КАТЕНИНЫ

С очень давних времен, с XV века, а возможно, и много ранее, поселился на костромской земле род Катениных. Первый из дошедших до нас документов о владении Катениных в костромском крае датирован 1446 годом.

Начиная с этого года, архивы сохранили немало документов о службах и о земельных владениях Катениных, но ранние сведения о представителях этой старинной русской фамилии слишком кратки и отрывочны, чтобы можно было воссоздать биографии каждого отдельного лица. Даже даты их рождения и смерти установить нельзя.

К началу XVIII века во владении Катениных находились три большие поместья в пределах бывшего Чухломского уезда, со многими деревнями. Это были села Клусеево, Бореево и Занино.

Первая достоверная дата смерти одного из Катениных — Никиты Андреевича — 15 ноября 1691 г. взята из записей в Псалтыри, в которой потомки Никиты Андреевича записывали даты рождения и даты смерти своих детей и внуков вплоть до 1846 г. Итак, начнем с Никиты Андреевича. Он служил сначала стряпчим, потом в 1680—1686 гт. стольником и жил в с. Борееве.

Его единственный сын, Иван Никитич, умер 4 декабря 1737 года, имел он чин лейб-гвардии прапорщика, женат был на Мавре Денисовне, умершей 22 мая 1760 года.

У Ивана Никитича было 4 сына и 3 дочери, из них известна дата рождения только одного Василия Ивановича — 28 февраля 1716 г., известна и дата его кончины — 1 августа 1783 г. Остальные же его братья, Иван и Евграф, были, по-видимому, старше, а Федор — младше. Относительно же его сестер даты рождения вовсе не определены.

Иван Иванович в 1745 г. имел звание генерал-аудитора. Василий Иванович в 1745 г. был адъютантом Троицкого пехотного полка. Согласно сообщению Д.Ф. Белорукова, Василий Иванович, очевидно, в 50-х гг. служил в лейб-гвардии Семеновском полку. Выйдя в отставку в чине полковника, Василий Иванович занимал должность костромского губернского прокурора. Он был женат на Елизавете Васильевне (из какого рода, неизвестно) и имел одну дочь, Екатерину, о которой тоже не найдено никаких сведений. О дочерях Ивана Никитича: Ирина Ивановна была выдана замуж за гвардии прапорщика Ивана Якимовича Водова, Анна Ивановна — за неизвестного, по фамилии Белкин, и Надежда Ивановна — тоже за неизвестного, по фамилии Бартенев. Евграф Иванович и Иван Иванович, очевидно, умерли бездетными, а по смерти Василия Ивановича Федор Иванович сделался единственным владельцем всех трех катенинских усадеб в Чухломском уезде: Клусеева, Бореева и Занина.

Из той же Псалтыри мы узнаем, что в 1736 году он был записан «в солдаты» в 6-ю роту лейб-гвардии Семеновского полка. Исходя из того, что мы знаем дату рождения его жены, Матрены Васильевны, урожденной Толбузиной (9 ноября 1730 г., скончалась 24 марта 1783 г.), и из того, что запись в солдаты, по обычаям того времени, могла производиться в раннем детском возрасте, можно сделать вывод, что Федор Иванович родился около 1725 года. На службе в Семеновском полку он в 1743 г. был пожалован в капралы, в 1746 г. — в подпрапорщики в ранге поручика, в 1748 г.— в сержанты, в 1755 г.— в полковые секретари в ранге поручика, в 1761 г. — капитан-поручик и в 1762 г. отставлен полковником от армии. Где Федор Иванович служил в отставке — не видно; скорее всего, он жил в своем имении Клусеево, не занимая никакой должности ни по выборам, ни от короны. Женился Федор Иванович около 1755 г. на Матрене Васильевне Толбузиной, дочери помещика Солигаличского уезда Василия Ивановича Толбузина и его жены, Афимьи Лаврентьевны (1701—1767). Скончался Ф.И. Катенин в Клусееве 16 декабря 1787 г.

У него было детей, не считая умерших в юности, три сына и одна дочь. Старшая дочь Анна родилась 17.06.1756 г. и выдана замуж за костромского наместника Алексея Давыдовича Голостенова. Следующим был Александр Федорович, родившийся 7. 08.1757 г., потом Николай Федорович, родившийся 9 мая 1760 г., и самый младший, Андрей Федорович, родившийся 11. 10. 1768 г. По смерти своего отца эти три брата разделили оставшееся после покойного имение в 1788 г. примерно на три равные части, во всех имениях крепостных крестьян и дворовых было около 1000 душ и земли около 10 тысяч десятин. Старшему, Александру Федоровичу, досталось с. Бореево, среднему, Николаю Федоровичу — с. Занино, и младшему, Андрею Федоровичу — село Клусеево. После этого раздела потомство Федора Ивановича образовало три отдельные линии рода Катениных; к изложению истории каждого рода мы и переходим.

 

1. Александр Федорович. Родился 7 августа 1757 г., умер 28 августа 1808 г. на Кавказских минеральных водах, куда он приехал для лечения. Службу свою Александр Федорович начал в возрасте 3-х лет — он был записан в «гранодеры» в лейб-гвардии Семеновский полк, где в то время служил его отец. Из его служебной биографии известно, что он в 1789 г. участвовал в Шведской войне, был в походе в Финляндии. В дальнейшем, в 1795 г., он был уже полковником Сибирского гренадерского полка, в 1797 году произведен в генерал-майоры, а в 1799 г. — в генерал-лейтенанты. С 1 октября 1797 г. он был комендантом города Одессы. В 1799 г. Катенин, ввиду начавшейся войны с Францией, был вместе с мушкетерским своего имени полком отозван из Одессы и принял участие в походе под командованием А.В. Суворова в Италию. К сожалению, не найдено документов о его деятельности в этом знаменитом походе. За время своей службы в Одессе А.Ф. Катенин снискал себе любовь и уважение граждан Одессы, и одесский магистрат при проводах уходящего с полком на войну А.Ф. Катенина дал последнему грамоту, в которой высказал по его адресу самые теплые чувства.

Александр Федорович женился 11 ноября 1780 г. в Петербурге на дочери директора 1-го кадетского корпуса, генерал-поручика Андрея Яковлевича Пурпур, Дарье Андреевне (родилась 23 февраля 1762 г., умерла после 1813 г.). У Александра Федоровича было 9 человек детей, но только трое из них выросли, остальные же умирали в раннем детском возрасте. Вот что известно об этих троих сыновьях А.Ф. Катенина. Старший, Петр Александрович, родился 30 мая 1787 г., умер 1 декабря 1841 г. В возрасте 17 лет он был зачислен на службу в Коллегию внутренних дел, под начальство графа Кочубея, юнкером и продолжал службу по статской части, дослужившись до чина статского советника.

