III. ИССЛЕДОВАНИЯ И НАХОДКИ КРАЕВЕДОВ
И.Х. Тлиф (Кострома)

Почётный гражданин и кавалер
Иван Васильевич Маянский

Род Маянских во 2-й пол. ХIХ века был достаточно известен среди костромских жителей. Их знали как состоятельных купцов, имеющих лавки в лучших торговых местах города, а также как щедрых жертвователей, долгие годы подвизавшихся на стезе благотворительности в Костромском Попечительном комитете о бедных [1].

Силу этому роду дал Иван Васильевич Маянский. Он родился около 1797 года в селе Прискокове Костромского уезда. Село это на карте Костромской губернии место замечательное, овеянное старинными преданиями, пронизанное глубокой исторической памятью. В середине XVI века оно находилось во владении Бориса Федоровича Годунова – будущего “царя и великого князя всея Руси”, а Христорождественский храм села долгое время был приходским для потомков легендарного Ивана Сусанина, которые с 1633 года проживавали вблизи Прискокова в деревне Коробово. Возле стен Христорождественского храма покоится прах дочери Ивана Сусанина Антониды, внуков Даниила и Константина, правнуков...[2]. В той же земле лежат предки Ивана Васильевича Маянского.

Сам Иван Васильевич вышел из низших слоев духовенства: отец его, Василий Иванов [3], до 30-х годов Х1Х века служил дьячком в Прискоковском храме, одноклирном, в то время деревянном, уже потихоньку ветшавшем. В Судиславском духовном правлении, в ведомстве которого был Христорождественский храм, Василий Иванов зарекомендовал себя как человек “трезвый и скромный”, службу и катехизис “знающий”, отличающийся “не худыми нравами”, “порядочным житием” [4]. Кроме старшего сына Ивана, рожденного от первого брака, в семье его было еще четверо сыновей и три дочери от второй жены. Обе жены Василия Иванова умерли рано, оставив его попечению детей и домашнее хозяйство.

Младшие сыновья пошли по стопам отца: Андрей с 1818 года устроился пономарем в церкви села Колышева Кинешемского уезда, Павел с 1828 года занял родительское место в церкви села Прискокова, Козьма и Полиевкт в начале 1820-х гг. поступили учиться в Костромское духовное училище [5].

Старший сын вынужден был изменить семейной традиции и в раннем, почти отроческом возрасте покинул родные места. Причина тому – вечный недостаток в доме: в маленькой церкви небогатого прихода даже самый трудолюбивый дьячок был просто обречен на беднейшую жизнь. В поисках лучшей доли Иван Васильевич ушел в губернский город, где в 1816 году приписался к костромскому мещанству и начал новую жизнь [6].

Молодой Маянский не чуждался никакой работы, но довольно скоро обнаружил в себе коммерческие способности, которые, при его трудолюбии и упорстве, позволили составить капитал. В 1820-30-х гг. он — энергичный подрядчик по торговым и строительным делам, в 1838 году — входит в костромское купечество по 3-й гильдии, в 1849 – купец 2-й гильдии [7].


Левая часть здания — постоялый двор Маянского И.В.

К 60-ти годам Иван Васильевич был владельцем постоялого двора, расположенного в центре города в каменном трехэтажном доме кирпичного завода, в котором хозяйствовал и управлялся сам, и двух каменных торговых лавок. Лавки Иван Васильевич держал: одну в Гостином дворе, вторую — “в мускатильной линии” городских рядов. В “мускатильной линии” чаем, сахаром, фарфоровой, хрустальной, медной посудой и деревянным маслом торговал “по прикащическому свидетельству” Сергей Степанович Ботников. В Гостином дворе – чаем же, сахаром, кофе, посудой, подносами и помадой, а кроме того, книгами, бумагой разных сортов, сургучом, карандашами и другими вещами производил торговлю Михаил Маянский, сын Ивана Васильевича [8].

Семьей Иван Васильевич обзавелся где-то в середине 1820-х гг. О его первой жене сведений не сохранилось. Вторая – Дарья Ивановна, дочь купца Ивана Осиповича Сметанина. Именно у Сметаниных в 1831 году Маянский приобрел двухэтажный каменный дом, который после городского пожара 1847 года восстановил почти заново и надстроил третий этаж. В этом доме, как ранее у тестя, и был размещен постоялый двор [9]. От обеих жен Иван Васильевич имел семерых детей: Николая, Михаила, Ивана, Павла, Марию, Елизавету и Екатерину [10].

