Потомки А.Д. Домнинского в XI – XV поколениях.

Для удобства дальнейшего чтения я привожу здесь Фрагмент Полного Родословного Древа (само Древо – в конце книги).

Расскажу две истории о том, как мне удалось выстроить длинную и широкую ветвь Родословного Древа Иорданских от Алексея Домнинского.

История первая.

В 2010 году, работая в читальном зале нашего Нижегородского, архива, я наткнулась на документ от 23 января 1923 года. Это от руки написанное «покорнейшее прошение» – письмо с мольбой о помощи многодетного отца семьи, умирающей с голоду, заштатного диакона церкви села Широково Ветлужского уезда Александра Николаевича Иорданского. В семью моих Иорданских этот человек никак по моим тогдашним сведениям не вписывался, но письмо меня как-то задело. Подумалось, что, вот, какой-то диакон Иорданский примерно такого же возраста, что и мой дедушка-священник, оказался в таких невыносимых жизненных условиях, и что, слава Богу, семью моего дедушку репрессии затронули не так глубоко. Я даже переписала это письмо, а позже заказала и ксерокопии его, чтобы сохранить оригинал почерка. Так этот Документ Эпохи – а как еще его можно назвать – и сохранялся в моем компьютере, на всякий случай.

С декабря 2009 года с появлением у меня дома интернета я включилась в работу ЯрИРО – Ярославского Историко-Родословного Общества, где на Форуме в теме «Костромское духовенство» открыла свою страницу «Иорданские», и потекли ко мне сообщения и вопросы со всего света от людей, связанных фамилией Иорданские. Я даже стала считаться чуть ли не главным знатоком костромских Иорданских. Осенью 2012 года мне написала москвичка Марина Макарова. Она интересовалась, нет ли у меня какой информации по Александру Иорданскому, у нее был прадед Александр Иорданский.

По имеющейся у меня уже довольно обширной картотеке архивных документов священнослужителей Иорданских я подобрала для Марины информацию о семье этого Александра Иорданского из села Широкова и его отца: не он ли, мол, прадед Марины:

116.82. Александр Николаевич Иорданский (1872-1937) по окончании курса в Галичском ДУ служил сначала псаломщиком, потом диаконом разных церквей костромской губернии, и в октябре 1915 был перемещен к Николаевской церкви села Широкова, где его с пятью младшими детьми и застала революция 1917 года. Обвенчался он еще в 1892 году в селе Ножкине с дочерью псаломщика местной церкви Екатериной Яковлевной Колосовой. И было у них, как известно из документов, по крайней мере, восемь детей: Надежда 1893, Аркадий 1895, Мария 1897, Ольга 1900, Таисия 1901, Павел 1904, Александр 1907, Геннадий 1910.

Отец его 82.64.Николай Иванович Иорданский (1851 – позднее 1912), окончил Костромское уездное ДУ и служил сначала псаломщиком, потом диаконом разных церквей костромской епархии. В 1882-1910 годах был диаконом села Кабанова Галичского уезда, и оставил документально зафиксированные следы пребывания в этом селе, о которых можно судить по названиям архивных Дел (сами Дела сгорели в пожаре 1982 года) как-то: «Об оскорблении словами старосты с. Кабанова поручика Е.Сипягина диаконом Н. Иорданским», «О краже дровяной изгороди и кваса у помещика Сипягина, в чём заподозрен диакон с. Кабанова Н.Иорданский».

Осенью 1910 года он, уже заштатный диакон села Кабанова, был рукоположен в сверхштатного священника Свято-Троицкого женского монастыря Буйского уезда по официальной просьбе настоятельницы этого монастыря игумении Иоанны. Это тот самый монастырь в Сумарокове, куда весной 1912 года из Пеженги был переведен мой дедушка. Выше я уже рассказала, как в 2013 году выяснилось, что дедушка 107.72.Михаил Сергеевич Иорданский (1880-1945) и 82.64.Николай Иванович Иорданский (1851-?) приходятся друг другу троюродными братьями. Интересно, встретились ли они в Сумарокове – застал ли в живых 62-летнего Николая Ивановича мой дедушка? Знали ли они о своем родстве?