По разделу с братом Павлом он получил во владение село Бореево (раздел был совершен в 1838 г.), а до того владел совместно с братом Павлом и матерью как селом Бореевом, так и кологривским имением его матери Шаево. По воспоминаниям чухломского уроженца, помещика усадьбы Першино Н.П. Макарова[1], П.А Катенин был его крестным отцом. Автор этих воспоминаний характеризует своего крестного отца как весьма нехорошего человека, издевавшегося над своими соседями, лицами духовного звания и т. д., кроме того, — как пьяницу.

П.А. Катенин, судя по сохранившимся документам, действительно был человек весьма невысоких моральных качеств. Жадность его была непомерна. Его мать, Дарья Андреевна, жившая в кологривской усадьбе Шаево, многих своих крепостных отпустила на волю. Узнав об этом, Петр Александрович Катенин пришел в негодование и пробовал опротестовать действия своей матери, указывая, что отпущенные его матерью на волю 17 девок стоят каждая, по меньшей мере, по 200 рублей и что мать его не имеет права распоряжаться так, ибо он тоже является наследником ее и через такие действия своей матери лишается законного дохода.

Женат Петр Александрович не был, но состоял в сожительстве с некоей баронессой Кампенгаузен, жившей в своем имении Быстреево Гдовского уезда Петербургской губернии. Живя на правах «невенчанного мужа» этой баронессы, у которой, кстати, был и законный муж, барон Балтазар Балтазарович Кампенгаузен, П.А. Катенин распоряжался в имении баронессы как правомочный хозяин. Будучи по своей натуре жесток с подвластными его баронессе крепостными людьми, он вскоре возбудил к себе их ненависть, и 1 декабря 1841 г. Петр Александрович был убит ими. Он похоронен, согласно сведениям «Русского провинциального некрополя», в Сергиевой пустыни близ Санкт-Петербурга.

Второй сын Александра Федоровича, Григорий Александрович, родился 29 марта 1789 года. В 1811 г. он был зачислен прапорщиком лейб-гвардии Преображенского полка. В 1812 году вместе с полком участвовал в боях, в том числе в Бородинском сражении. Затем, при преследовании отступавших из России французов, он был смертельно ранен под г. Копысом и умер 15 ноября 1812 года.

 

Самый младший из трех братьев Катениных, Павел Александрович, родился 4 декабря 1792 г. в усадьбе Шаево Кологривского уезда, умер 23 мая 1853 г. там же, а погребен был на родовом кладбище в с. Борееве, где его останки и находились до 1953 г. В 1953 году в связи со столетием со дня смерти и с тем, что село Бореево перестало существовать как населенный пункт, останки П.А. Катенина были перенесены в г. Чухлому и захоронены на городском кладбище, на месте захоронения был поставлен памятный обелиск

Как и его старшие братья, П.А. Катенин получил отличное домашнее образование и в возрасте всего лишь 14 лет был зачислен на службу в Петербурге в Департамент народного просвещения. В 1806 г. в возрасте 14 лет он числился «юнкером», а через два года был произведен уже в чин титулярного советника. В 1810 г. он перешел на службу в лейб-гвардии Преображенский полк портупей-прапорщиком и с этого времени связал свою судьбу со старейшим полком русской гвардии. К 1812 г. он был уже подпоручиком и в этом чине начал свое участие в Отечественной войне. Участие Павла Александровича Катенина в Отечественной войне отражено в его формулярном списке, составленном в 1827 г. Вот что мы читаем в этом документе: в 1812 году, 26 августа, находился в сражении против французов при Бородине. В 1813 году находился в походе при переходе через реку Неман в пределы герцогства Варшавского, потом в Пруссии и Саксонии, вплоть до перемирия; 20 апреля 1813 г. был в сражении при Люцене, 8 мая — при Бауцене; потом вступил в Богемию, а затем в королевство Саксонию, где был в сражениях 15 августа при Парке; 16-го того же месяца при деревне Гизеблю, при удержании неприятеля в Кульме и в битве под Лейпцигом. В 1814 г., после перехода через реку Рейн, в пределах Франции до Орлеана и под Парижем, а после взятия Парижа вернулся в Россию через Нормандию до Шербурга и потом эскадрой до Кронштадта. Произведен чинами: поручиком 14 декабря 1813 г., штабс-капитаном 1 января 1816 года, капитаном 1 сентября 1818 года и полковником 5 июня 1820 г. Награжден орденом св. Владимира IV степени с бантом 4 декабря 1812 г. и прусским орденом Железного креста 6 декабря 1812 г. Сверх того, Катенин был награжден серебряной медалью, установленной в память 1812 г. В отставку П.А. Катенин был уволен по Высочайшему приказу без награждения чином 7 сентября 1820 г.

Отставка П.А. Катенина по формуляру мотивирована «по домашним обстоятельствам». Но причины ее, конечно, были другими. И связаны они были не только с участием Павла Александровича в создании организации будущих декабристов «Союза спасения» (иначе — «Общества истинных и верных сынов отечества»), ибо правительству было известно о причастности многих офицеров гвардии к этому обществу, позднее превратившемуся в «Союз благоденствия», но оно не считало нужным принимать какие-либо меры против вольнодумцев — гвардейских офицеров. Видимо, здесь сыграли роль личные качества П.А. Катенина. Позднее, когда состоялась высылка уже уволенного в отставку Катенина из Петербурга на родину, в усадьбу Шаево, начальник главного штаба, генерал князь Волконский, так выразился о П.А. Катенине: «Государь император повелел... как наперед господин Катенин замечен был неоднократно с невыгодной стороны, поэтому и удален был из лейб-гвардии Преображенского полка». По отзывам современников, лично знавших П.А. Катенина, в том числе и А.С. Пушкина, он был самолюбивый, гордый, с крайне большим самомнением, очень тяжелый в отношениях с близкими человек. Выйдя в отставку «без награждения чином» (что также указывает на большое неудовольствие Катениным высшего командования, ибо обычно хороших офицеров при выходе в отставку награждали следующим, очередным, чином), ПА. Катенин прожил в Петербурге еще два года. В 1822 г. он был выслан из столицы по распоряжению петербургского генерал-губернатора, генерала М.А. Милорадовича, враждебно относившегося к Катенину. Непосредственно причиной высылки послужил инцидент в театре, когда П.А. Катенин, завзятый театрал, непременный посетитель всех балетных постановок, «ошикал» чем-то не угодившую ему балерину, знаменитую Азаричеву, которая была особенно ценима Милорадовичем, бывшим таким же завзятым театралом, как и Катенин.

