... 2008 2009 2010 2011 2012 2013
Научное издание
А. В. Гневышев
г. Кострома

Недвижимая собственность Авраамиево-Городецкого монастыря Костромской епархии В XIX – начале XX века

Авраамиево-Городецкий монастырь на всём протяжении существования в дореволюционный период был крупнейшим землевладельцем в Чухломском уезде, а в период до 1764 г. и крупнейший владелец сначала зависимых, а потом крепостных крестьян. Большие земельные (в 1861 г. – 4690 дес.)1 и иные богатства обеспечивали его экономическую независимость, и позволяло играть ведущую роль не только в уезде, но и всей северо-западной части губернии. Кроме земельных и водных владений монастырю принадлежала недвижимая собственность – мукомольные мельницы, кирпичный завод, питейный дом, торговые лавки.

В середине XIX века монастырю принадлежит две мукомольные мельницы – на р. Костроме и р. Вёксе2. Точной даты получения данных владений неизвестно. Впервые одна из мельниц (на реке Костроме в селе Кожухово) упоминается как собственность Авраамиева монастыря ещё 1-й трети XVII в.3

Существующие общие описания владения (1859 г.; 1861 г. – два; 1868г.)4 не дают практически никакой информации о мельницах. Исключение труд Д. Ф. рилуцкого по нему: «одна (авт. – мельница) – о четырёх поставах..., другая о трёх поставах с маслобойней»5. Автором даётся краткая техническая характеристика – одна из мельниц имела четыре пары жерновов, а вторая – три и маслобойню. Все остальные описания просто фиксируют факт владения мельницами.

В 19 веке мельницы упоминаются уже в 1801 г., правда, только одна. В документе епархиальное начальство даёт ответ на просьбу строителя иеромонаха Аркадия разрешить тратить деньга с мельницы на трапезу 6. Аналогичный случай имеет место в 1841 г., документ говорит о разрешении закупить для мукомольной монастырской мельницы три «дерновых» камня. Также говорится про одну только мельницу, без её расположения7.

Вероятнее всего обитель уже в начале 19 в. владела двумя мельницами, которые остались во владении после секуляризации 1764 г. (но возможен и другой вариант – мельницы были дарованы во время правления императора Павла, когда началось возвращение и получение новых владений монастырям). В середине века, как уже указывалось, обитель точно владеет двумя мельницами (в 1864 г. 8 и 1872 г.9 монастырю также принадлежит две мельницы). В дальнейшем упоминания об этом владении также идут по отдельности (как и в 180110 и 184111 гг.), и соответственно нельзя утверждать, что принадлежит одна или две мельницы. С полной уверенностью можно говорить про монастырские владения накануне Февральской революции (1916 г.). В бюджете обители за этот год указывается – получено 833 руб. «за мельницу»12. Скорее всего, это мельница на реке Вёксе, т. к. она находилась ближе, и следить за её сохранностью и деятельностью было проще. Из-за малого количества источников установить время и причину потери владения нельзя. Вероятнее всего мельница была продана жителям Солигаличского уезда в котором она находилась.

Доходность мельниц была различна, и зависела от места нахождения, размера, количества и состояния жерновов и других технических средств. Подтверждением этому служат данные за 1864 год, а именно: «мукомольные водяные мельницы доставившие доходу: первая (река Вёкса) 888 рублей 88 коп.; вторая (река Кострома) 160 рублей»13.

Из арендаторов монастырских мельниц известно только два человека – Черивлисов14 и солигаличский мещанин Фёдор Матвеевич Астафьев15. Первый арендовал с 1892 по 1896 гг., второй с 1896 г. и возможно до 1906 г.. Любопытны обязанности, которые брал на себя арендатор. По документу от 29 февраля 1896 г., «Проект условий. В отдачу в арендное содержание мукомольной мельницы на реке Вёксе»16 арендатор должен: 1. деньги за мельницу обязан уплачивать вперед в начале каждого месяца; 2. брать за помол с пуда не более 4 коп.; 3. священнослужителей допускать без очереди; 4. для монастыря молоть любой зерновой хлеб в течение всего арендного срока, сколько бы не потребовалось, молоть в любое время, бесплатно и безотговорочно (всего 17 пунктов)17. Кроме арендной платы монастырь получал часть улова рыбы, бесплатный и безграничный помол хлеба, а также полная поддержка всех построек и починка устройств и механизмов в случае поломок и пожаров (единственный случай пожара на монастырских мельницах отмечен в 1892 году)18. Сдача, в аренду при таких условиях была очень выгодна для обители, затрат монастырь при этом никаких не имел. Условия сдачи в аренду монастырских мельниц в более ранний период (первая половина и середина XIX века) неизвестны, но вероятно отличались. В 1856 г. монастырское руководство просило разрешение в консистории на проведение ремонтных работ на мельнице. На что получило ответ: «его преосвященства Филофея Епископа костромской и галичский кавалер утвердил: для большей прочности на р. Вёксе мукомольной мельницы, дозволить перестроить прилежащую к анбару старую плотину»19. Кроме этого, к данной мельнице было разрешено: «устроить кузницу»20 , использование которой приносило монастырю ощутимую прибыль.