С Мариной у нас завязалась переписка, постепенно она сообщала мне известные ей подробности жизни ее предков Иорданских. Она написала мне, что ее бабушка 144.116. Таисия Александровна Иорданская (1901 – 1987), детство провела в Свято-Троицком монастыре, в Сумарокове, где последние годы жизни служил священником дедушка Таисии. Перечислила Марина и всех известных ей братьев и сестер бабушки Таисии – все совпало с моими данными. Сомнений не было: 116.82.Александр Иорданский приходится Марине прадедом, и я подарила Марине все, что знала о ее прадеде и пра-прадеде (я тогда еще не знала, что 82.64.Николай Иорданский является внуком 44.31.А.Д.Домнинского, и что мы с Мариной родственницы – у нас общий предок 31.18.Даниил Иванов).

Изложу кратко, теперь уже со слов Марины, жизнь представителей XI, XII, XIII, XIV поколений рассматриваемого фрагмента Нашего Родословного Древа.


Фото от 200.168.Марины. Кинешма, 20-ые годы XX-ого века. Некоторые из детей 116.А.Н.Иорданского.

Итак, 116. Александр Николаевич Иорданский каким-то чудом выжил со всеми детьми в селе Широкове или где-либо в другом месте – неизвестно, в 30-ых годах оказался в Кинешме, где был арестован и посажен в тюрьму, вроде бы за то, что укрывал офицера-белогвардейца в период Гражданской войны. В тюрьме в Кинешме в 1937 году и скончался. Похоронен и он, и жена его Екатерина в Кинешме. После ареста Александра Иорданского почти все его дети разъехались, кто куда. Один из его сыновей, 141.116.Аркадий, взял фамилию жены и уехал в Сибирь. Муж 144.116.Таисии Н.П.Темпераментов был из репрессированной семьи священнослужителей, поэтому, небезосновательно опасаясь гонений, семья часто меняла места жительства. В их семье было пятеро детей, на фрагменте Древа на вставке указана только 168.144.Галина, учитель русского языка, и ее дочь 200.168. Марина Георгиевна Макарова (1963), все остальные дети описаны в прилагаемой в конце книги Поколенной Росписи. Марина закончила в Душанбе геологический факультет госуниверситета в 1985, там же работала в Институте геологии АН, вышла замуж. Муж однокурсник, микропалеонтолог. Угроза надвигавшейся исламизации заставила уехать из Таджикистана, в 2000 году переехали в Москву, где Марина занялась торговлей на Форексе. Имеет двух дочерей. В 2014 году наша переписка с Мариной неожиданно резко оборвалась по так и неизвестной мне причине. 145.116.Павел Александрович Иорданский (1904-1942), опасаясь репрессий из-за социального происхождения, уехал подальше от родных мест, в Кемеровскую область, в документах всегда писал, что он сын крестьянина. Женился, оба они с женой учительствовали в разных школах Сибири: он преподавал математику, она – немецкий язык, который выучила в семье немца Брауна, у которого батрачила году в 1920. Павел Александрович был музыкально одаренным человеком, играл на всех музыкальных инструментах. Погиб на фронте ВОВ. Дети: Людмила, Владимир, Евгений.

174.145. Евгений Павлович Иорданский (1942) инженер на Братской ГЭС, поэт, певец, поет под собственный аккомпанемент гитары в подземных переходах в Новосибирске. Дважды женат, дети: Герман 1969, Анжела 1973, Диана 1983 – о ней много информации в интернете. 210.174. Герман Евгеньевич Иорданский (1969) художник, живет в Новосибирске, у него сын – XV.229.210. Иван Иорданский 1993 г.р., единственный Иорданский из известных в XV поколении. Вообще, Герман и его сын Иван в рассматриваемой ветви Древа единственно известные носители Родовой фамилии Иорданский.

История вторая.

Весной 2005 года я вела краткосрочный курс по элементарной математике при нашем университете для одиннадцатиклассников, наших потенциальных абитуриентов, приехавших в Нижний Новгород в весенние каникулы из самых разных уголков страны. Увидев в списке присутствующих девушку Наташу из городка Солигалича Костромской области, я попросила ее по приезде домой, в Солигалич, зайти в местный краеведческий Музей и узнать, нет ли у них какой информации по священнослужителям Иорданским, некогда, давным-давно, жившим и служившим в Солигаличе. Это мне запала фраза из книги воспоминаний Н.Ф. Чалеева-Костромского "Рассказ столетнего Устина о прошлом": "...Только старик Климентий со своей старухой не захотели уходить из Родионова от своих господ. Куда, мол, нам, старикам, новые дорожки протаптывать. Вот уж молодые - так куда хотят, туда пусть и летят, а мы уж должны при своем деле оставаться и здесь свой век доживать. Молодежь, точно, улетела на волю. Дочка в Солигалич вышла замуж за консисторского чиновника Иорданского. А двое сынов ушли в столицу, по садоводческому делу...». Описывается время отмены крепостного права. В Солигаличе тогда было Солигаличское духовное правление. И там служил некто Иорданский, в каком году и кто?