Когда после событий 14 декабря 1825 года было арестовано множество сослуживцев и друзей П.А. Катенина, то на следствии о его участии в тайных обществах показания давали многие декабристы, в том числе И.Д. Якушкин, А.Н. Муравьев и др. Однако император Николай Павлович не счел нужным преследовать П.А. Катенина, и против его фамилии появилась Высочайшая отметка: «Оставить без внимания».

Возможно, что факт неучастия самого П.А. Катенина в событиях 14 декабря 1825 года, так как в то время в Петербурге его не было, каким-то образом повлиял на решение Николая I, а может быть он знал, что, проживая в своем имении, П.А. Катенин не занимается никакими политическими делами.

Пребывание в имении Шаево не помешало П.А. Катенину в 1826 году, как раз в то время, когда были объявлены приговоры декабристам и пятеро из них были казнены, приехать в Петербург для хлопот по делу о покупке им имения у Ивана Юрьевича Лермонтова, ибо продавец, И.Ю. Лермонтов, затеял с Катениным несправедливую тяжбу.

В то время в Москве происходили коронационные торжества, и, как известно, Николай I приказал А.С. Пушкину, находившемуся в то время в ссылке в селе Михайловском, прибыть в Москву. Состоялось «примирение» А.С. Пушкина с царем. Вероятно, это было неприятно для П.А. Катенина, образ мыслей которого тогда был далеко не монархическим. Вскоре после этого Катенин написал балладу «Старая быль» и посвятил ее А.С. Пушкину, прося поместить эту балладу с посвящением в издававшемся А.С. Пушкиным альманахе «Северные цветы». Эта баллада была написана в колких иносказательных намеках, в которых сквозило неудовольствие автора тем, что когда-то опальный поэт теперь вступил на путь примирения с царем. А.С. Пушкин, хотя и поместил эту «Старую быль» в альманахе, но посвящение П.А. Катенина опустил и вскоре дал уничтожающий ответ П.А. Катенину в своем весьма ядовитом стихотворении «Ответ Катенину», написанном в Малинниках. Стихотворение это начинается так:

Напрасно, пламенный поэт,
Свой чудный кубок мне подносишь
И выпить за здоровье просишь:
Не пью, любезный мой сосед!

Заканчивается же оно такими словами:

Останься ты в строях Парнаса;
Пред делом кубок наливай
И лавр Корнеля или Тасса
Один с похмелья пожинай.

Здесь можно усмотреть еще в словах А.С. Пушкина и осуждение злоупотреблений П.А. Катенина спиртными напитками. Как видно из воспоминаний Н.П. Макарова, во время пребывания после отставки в своем имении Шаево П.А. Катенин постепенно опускался, «погряз в сальностях» и, злоупотребляя спиртными напитками, жил совершенным отшельником, от которого отвернулись все его знакомые.

Посмотрим же, какова была роль П.А. Катенина в движении декабристов, в литературной жизни и каковы были его отношения с А.С. Пушкиным.

Обладая большими способностями к литературным занятиям, хорошо образованный, знающий древние и новые языки, П.А. Катенин начал пробовать свои силы на литературном поприще еще в 1809 году, будучи чиновником Департамента народного просвещения, в возрасте всего лишь 17 лет. Его стихи, по большей части подражания Вергилию и легендарному Оссиану, печатались в журналах «Цветник», «Сын Отечества» и «Вестник Европы».

Возвратившись из заграничного похода во Францию в 1815 году, П.А. Катенин, служивший, как сказано выше, в лейб-гвардии Преображенском полку, благодаря своим способностям — он был блестящий чтец, декламатор и оратор, — сразу получил большую известность в кругах гвардейской молодежи. Его так и прозвали «Оракул Преображенского полка».

П.А. Катенин занимался также переводами; еще до Отечественной войны он стал переводить Корнеля. Первый перевод знаменитого французского драматурга был им сделан в 1811 г. Это была «Ариадна». В 1816 г. он перевел «Эсфирь» Расина и в 1822 г. — «Сида» Корнеля. A.С. Пушкин увековечил имя Катенина в романе «Евгений Онегин». XVIII строфа 1-й главы «Онегина» включает в себя следующие строки: «Там наш Катенин воскресил Корнеля гений величавый».

Из собственно авторских пьес Катенина известны комедия «Сплетня» (1821 г.), «Пир Иоанна Безземельного» (1819 г.) и комедия «Студент», написанная им совместно с А.С. Грибоедовым, в которой авторы осмеяли романтическое направление творчества В.А. Жуковского и его сильное увлечение переводами с немецкого и английского разного рода баллад «демонологического» характера. О B.А. Жуковском П.А. Катенин так выразился: «поэтический дядька всех чертей и ведьм — английских и немецких».

Когда в 1833 г. вышло в издании Н.И. Бахтина собрание сочинений Катенина, А.С. Пушкин откликнулся на него статьей, в которой очень лестно отозвался о некоторых произведениях Катенина, в частности, о его балладах «Старая быль», «Мстислав Мстиславович», «Убийца». Он похвалил также его переводы корнелевского «Сида» и бюргеровой «Леноры», отметив отделку и звучность стиха, написанного гекзаметром.

По своим литературным взглядам П.А. Катенин не подходил к кружку «арзамасцев», в который входили А.С. Пушкин и другие его друзья, а примыкал к «Беседе» А.С. Шишкова, находившейся в крайне антагонистических отношениях с «Арзамасом». Известно, с какой враждебностью относился А.С. Пушкин к «Беседе» и как колко и ядовито он высмеивал в своих эпиграммах ее руководителей — А.С. Шишкова, кн. А. Шаховского и кн. Ширинского-Шихматова.

П.А. Катенин был противником карамзинских нововведений в русском языке, оставаясь на позициях близких классицизму. В этом отношении его взгляды сходились с А.С. Грибоедовым, с которым он находился «на левом фланге» шишковской «Беседы».

