Краткая записка о состоянии раскола и настоящем числе раскольников в Костромской губернии

П.А. Брянчанинов, Л.И. Арнольди.

Настоящее число раскольников в Kостромской губернии.

В Костромской губернии открыто ныне явных раскольников 20,587, тайных 27,485, и зараженных уже духом pacкола 57,571 душа обоего пола.

Расколы существуют в Костромской губернии издревле и так как никогда еще не были принимаемы здесь решигельныя меры для их уничтожения или ослабления и самые распоряжения правительства никогда не исполнялись в точности, то число раскольников постоянно увеличивалось. Надо предполагать, что и ныне открытое число раскольников тайиых есть далеко не истинное, потому что о действительном количестве раскольников в приходе может положительно знать один только приходский сващенник; но к сожалению, сельское духовенство, сделав из раскольников тайных главнейший предмет своих доходов, скрывает их от правительства, всячески потворствует их Наставникам и Ерсиархам и решается не редко за ничтожную плату показывать в духовных росписях детей раскольников крещенными в православии и венчанными в православной церкви, тогда как ни таинства крещения, ни таинства брака они не принимали; а других показывает бывшими у исповеди и св. причастия, когда они вовсе не исполняли сих важных христианских обязанностей.

Прежде не было тайных раскольников; но когда в 1833 году, по распоряжению высшаго начальства приказано было повсеместно составить именные списки раскольников, то поступление в раскол и совращение православных стали преследоваться законом гражданским как преступление, и это заставило новых раскольников тщательно скрывать себя от местнаго начальства, помещиков и духовенства.

Закон требует, чтобы дети, рожденныя от раскольников, были крещены в православии, чтоб браки совершались в церквах православным священником и наконец явные или записные раскольники обязываются при браках давать подписки о присоединении к православию или единоверию. Что остается делать раскольникам? Некоторые из них решаются исполнить сии два таинства (крещения и брака) и после приносят покаяние в этой слабости своим наставникам и из раскольников явных делаются тайными раскольниками, потому что с сего времени числятся уже Православными. Священники-же не только не доносят о том, что они не исполняют христианских обязанностей и продолжают оставаться тайно в расколе, но напротив того, показывают их обратившимися из раскола в Правоcлавие и получают за это награды от своего духовнаго начальства. Другие раскольники более зажиточные и более упорные откупаются деньгами от исполнения таинств крещения, брака, исповеди и св. причастия, а между тем тоже числятся в духовных росписях и в ведомостях земской полиции Православными. Вот причина существования огромнаго количества тайных раскольников в Костромской губернии.

Вероятно и все те, которые показаны выше зараженными духом раскола, суть уже настоящие тайные раскольники, но священники умалчивали о них в своих показаниях, уверяя, что им неизвестно, поступили-ли они действительно в раскол или нет, хотя и видят, что они совершенно отпали от Православия и близки к поступлению в раскол. Крестьяне православные, помещики и их вотчинные начальники, а наконец Головы и Старосты в удельных и казенных имениях не всегда знают настоящее число раскольников тайных, заботясь более об исправном платеже оброка, чем о нравственности и степени религиозности крестьянина; а некоторые, если и знают, то страшась лишиться лучших работников в случае преследования правительства, тоже скрывают их в своих показаниях. Вот причины, по которым надобно полагать, что раскольников тайных в Костромской губернии гораздо болес, чем сколько открыто их в настоящее время.

Кроме раскольников явных и тайных и лиц зараженных уже духом раскола и готовых поступить в раскол, в Костромской губернии весьма много крестьян, которые не будучи раскольниками, уклоняются от церкви и не исполняют христианских обязаностей. Ныне по распоряжению г. исправляющаго должность Начальника Костромской губернии, шесть чиновников его канцелярии занимаются поверкою исповедных книг по всем приходам, для узнания числа прихожан, не бывших у исповеди и св. причастия в продолжении последних пяти лет без всякой законной причины. Когда окончится этот труд, тогда можно будет видеть, как сильно заразилось от расколов народонаселение Костромской губернии безверием и холодностию к св. таинствам и как незначительно здесь число истинных сынов православной Церкви.

Шесть главных сект существует в Костромской губернии:
1. Поповщинская секта.
2. Секта Перекрещиванцев, или так называемая Поморская.
3. Нетовщина, или Спасово Согласие.
4. Хлыстовская секта.
5. Секта Скопцев.
6. Секта Странников, или Бегунов.

I. Поповщинская секта.

По Поповщинской секте открыто ныне раскольников явных 9,424, раскольников тайных 10,535 и зараженных духом раскола Поповщинской секты 21,377 душ обоего пола.

Учение Поповщины всем известно. Возникшая от Аввакума и Никиты Пустосвята и укоренившаяся в Poccии в следствие Стоглаваго Собора и исправления духовных книг при Пaтриархе Никоне, секта эта в последствии времени разделилась на многие отделы и толки, которых учение не имеет впрочем особенной важности и относится только до некоторых обрядов церковных. Раскольники поповщинской секты не признают священников православных, а принимают у себя беглых попов, молятся только образам стариннаго греческаго письма, крестятся двухперстным крестом, не признают святых угодников, явившихся после Никона; служат только по книгам, печатанным при Патриархах: Иове, Гермогене, Иоасафе и Иосифе; почитают только осьмиконечный крест, служат на семи просфорах, ходят при обрядах по солвцу и наконец не признают нигде на земле Церкви, а совершают таинства своими дарами, у себя в домах или сами, или посредством беглых священников. Из раскольников этой секты есть много фанатиков, которые действительно придерживаются своего учения из убеждения в правоте своих религиозных верований. Последователи этой секты считают в числе своих главных сектаторов и покровителей важнейших купцов в С.-Петербурге, Москве, Ростове, в Черниговской губернии между Стародубскими раскольниками и наконец в Бессарабии. В Костромской губернии Поповщинская секта наиболее укоренилась в Северной, Северо-Западной и Юго-Западной части Костромского уезда в селах в деревнях, принадлежащих ведомству Государственных Имуществ, в Восточной полосе Варнавинскаго уезда между крестьянами удельнаго ведомства; в Юго-Восточной полосе Нерехтскаго уезда, в имениях богатых помещиков; в Юго-Восточной полосе; Макарьевскаго уезда в казенных и удельных имениях; в г. Галиче, и его окрестностях и в Буанском уезде в помещичьих имениях в окрестностях села Молвитина.

