ФОРМИРОВАНИЕ ТОРГОВОГО ЦЕНТРА В ГОРОДЕ ГАЛИЧЕ

Костромской Галич — один из самых древних городов России. Летописное упоминание о нем, дошедшее до наших дней, относится к 1238 г., однако, археологические раскопки, проводившиеся на территории города, дают основание предполагать, что поселение на месте современного Галича существовало в XII в.

Издревле город формировался как торговый. В XVI в. он был уже известен торговлей пушниной, а позднее и кожевенными товарами, имел связи с Архангельском, Москвой, Петербургом. Через Галич проходил оживленный торговый путь из Москвы в Вятку (тогда г. Хлынов). В конце XVIII в. по объему торговли Галич занимал первое место среди уездных городов губернии.

В 1845 г. в Галиче учреждается восьмидневная ярмарка, открывшаяся 1 декабря.

После указа 1763 г. ”0 сделании всем городам их строению и улицам специальных планов по каждой губернии особо” в числе городов Костромской губернии, получивших планы, был и Галич.

В соответствии с классическими принципами градостроительства, разработанными мастерами отечественной архитектуры XVIII-XIX вв., облик города определялся прежде всего планировкой и застройкой центра, где, как правило, размещались общественные здания.

Для Галича как торгового города главными в застройке центра были торговые ряды. В дополнение к "конфирмованному” в 1781 г. плану на город в 1800 г. в Галич высылается "образцовый" чертеж и предписание... "построить каменный гостиный двор по фасаду Костромского" (1). По плану ряды размещались по периметру квадратной площади. Галичское купечество не спешило с постройкой каменных лавок.
Ряды начали строиться только в 1820 г. по другим проектам.

Автором галичских рядов считается губернский архитектор П.И.Фурсов, работавший в этой должности с 1823 г. Исследования, проведенные автором этой статьи, позволили проследить историю строительства рядов, уточнить даты, а также имена архитекторов, принимавших участие в их сооружении.

Городское "торговище" расположилось за стенами кремля на правом берегу речки Кешмы, впадающей неподалеку в Галичское озеро, и к началу XIX в. представляло собой хаотичную застройку из деревянных лавок и амбаров.

В январе 1818 г. вновь назначенный галичский городничий Грамотин писал в рапорте губернатору Баумгартену о том, что галичское купечество, "... прежде утруждающее начальство о разрешении постройки ...гостиного двора, ...по сих пор о выстроении ни мало не заботятся", а между тем "...приходящий в ветхость деревянный гостиный двор, занимающий в себе 272 лавки и амбара... угрожает немалою опасностию... Пролегающая через оной... главная по городу дорога чрезвычайно тесна так что не только в больших екипажах, но и в обыкновенных санях разъехаться очень трудно. Среди оного крыша проход между лавок прикрывающая и связи оную поддерживающие по крайней ветхости могут обрушиться". (2) Баумгартен, недавно занявший пост губернатора, просит представить ему план и фасад галичских рядов. При рассмотрении представленный проект был отвергнут.

В 1819 г. в Костроме было закончено строительство так называемой овощной линии по проекту академика В.П.Стасова. Архитектурное решение этих рядов резко отличалось от "образцовых" схем рядов в виде замкнутого четырехугольника, окруженного арочной галереей. Галерея рядов Стасова имела колоннаду. Это было новое решение, под впечатлением которого Баумгартен предложил губернскому архитектору Н.И.Метлину выполнить новый проект рядов для Галича: "требовал я от галичского городового магистрата план и фасад упомянутым лавкам, который рассмотрев и находя для украшения города не только весьма недостаточным, но даже могущим представить и самое безобразие, а потому... предписываю Вам вместо оных составить фасад согласно устроенных в здешнем губернском городе лавок овощной линии, а план согласно сделанному назначению моим предшественником... по составлении представить ко мне."