Его повзрослевшие дети вступили в брак с потомками костромских купеческих фамилий и продолжили дело отца на торговом поприще* . Так, Николай Иванович взял за себя девицу из рода купцов Пастуховых [11]. Михаил Иванович – из рода Мясниковых [12], торговцев хлебным и мясным товаром. Иван Иванович женился на Анне Александровне Трусовой [13], отец которой имел собственную лавку и торговал кубовой краской. В той же лавке он скупал лен и холст, которые продавал на городской ярмарке и вел оптовую торговлю с санкт-петербургскими и московскими купцами [14]. Анна Александровна еще в начале ХХ века держала лавку в Гостином дворе и вела мелочную торговлю посудным товаром [15]. К одной из ее дочерей, Надежде Ивановне, перешло торговое место на Богоявленской улице: в ее мастерской в последнее перед революцией десятилетие костромские дамы приобретали шляпки самых различных фасонов [16]. Павел Иванович был женат на дочери плесских купцов Подгорновых [17], а старшая дочь, Мария Ивановна, породнилась с родом Ботниковых [18], один из которых, Геннадий Николаевич – потомственный Почетный гражданин, член Государственной думы – в начале ХХ века был городским головой и приобрел известность как меценат и благотворитель. Сквер, утроенный по его инициативе и на его средства, до сих пор называется среди костромичей “Ботниковским” и украшает площадку перед зданием нынешней мэрии в центре города. [19].


Дом Маянских.

Русское купечество вообще, и костромское в частности, известно своей благотворительностью. С одной стороны, тороватость подобного рода приносила купцам почет и награды, ослабляла налоги, с другой – удовлетворяла потребность православной души в очищении от грехов, покаянии через дело, благостыню.

Не был исключением и Маянский Иван Васильевич. Так, в 1869 году, достигнув 70-ти летнего возраста, он обратился в Костромской Попечительный о бедных Комитет, в котором давно уже состоял членом-благотворителем: “Имея с давнего времени усердие выстроить на собственный счет дом призрения бедных … для помещения в нем от 20 до 30 человек … покорнейше прошу о дозволении выстройки дома сделать надлежащее распоряжение…”. Перед подписью, там, где “руку приложил”, обозначено — потомственный Почетный гражданин, 2 гильдии купец и Кавалер… Почетное гражданство семья Маянских получила в 1857 году [20]. В 1872 году на городском Крестовоздвиженском кладбище открылось новое заведение общественного призрения – богадельня Маянского [21].


Шляпная мастерская Маянских
Совр фото В. Шевченко. Май 2002 г.

В характеристике, написанной Костромским Попечительным комитетом о бедных на представление Ивана Васильевича к ордену Станислава 2-й степени, перечислены “добрые дела Маянского”, в том числе и последнее: “До 1872 г. Попечительный о бедных Комитет не имел особого дома для призрения престарелых мужчин…, но член-благотворитель Маянский, по христианскому чувству сострадания к ближнему, построил на свой счет каменный двухэтажный дом, со всеми необходимыми службами, как то: погребом, амбаром и банею, тоже каменными, приготовив на 20 человек и мебель, и постели…” [22].

За 20 лет до того, в 1852 году, И.В.Маянский был награжден “золотою медалью на Аннинской ленте для ношения на шее — за значительные пожертвования в пользу Крестовоздвиженской церкви” в городе Костроме, а годом раньше Кавалерской Думой Всемилостивейше пожалован Кавалером Императорского Ордена Святой Анны 3 степени — за возведение его “иждивением в селе Прискокове Костромского уезда, вместо пришедшей в совершенную ветхость деревянной церкви, каменной церкви с колокольнею и снабжение оной утварью и ризницею” [23].

Церковь в Прискокове Иван Васильевич поставил в 1838, т.е. тогда, когда только началась его купеческая карьера. Прискоковская-то церковь и помогла нащупать его корни, подсказала место рождения, вывела на сословие, к которому он принадлежал. В 1834 году отец Ивана Васильевича был уже за штатом. Возраст его – около 60 лет — говорит о том, что здоровье уже не позволяло ему исполнять церковные обязанности. Долго ли он прожил? – не известно. Возможно, к 1838 году его уже не было в живых… Вот отсюда и храм — первая жертва, оставившего свой дом и свое сословие Ивана Васильевича: здесь и прощанье, здесь и любовь и вечная память!


Костромская Крестовоздвиженская церковь. Фото нач. XX в.

Самому Ивану Васильевичу был отпущен долгий век. Он умер в городе Костроме 92-х лет. Прах его покоится на Крестовоздвиженском кладбище — неподалеку от устроенной им богадельни и той церкви, которую он, как человек глубоко верующий и памятующий о своем духовном происхождении, щедро опекал и поддерживал при жизни [24]. Сегодня на месте кладбища стоит одна из городских поликлинник, высятся жилые дома, а кирпичи Крестовоздвиженского храма, разрушенного в 1930-е гг., укрепляют стены построенного в то же самое время льнокомбината им. И.Д.Зворыкина.

Место на карте каменной Крестовоздвиженской церкви и кладбища

1 Ф.397.Оп.1.Д.27.Б/н.