II. Секта Перекрещиванцев.

По секте Перекрещиванцев открыто явных раскольников 7,501, тайных 7,997 и зараженных духом раскола этой секты 14,971 душ обоего пола.

Перекрещиванцы, или так называемые Поморяне, имеют в презрении православных священников; таинства, ими совершаемыя называют осквернением, а потому поступающих в их секту всегда исповедывают и перекрещивают вновь; не молятся за Царя и называют Его Антихристом, а чиновников, помещиков и всех мирян — его слугами; не только не признают браков, но называют брак блудом и ересью и живут все блудно и любострастно. Ненависть и презрение Перекрещиванцев к Православным и даже к сектаторам других сект доходит до последних пределов.

Поморская секта разделяется на множество разных толков и согласий, но различить их весьма трудно. В Костромской губернии раскольники этой секты придерживаются наиболее Федосеевскаго согласия. Федосеевцы, или Феодосианцы, отпали, как известно, от первоначальных Поморян за то, что последние стали, вследствие понуждения Правительства в царствование Императрицы Анны Иоанновны, молиться за царя без употребления однако-же императорскаго титула. Чиновник, посланный императрицею, для изследования поступков раскольннков Поморской секты, был некто Самарин и Федосеевцы, в насмешку за уступки, сделанныя в то время раскольниками, стали называть их не Поморянами, а Самарянами. Федосеевцы-же не молятся за царя и до сего времени. Эта секта сильнее и более других толков расплодилась в Poccии; она здесь разделяется между прочим на Старо-Поморскую или Старшовшину и Ново-Поморскую. Одну из них раскольники называют верою крепкою, а другую верою cлaбoю. Федосеевщина есть вера крепкая, потому что уставы сего согласия гораздо строже других сект; она считает между прочим всякое cooбщение с Православными за великий грех, даже покупка необходимых съестных припасов у Православнаго, должна по их правилам очищаться постом и покаянием. В случае принуждения местнаго начальства, земской полиции или помещиков, раскольник может идти к обедне в Православную Церковь, а для избежания наказания может даже бывать и у исповеди; за это на него налагается известное число поклонов, молитв и продолжительный пост. С бывшаго у исповеди и св. причастия, хотя для скрытия себя пред начальством и для избежания наказания, взыскивается еще строже: ему труднее получить прощение от Бога за это ocквернение; по тому, кто принял таинство Елеосвящения от православнаго священника, тому нет более спасенья, его душа погибла без возврата, на нем лежит печать Антихриста и он с этой минуты сделался его приверженцем и последователем. Раскольники даже не принимают в свою секту принявшаго таинство Елеосвящения.

Трудно исчислить весь вред, проистекающий от учения раскольников секты Перекрещиванцев; так в удельных имениях Варнавинскаго уезда, безнравственность раскольников доходит до того, что браков в Православных церквах почти не бывает. Раскольник, когда приходит ему время завестись хозяйкой, берет к ceбе в дом девку из другаго семейства, с согласия родителей, и живет с нею, как с женою. В следствие таких сожительств здесь образовалось нечто в роде особенной секты; живущие таким образом называют себя самокрутами, то есть окрутившими, или женившими себя сами. Ежегодно является на свет в таких приходах множество незакопнорожденных детей, как-то замечено в Уренской волости, Варнавинскаго уезда, в Семеновском, Уренском и Карповском приходах; наконец в той-же Уренской волости в последнее время некоторыя лица были уличены, а другие подозреваются и ныне в скотоложстве и мужеложстве.

Кроме своей безнравственности Перекрещиванцы и в особенности Федосианцы отличаются еще от других раскольников явным хулением Православной церкви и ее уставов, своею дерзостию в совращении в раскол Православных, пристанодержательством беглых раскольников и наконец духом непокорности и вражды к настоящему порядку вещей.

В Костромской губернии эта секта наиболее укоренилась в удельных имениях Варнавинскаго уезда в Уренском и Тонкинском приходах; в том-же уезде в поместьях князя Ливена; в Юго-Восточной полосе Костромскаго уезда, во всей западной полосе Нерехтскаго уезда, в селениях помещиков: князя Долгорукова, графа Ceнт-При, графини Зубовой и графини Апраксиной, во всем Чухлонском уезде, в Восточной полосе Солигаличскаго уезда и частию в Юго-Западной стороне Макарьевскаго уезда.

III. Нетовщина или Спасово Согласие.

По Нетовщине открыто ныне явных раскольников 3649, тайных 8433 и зараженных духом раскола по Нетовщине 21223 дугой обого пода.

Нетовцы или сектаторы Спасова Согласия, отвергая все таинства, говорят, что нет ныне ни в чем благодати, что нет святыни на земле, а все взято на небо. Уповая на однаго Спасителя, они утверждают, что он один знает, как и чем спасти грешников; они также, как и Поморяне, отвергают брак как таинство и полагают времена Антихриста уже наступившими. Раскольники этой секты, сравнительно с другими раскольниками, нравственны и кротки. Хотя они и чуждаются Православных, но не питают к ним той злой вражды, какую имеют ко всем вообще мирянам Перекрещиванцы. Нетовцы не имеют попов, потому что не совершают никаких таинств, но во время своих собраний для молитвы, их наставники читают им книги духовнаго содержания и поют духовныя песни. Духом Нетовщины заражены наиболее в Костромской губернии: вся Южная полоса Кинешемскаю уезда в имниях удельных и помещичьих, и в особенности между богатыми Кинешеменскими купцами, проживающими здесь на своих бумагопрядильных фабриках; Северная часть Юрьевецкаго уезда близь сел: Семеновскаго, Макатова и Троицкаго, между помещичьими крестьянами; Юго-Западная часть Макарьевскаго уезда в имениях казенных и удельных приказах: Ковернинском и Боярском и в Скоробогатовском обществе ведомства Государственных Имуществ, а также Силитскаго Общества Галичскаго уезда того-же ведомства.

IV. Хлыстовская Секта.

Хлыстов открыто ныне в Костромской губернии 520 душ обоего пола.