В августе 1820 г. проект был составлен. Н.И.Метлин сообщает: "...велено мне... в уездном городе Галиче для постройки каменных лавок составить фасад согласно устроенных ныне в здешнем губернском городе лавок овощной линии, который... мной составлен и при сем... представить честь имею" (4).

Проект Метлина направляется в Галич с предписанием "... немедленно представить оный градскому обществу... дабы постройка начата была без промедления и чтобы старые обветшавшие лавки... подверглись сломке" (5).

При рассмотрении "градским обществом" проект получил замечания, которые внесли существенные изменения в планировку площади. Губернатору было сообщено, что купцы "...к построению ... каменного гостиного двора приступить согласны, но находят следующие неудобности... в присланном плане и фасаде назначена длина одного корпуса 50 сажен, а другого 30, в ширину оба по 30. Купечество и мещанство рассмотрев положение места предполагает построить... не один, а вдруг два равных корпуса мерою каждый в длину и ширину по 30 сажень... в середине с четырьмя въездными воротами, через что план и фасад соблюдены будут, а 20 сажень в длину оставить... через что площадь подле гостиного двора усугубится в пространстве" (6) Были также замечания по размерам лавок. После поправок ряды начали строить.

Перед началом строительства была сделана схема корпусов, лавки пронумерованы и распределены между застройщиками, но тут возникли неожиданные осложнения (7).

Торговцы железо-скобяными товарами купцы Брудастовы взялись строить семь лавок (с № 29 по № 35), выходящих на площадь. Купцы, торгующие "красным товаром”, в 1821 г. обратились с жалобой в сенат на неправильное распределение торговых мест. Жалоба разбиралась долго: только в 1826 г. последовал указ губернатору "...железный ряд отнести в более глухое место” (8). Очевидно, желающих на "более глухое место" не нашлось, ряды так и остались недостроенными.
Торговая площадь в Галиче имеет значительный уклон к югу в сторону озера. На уклоне размещены и корпуса рядов. На длине корпуса 60 м перепад рельефа составляет более 2,5 м. При закладке здания рельеф участка был учтен недостаточно, поэтому, как писал губернатору в августе 1823 г. один из застройщиков, часть здания, "...составляющая последний угол корпуса... по Архангелогородской улице..., зарывается в землю, которую надо снимать на 2 аршина, что обременительно" (9).

Для обследования создавшегося положения и корректировки проекта в Галич был командирован недавно назначенный после смерти Метлина губернский архитектор П.И.Фурсов (10), а галичскому городничему было указано ..."придерживаться уже вновь составленного фасада и части плана гостиному двору” (11).

Изменение проекта, очевидно, свелось к тому, что вместо корпусов в виде замкнутого четырехугольника с въездами по центру каждой из сторон, акцентированных фронтонами, было предложено сделать по два изолированных "П"-образных здания с проездами между ними для того, чтобы можно было поднять по рельефу часть корпуса и сократить объем земляных работ. Этим ограничивается участие Фурсова в постройке "верхних" рядов в Галиче. Автором "верхних" рядов следует считать П.И. Метлина.

Как сообщал городничий в 1824 г., "существовавшие в городе Галиче на площади деревянные лавки сломаны" (12). Одновременно был заключен контракт с помещицей Рогозиной на мощение торговой площади "шириной на 40, а в длину на 100 сажень... имеющиеся бугры снять, ямы где были погреба... засыпать землею и зделать всю площадь ровною и для проезда и прохода людей безопасною" (13). Работа должна была закончиться через год — в сентябре 1825 года.