Связь П.А. Катенина с движением декабристов началась сразу же по возвращении русской гвардии из заграничного похода. Он был одним из организаторов и руководителей «Союза спасения», а когда этот союз распался, то не менее энергично П.А. Катенин работал во вновь созданном «Союзе благоденствия». Увольнение из гвардии в 1820 году и последующая высылка из Петербурга прервали его деятельность.

Особой близости между А.С. Пушкиным и П.А. Катениным быть не могло. А.С. Пушкин, окончивший лицей в 1817 году, имел возможность общаться с Катениным до своей высылки на юг и позже, когда Пушкин возвратился из михайловской ссылки в Петербург, в 1826 г. Известно несколько писем от Катенина к Пушкину. По-видимому, большая дружба связывала Катенина с АС. Грибоедовым, их взгляды и симпатии более совпадали.

7 января 1833 г. А.С. Пушкин и П.А. Катенин были вместе приняты в Российскую академию. В марте 1834 г. они встречались в последний раз.

О П.А. Катенине существует большая литература. Среди художественных произведений следует указать на роман A.Ф. Писемского «Люди сороковых годов», где под именем А.И. Коптина автор вывел П.А. Катенина, которого он знал лично. Н.И. Греч в своем романе «Черная женщина» также вывел П.А. Катенина под именем штабс-капитана Залетаева.

Катенин имел большие знакомства в театральном мире, и знаменитый В.А. Каратыгин, по сохранившимся воспоминаниям, брал у Катенина уроки декламации и был с ним в большой дружбе. Брат B.А. Каратыгина Петр также был в числе друзей Катенина и приезжал к нему в гости в его костромское имение. Сохранились письма П.А. Катенина к актрисе А.М. Колосовой, вышедшей замуж за В.А. Каратыгина.

Надо отметить, что высылка П.А. Катенина из Петербурга вовсе не имела политического характера, и он не раз мог выезжать в Москву и в Петербург, а одно время, в 1833 г., даже проживал в Царском Селе. Кроме полученного от отца имения Шаево, Катенин прикупил в 1824 г. у И.Ю. Лермонтова родовое лермонтовское имение Колотилово. Наскучив жизнью помещика, он пожелал вновь вступить в военную службу. Военное начальство пошло ему навстречу, и с 8 августа 1833 г. Катенин с тем же чином полковника назначен полковым командиром Эриванского карабинерного полка, имевшего квартиры вблизи Тифлиса, в урочище Манглы. Прокомандовав этим полком три года, Катенин был переведен на должность коменданта Кизлярской крепости и Кизлярского окружного начальника.

Командиром Эриванского карабинерного полка на место П.А. Катенина был назначен полковник князь Дадиани. В 1837 г. вскрылись большие злоупотребления со стороны Дадиани. Утверждена комиссия для расследования злоупотреблений, председателем которой оказался двоюродный брат П.А. Катенина — полковник лейб-гвардии Преображенского полка и флигель-адъютант А.А. Катенин. (Как видно из писем П.А. Катенина к Н.И. Бахтину, Павел Александрович из всех своих кузенов более всего любил Александра Андреевича). Комиссия вскрыла злоупотребления не только командира Эриванского полка, но и других офицеров, которые использовали солдат для личной наживы. Например, у полковника Дадиани было огромное количество скота — быков, верблюдов, лошадей, был завод по выделке вина, и все это обслуживалось солдатами полка. Корни таких злоупотреблений уходили во времена командования полком П.А. Катенина. Нельзя с уверенностью сказать, помогло ли П.А. Катенину то обстоятельство, что следствие вел его кузен, или нет, но в деле о совершенных злоупотреблениях командира Эриванского полка имя полковника Катенина не фигурировало.

Однако в несомненной связи с этим делом 20 ноября 1838 года полковник, комендант Кизлярской крепости и окружной начальник Павел Александрович Катенин был снова уволен с военной службы, однако, на этот раз, с награждением при отставке чином генерал-майора. В этом я опять-таки вижу руку его кузена, полковника А.А. Катенина, бывшего на отличном счету как у императора Николая, так и у его брата, великого князя Михаила Павловича. Сам же Катенин в одном из своих писем к Н.И. Бахтину от 1 октября 1840 года писал о своей отставке так: «Уволенный от службы без моей воли, хотя совершенно без вины и даже без предлога, возвратясь в деревню, где многое в беспорядке, и вообще мне не житье...».

Представляется весьма вероятным то, что и в этом увольнении Катенина от службы не было никакого политического момента. Можно также отметить, что после отъезда из Петербурга, во время пребывания в костромских имениях с 1822 по 1833 гг. и позже, после отставки в 1838 г. и до самой смерти, Катенин не занимался никакой политической деятельностью. В 1840 г. костромской губернский предводитель дворянства С.Ф. Купреянов дал П.А. Катенину «свидетельство о благонадежности». Это было вызвано тем, что Катенин был кем-то (не знаю, кем) представлен к получению знака отличия за 25 лет беспорочной службы.

П.А. Катенин, живя в своих усадьбах, по словам лично знавшего его Н.П. Макарова, хотя и был одним из образованнейших людей своего времени, но из-за своего характера не пользовался уважением и любовью соседей-дворян. А с духовенством — сельским и городским — у П.А. Катенина, атеиста по убеждениям, часто бывали горячие споры. Катенина достаточно ярко характеризует кощунственная выходка, когда он устроил в Вербное воскресенье подобие «входа Господня во Иерусалим». Восседая на какой-то кляче, он въехал в свою усадьбу Колотилово, заставив своих крепостных людей встать по обе стороны дороги, и, взяв в руки вербные прутья, «пасть ниц» перед проезжавшим Катениным, и махать ветками вербы, как это описано в Евангелии, когда Иисус Христос въезжал в Иерусалим.

После смерти своего брата Петра, убитого крепостными в имении Кампенгаузен, П.А. Катенин стал владельцем усадьбы Бореево. Таким образом, к концу жизни Павел Александрович владел тремя усадьбами — Шаево, Колотилово и Бореево — и многими деревнями в Чухломском, Солигаличском и Кологривском уездах. Всего в его имениях насчитывалось мужского пола крепостных 537 душ и несколько тысяч десятин земли, в том числе прекрасная Королевская лесная дача вблизи усадьбы Шаево площадью около 4-х тысяч десятин.

Могила П.А. Катенина

Могила П.А. Катенина в селе Борееве Чухломского уезда

Умер П.А. Катенин 23 мая 1853 года при следующих обстоятельствах: он ехал куда-то в коляске, запряженной парой лошадей. Лошади были весьма бешеного нрава, кучер не справился, лошади понесли экипаж, который опрокинулся. Павел Александрович выпал из коляски и при падении получил серьезные травмы, от которых и скончался через 12 дней.