Секта Хлыстов существует в Костромской губернии с самых древних времен; можно полагать даже, что она здесь получила свое начало. Ученье Хлыстов, как известно, в высшей степени безнравственно и разрушает все связи семейныя, которыя служат краеугольным камнем благосостояния общественнаго. Достоверно нельзя изложить все учения Хлыстов, потому что поступающий в Хлыстовщину дает страшную клятву хранить в тайне и цель и обряды этой секты. В народе ходит молва, что если кто нарушит клятву, то всегда погибает потом жертвою мщения Хлыстов. Из разсказов священников, бурмистров, некоторых крестьян и других лиц разных уездов дознано ныне, что хлысты собираются здесь по ночам почти каждую Субботу и накануне всех дванадесятых праздников. Сперва они молятся, то есть читают какия-то особенныя молитвы, перемешивая их с словами без всякаго смысла, потом садятся за обильную трапезу и наконец после сытнаго и роскошнаго ужина, тушат в избах огни и совершают свальный грех. В пищу Хлысты употребляют все сладкое и всем другим явствам предпочитают мед; мяса они не едят, вина и других хмельных напитков тоже не употребляют.

Хлысты собираются на молитву и на любовь весьма тайно; где бывают собрания, там ставятся караульщики с дубинами, которые никого не допускают приблизиться к избе. У Хлыстов есть Богородица, которая обыкновенно избирается из красивейших женщин; в прежнее время была знаменита в Хлыстовской секте в Костромской губернии Ульяна Васильева в д. Старой, а теперь у них вновь избрана, говорят, в Богородицы, дочь крестьянина Федора Петрова, девица Александра 22 лет, проживающая в Богословской слободе, близь города Судиславля в приходе села Баран.
Нередко мать и сын, отец и дочь, брат и сестра состоят в одно и тоже время в этой секте и таким образом во время их тайных собраний происходят между ними постыдныя кровосмешения. Зная, что правительство в особенности преследует их ученье, Хлысты всячески скрывают себя от духовенства, они ежегодно бывают у исповеди и св. причастия и во все праздничные дни весьма усердно посещают церковь; у православных крестьян и даже у раскольников других сект они находятся в презрении. Отличительные признаки Хлыстов суть следующие: мужщины носят белые рубахи ниже колен, а женщины повязывают головы белыми платками и в особенности во время похорон; постов Хлысты не соблюдают, сапогов никогда не носят, даже самые зажиточные из них; в некоторых местах Хлысты носят еще постоянно теплыя зимния шапки с разрезом в двух местах и с шишками спереди. Почти все принадлежащие к Хлыстовской секте имеют лица бледныя и изнуренныя и чрезвычайно кротки, ласкательны и низкопоклонны. Из женскаго пола поступают в эту секту большею частию девицы, а если замужняя поступит в Хлыстовщину, то перестает жить с своим мужем и детей не рожает, по крайней мере весьма редко. В своих наружных признаках Хлысты имеют много сходства с Скопцами; но без освидетельствования нельзя было удостовериться, к которой именно секте принадлежат все поименованные раскольники, открытые ныне в Костромской Губернии под именем Хлыстов. Даже не везде известно название Хлыстов, а во всех местах, где они находятся, сельские священники и православные крестьяне дают Сектаторам этой секты разныя наименования, а может быть, что и эти разныя наименования означают разныя толки одной и той-же секты, имеющие каждый свою какую нибудь особенность. В Нерехтском уезде Хлысты извстны под именем Лядов, в Кинешемском — под именем Ханжей, вероятно потому что исполняя все таинства в Православных Церквах дла сокрытия себя перед начальством, они между тем состоят в расколе; в Северной части Костромскаго yезда — под именем Вертунов, потому что во время молитвы безпрестанно повертываются; в Южной же половине Костромскаго уезда опять под именем Ханжей; наконец в Северной стороне Юрьевецкаго уезд их называют просто Xлыстами, а в удельных имениях того же уезда в разных приходах близь посада Пучежа они называются Купидонами. Несмотря на все разысканияш от крестьян нельзя было дознать, от чего именно дано Хлыстам название Лядов и Купидонов. Первое название Ляд есть кажется ругательное слово между крестьянами и вероятно от него же произошло слово Лядащий; здесь существует даже поговорка: «негоден как Ляд». Название-же Купидонов дано Хлыстам потому, что между священниками и крестьянами есть убеждение, что раскольники этой секты во время своих ночных сборищ бывают совершенно нагие и имеют подобие Купидонов. Говорят, что Хлысты раздеваются до нага только в потьмах после молитвы и ужина, а Купидоны при самом начале собрания.

Хлысты находятся в Костромской губернии близь города Судиславля в прнходе сел: Бородатова, Залужья и Баран, в приходе села Kpиyшевa, в приходе села Кузнецова, близь села Краснаго в имениях князя Воронцова, князя Вяземскаго и князя Урусова и наконец в приходе Спас Бурани в д. Константинове помещика Скворцова, где почти все крестьяне обоего пола принадлежат к этой секте; в Нерехтскомь уезде близь сел: Середы, Упина, Сараева и Протасова в помещичьих имениях; в Юго-Восточной стороне Юрьевецкаго уезда в имениях удельнаго ведомства и в Кинешемском уезде близь сел Николы Белаго и Воздвижения в деревнях принадлежащих разным помещикам.