При работе с архивными музейными данными была обнаружена информация о монастырских владениях, которых нет в общих описях угодий 21. Из контракта от 1834 г. видно – «монастырь имел свой кирпичный завод на котором работали Буйского уезда, Домнинской волости, деревни Павлова Семён Макаров» 22. Аналогичные данные за 1833 и 1836 года23. Можно предположить то, что монастырь и не владел заводом, а только был заключён договор, по которому обитель покупала кирпич, за 1 тысячу штук платили от 6 до 6.30 рублей. В таком случае возникает вопрос – зачем покупать кирпич у себя. Но это вполне объяснимо. Монастырь владеет заводом, но для того чтобы производить качественный кирпич, нужен хороший специалист, таким и был Семён Макаров. Деньги же платили ему за выполненную работу, с выше указанной расценкой. До какого времени обитель владеет данным владением неизвестно. В 1848 году он действует и на нём – «М. Ю. Лермонтова просила о дозволении ей на монастырских кирпичных заводах для новостроящейся 3-х престольной церкви сделать 50 000 кирпича и за обжиг его уплатить 300 руб.» 24. В дальнейшем данное владение не встречается в документах, единственное косвенное упоминание встречено в указе КДК от 1856 года, и по нему: «к выделке ста пятидесяти тысяч кирпичей на постройку колокольни»25 допустить крестьянина Алексея Зайцева. В описи за 1859 г.26 упоминание о данном промышленном объекте нет. Возможно, за ненадобностью (к концу 50-х годов крупномасштабное строительство в монастыре закончилось) завод был продан.

Следующей собственностью монастыря, которая как и предыдущая не встречает не в одной из общей описей, было питейное заведение. По договору между обителью и чухломским купцом Аполлоном Ивановичем Завьяловым «я Настоятель отдаю, а Завьялов берет в арендное содержание у монастыря устроенный близ монастыря на монастырской земле балаган, для торговли дозволенными Акцизным Учреждением напитками»27. По данному отрывку видно, что во владении монастыря были объекты продажи и распития спиртных напитков. Всё это отдавалось в арендное пользование на следующих условиях: 1. арендатор пользуется балаганом и погребом в течении 10 лет, с 1 января 1879-го по 1-е января 1889 гг., и платит определённую сумму; 2. деньга вносит каждые полгода первую половину 1 января, а вторую 1 июля; 3. если балаган сгорит, то арендатор если не желает продолжать торговлю, то он оставляет ранее внесённую половину денег, если же он продолжает торговать, то тот за свой счет отстраивает все поврежденные постройки; 4. подлинное условие должно быть в монастыре, а у арендатора за подписью настоятеля копия 28.

Упоминание о данном владении есть в церковно-приходской летописи по Покровской церкви села Ножкина29. В 1882 и 1883 гг. крестьяне Алешковской волости, Ножскинского и Андреевского общества, выступали за его закрытие. Они писали жалобы в уездные органы управления, но всё безрезультатно. Летопись показывает и месторасположения «кабака»: «...стоит в нач. 12 версты от г. Чухломы, на землях Чухломского Аврааммева монастыря и от него отстоит примерно на 100 саженях (213 м.) и от нашей Покровской церкви в 40 саженях (85 м.)...»30. Упоминание «кабака» встречается и в фондах ГА КО. В 1884 году перед монастырём (вероятно) был поставлен вопрос – может ли монастырь сдавать данное владение в аренду. В результате (вероятно) многочисленной переписки, настоятелю был прислан ответ: «статья закона уполномачивает настоятеля с братиею монастыря отдавать в наем недвижимыя имущества, принадлежащия монастырю, ненужныя для употребления последняго, не долее однако же как на 12 лет»31. Этот же документ подтверждает что в это время арендное содержание «кабака» ведётся: «купцом Апполоном Ив. Завьяловым» 32. До какого времени «кабак» принадлежал обители неизвестно 33, но в смете доходов и расходов за 1916 г. он не упоминается34, и собственностью монастыря он не является35. Питейный дом был построен в конце 1800 или начале 1801 гг. 22 февраля 1801 г. епархиальное руководство спрашивало действительно ли построено на монастырской или на крестьянской земле, о чём велено было доложить36. Таким образом, «кабак» – одно из самых старых владений монастыря, которое сохраняется до конца века, а может и дольше.

Последним из владений монастыря были торговые лавки. По данной собственности информации мало, известно количество лавок (всего 87: 18-ть каменных и 69-ть деревянных), и когда они были построены (каменные в 1810 г.)37. Каменные лавки были расположены в два, а деревянные в шесть рядов. Именно в них (монастырь сдавал лавки в аренду, и получал большую выгоду, так в 1864 году «за отдачу коих в наём, в 4 торговые дня, в сем году получено 236 рублей 28 коп.»38) и рядом проходили монастырские ярмарки. До какого времени монастырь владел ими неизвестно, однако по найденным фотографиям обители, относящимся к началу 20 века на которых они присутствуют можно предположить, что они просуществовали вплоть до 1917 года, после чего вероятно использовались также для торговли или были разобраны за не надобностью или ветхостью.