В 1825 г. торговцы хлебными и мучными товарами вошли с ходатайством в городскую думу о разрешении построить им 16 каменных лавок "не соответствуя гостиному двору" (14), а на противоположной стороне площади ..."своим коштом в один год". При обсуждении в думе мнения разделились: высказывались соображения, что гостиный двор в этом случае не будет достроен. В 1826 г. вопрос рассматривался в сенате, и в 1827 г. губернатор сообщил галичской думе "...возвращенный ко мне министерством внутренних дел план и фасад 16-ти каменным лавкам... в Галиче препровождаю... в градскую думу и предписываю озаботиться о немедленной постройке лавок" (15).
В 1828 г. 16 лавок начали строиться. По срокам и качеству строительство шло не так успешно, как предполагалось. В конце 1829 г. губернатору сообщалось, что "... по сие время в черне отделан один корпус и замещен хлебными торговцами, а другой еще не покрыт" (16). Второй корпус был выстроен в 1830 г. Плохое качество отмечено губернским архитектором, командированным в Галич, он ..."уведомляет о... неправильном продолжении вновь начатой постройки... мушных лавок и значительном отступлении от утвержденного плана и фасада... аркады, карниз, фронтон и прочее делают крайне безобразно и даже не прочно... отчего и самое здание долженствующее быть украшением большой площади самой лучшей части сего города при таковых неправильностях означает значительную противоположность" (17). Возможно, что корпуса "нижних" рядов строили по "образцовому" проекту. Не исключено, что их проект составлял и П.И.Фурсов, так как время их строительства совпадает с его плодотворной деятельностью на посту губернского архитектора. Документальных подтверждений той или другой версии пока не обнаружено.

В наши дни центральная площадь в Галиче с верхними и нижними рядами является памятником градостроительства XIX в.

После организации Костромской СНРП мастерской в Галиче были начаты ремонтно-реставрационные работы по комплексу рядов. Из-за неблагополучных гидрогеологических условий и плохого качества работ при строительстве здания находились в тяжелом конструктивном состоянии. Ставилась под сомнения возможность их восстановления. Реставрационной мастерской была проделана большая работа по инженерному укреплению и реставрации рядов. В результате памятник из руинированного состояния возвращен к жизни.

Проектом реставрации было предложено произвести частичную достройку восточной части корпусов по бывшей Архангелогородской улице (ныне улица "Гора Смычки") в соответствии с первоначально запроектированным угловым очертанием, что и было выполнено.

1. ГАКО, ф. 133 (канцелярия губернатора) оп. 14, ед. 4058, л. 22. Копия предписания губернатора Галичскому магистрату на построение каменного гостиного двора. 1800.

2. То же. — л. 1. "О ветхости гостиного двора и предвидимых от оного и отстоящих внутри города кузниц опасности". 1818.

3. То же. — л. 27. Ордер губернскому архитектору на составление нового проекта галичских рядов.

4. ГАКО, ф. 133, оп. 14, ед. 3096, л.

1. Рапорт губернского архитектора Н.И.Метлина о составлении проекта Галичских рядов. 1820.

5. То же. — л. 2. Ордер галичскому городничему о начале строительства рядов. 1820.

6. ГАКО, ф. 133, оп. 14, ед. 4058, л. 32. Рапорт галичской думы губернатору о рассмотрении проекта рядов с замечаниями. 1821.

7. То же. — л. 39. Рапорт галичского городничего губернатору "О встретившемся при раздаче мест под постройку каменных лавок затруднении". 1821.

8. то же. — л. 85-99. Указ сената губернатору перераспределить ряды с отнесением железо-скобяных лавок "в более глухое место".

9. ГАКО, ф. 133, оп. 3, ед. 7821, л. 1. "О неудобстве места для постройки лавок в Галиче". 1823.

10. ГАКО, ф. 133, оп. 14, ед. 4058, л. 65. Ордер губернскому архитектору П.И.Фурсову "Осмотреть постройку гостиного двора" и сделать на месте необходимые поправки к проекту.

11. ГАКО, ф. 133, оп. 3, ед. 7821, л.

2. Ордер галичскому городничему о поправках к проекту рядов.

12. ГАКО, ф. 133, оп. 6, ед. 13017, л.

2. Сообщение городничего, что в 1824 г. деревянные лавки на площади сломаны.

13. ГАКО, ф. 217 (Галичская городская дума), оп. 1, ед. 446, л. 10. Контракт с помещицей Рогожиной на благоустройство торговой площади. 1824.