V. Секта Скопцов.

Учение скопцов и главная цель их всем известны. Производящий операцию называется Скопцами Богом и его приводят сюда из Кавказской области. Говорят, что крестьянин д. Смородиновой, Макарьевскаго уезда в приходе села Ковернина, Ефрем Петров несколько раз уже отправлялся за их главным Наставником и оператором и привозил его из далеких мест. Операция оскопления ныне, говорят, изменена и ограничивается подрезыванием только некоторых жил. Оскопивших себя и уже возвращенных на места прежняго жительства считается в Костромской губернии 12 душ обоего пола. Секта эта несколько раз появлялась здесь в разных местах. В деревне Акулихе 7 лет тому назад была открыта секта Скопцов и 22 человека сосланы тогда-же по суду в Закавказский край. В Юрьевецком уезде тоже появилась эта секта в недавнее время в двух приходах с. Филисова и с. Вознесенскаго. Многия лица в деревнях Палино, Ганино и Першино подозреваются и ныне в оскоплении, но без освидетельствования нельзя было дознать, к какой именно секте принадлежат крестьяне вышеозначенных деревень, потому что в образе жизни и в некоторых своих предразсудках Скопцы имеют много общаго с Хлыстами. В Макарьевском уезде была открыта секта Скопцов в приходе с. Ковернина в д. Талице и священник с. Ковернина Никанор Бахарский подозревает, что и ныне эта секта не искоренилась в его приходе. Он назвал 13 душ в деревнях Талице, Бетине и Смородинове, которые, по его словам, должны быть оскоплены в недавнее время. В Кинешемском уезде близь с. Вичуги лет 5 тому назад была открыта секта Скопцов, известная под именем: «Духовное пиво». По удостоверению исправника Макарьевскаго уезда, бывшаго в то время становым приставом в Кинешемском уезде, купцы Кобылевы подозревались тогда в распространении сего вреднаго учета. Учение секты Духовное пиво разнится от секты обыкновенных Скопцов в том только, что самая операция оскопления производится различным образом, смотря по летам оскопляемаго. Наконец в окресностях г. Чухломы скрывается от правительства дочь коллежскаго регистратора дворянка девица Самарина 52 лет, принадлежащая к секте скопцов, а в Солигалицком уезде проживает в имениях Горталовых в приходе с. Агуmuнa дворянка-же, оскопленная еще в юности девица 60 лет Дарья Яковлева Горталова. Чухломский соборный священник Михаил Разумовский полагает, что обе оне могут быть весьма опасны, как совратительницы и операторши.

VI. Секта Странников.

Секта Странников или бегунов, основанная леь 50 тому назад отщепенцем Филипповскаго согласия Ефимиес в Ярословской губернии, перешла сюда около 1835 года из деревни Сопелки и распространяется до сих пор в Костромской губернии главным Наставником этого согласия Федором Ивановым, беглым кантонистом, который по слухам имеет пристанище в Кинешемском и Костромском уездах у купцов раскольников, а иногда отправляется и в Нижегородскую губернию для привлечения в Страннический соглас сектаторов других сект.

В Костроме, по примеру Ярославской Коммиссии, была тоже учреждена особая Коммиссия по распоряжению г. министра внутренних дел для поимки Федора Иванова и его сообщников, и 18 человек были тогда-же пойманы и преданы суду, а Федор Иванов до сих пор еще остается не пойманным, хотя слухи о появлении его то близь с. Вичуги, то близь с. Решмы в Кинешемском уезде и в некоторых местах Юрьевецкаго уезда продолжают ходить в народе, а быстрое распространение Странников в Костромской губернии свидетельствует о необыкновенной деятельности сего вреднаго Наставника. Странники принимая все учения раскольников секты Перекрещиванцев, полагают еще, что для достнжения небеснаго царствия необходимо разорвать всякую связь с миром, быть гониму, угнетаему на земле и не признавать над собою никакой земной власти, а потому по примеру Апостолов и св. Отцев церкви поступоющий в секту Странников должен прежде всего уничтожить паспорт и все свои документы о звании, должен оставить свой дом, своих родных, скитаться в пустынях, скрываться на чужой стороне и быть вечно одержимым страхом преследования и наказания. Земная власть считается по их учению властию Антихриста, а признающий эту власть — слугою Антихриста.

Кроме Бегунов, или Странников, к этой-же секте принадлежат так называемые Странноприимцы, то есть люди, укрывающие у себя беглых и готовящиеся поступить со временем в Странство. В последнее время в Костромской губернии раскольники всех Безпоповщинских сект стали укрывать у себя Бегунов и для того устроивают в своих домах тайники, в которых скрываются Странники во время обыска или призда в дом незнакомых людей. Тайники эти устроиваются иногда так искустно между двойными стенами и в подпольях, что обнаружить их можно только по тщательном осмотре всей избы.

Ныне в Костромской губернии секта Странников и Странноприимцев в особенности сильно укоренилась: в Нерехтском уезде, в г. Плесе и его окрестностях, где в последнее время до 30 человек ушло в Странство из семейств мещан: Коуровых, Авериных, Комниных, Синцовых, Будышных, Бакакиных, Огурешниковых и других. Также в деревнях близь с. Писцова и с. Середы, где многие из раскольников секты Перекрещиванцев подозреваются в укрывательстве Бегунов.

В Кинешемском уезде близь сел: Углец и Вичуги, где пристанодержательство существует у раскольников купцов Кобелевых, из коих главный Абрам Кобелев проживает в д. Лякине у купцов Коноваловых в д. Вонячки и в деревнях Демидове, Левине, Харпине, Никановской, Тиноватке, Щетникове, и Ясине у крестьян раскольников Спасова согласия, из коих многие и сами ушли в Странство.

В приходе с. Бетман в д. Кобылине у крестьян удельнаго ведомства Кирилы Федорова и Николая Яковлева пристают Странники в большом числе. В приходе с. Шилекши, удельнаго-же ведомства из д. Стоянихи несколько чсловекь ушло в Странство; в приходе с. Дебова д. Митино и Малая подозреваются в пристаподержательстве и в особенности удельные крестьяне: Иван Григорьев, Иван Никифоров и Осип Никифоров. В приходе с. Даниловскаго удельнаго ведомства Никитинскаго приказа в деревнях: Данилове и Ликине многие раскольники занимаются Странноприимством и в особенности подозревается крестьянин Иван Александров. В приходе с. Георгиевскаго в помещичьих имениях в д. Большия Ломки скрываются Странники у крестьянина Андрея Васильева и кроме того в лесу близь этой деревни находятся землянки, где временно проживают беглые. В приходе с. Семеновскаго, что на реке Колдоме, множество семейств ушло в Странство, из деревень: Бобцыно, Борисовки, и Ведерной; еще подозреваются в пристанодержательстве: в д. Охлебники мещанин Николай Александров, в д. Бобцыне, крестьяне Андрей Степанов и Сергей Яковлев, а в д. Ведерной крестьянин Василий Васильев. В приходе с. Белаго Николы, вся деревня Дьяконово подозревается в деятельных сношешях с сектаторами Странническаго согласа. Многие крестьяне из этой деревни находятся в бегах, а другие в своих домах принимают беглых и более других подозревается вдова Наталья Леонтьева. В приходе с. Комарова Странники имеют пристанище в деревнях Зубцове и Алешутине.

В Юрьевецком уезде секта Бегунов появилась весьма недавно, а существует покуда только в двух местах в с. Филисове и в приходе погоста Троицкаго в деревнях Ратманихе и Рождестве.