2 Зонтиков Н.А. Иван Сусанин: легенды и действительность. Кострома, 1997. С.- 85-86, 134-135. Свой храм в с.Коробове был построен в 1855 г.

3 В ревизских сказках по Костр.епархии церкви Рождества Христова за 1815 (декабрь) и 1834 гг. Иван Васильевич Маянский не значится. Вероятно потому, что в 1810-11 гг. (лет тринадцати-четырнадцати) он ушел из дома. Единственный Василий, который с конца XVIII до 1830-х гг. служил в этом храме – дьячок Василий Иванов (ок.1875-не ранее 1834), “сын вдовой пономарицы Парасковьи Ивановны”. Его вероятный отец – пономарь того же храма Иван Федоров (?- не ранее 1792). Вторая жена Василия Иванова - Марья Васильева (ок.1780- не позднее 1834); дети от второго брака: Андрей (ок.1804-?), Павел (ок.1809-?), Козьма (ок.1819-?), Полиевкт (ок.1821-?), Софья (ок.1807-?), Зиновья (ок.1811-?), Олимпиада (ок.1814-?). Ф.200.Оп.3.Д.385.Б/н; Ф.200. Оп.3.Д.392.ЛЛ.1150об-1151; Ф.28.Оп.1.ДД.87.Б/н.

4 Ф.28.Оп.1.ДД.137, 149, 177. Б/н.

5 Ф.200.Б/ш.Д.1280.Б/н.

6 Ф.200.Оп.3.Д.392.ЛЛ.1150об-1151.

7 Ф.497.Оп.2.Д.2113.Б/н.

8 Ф.497.Оп.2.Д.2113.Б/н.

9 Бочков В.Н. Старая Кострома.Кострома, 1997.С.- 70-72. Дарья Ивановна Сметанина (ок.1806-23.08.1871) – вторая жена Ивана Васильевича Маянского, дочь Ивана Осиповича, внучка Осипа Кузьмича Сметаниных. Ф.200.Оп.3.ДД.385, 392; Ф.56.Оп.3.Д.71.ЛЛ.162об-163).

10 Ф.200.Оп.3.Д.854.ЛЛ.3об-4. Николай Иванович (ок.1826-?). Ф.200.

Оп.3.Д.660.Б/н; Михаил Ив. (ок.1828-7.01.1901).Ф.200.Оп.3.Д.660.Б/н; Ф.56.Оп.3.Д.142. ЛЛ.158об-159; Иван Ив. (ок.1836-1.08.1908). Ф.56.Оп.3.Д.164.ЛЛ.193об,196; Павел Ив.(ок.1844- 8.06.1885).Ф.200.Оп.3. Д.660.Б/н;Ф.56.Оп.3.Д.73.ЛЛ.53об-54; Мария Ив.(ок.1830-?); Елизавета Ив.(ок.1833-?); Екатерина Ив.(ок.1838-?). Ф.200.Оп.3.Д.660.Б/н.

11 Любовь Петровна Пастухова (ок.1828-?). Брак заключен (далее =) не позднее 1848 г. Ф.200.Оп.3.Д.660. Б/н; Ф.133.Оп.17.Д.1490.Б/н.

12 Олимпиада Дмитриевна Мясникова (ок.1831-5.01.1900). Установлено на

основе анализа дел Ф.56.Оп.3.ДД.71.ЛЛ.18об-19,113об-114; 140.ЛЛ.128об- 129; Ф.497.Оп.2.Д.2113.Б/н.

13 Анна Александровна Трусова (ок.1845-не ранее 1917). = 19.02.1861 г. Ф.56.Оп.3.Д.71.ЛЛ.9об-10; Ф.340.Оп.2.Д.2340.

14 Ф.497.Оп.2.Д.2113.Б/н.

15 Ф.200.Оп.8.Д.97.ЛЛ.183-184об.

16 Ф.200.Оп.8.Д.117.ЛЛ.253-254об.

17 Александра Петровна Подгорнова (ок.1854-9.01.1896). Ф.56.Оп.3.Д.128.ЛЛ.156об-157. = 26.01.1866. Ф.56.Оп.3.Д.71. ЛЛ.81об-82.

18 Сергей Степанович Ботников (ок.1820-?). Ф.200.Оп.3.Д.854.ЛЛ. 89об-90.

19 Ботниковы в середине ХIХ в. торговали хлебным, кожевенным товаром, готовыми сапогами.Ф.497. Оп.2. Д. 2113. Б./н.

20 Ф.397.Оп.1.Д.81.Б/н.

21 Ф.200.Оп.3.Д.854.ЛЛ.4об-5.

22 Ф.397.Оп.1.Д.84.ЛЛ.22об-24.

23 Там же. ЛЛ.22об-24.

24 Маянский Иван Васильевич (ок.1797-13.04.1886). Ф.56.Оп.3.Д.73.ЛЛ.59об-60.

Kostroma land: Russian province local history journal