И вот, получаю письмо из Солигалича от мамы этой девушки Наташи, Галины Евгеньевны. Она со слов дочери поняла мои интересы и решила сама обратиться и в краеведческий музей, и в архив Солигалича, чтобы помочь в моих поисках. Галина Евгеньевна написала мне свои личные воспоминания об одной женщине по фамилии Иорданская, и даже в местном архиве выписала всю имеющуюся там информацию о ней. Вот что написала Галина Евгеньевна. Году в 1975 в сельской местности под Солигаличем работала почтальоном уже немолодая женщина Анна Федоровна Иорданская, казавшаяся окружающим несколько странной, но вызывающей уважение. Она ни с кем особенно не общалась, пешком обходила за день населенные пункты от селения Верхний Березовец до деревни Илейкино, это около 12 км, ночевала там и на другой день возвращалась обратно. И так дважды в неделю. Был у нее муж Петров Всеволод Леонидович, в округе называли его «инженер Петров», и в народе считали этаким чудаком: он вечно что-то чертил, придумывал, вносил рацпредложения, спорил с начальством. По его проекту даже был построен мост через Кострому в деревне Илейкино, и мост этот долго служил. Жили они в Верхнем Березовце. Дом их находился у церкви и был не простой крестьянский дом, в доме было много икон, на стенах висели картины, и сама Анна Федоровна хорошо рисовала. В старости, как узнала Галина Евгеньевна в местном архиве, супруги остались одни: Петров В.Л.(1912-1991) замерз в снегу, сама Анна Федоровна (1907-1992) умерла в доме престарелых в селе Корцово, хотя были у них и сыновья –

176. Станислав и 177.Евгений.


Вот эта красавица 148.Иорданская Анна Федоровна (1907-1992) – моя пятиюродная сестра – с мужем В.Л.Петровым (1912-1991).

Все это сообщила мне в своем письме в 2005 году незнакомая мне отзывчивая русская женщина из Солигалича, и все эти сведения легли на уже подготовленную почву. Дело в том, что еще в 2002 году Т.А.Груздева, заведующая Музеем «Подвиг Ивана Сусанина» прислала мне рукопись заведующего Мантуровским Архивом о имеющих быть, по его мнению, четырех параллельных линиях костромских священнослужителей с фамилией Иорданские. К этому Сочинению были приложены ксерокопии некоторых документов из ГАНИКО – государственный архив новейшей истории костромской области. В частности – Постановление от 15 июня 1929 года о привлечении в качестве обвиняемого диакона села Верхний Березовец Иорданского Федора Николаевича и высылке его в Северный край сроком на три года за то, что «в течение 4 лет вместе со священником Белоруссовым и другими служил торжественную панихиду и возводил в святую умершую монашку Ангелину, используя религиозные чувства крестьянских масс». Там же – анкета на осужденного, из которой следует, что диакон села Верхний Березовец Иорданский Федор Николаевич родился в 1882 году в селе Кабаново Галичского уезда в семье диакона Николая Ивановича Иорданского. Жена его – Апполинария Федоровна Олеандрова – дочь диакона Николаевской церкви села Верхний Березовец Федора Ивановича Олеандрова. В семье три дочери: Анна 23 лет, Зоя 20 лет, Лариса 13 лет. Таким образом, получалось, что Федор Николаевич Иорданский – отец Анны-почтальонки. Еще более подробную информацию о нем я почерпнула в 2006 году из списка священнослужителей Иорданских, который мне прислала Галина Вольдемаровна, я писала об этом выше.