Очевидно, перед смертью П.А. Катенин составил надпись, которую должны были поставить на его могиле, а похоронить себя он просил на родине своих предков, в селе Борееве, около алтаря Богоявленской церкви. Это было исполнено, и на его надмогильном кресте была установлена медная доска со следующей вырезанной надписью: «Павел Александров сын из роду Катениных, честно отжил свой век. Служил отечеству верой и правдой. В Кульме бился насмерть, но судьба его щадила. Зла не творил никому, но и добра менее, чем хотелось».

В «Иллюстрированной газете» за 1853 год было помещено в траурной рамке сообщение о его смерти: « 23 мая 1853 года в Костромской губернии, Кологривском уезде, в деревне своей умер на 61-м году отставной генерал-майор, писатель и почетный член Академии наук по отделению русского языка и словесности, Павел Александрович Катенин. Тело Катенина, привезенное в его родовое поместье в Чухломском уезде в село Бореево, похоронено на скромном кладбище, между могилами родных, при Богоявленской церкви этого села».

Через 100 лет, в 1953 году, в связи с прекращением существования села Бореева как населенного пункта, по решению местных властей, останки покойного были выкопаны и перенесены на городское кладбище Чухломы. На могиле поставлен обелиск с надписью.

Неизвестно, оставил ли П.А. Катенин завещание, но его имение наследовали его двоюродные братья, Александр и Михаил Андреевичи и Николай и Михаил Ивановичи Катенины. Как видно, Александр и Михаил получили Колотилово и Бореево, а Николай и Михаил — Шаево, это последнее было более доходным, чем чухломские имения.

Несомненно, что сам П.А. Катенин в своей усадьбе — а у него их было три — и в кологривском доме имел как обширную библиотеку, так и свой архив, ибо он вел постоянную переписку. Многое из этой переписки опубликовано, главным образом, его письма к другу и издателю Н.И. Бахтину. До нашего времени не сохранилось ничего ни из библиотеки, ни из архива Катенина.

После смерти П.А. Катенина в 1853 г. были произведены описи во всех трех его усадьбах по случаю взятия этих имений в опеку, ибо прямых наследников Катенин не имел, а наследовавшие ему двоюродные братья в то время находились на службе и не имели возможности прибыть для принятия наследства. До нас дошли описи имущества по усадьбам Колотилово и Бореево, но ни в той, ни в другой не оказалось ни одной книги и никаких архивных документов. В описях указаны были образа, картины, портреты предков и даже такой мелкий предмет, как статуэтка Наполеона I. В кологривском доме при описи был выявлен какой-то сундук с бумагами, но комиссия, описывавшая имущество, этот сундук не вскрывала.

Описей по усадьбе Шаево до нас не дошло, но, очевидно, именно там, в Шаеве, и была библиотека и большая часть бумаг ПА. Катенина. Вот что сообщал костромскому краеведу В.И. Смирнову один из последних владельцев катенинских имений Евгений Александрович Катенин: «У покойного моего отца (Александра Александровича Катенина) хранилось довольно значительное количество черновых рукописей и писем Павла Александровича, был и его формуляр, кончавшийся пометкою, что он увольняется «за неуживчивость в характере». Имелся также и рукописный экземпляр «Горя от ума», принадлежавший Павлу Александровичу и полученный им от самого А.С. Грибоедова, его друга. Все это вместе с остальным нашим семейным архивом и библиотекой, довольно значительной, погибло здесь (то есть в ус. Клусеево) в конце 1918 года». Здесь надо добавить, что семейный архив из усадьбы Катениных не погиб, как сообщает Е.А. Катенин, при национализации в 1918 г. И архив, и книги из Клусеева были перевезены в Чухлому, в уездный отдел просвещения, откуда архив был передан на хранение в Государственный архив губернии, где он и поныне хранится, а библиотека частично осела в чухломском музее, частично в чухломской же библиотеке, а часть, вероятно, действительно была растащена и погибла. Именно из музея удалось получить Псалтырь господ Катениных, содержащий важные сведения о семье Катениных. По словам того же Е.А. Катенина, «не лучшая судьба постигла бумаги Павла Александровича, хранившиеся в Шаеве. Эта усадьба досталась от него сородичу (двоюродному брату), Михаилу Ивановичу Катенину. От него мы знали, что в Шаеве хранилось все наиболее ценное, вся переписка и т. д. В начале 90-х годов М.И. Катенин внезапно умер, оставив свои дела в крайне запутанном состоянии. И Шаево стало переходить из рук в руки...».

Это все, по-видимому, соответствует действительности. М.И. Катенин разорился, потерпев какую-то очень серьезную неудачу в своих коммерческих делах. Он занимался заготовкой леса и сплавом его, однако вследствие каких-то причин начисто разорился и от этого скоропостижно скончался. И Шаево стало продаваться, владельцами его становились в разное время разные лица.

Вот что сообщает нам журнал «Исторический вестник» за 1908 год. Некто Оглоблин описывает свое путешествие по реке Унже на пароходе. Ему, Оглоблину, рассказал ехавший на том же пароходе какой-то старик-пассажир, что когда продавалось с торгов Шаево и все вещи из этой усадьбы, то он, этот старик, приобрел архив усадьбы, отвез к себе и сложил на чердаке, а потом и забыл про него. А когда спохватился, то от архива остались только одни обрывки. Часть мыши погрызли, а большую часть растащили домашние на разные нужды. Но, как стало известно, это был не весь катенинский архив. Часть его оставалась в Шаеве, и новые владельцы этими бумагами не интересовались. После национализации было решено отвезти все оставшиеся бумаги в уездный город Кологрив, в музей. Бумаги были направлены в Кологрив на нескольких подводах. Но почему-то до Кологрива подводчики этот архив не довезли, якобы вскрылись реки, и проехать было нельзя. Все бумаги сложили в одной из деревень, лежащих на дороге в Кологрив, а потом о них позабыли, и все это также исчезло без следа.

 

Второй сын Федора Ивановича Катенина, Николай Федорович, родился 9 мая 1760 года в ус. Клусеево, скончался в сороковых годах XIX века в своей усадьбе Занино.