В Костромском уезде Странники распространили свое учение в последнее время в деревнях, лежащих по берегу Волги против г. Плеса, близь сел: Краснаго, Здемирова, Сунгурова, Прискокова и других, припадлежащих разным помещикам. С каждым годом заметно увеличивается здесь число последователей Страннической секты. В приходе с. Николы-Плетней из деревень Тарасовки и Дубаскова несколько лиц ушло в Странство. В приходе с. Здемирова из деревень Ивановской и Шелкова князя Трубецкова до 20 душ находятся в бегах по расколу. Семейства Беловых и Беляшевых в д. Ивановской занимаются пристанодержательством и выстроили у себя за огородами особыя избы, в которых скрываются Странники и куда собираются они для молитвы. В с. Красном, купец Мазов, Федор Петров Берцин, Иван Молоснов дают в своих домах приют беглым раскольникам; у купца Шпажникова сын его Лот ушел в Странство, крестьянин Константин Петров со всем своим ссмейством находится в бегах. В приходе с. Сунгурова в деревнях: Дехтярихе, Нечесовой,. Безводной и Макарове почти все крестьяне раскольники принадлежат к секте Бегунов, или сами уходят в Странство или занимаются Странноприимством. Из деревни Абрамова крестьянин Тихон Дмитриев и жена его находятся в бегах по расколу, хотя до побега состояли оба по Поповщинской секте. Это доказывает, как легко принимается сектаторами всех сект учение Странников. Замечено также, что многие и не по расколу, а из корыстолюбивых видов дают у себя приют Христовым людям (так называют себя Странники). К числу последних пристанодержателей надобно причислить и Белопащпсв д. Коробова. Белопашцы пользуются особыми правами, дарованными потомству Сусанина царем Михаилом Феодоровичем, подтвержденными в последствии времени отдельными граматами императрицы Екатерины II и ныне благополучно царствующаго государя императора и избавлены от платежа всех податей и повинностей, а также от надзора Земской полиции и местнаго губернскаго начальства, которым без особаго разрешения запрещен въезд в д. Коробово. Это последнее обстоятельство заставило Странников искать дружбы и покровительства Белопашцев. В последние 10 лет Коробовцы особенно предались разврату и завели у себя во всех домах пристанодержательство. Всех Белопашцев считается 97 душ; а из них 56 душ Странников и пожилых людей с рождения не бывали у исповеди и св. причастия. Вообще все они чуждаются Православной церкви, предаются пьянству, не радеют о своем хозяйстве и владея 842 десятинами и не платя никаких податей, живут довольно бедно. Из Белопашцев Силиверст Андреев, Ефим Петров со всем своим семейством, Андрей Матвеев, Сергей Иванов суть главные пристанодержатели и покровители Бегунов.

О ГЛАВНЫХ НАСТАВНИКАХ И EPECИAPXAX.

Bсе расколы поддерживаются и распространяются всегда главными Наставниками и Ересиархами раскольников. Эти Наставники имеют иногда разныя побуждения и разныя цели. Одни из них религиозные фанатики, которые возмущаются всеобщим равнодушием в деле веры, и твердо убежденные в правоте своих религиозных понятий относительно некоторых догматов и обрядов Православия, стремятся единственно с этою целью к распространению своего учения на пользу ближних и для спасения своей души. Другие поступают в наставники из видов честолюбия, для приобретения власти и значения, сперва в своем приходе, а потом с распространением раскола и в местах самых отдаленных. Очень понятно, что место Наставника или Epесиapxa имеет в себе много прелести для купца или крестьянина; поступая в проповедники раскола, он тотчас же получает особое значение в своем околодке и начинает пользоваться всеобщим уважением: его слушаются, у него просят помощи, к нему приходят за советом, как к человеку ученому и грамотному, который умеет толковать слова св. Писания и объяснять все истины Евангельскаго учения. Когда-же такой Наставник действует с успехом в распространении раскола, привлечет в свою секту многих последователей и имя его прогремит между раскольниками даже в других губерниях, тогда он отправляется на совещания к другим Наставникам, как человек уже полезный расколу и скоро заводит с ними дружбу; все главные Наставники раскольников имеют между собою связи и сношения и действуют заодно во всех концах России, где только существует раскол. Такая известность, разумеется льстит самолюбию Сектаторов. Наконец весьма многие делаются Наставниками и собирают вокруг себя раскольников своей секты из видов корыстолюбия. Устроивают в своих домах моленныя, они делают большие поборы с своих легковерных прихожан; объезжая свои приходы для совращения в раскол православных, они пользуются подаяниями крестьян и везде встречают радушный прием; принимая у себя Странников, они получают с них за то деньги и кроме того имеют право употреблять в свою пользу их имущество, оставляемое Странниками всегда у Странноприимцев; Наставники купцы, у которых есть фабрики и заводы, всегда имеют лучших работников из раскольников, а наконец и беглыхь за ничтожную плату, a дружба с купцами-раскольниками, проживающими в других губерниях, помогает им сбывать с выгодою свои произведения, преимущественно пред фабрикантами православными. В случае-же законных преследований со стороны Правительства такие Наставники обращаются всегда к другим Ересиархам с просьбою о помощи и всегда почти получают эту помощь, для спасения их общаго дела. Когда знаменитый раскольник секты Перекрещиванцев купец Папулин был схвачен и для раскрытия его действий была учреждена Коммисия по распоряжению г. министра внутренних дел, то не проходило почтоваго дня, чтобы в Почтовой Конторе г. Судиславля не получались деньги на имя Папулина из Москвы, С.-Петербурга, Ростова, Рыбинска и других городов России. И много можно привести таких примеров, которые ясно доказывают, что большая часть Наставников и учителей раскольников занимаются проповедыванием раскола из видов корыстолюбия. В прежнее время кроме купца Папулина, который распространил учение Поморской секты в Костромском уезде, a ныне находится в Кирило-Белозерском монастыре был еще замечателен в Варнавинском уезде некто Слепышев, который поселил там раскол во всем удельном имении и котораго слово долгое время было законом для всей Уренской волости.