Примечания

1 Прилуцкий Д. Ф. Историческое описание Городецкаго Авраамиева монастыря. СПб., 1861. С. 24.

2 Чухломский Авраамиев Городецкий монастырь. Кострома, 1859 г. С. 10; Материалы для географии и статистики России. СПб. 1861, С. 473; Самарянов В. А. Памятная книга для Костромской епархии. Кострома 1868, С. 116; Прилуцкий Д. Ф. Историческое описание Городецкаго Авраамиева монастыря. СПб., 1861. С. 14.

3 Прилуцкий Д Ф. Историческое описание Городецкаго Авраамиева монастыря. СПб., 1861. С. 24.

4 Чухломский Авраамиев Городецкий монастырь. Кострома, 1859 г. С.10; Материалы для географии и статистики России. СПб. 1861, С. 473; Самарянов В. А. Памятная книга для Костромской епархии. Кострома, 1868 г., С. 116; Прилуцкий Д. Ф. Историческое описание Городецкаго Авраамиева монастыря. СПб., 1861. С. 14.

5 Прилуцкий Д. Ф. Историческое описание Городецкаго Авраамиева монастыря. СПб., 1861. С. 23.

6 Государственный архив костромской области (далее ГАКО).Ф. 715. Оп. 1. Д. 1. Л. 20.

7 ГАКО. Ф. 715. Оп. 1. Д. 6. Л. 2.

8 ГАКО. Ф. 702. Оп. 1. Д. 19. Л. 39.

9 Данная информация содержится в фондах Чухломского краеведческого музея (далее ЧКМ). Была найдена старая тетрадь, в которой находятся записи по истории монастыря. Однако обложка не сохранилась и поэтому невозможно узнать номер единицы хранения. Кем она была составлена неизвестно. Можно предположить, что она была написана Г.И. Лебедевым, но если сравнить подчерка, то сразу видна разница. Возможно, она была составлена Казариновым Л. Н. во время его работы в музее или кем-то из работников музея.

10 ГАКО. Ф. 715. Оп. 1. Д. 1. Л. 20.

11 ГАКО. Ф. 715. Оп. 1. Д. 6. Л. 2.

12 ЧКМ. Кп. No 881. Инв. No 763.

13 ГАКО. Ф. 702. Оп. 1. Д. 19. Л. 39.

14 ЧКМ. Кп. No 881. Инв. No 769.

15 ЧКМ. Кп. No 881. Инв. No 770.

16 Там же.

17 Там же.

18 ГАКО. Ф. 466. Оп. 1. Д. 134. Л. 39.

19 ГАКО. Ф. 715. Оп. 1. Д. 17. Л. 39.

20 ГАКО. Ф. 715. Оп. 1. Д. 17. Л. 38.

21 Чухломский Авраамиев Городецкий монастырь. Кострома, 1859. С. 10; Материа- лы для географии и статистики России. СПб. 1861. С. 473; Самарянов В. А. Памятная книга для Костромской епархии. Кострома, 1868. С. 116; Прилуцкий Д. Ф. Историческое описание Городецкаго Авраамиева монастыря. СПб., 1861. С. 24.

22 Тетрадь без инвентарного номера из фондов ЧКМ.

23 Там же.

24 ГАКО. Ф. 130. Оп. 2. Д. 1071.

25 ГАКО. Ф. 715. Оп. 1. Д. 17. Л. 103.

26 Чухломский Авраамиев Городецкий монастырь. Кострома, 1859. С. 10.

27 ЧКМ. Кп. No 881.Инв. No 782.

28 Там же.

29 ЧКМ. Кп. No 1133. Инв. No 2209.

30 Там же.

31 ГАКО. Ф. 715. Оп. 1. Д. 46. Л. 69.

32 Там же.

33 Как ни странно данное владение не упоминается в «сведениях о состоянии Авраа- миево-Городецкого монастыря за 1864 год» поданных настоятелем монастыря иеромона- хом Сергием благочинному монастырей (ГАКО. Ф. 702. Оп. 1. Д. 19. Л. 38–40), хотя под- тверждено документами, что монастырь владеет данной собственностью в этот период.

34 ЧКМ. Кп. No 881. Инв. No 763.

35 С этим можно было бы поспорить т.к. из ниже указанного будет видно что владеет «кабаком» в течении века и за весь период ни в одном официальном издании он не был указан. Это объясняется довольно просто, цензура не могла пропустить в печать тот факт что «святое место» владеет таким «злачным» объектом как «кабак». Однако какая цензу- ра может быть в монастырском бюджете, соответственно обители к 1916 году «кабак» не принадлежит.

36 ГАКО. Ф. 715. Оп. 1. Д. 1. Л. 11.

37 Прилуцкий Д. Ф. Историческое описание Городецкаго Авраамиева монастыря. СПб., 1861. С. 24.

38 ГАКО. Ф. 702. Оп. 1. Д. 19. Л. 39.

Russia county