Сведения, сохранившиеся о нем в архивах, чрезвычайно скудны. Известно, что смолоду он был пажом императрицы Екатерины II, потом служил в гвардии с 1777 до 1781 года, после чего вышел в отставку, а где служил по гражданской службе — неизвестно. По отставке он имел чин секунд-майора, а на статской службе дослужился до чина коллежского советника. Женился он в Петербурге на дочери богатого и знатного помещика Костромской губернии, приближенного ко двору, действительного статского советника и кавалера Ивана Федоровича Нелидова, Евдокии Ивановне «Меньшой», родившейся 24 февраля 1762 г. и скончавшейся также в сороковых годах XIX века. Женитьба Н.Ф. Катенина на Е.И. Нелидовой принесла ему в дополнение к полученному от отца наследству еще много деревень и усадеб, причем усадьба Ременниково Буйского уезда сделалась почти постоянным местопребыванием Катениных, в том числе и детей Николая Федоровича.

При усадьбе Занино имелся стекольный завод, на котором вырабатывались бутылки и всякая стеклянная посуда. Были также и ткацкие заведения, на всех этих предприятиях работали крепостные люди Н.Ф. Катенина. Уже не раз упоминавшийся писатель Н.П. Макаров в своих воспоминаниях называет Н.Ф. Катенина «дедушкой» и описывает приезд к нему вместе с отцом. Это было, вероятно, в середине 20-х годов XIX в. По описанию Макарова, Н.Ф. Катенин был жестоким, крайне вспыльчивым человеком, от которого много доставалось его людям. Крепостные буквально трепетали перед своим барином, у которого наказания были крайне жестокие. В усадьбе Занино был и эшафот, на котором производились порки, и разные орудия пыток, кандалы и др.

У Николая Федоровича был единственный сын, Иван Николаевич, родившийся 25 октября 1783 года и умерший около 1854 года. 12-летним мальчиком он был подпрапорщиком лейб-гвардии Измайловского полка, а война 1812 года застала его в чине штаб-капитана. Участник Бородинского сражения и сражения под Малоярославцем, а в кампании 1813 г. — под Люценом и Бауценом и затем (до окончания войны) блокады и взятия крепости Модлин, И.Н. Катенин был награжден орденом св. Анны II степени с алмазами и св. Владимира IV степени с бантом.

Еще до начала войны, 26 февраля 1811 года, Иван Николаевич женился на девице Лидии Петровне Скаржинской, скончавшейся вскоре после рождения дочери Ульяны. Возвратившись с войны, Иван Николаевич женился вторично на дочери костромского помещика Надежде Михайловне Шиповой, родившейся 30 ноября 1798 г. и умершей около 1870 г.

Иван Николаевич Катенин унаследовал от отца тот же крайне жестокий нрав и также был «грозой» как для крепостных людей, так и для своих собственных детей.

Как сказано выше, первая дочь И.Н. Катенина от первого брака, Ульяна Ивановна, родилась 7 февраля 1812 года в Петербурге. Ее крестной матерью была фрейлина императрицы Марии Федоровны, бывшая фаворитка императора Павла I, Екатерина Ивановна Нелидова (1756—1839).

От второго брака были дети: Лидия, родившаяся 23 марта 1817 года, она была замужем за полковником Ген — ее дочь Надежда Александровна, по мужу Белозерская, была писательница и переводчица (1838—1912); Николай, родившийся 11 октября 1818 года (умер в 1869 г.), он был инженер-полковником и был женат с 7 января 1851 г. на дочери инженер-штабс-капитана Ивана Алексеевича Жолобова, Анне Ивановне (1826—1868). У них были две дочери: Надежда Николаевна (1852—1870), родившаяся в усадьбе Ременниково, и Александра Николаевна, родившаяся 14 ноября 1857 г. в Вологде.

Следующая дочь Ивана Николаевича была Клеопатра, родившаяся 18 октября 1819 г. в имении матери, урожденной Шиповой, в Галичском уезде. Клеопатра Ивановна окончила в 1836 г. Смольный институт.

Затем — Екатерина Ивановна, родившаяся 26 апреля 1824 г. и бывшая замужем за Иваном Кузьмичом Перфильевым; Евдокия Ивановна, родившаяся 26 апреля 1824 г.; затем — Александра Ивановна, родившаяся 4 ноября 1826 года, бывшая замужем за чухломским помещиком Алексеем Дмитриевичем Бартеневым, скончалась в 1852 г.; затем — Вера Ивановна, родившаяся 12 апреля 1829 г., и последний сын, Михаил Иванович, родившийся 17 февраля 1837 г. в г. Любиме. Он скончался в 1891 г., был кологривским предводителем дворянства, был женат на дочери кологривского помещика Н. Григорьева, Елизавете Николаевне.

Единственная дочь Михаила Ивановича, Лидия Михайловна, родилась 18 июня 1878 г. в Москве, получила медицинское образование. В молодые годы примкнула к революционному движению, была членом РСДРП. К сожалению, ничего не удалось найти о последних годах жизни Л.М. Катениной и о дате ее смерти.

Как сказано выше, Иван Николаевич Катенин был так же крут и свиреп, как и его отец. Существует предание, что одна из его дочерей, имя которой не удалось установить (вероятно, Вера или Евдокия), полюбила своего крепостного садовника, по фамилии Фигуркин. И от этой любви родился ребенок. Разгневанный отец, Иван Николаевич, велел свою дочь заточить на вечное житье в Галичский девичий монастырь, что и было исполнено. И якобы этот факт стал известен Н.А. Некрасову и послужил ему темой для его стихотворения «Огородник». Так это или не так, предстоит еще выяснить.

 

Как видно из всего сказанного, ни у Александра Федоровича Катенина, ни у его брата, Николая Федоровича, мужского потомства не осталось, и все катенинские усадьбы перешли во владение потомков самого младшего брата их, Андрея Федоровича, поэтому и перейдем к нему.

Андрей Федорович Катенин родился 11 октября 1768 года и умер в 30-х гг. XIX века. Образование он получил в первом кадетском корпусе, откуда был выпущен поручиком армии в ноябре 1787 г. В том же году он отправился на войну с Турцией и был под командованием А.В. Суворова при взятии крепости Очаков. После взятия Очакова он вышел в отставку в чине капитана и поселился в отцовском имении Клусеево. Около 1800 г. он женился на дочери соседнего помещика из усадьбы Колотилово, отставного майора Юрия Матвеевича Лермонтова, Ирине Юрьевне (1769—1818). Эта женитьба Андрея Федоровича сблизила его с такими семьями, как Назимовы, фон Дервиз, Турчановские, Купреяновы, ибо сестры Ирины Юрьевны были замужем за первыми тремя, а Купреяновы были в родстве с теткой Ирины Юрьевны, Павлой Матвеевной, по первому мужу Юрьевой, по второму — Ртищевой.