Ныне из Главных Сектаторов, Наставников, Epесиaрхов и двигателей раскола в Костромской губернии, особенно вредны по своему влиянию следующие:

Покровская церковь
Костромская губ., с. Стрельниково, Покровская церковь, старообрядцев Белокриницкой иерархии

В Костромском уезде. Казенный крестьянин Шутов в д. Стрельникове, главный Наставник Поповщинской Секты во всей Исунченской волости. Он имеет деятельныя сношения со всеми Московскими раскольниками; о действиях его по расколу было уже много дел в Костромской уголовной палате; но к сожалению все дела сии доходили до судебнаго места в превратном виде, потому что как зажиточный мужик и поддерживаемый богатыми сектаторами своей секты, Шутов всегда откупался деньгами от Земской Полиции и находил защиту и покровительство у своего местнаго Начальства и Духовенства. У него в доме есть моленная и он получает дары из Стародубских скитов Черниговской губернии, которыми и приобщает раскольников соседних приходов; сестра его Анастасия Шутова крестит новорожденных, и исправляет у раскольников различныя требы. В случае смерти или удаления Шутова, готовится занять его место раскольник Поповщинской секты, Московский купец Попов, проживающий в той-же деревне Стрельникове. В д. Опалихе князя Воронцова, причисленной к Преображенской Церкви г. Костромы, проживает крестьянин Иван Дмитриев Лебедев, главный раскольник и совратитель Старо-Поморской Секты, у котораго в избе тоже есть моленная. В той-же деревне и той-же секты крестьянин Семен Потапов, исправляющий у раскольников должность попа. Василий Михайлов Тресвятский, Егор Васильев Потапов и старуха Фекла Алимиева Кошкина суть главные проповвдиики раскола Ново-Поморской секты; они перекрещивают и совращают в раскол православных, объезжают приходы для собрания подаяний и имеют деятельныя связи с раскольниками их согласа. Вольноотпущенная девка Авдотья Сидорова в д. Степурине, у которой в доме есть моленная для раскольников секты Перекрещиванцев, и которая ездит даже в другие уезды для совращения в раскол православных. В г. Судиславле мельник Григорий Кузмин, наледник знаменитаго Папулина (См. историю Преображенскаго Кладбища, вып. I. и Постановления, вып. V.), у котораго раскольники собираются для молитвы во все праздничные дни. В приходе с. Бородатова в д. Погорелке проживает крестьянин Иван Федотов, у котораго по ночам собираются Хлысты для молитвы.

В Нерехтском уезде. Крестьянин Ареф Алексеев, главный наставник хлыстовской секты, проживающий в приходе с Сараева, в д. Силиверстове, у котораго бывают многочисленныя собрания Хлыстов и который весьма часто делает поездки даже к границам Костромского уезда, для распространения вреднаго учения Хлыстовщины и для исправления различных треб у раскольников этой секты. Крестьянин Осип Ильин, в с. Рожествине, два брата Носовы в д. Онисимцове и Иван Исаев в д. Юрцыне главные наставники раскольников секты Перекрещиванцев, у которых собираются раскольники для молитвы.

В Кинешемском уезде. Богатые Кинешемские купцы, проживающие близь с. Вичуги: Иван Миндовский по Спасову-Согласию, у котораго бывают собрания раскольников до 70 и более человек; купцы Кобелевы, которые подозреваются в пристанодержательстве Бегунов и у которых пристает иногда знаменитый наставник Странников Федор Иванов; купцы Коноваловы, которые тоже подозреваются в укрывательстве беглых расколников. Bcе эти лица весьма вредны по огромным денежным средствам, которыми они владеют и которыя дают им возможность делать связи с лицами правительственными в уезде и губернии.

В приходе в с. Спас-Березове удельнаго ведомства в д. Сидоровской проживает Старшина раскола Спасова Согласия Лукьян Иванов, исправляющий у раскольников все требы, а в приходе с. Даниловскаго в д. Олеховке крестьянин Muxaйло Иванов, который успел даже совратить в раскол соседних помещичьих крестьян.

В Чухломском уезде. Столярный мастер С.-Петербургскаго вечнаго цеха Гаврило Худин, проживавший в 4 верстах от г. Чухломы в д. Алешкине главный Ересиарх и Старшина раскольников Старо-Поморской секты. Во всем Чухломском уезде, а частию и в Солигаличском уезде раскол Старо-Поморской секты распространен Худиным и до сих пор он не перестает употреблять все средства для распространения своего вреднаго учения. Дом его устроен Лабиринтом со множеством дверей, лестниц, выходов и келий; моленная в этом доме была уничтожена и Худин перенес ее во флигель, где поселил старуху Ирину Алексееву, бывшую Игуменью уничтоженнаго правительством Саввинскаго кладбища и куда собираются для молитвы в большом числе раскольники всех соседних приходов. Важнейший после Худина проживающий в той-же деревне С.-Петербургскаго цеха мастер Василий Федоров готовится занять место наставника в случае смерти Худина.

В Галичском уезде в с. Шокша княгини Урусовой проживает главный наставник Поповщинской секты и исправляющий у раскольников должность попа крестьянин Василий Яковлев.

В Солигаличском уезде. В уездном городе Солигаличе мещанка Прасковья Лазарева, в монашестве игуменья мать Пелагея, проповедывающая раскол Старо-Поморской секты и образовавшая в последнее время вокруг себя целое братство из 30-ти раскольниц, из которых некоторыя уже приняли полное пострижение, а другия считаются еше белицами.

В Макарьевском уезде. В д. Малой Татарке игуменья Естифея Поповщинской секты, устроившая малый скит, в котором есть уже до 10 душ Сестер монахинь и белиц и в д. Выделки удельнаго ведомства крестьянин Саввин Дмитриев, один из главнейших совратителей и проповедников раскола по Нетовщине.

В Юрьевецком уезде. В приходе с. Семеновскаго в д. Лазунихе вольпоотпущенная девка помещика Кетова Ульяна Михайлова, главная наставница совратительница по Спасову Согласу, у которой в доме есть моленная; и наконец

В Варнавинском уезде открыто ныне более 50-ти человек Главных Наставников, Старейшин и Epеcиapхов обоего пола, большею частию из старцев и стариц уничтоженных скитов. Поселившись в починках, среди дремучих лесов, они поддерживают и распространяют раскол во всей Уренской волости удельнаго ведомства. Mногие из них имеют постоянныя сношения с Нижегородскими раскольниками, проживающими в скитах, и исправляют у раскольников все требы, а некоторые сохраняют и по сие время свои прежния скитския имена и носят особую одежду: Парамонты, Апостолики, мантии, скуфии и камилавки; занимаются изданием книг своего письма; учат грамоте малолетних детей и воспитывают их в духе раскола и разврата.