Федор Иорданский, окончив в 1899 году курс Галичского ДУ, получил звание учителя церковно-приходских школ и был назначен на должность учителя в Рылеевскую церковно-приходскую школу Галичского уезда. В 1905 году он подает Прошение Его Преосвященству, Преосвященнейшему Тихону, Епископу Костромскому и Галичскому:


«…прослужив 5 лет делу народного образования, я желал бы послужить церкви Божией в сане диакона и поступить в село Верхний Березовец уезда

Солигаличского. Престарелый диакон этого села Федор Олеандров уступает мне свое место с тем, чтобы я взял за себя в супружество его дочь. Соглашаясь на это условие, я покорнейше прошу Вас, Ваше Преосвященство, определить меня на штатное диаконское место названного села».

Прошение его было удовлетворено, из Костромской Духовной Консистории был выслан Билет на вступление в брак Ф.Иорданскому, как тогда полагалось, и произведен Брачный обыск:

Обыск брачный 310-Й 1905г. Ноября 13 дня.

По Указу Его Императорского Величества Костромской епархии Солигаличского уезда Николаевской церкви села Верхнего Березовца священно-церковнослужители производили обыск о желающих вступить в брак, и оказалось следующее:

а) жених учитель Рылеевской церковно-приходской школы Федор Николаев Иорданский, правол. Вероиспов., жительствует Галичского уезда в приходе села Кабанова Покровской церкви.

б) невеста дочь заштатного диакона местной Николаевской церкви села Верхнего Березовца Аполлинария Федорова Олеандрова, правосл. Вероисп., жительствовала данного Солигаличского уезда села Верхнего Березовца в приходе сей церкви.

г) возраст к супружеству имеют совершенный, а именно: жених 23 лет, а невеста 22 лет и оба находятся в здравом уме.

д) родства между ними духовного, или плотского родства и свойства, возбраняющего по установлению Св. церкви брак, никакого нет.

е) жених холост, а невеста девица.

ж) к бракосочетанию приступают они по своему взаимному согласию и желанию, а не по принуждению, и на то имеют от своих родителей позволение

- жених диакона села Кабанова Николая Иванова Иорданского и Валентины Александровой Иорданской.

- невеста заштатного диакона села Верхнего Березовца Федора Иоаннова Олеандрова и Анны Федоровой Олеандровой.

з) по троекратному оглашению, сделанному в означенной церкви сего 1905 года 6, 8 и 13 ноября, препятствия к сему браку никакого никем не объявлено.

и) для удостоверения безпрепятственности сего брака представляются письменные документы:

- от жениха Билет, выданный и КДК на вступление в брак от 15 сентября 1905 г. За № 10791; свидетельство о явке к исправлению воинской повинности, выданное Галичским уездным по воинской повинности Присутствием октября 18 дня 1903 г. № 835; выписка из метрик о рождении, выданным причтом Афанасие-Кирилловской церкви погоста Замошья 1892 года марта 22 дня; свидетельство о битии у исповеди и Св.Причастие от причта Покровской церкви села Кабанова от 9 ноября 1905 г., за № 62;

к)посему бракосочетание означенных лиц предположено совершить в вышеупомянутой Николаевской церкви сего 1905 года ноября 13 дня в указанное время, при посторонних свидетелях.

т) что все указанное здесь о женихе и невесте справедливо, в том удостоверяют с подписью как они сами, так и по каждом поручители, с тем, что если окажется ложным, то подписавшиеся повинны за то по суду по правилам церковным и по законам гражданским.

Жених учитель Рылеевской церковно-приходской школы Галичского уезда Федор Николаев Иорданский.

Невеста дочь заштатного диакона местной церкви Аполлинария Федоровна Олеандрова.

Поручители по женихе: Солигаличского уезда Николаевской церкви села Корцова псаломщик Александр Николав Иорданский; Галичского уезда Ильинской церкви, что в Селитской волости, псаломщик Иоанн Николаев Иорданский.

Поручители по невесте: 1-го Кологривского благоч.округа Ильинской церкви села Ильинского священник Иоанн Федоров Олеандров; воспитанник КДС 5 класса Александр Федоров Олеандров.

Производили обыск: священник Владимир Петров Белорусов, псаломщик Павел Александров Богоявленский.


Только после проведения всех этих мероприятий совершилось таинство венчания: «Ноября 13 дня венчаны:

Жених Галичского уезда учитель Рылеевской церковно-приходской школы Федор Николаев Иорданский, правосл. Вероисповед., первым браком, 23 лет.

Невеста Солигаличского уезда дочь заштатного диакона местной Николаевской церкви села Верхнего Березовца девица Аполлинария Федорова Олеандрова, правосл. Вероисп., первым браком, 22 лет.