Всю свою жизнь Андрей Федорович прожил в Клусееве и был человеком весьма состоятельным. После того как у него появились дети, он стал усердно скупать деревни и усадьбы в разных губерниях.

Старший сын Андрея Федоровича, Александр Андреевич Катенин, родился 28 июня 1803 г. в усадьбе Клусеево, скончался в 1860 г. и похоронен в родовой усыпальнице Катениных в с. Клусееве. Обучался он сперва в Горном кадетском корпусе, а затем вместе со своим младшим братом Федором в 1814 г. был зачислен подпрапорщиком в лейб-гвардии Преображенский полк и на всю жизнь связал свою судьбу с этим старейшим гвардейским полком русской армии. В 1822 г. он был произведен в чин прапорщика, и с этого времени началась его действительная военная служба. В апреле 1828 г. А.А. Катенин выступил в поход с полком для участия в начавшейся войне с Турцией. Он участвовал в осаде и взятии крепости Варна. В 1831 г. он принимал деятельное участие в польской кампании и за штурм и взятие Варшавы был награжден орденом св. Владимира IV степени с бантом. В послужном списке его записано, что во время польской кампании он был «бессменным ординарцем» великого князя Михаила Павловича. В дальнейшем в течение всей службы А.А. Катенин находился в близких отношениях ко двору. В 1835 г. он был назначен флигель-адъютантом, в 1837 году был произведен в полковники и в том же году сопровождал императора Николая I в его поездке на Кавказ. На Кавказе А.А. Катенину было поручено расследование злоупотреблений в Эриванском карабинерном полку, которым до 1836 г. командовал его двоюродный брат, П.А. Катенин. Об этом рассказано выше.

В 1839 г. А.А. Катенин участвует в боевых действиях против горцев в Дагестане под командованием генерала Граббе. В ходе боев Катенин командовал отрядом войск, блокировавших аул Ахульго, где была крепость-замок Шамиля, осадил эту крепость и взял аул, за что был награжден золотой шпагой с надписью «За храбрость».

После 1830 г. А.А. Катенин командовал лейб-гвардии Преображенским полком, а затем, оставаясь в звании командира этого полка, занимал должность дежурного генерала Главного штаба с правами товарища военного министра, а потом был Самарским и Оренбургским губернатором. В личном архиве Катенина сохранилось множество писем и телеграмм служебного характера — переписка с военным министром князем Долгоруким, наказным атаманом войска Донского генералом от кавалерии М.Г. Хомутовым и другими высокопоставленными лицами.

20 сентября 1842 г. А.А. Катенин сочетался браком с фрейлиной двора Варварой Ивановной Вадковской (1821—1863). Этот брак еще более укрепил связи Катенина с придворными кругами. Также по этому браку Катенин стал родственником и противников самодержавия. Два дяди его супруги, Федор Федорович Вадковский (1800—1844) и Александр Федорович ( родившийся в 1801 г.), были участниками движения декабристов. Ф.Ф. Вадковский, который по доверчивости своей выдал тайны общества известному Шервуду, был арестован, вследствие сообщения Шервуда, еще до восстания на Сенатской площади. Он был осужден по IV разряду и после отбытия каторги умер на поселении в 1844 г., в селе Оёк Иркутской губернии. Другой дядя Варвары Ивановны, Александр Федорович, с 1823 г. член «Южного общества», был арестован после восстания Черниговского полка и переведен на Кавказ. Он участвовал в кавказских войнах до 1830 г., когда вышел в отставку. В 1829 г. он участвовал во взятии Эрзерума.

Тетушки Варвары Ивановны, обе, были хорошими знакомыми А.С. Пушкина. Екатерина Федоровна (1797—1861) была замужем за Николаем Ивановичем Кривцовым. Семья Кривцовых тоже была из передовых дворянских семей того времени. Брат Николая Ивановича, Сергей Иванович, был сослан за участие в движении декабристов.

Софья Федоровна Вадковская была в первом браке за генералом П.М. Безобразовым и очень рано овдовела. Вторично она вышла замуж за Ивана Семеновича Тимирязева. Тимирязевы были знакомы с семьями Карамзиных, Жуковских, Вяземских, словом, тех, которые были весьма близки к А.С. Пушкину. Познакомившись с Тимирязевыми, Пушкин стал часто бывать у них. А с мужем Екатерины Федоровны А.С. Пушкин был знаком еще с лицейской поры.

Отец Варвары Ивановны, Иван Федорович, был участником Отечественной войны 1812 года, после войны командовал батальоном лейб-гвардии Семеновского полка, а после восстания этого полка в 1820 г. был привлечен к ответственности. Несколько лет он провел в заключении, пока не была установлена его невиновность.

У Александра Андреевича и Варвары Ивановны было три сына, о них известно очень мало. Внуки Александра Андреевича также нам мало известны. Вторая жена Евгения Александровича Катенина (родилась в 1930 г.), Зоя Николаевна Смирнова — известный советский ученый-биолог, доктор наук, почетный член ряда зарубежных биологических обществ. Их сын, Адриан Евгеньевич, — геоботаник, кандидат наук. Брат его Дмитрий Евгеньевич, окончил Академию художеств, а сестра, Татьяна Евгеньевна, кандидат филологических наук, доцент кафедры индийской филологии восточного факультета ЛГУ.

УСАДЬБА КЛУСЕЕВО И КАТЕНИНСКИЙ РОД

На территории бывшего Чухломского уезда в XVIII—XIX веках было немало старинных дворянских усадеб, очагов дворянской культуры в деревенской глуши. Среди них можно назвать: Лаврентьевское, Введенское, Ивановское, Понежское, где был крепостной театр, Лосниково — родина матери писателей А.Ф. Писемского, а также усадьбы Клусеево, Бореево и Колотилово, принадлежавшие роду Катениных, и другие.

Время не пощадило барских домов в этих усадьбах. Многие из них исчезли с лица земли еще в XIX веке, другие прекратили свое существование после революции. И сейчас от многих из них не осталось и следа. Нынешнее поколение не знает имен прежних владельцев и мест, где когда-то стояли барские дома. Между тем в некоторых усадьбах были значительные библиотеки, собрания предметов искусства — картины, архивы старинных бумаг, писем. Ныне на чухломской земле не осталось почти ничего, что могло бы поведать о давно ушедших временах. Исключением является усадьба Клусеево, где сохранился еще старинный дом постройки 1800 года. Эта усадьба расположена на речках Сеннухе и Масловке, в 15 километрах от Чухломы.