14. ГАКО, ф. 217, оп. 1, ед. 343, л. 32-38. Обсуждение в думе вопроса о строительстве "Мушных" лавок. 1825.

15. То же. — л. 55. Предписание губернатора галичской думе разрешить строительство лавок там. где просят купцы. 1827.

16. То же. — л. 79. Сообщение городничего о ходе строительства "Мушных" лавок. 1829.

17. То же. — л. 71. Сообщение городничего о плохом качестве строительства на основании замечаний губернского архитектора. 1828.

***

ИЗ ИСТОРИИ ОДНОЙ ПЕРЕПИСКИ

Галичское духовное правление донося о ветхости занимаемого деревянного дома испрашивало о дозволении... построить вновь каменный, представив при оном доношении план и фасаду с сметою... через г-на губ.архитектора...

1824 г. июля 15.

РАПОРТ ФУРСОВА от 4 марта 1826 года

...на счет присланного в губернское правление... плана, фасада и сметы на построение вновь каменного здания для... галичского духовного правления... имею честь донести, что по разсмотрении плана и фасада и соображая оные с правилами архитектуры нахожу: что план и фасад для построения помянутого здания сочинены слабо, — вовсе не соответствует с правилами архитектуры и не может служить к руководству при построении сего здания именно:

1) прочность всякого здания зависит не от одной доброты употребления в дело лучших материалов, но не менее того, и от пропорциональности частей составляющих оные; и потому тонкие стены не могут дать настоящей прочности перевязки и скрепы, каковая должна быть; а в плане показана толстота стены (наружной капитальной) 12 вершков, то есть в два кирпича сие несообразно. При том же таковые стены подвержены более действию атмосферы — жару, стужи, сырости и пр. Почему сие должно взять в уважение особенно в холодном климате северного нашего края и еще обстоятельство не менее достойное внимания: тяжесть давления верхних частей как-то: потолка, железо-листовой кровли со стропилами и обрешеткою от таковой неправильности легко может произойти опасные следствия разрушения. Содержание пропорций для сего как 1 к 10 и даже как 1 к 8.

2) Удобность в сем плане также необходима: самая фигура сего квадрата даст больше безобразия и препятствий в устроении особенно кровли, в расположении комнат нет надлежащего сообщения между собою, — и противуположно настоящему размещению оных, ибо черные комнаты чулан, сторожа и арестанские показаны по лицу улицы: — лучшие же чистые обращены на двор, — архив не довольно огражден от безопасности, но по моему мнению и соображению высочайшим установлениям насчет построения казенных зданий. Архивы по возможности хранящихся в них делах, книгах, документах и прочего должны быть сколь возможно обезопасены от всех несчастных непредвиденных случаев. Печей показано в плане недостаточно для нагретия стольких комнат. Отхожие места необходимости своей должны определительно быть устроены, что в плане совсем забыто.

3) Красота здания составляет важный результат архитектуры; тем более требуется для сего искусства дабы соединить между собою: удобность, и прочность, и красоту в здании и через то показывается достоинство оного, посему должно чтобы внешняя благовидность и самое здание делало бы украшением окрестностей, где оное состоит; особенно когда оное имеет более отличия по предмету своего назначения, но в фасаде сему дому не нахожу соблюдения правильной соразмерности, приличного вида соответствующего сему зданию. Показав причины и обстоятельства по коим сей план и фасад есть неудобен и почему не имеет надлежащего достоинства, сочинил вместо оных новые рисунки: план, фасад, профиль и детальные части плана, фасада и разрезы для удобопонятности в размерах и составления по оным шаблонов в натуральную величину при производстве работ входящих в состав строительных. Долгом поставлю представить все сие на благорассмотрение Вашего превосходительства.

Костромской губернский архитектор ФУРСОВ

Из архивных выписок К.Г.ТОРОП. ГАКО. Ф. 133, 29, 75.

Историко-краеведческий журнал «Губернский дом» № 22
The literature of Kostroma region