Главнейшие из них:

1) Максим Красильников в селе Урени, у когораго в доме бывают сборища раскольников;

2) Екатерина старица по иночески Еванфия, в том-же селе, у которой пристают беглые попы Нижегородской губернии.

3) Инокиня Манафа в д. Березниках.

4) Фрол Яковлев в д. Непряхиной;

5) Бывшая скитская Игуменья Енафа в д. Орлихе, которая живет в особой келье и носит скитскую раскольническую одежду;

6) Ефим Егоров, который содержит в д. Тонкине раскольническую часовню;

7) Яким Михеев, который содержит часовню в Зеленых лугах;

8) Cepгей Степанов, в д. Мокроносове, закоснелый раскольник и развратник, который был даже подозреваем в скотоложстве;

9) Старец Михей в починке Забегайки;

10) Старец Софроний в д. Лопатине;

11) Вахрамей Артемьев в починке Вахрамееве и наконец

12) какой-то отставной солдат, известный здесь под именсм Дионисия, который не имеет постояннаго жительства, а переезжает из однаго прихода в другой и повсюду проповедует раскол.

Кроме вышеупомянутых главных Сектаторов, в каждом приходе есть всегда один или два Наставника, которые заведывают всеми делами раскольников. Они обыкновенно довольно грамотны, толкуют в превратном виде и иногда с умыслом священное писание, исправляют у раскольников все требы, имеют у себя в домах моленныя и ведут подробные списки своим прихожанам, в роде исповедных книг, заведенных у приходских священников. Их имена и действия, а также и деревни, в которых находятся тайныя моленныя, подробно описаны в дневниках, прилагаемых при сей записке.

ПРИЧИНЫ СИЛЬНАГО РАЗВИТИЯ РАСKOЛA
В КОСТРОМСКОЙ ГУБЕРНИИ.

Причины укоренения и распространения здесь раскола суть двух родов: причины общия, свойственныя всем местам, где только гнездится раскол, и причины частныя или местныя, существующия собственно для Костромской губернии.

К первым должно отнести:

1) Религиозное заблуждение некоторых фанатиков, получившее свое начало в Poccии с самых древних времен и укоренившееся в особенности при патриархе Никоне;

2) Особенную прелесть, заключающуюся в расколе для необразованнаго простолюдина, который, поступая в раскол, делается членом отдельнаго общества, имеющаго свои законы, свои отличия и свои выгоды; а вместе с тем может приобресть, как было сказано выше, власть и значение в своем приходе;

3) Дух осуждения новаго порядка вещей, поселившийся в крестьянине со времен Петра Великаго и продолжаюищийся доныне: крестьянин и не-раскольник привержен к старине и смотрит на помещиков, чиновников и на духовных лиц, как на мирян, как на людей ему чуждых и по языку, и по одежде, и по нравам. Он говорит, что не исполняются ныне мирянами все уставы церкви, что сама церковь перестала отлучать от себя недостойных, что нет благочиния в храмах, что не соблюдаются посты, что корыстолюбивы чиновники, что безнравственно духовенство. И он приходит к той мысли, что в церквах нет более благодати, что таинства, совершаемыя недостойными служителями алтарей, не суть уже таинства, что времена Антихриста уже наступили и потому ищет он ceбе жизни более строгой, — силится составить отдельную касту, чтоб не иметь ничего общаго с погаными еретиками, так называет он всех православных.

Наконец 4) Снисхождение закона относительно преступлений по расколу еще более утверждает раскольников в их заблуждении и наглость их в распространении раскольничьих учений с каждым годом заметно усиливается. Раскольник знает, что при следствии он всегда откупится от земской полиции, которая или скроет вовсе, или сделает маловажным его преступление. К тому-же почти во всех уголовных делах есть всегда лицо, заинтересованное в преступлении, которое и силится вместе с правительством открыть и уличить виновнаго; а в преступлении по расколу напротив того все стараются закрыть преступление из собственных своих выгод; — помещики и их вотчинные начальники, чтобы не лишиться часто лучшаго работника и аккуратнаго плательщика оброка; удельное начальство и ведомство государственных имуществ тоже, чтобы не лишиться богатаго крестьянина и не заводить новых дел; а священник потворствует им, чтобы не потерять из своего прихода раскольника, который платит ему деньги, чтобы он не крестил и не венчал его детей по обрядам православной церкви и наконец, чтобы показывал его бывшим у исповеди и св. причастия. Вот почему земская полиция при следствиях старается скрыть преступления и берет с раскольников деньги почти всегда безнаказанно. Весьма редки примеры, чтобы раскольннк, пойманный в явном совращении в раскол православных, получил достойное наказание. Все ограничивается тем, что отсылают на увещание в Духовную Консисторию, между тем как ни один раскольник не обратился еще в православие в сдедствие таковых увещаний. Возвращаясь-же на место жительства, уверенный уже в безнаказанности, он всегда с новою дерзостию принимается за свой прежний образ жизни и проповедание раскола.

Причины частныя или местныя, вследствие которых с такою быстротою распространяются учения всех возможных сект, суть следующия:

Географическое положение Костромской губернии, посреди которой протекает Волга, составляющая во многих местах границу между двумя и тремя уездами и способствующая, как было сказано выше, пристанодержательству беглых раскольников; огромное количество лесов, которых находится в Костромской губернии более 5 миллионов десятин, и в которых поселяются раскольники в землянках, скрываясь от преследования правительства, и наконец соседство с Ярославскою и Нижегородскою губерниями, которыя сильно заражены расколом и в которых существуют еще до сих пор скиты и монастыри раскольнические. Второю местною причиною можно полагать промышленный дух Костромичей, которые не живут постоянно дома, а занимаясь промыслами всех родов и бурлачеством, большую половину года проживают в других губерниях на заработках. Возвращаясь оттуда, они нередко приносят с собою на родину новыя, вредныя учения раскольников и поселяют в своих семействах семена раскола. Особенная деятельность некоторых Наставников и Ересиархов, о которых в подробности изложено в дневниках, представляемых при сей краткой записке, — тоже не мало содействовала к распространению раскола в Костромской губернии. Потворство и корыстолюбие большей части чиновников Костромской земской полиции; безнравственность, корыстолюбие, нетрезвая жизнь и совершенное равнодушие к делу православия сельских священников, которые много способствовали умножению расколов и увеличению числа раскольников в своих приходах. Из дневников представляемых ныне; г. министру внутренних дел можно усмотреть, в каком виде найдены были чиновниками многие сельские священники, как на пример в селе Широкове Нерехтскаго уезда, в селе Теплягине Юрьевецкаго уезда, в селе Качалове Костромского уезда и во многих других местах; а некоторые из них нагло скрывают раскольников и даже сознаются в этом, как например священник Красных Усад в Макарьевском уезде, священник села Успенскаго, священник села Шилекши, и другие. Можно привести еше множество примеров, доказывающих до какой степени безнравственности доходило иногда сельское духовенство в Костромской губернии; но довольно будет указать на два примера, бывшие здесь в недавнее время. Лет 20 тому назад священник села Холм в Галичском уезде, Михаил Яковлев сам распространил раскол в своем приходе и, умирая требовал от своих прихожан под клятвою, чтобы они не оставляли раскола; а не болee как 7 лет тому назад умер в селе Болотове священник Алексей Дорофеев, который принадлежал к секте Хлыстов, был другом и главным сообщником знаменитой в Хлыстовской секте Ульяны Васильевой и совратил в эту-же секту свою жену и двух сестер своих, которыя еще живы. Наконец последняя и одна из главнейших местных причин отчуждения жителей Костромской губернии от православия, есть устройство 5-ти Единоверческих церквей в Макарьевском, Буйском, Варнавинском, Костромском и Кинешемском уездах и существование Единоверческаго Монастыря в Макарьевском yезде, которые, не принося здесь никакой пользы, служат только к явному соблазну православных. В 1800 г. митронолит Платон, вследствие просьб, поступивших к нему от множества Старообрядцев, дозволил устроить Единоверческую церковь в виде опыта, в надежде, что со временем Единоверцы обратятся в Пpaвослaвие. Митрополит руководствовался в этом случае словами Апостола: «Бых немощным, яко немощен, да немощныя приобряшу». — (Для слабых и я был им слабый, дабы приобрести слабых.) — Посл. Aп. Павла к Коринф., гл. 9, ст. 22. Но так как с 1800 года почти никто из Единоверцев Костромской губернии не перешел еще в православие, а напротив того много православпых сделались Единоверцами и весьма недавно еще несколько деревень Кинешемскаго уезда подавали просьбы святейшему правительствующему Синоду о дозволении им из Православия присоединиться к Единоверию, то из этого ясно можно видеть, что не следовало давать разрешения на устройство Единоверческих церквей в Костромской губернии и тем более, что число желавших поступить из раскола в Единоверие было всегда незначительно.

При том настоящий закоренелый раскольник никогда не присоединяется к Единоверию, потому что он прежде всего презирает и ненавидит священника, и Единоверческий священник в его понятии ничуть не лучше, потому что тоже рукополагается местным епископом. Раскольники очень хорошо поняли план правительства, возгордились этой уступкой и, называя Единоверие ловушкой, отвергают его наравне с Православием. Теже, которые еще не суть раскольники, но заражены уже немного духом раскола и придерживаются старины, те всегда из Православия поступают в Единоверие, чтобы укрыться от преследований помещика или своего местнаго начальства, заставляющаго их посещать храмы и исполнять христианския обязанности.

Во все праздничные дни все Единоверческия церкви наполняются в Костромской губернии не раскольниками, которые продолжают молиться в своих тайных моленных и часовнях, а Православными, отпавшими уже от Православия, в следствие совращения главных Единоверцев и устройства Единоверческих церквей. Таким образом не достигается цель правительства, дозволяющаго устройство Единоверческих церквей, единственно для обрящения закостенелых раскольников. Тут можно вспомнить слова того же Апостол: «Мал квас, все смешение квасит». — Посл. Ап. Павла к Галестам, гл. 5, ст. 9.

СРЕДСТВА К УНИЧТОЖЕНИЮ И OCЛАБЛЕНИЮ PАCКOЛОB
В КОСТРОМСКОЙ ГУБЕРНИИ.

Из всего вышеизложеннаго о состоянии раскола в Костромской губернии и о причинах, содействовавших усилению раскола, — можно вывести и все средства к уничтожению онаго. Они суть: удаление главных двигателей раскола, знаменитейших Наставников и Epecиapxoв раскольников; удаление тех из приходских священников, которые своим потворством и своею безнравственною жизнию содействовали к распространению раскола. Строгий надзор за действиями земской полиции в делах раскольников совратителей; уничтожение всех существующих здесь молитвенных домов и часовень, как явных, дозволенных правительством, так и тайных, открытых в настоящее время, потому что мпогия дозволенныя до разрушения моленныя безпрестанно исправляются раскольниками и существуют 50 и более лет, не приходя в ветхость, что ясно доказывает лукавство раскольников и потворство земской полиции; воспрещение выбирать в удельных и казенных имениях голов, старшин и старост не только из раскольников явных, но и из тех даже, которые не усердны в церкви и могут быть подозреваемы в принадлежности к расколу; обращение Единоверческих церквей в церкви Православныя или по крайней мере воспрещение устроивать на будущее время Единоверческия церкви без каких-нибудь особенных уважительных причин; устройство церквей Православных в тех местах, где деревни удалены на 50 и более верст от своих приходов, как на пример в удельных имениях Варнавинскаго и Макарьевскаго уездов; учреждение тайнаго полицейскаго надзора над лицами, подозреваемыми в пристанодержательстве беглых раскольников, частные обыски в домах пристанодержателей посредством благонадежных чиновников, медицинское освидетельствование тех из раскольников, которые подозреваются в принадлежности к секте Скопцов и наконец поимка Хлыстов во время их ночных собраний в тех деревнях и избах, которые указаны в представляемых при сем подробных дневниках.

Bсе сии средства суть единственныя для прекращения дальнейшаго развития раскола в Костромской губернии; принятие же только некоторых мер, принесет кажется гораздо более вреда, чем пользы; правительство может встретить тогда противудействия со стороны главных сектаторов и своим преследованием дать только повод и случай духовенству и земской полиции делать новые поборы с раскольников.

Состоящие при Министерстве Внутренних Дел:
Надворный Советник, Брянчанинов.
Коллежский Ассессор, Арнольди.
History and culture of Kostroma county