Усадьба Клусеево

Усадьба Клусеево Чухломского уезда. Господский дом. 1800 г.

Старинный клусеевский дом, деревянный, с традиционными колоннами и антресолями, простоявший уже 182 года, ныне предназначен для перевозки в г. Чухлому для размещения в нем краеведческого музея. В свое время, в 1918 году, при национализации помещичьих имений, Костромскому научному обществу по изучению местного края удалось вывезти из клусеевской усадьбы предметы искусства, а также значительный семейный архив владельцев усадьбы, содержащий немало интересных документов, порою весьма древних. Знакомясь с этим архивом, можно восстановить историю этой усадьбы и ее владельцев. А история эта начинается с весьма отдаленных лет: самый ранний документ датирован 1446 годом.

Здесь мы имеем дело с редчайшим случаем из истории помещичьих имений. Даже, можно сказать, — это единственный известный нам случай в истории, когда поместье, в данном случае село Клусеево (указанное в грамоте князя Д.Ю. Шемяки под названием «Хлусеево»), на протяжении более пяти веков находилось во владении одного и того же рода Катениных, переходя от отца к сыну, внукам, правнукам и так далее. Обычно помещичьи имения постоянно переходили от одного владельца к другому по разным причинам: отдавались в приданое за выходившими замуж дочерями владельцев, продавались, иногда даже проигрывались в карты, а чаще всего разгульная и беспутная жизнь помещиков приводила к переходу имений, в том числе старинных, родовых, из дворянских рук в руки нарождающейся буржуазии. После реформы 1861 года многие владельцы покинули свои усадьбы, переехав в города, а земли своих имений сдавали в аренду. Так появилось в Чухломском и других уездах Костромской губернии большое число арендаторов из лиц эстонского и латышского происхождения, а также переселенцев из Белоруссии и Чувашии.

Никольская церковь

Никольская церковь в селе Клусееве Чухломского уезда. I пол. XIX в.

Фамилия Катениных — владельцев Клусеева — достаточно хорошо известна благодаря Павлу Александровичу Катенину. П.А. Катенин — один из организаторов тайных обществ «Союз спасения» и «Союза благоденствия». Близкий знакомый А.С. Пушкина и А.С. Грибоедова, он сам был видным критиком, переводчиком и писателем.

Были среди Катениных и другие довольно известные лица, в основном, по военной службе. Вот о чем рассказывают сохранившиеся архивные бумаги из усадьбы Клусеево.

Самый древний документ — это грамота, подтверждающая пожалование села Клусеева с деревнями, данная в 1446 году Кузьме Гавриловичу Катенину в г. Угличе от имени и за подписью князя Дмитрия Юрьевича Шемяки. Из этой грамоты видно, что до 1446 года село Клусеево было вотчиной Катениных. Эта грамота относится к числу очень редких документов. В 1446 году шла междоусобная война между Московским великим князем Василием Васильевичем и его двоюродным братом — князем Дмитрием Юрьевичем Шемякой, который был удельным князем Галичского княжества и претендовал на Московское великое княжество. Очевидно, что первый известный нам владелец Клусеева, Кузьма Катенин, служил Шемяке, резиденция которого была в то время в Угличе. Потомки этого Кузьмы занимали разные административные и военные должности в Московском государстве в XVI и XVII веках. Так, сын Кузьмы, Иван Кузьмич, в 1485—1490 гг. был судьей в Соли Галицкой (г. Солигалич), сын Ивана, Третьяк Катенин, в 1512 году был воеводой в Чухломе, а в 1531 году участвовал в походе на Казань в отряде Константина Шкурлятева. Этот же Третьяк Катенин был начальствующим лицом в г. Галиче, его сын Елизар был «головой над дворянами». Сын Елизара, Лазарь Катенин, тоже был «головой над дворянами», а в 1592 году участвовал во главе отряда костромичей в походе на Новгород. В следующем поколении Иван Иванович Катенин был в царствование Бориса Годунова в Москве «объездчиком для береженья от огня». В 1619 г. Андрей Кириллович Катенин участвовал в обороне Москвы от поляков и был жалован грамотой «за Московское осадное сидение королевичева прихода». Илья Елизарович Катенин в 1691 году был сподвижником молодого царя Петра, участвовал в подавлении Стрелецкого бунта, а его брат Никита служил в 1700 г. в Чухломе «сыщиком для воровских людей», а потом воеводой в Парфеньеве.

В царствование императрицы Екатерины II из катенинского рода получили известность Василий Иванович Катенин, бывший костромским прокурором, и Александр Федорович, генерал, служивший одно время комендантом Одессы, одним из детей которого и был писатель и участник декабристского движения П.А. Катенин.

Получил известность в истории России Андрей Федорович Катенин, который родился в 1788 году. Он был участником походов Суворова и взятия Очакова. Он же и построил в Клусееве дом, доживший до наших дней. А.Ф. Катенин был женат на Ирине Юрьевне Лермонтовой (1769—1818 гг.), дальней родственнице М.Ю. Лермонтова. Из его сыновей получил известность Александр Андреевич (1803—1860 гг.) — генерал-лейтенант и его брат Михаил Андреевич (1810—1866 гт.) — генерал-майор, явившиеся последними военными деятелями катенинского рода.

Последние владельцы Клусеева сами не занимались сельским хозяйством — служили в Петербурге — и приезжали на свою родину только на время летнего отдыха, а землю сдавали в аренду, в частности, Клусеево арендовали предприимчивые эстонцы.

В 1918 году Костромским научным обществом по изучению местного края в Чухломской уезд был направлен уполномоченный этого общества В.В. Звездин для выявления и изъятия из помещичьих усадеб предметов искусства, книг, архивов. Он посетил усадьбу Клусеево 21 ноября 1918 г., осмотрел ее, сделал ряд фотоснимков дома, внутренних комнат и вывез оттуда ряд портретов и картин, ныне находящихся в Костромском музее изобразительных искусств. А в Государственном архиве Костромской области хранится личный фонд семьи Катениных, в нем собраны документы, письма за время с 1446 по 1881 год.

[1] Макаров Н.П. Мои семидесятилетние воспоминания. — СПб., 1881.

© Костромской фонд культуры, 1993