», «Путь к Алмазной горе», «Рерих», исторических романов и повестей «Черные люди», «Императрица Фике», «Александр Пушкин и его время» и др. Окончив в 1905 г. костромскую гимназию и учась в университете, В.Н.Иванов приезжал домой на каникулы. Он очень любил Кострому и впоследствии опоэтизировал ее в повести «На Нижней Дебре».

Ближе к середине квартала в XVIII в. находилось большое деревянное здание почтовой конторы, которое, после перевода почты на другую улицу, приобрел в 1796 г. мещанин Ф.И.Чекалов. Часть квартала в течение всей первой четверти XIX в. вообще не была застроена, а имевшиеся мещанские домишки как бы прятались в глубине улицы, где еще продолжали работать уцелевшие со времен слободы кузницы. В аналогичном квартале по левую сторону улицы среди массы построек выделяется каменный дом торговца И.С.Красноселова (он же Ковров), заложенный в самом начале 1800-х гг., неподалеку от него — т. н. Малый пруд, вскоре, правда, засыпанный. Что же касается двухэтажного каменного дома на углу улиц Шагова и Князева, то он был перестроен в 1872 г. купцом В.М.Кабановым из более старого. Из домов ближе к концу улицы следует выделить № 61. Это двухэтажное каменное здание выстроил вскоре после 1817 г. штаб-лекарь Е.Е.Шрейбер, а в 1829 г. продал его отставному майору М.И.Верховскому. Последний стал родоначальником целой плеяды крупнейших инженеров-путейцев — от управляющих железными дорогами до товарища (т. е. заместителя) министра путей сообщения. После смерти майора дом в 1870 г. перешел к его дочери Н.М.Волженской, жене капитана 2-го ранга. С конца XIX в. дом (и соседние деревянные строения) занимается под городскую больницу. Самый угол с Дмитриевской (ныне Маршала Новикова) улицей с 1897 г. занимало макаронное заведение братьев М.В. и Н.В.Головановых, более известных в Костроме, впрочем, как колбасники.

Внешне ничем не примечателен очень типичный для улицы дом № 72 — деревянный, с кирпичным полуподвалом. Однако дом связан с пребыванием в Костроме известного биолога Германа Августовича Клюге (1871—1956). Уроженец Польши, он был в детстве привезен в Кострому матерью, служившей здесь гувернанткой. Окончив местное реальное училище, Клюге женится на костромичке Л.Г.Троицкой и поселяется в ее доме в конце Марьинской улицы. Позднее он учился в Казанском университете, был оставлен при нем, четыре года стажировался в Германии и Швеции, а вернувшись, стал с 1908 г. (вплоть до 1933-го) директором Мурманской биологической станции. Незадолго до первой мировой войны ученый защитил докторскую диссертацию. В 1930-х гг. он был одним из основателей и директором Арктического музея Главсевморпути. В 1941 г. профессор Клюге эвакуировался из Ленинграда в Кострому и жил здесь до конца 1945 г., преподавал в сельхозтехникуме. После войны Герман Августович работал в Институте зоологии АН СССР. Добавим, что в 1924 г. ему было присвоено почетное звание Героя Труда, а писатель Павел Низовой увековечил ученого в романе «Океан».

На углу улиц Шагова и Калиновской с начала XX в. находилась Добровольная пожарная часть и помещались ее конюшни. Деревянная преимущественно и отапливаемая печами дореволюционная Кострома периодически выгорала (последний раз в мае 1887 г.), локальные, уличные пожары возникали почти ежегодно (например, в 1905 г. горела Мясницкая улица). Поэтому к пожарной каланче на площади добавляются в 1865 г. Вспомогательное пожарное депо на Воскресенской улице (ныне Подлипаева), а затем и пожарная часть на Марьинской. В каждом из этих мест лошади были определенной масти, в чем хорошо разбирались костромичи: в каланче — вороные, в депо — гнедые, в части — рыжие.

За Калиновской улицей до 1917 г. стояло всего несколько домишек, после чего Марьинская улица упиралась в большое и топкое болото, на котором горожане собирали клюкву. К осушению этого болота приступили около 1908 г. У края сохранившегося пруда, по рассказам старожилов, в годы гражданской войны чекисты расстреливали заложников, их трупы бросали в воду, затем пруд засыпали.

Улица Шагова на карте города Кострома
Protected by Copyscape
Kostroma city