Таинство брака совершал священник 1-го Кологривского благоч.округа Ильинской церкви села Ильинского Иоанн Олеандров с диаконом Успенской церкви села Нижнего Березовца Алексеем Островским и псаломщиком Павлом Богоявленским.

Поручители были

при женихе: Солигаличского уезда Николаевской церкви села Корцова псаломщик Александр Николаев Иорданский и Галичского уезда Ильинской церкви, что в Селитской волости, псаломщик Иоанн Николаев Иорданский.

По невесте: 1-го Кологривского благоч. округа Ильинской церкви села Ильинского священник Иоанн Федоров Олеандров и воспитанник КДС 5 класса Александр Федоров Олеандров.

Николаевской церкви села Верхнего Березовца священник Владимир Белорусов.

Псаломщик Павел Богоявленский. 1905 г, ноября 16дня».


Поскольку я обладаю всеми этими документами, которые, быть может, незнакомы моим современникам, но, я надеюсь, интересны им, я и решила здесь эти документы выложить.

Как видно из этих документов, 120.Федор Иорданский приходится родным братом 116.Александру Иорданскому, о котором я рассказывала в Истории первой, и оба они – четвероюродные братья моего папы 135. Иорданского Анатолия Михайловича.

Замечу еще, что в Нижнем Новгороде, как оказалось, живет женщина – потомок Аполлинарии Олеандровой, жены Федора Иорданского, мы с ней познакомились через Форум, правда, не встречались, общаемся по телефону и через интернет. Она, тоже озабоченная поиском своих родовых корней, связалась по переписке с жителем Солигалича местным краеведом, и он по ее просьбе разыскал в Верхнем Березовце и могилу 120.Федора Николаевича Иорданского (1882-1934), и Аполлинарии, жены его, обустроил их, прислал фото. Значит, Федор Иорданский вернулся из Северных мест и умер уже в родном краю.


Этот краевед из Солигалича (не называю его имени, поскольку я не испрашивала у него разрешения на публикацию его материалов) писал в Нижний Новгород своей корреспондентке: «Семья Анны Федоровны Иорданской многим казалась странной. Она из глубоко верующей семьи, тихая женщина, от которой никто никогда не слышал громкого слова. И он. Инженер – механик, в голове всю жизнь всевозможные рацпредложения. Всегда ругался с начальством разных уровней. Как они могли сойтись вместе? Но в жизни все бывает. Тем более, если вспомнить страшные тридцатые годы. Когда сначала на три года осудили ее отца, а затем он умер. В доме было много икон. Возможно и из Николаевской церкви. Когда церковь стали использовать под склад, прихожане разбирали иконы по домам. Но когда настали не менее страшные девяностые, почти все было продано за копейки приезжим скупщикам. Наследниками тех, кто в свое время спасал церковное имущество. Когда старшего сына Станислава увезли в дом престарелых, почти сразу в доме сломали дверь. Думаю, что кто-то из своих, соседей. Я был в доме в начале двухтысячных, когда уже начала проваливаться крыша. Удалось попасть только в одну комнату. Собрал бумаги и фотографии, те, которые были еще в нормальном состоянии. Старший сын был очень похож на отца. У отца в последние годы жизни стало плохо с головой. Он постоянно ходил по поселку и все время что-то сам себе говорил. И Станислав в последний год также ходил бесцельно по окрестностям и все чего-то нашептывал. Младший сын Евгений жил в Солигаличе, наверное, там и похоронен. Но его я не знал».

Этот же краевед прислал фото дома причта, где жил диакон Ф.Н.Иорданский с супругой А.Ф., урожденной Олеандровой, и дома, где жила их старшая дочь Анна с мужем В.Л.Петровым и детьми.

Село Верхний Березовец Солигаличского района. Дом Петровых на фоне дома причта. Через дорогу, напротив этих домов, и сейчас находится Николаевская церковь села Верхний Березовец и кладбище. Фото начала 21 века.


Вот такие две истории помогли мне узнать немного больше о жизни представителей моего Родословного Древа от Алексея Даниловича Домнинского.


А что же наша Ветвь Древа, от пра-прадеда моего Иоанна Данииловича Иорданского? И здесь буквально за последний год у меня наметилось значительное проникновение в ширину Истории Рода.