Глава 20.
Во главе Нижегородско-Костромской епархии:
1919 – 1925 гг.

Осенью 1919 г. судьба вновь привела епископа Геронтия с берегов Невы на родные берега Волги. Причиной этого стало то, что в разгар Гражданской войны Нижегородско-Костромская епархия лишилась своего главы. По-видимому, в конце 1918 г. или в начале 1919 г. из-за преследований властей епископ Иннокентий был вынужден бежать из Нижнего Новгорода на юг России. В 1919 г. владыка Иннокентий читал в крупных городах юга (Киев, Одесса и др.) лекции, в которых «ярко обрисовывал будущее России под деспотизмом большевиков»1. Во время Гражданской войны епископ Иннокентий составил «Молитву об избавлении России», в которой, в частности, говорилось: «Сохрани мир Свой от пагубы воинствующаго безбожия, избави страну русскую от враг Твоих, терзающих и убивающих тьмами ни в чем не повинных людей, а наипаче верующих в Тя, упокой во царствии Твоем всех умученных оружием и стрелянием, гладом и мразом и иными смертями от человеконенавистных слуг диавола. Приими оружие и щит и восстани на помощь нашу. Простри нам с высоты славы Твоея руку помощи, и укрепи волю и силы наши поразити и низложити злолютых врагов рода человеческого <…> и освободи землю нашу от тяжкаго ига ненавистнаго владычества богоборцев <…>»2.
В ночь на 30 января 1920 г. в связи с разгромом белых епископ Иннокентий перешёл русско-румынскую границу. Он оказался в эмиграции в Румынии, точнее, в бывшей Бессарабской губернии, в 1918 г. отторгнутой от России и вошедшей в состав Румынии3*.


* В Бессарабии епископ Иннокентий управлял Кишинёвской епархией. После того как Бессарабия в 1940 г. была присоединена к Советскому Союзу, епископ Иннокентий переехал в румынский г. Тульчу, где управлял Тульчинской епархией. После кончины 5 января 1941 г. митрополита Белокриницкого Силуана (Кравцова) епископ Иннокентий сначала стал Местоблюстителем Митрополичьего престола, а 8 мая 1941 г. был избран митрополитом Белокриницким. После начавшейся 22 июня 1941 г. Великой Отечественной войны, в которой Румыния участвовала против СССР на стороне Германии, митрополита Иннокентия выслали в г. Яссы. После долгой болезни он скончался 16 февраля 1942 г. в с. Писку близ г. Браилова4.

 

   Таким образом, в 1919 г. Нижегородско-Костромская епархия осталась без правящего архиерея. Если и в дореволюционное время поиски нового епископа тянулись годами, то в условиях военного коммунизма и Гражданской войны о выборах нового архиерея не могло быть и речи. Временно управляющим Нижегородско-Костромской епархией в сентябре 1919 г. был назначен епископ Геронтий. Помощник архиепископа Московского епископ Рязанский и Егорьевский Александр, являвшийся на тот момент временным блюстителем Московского архиепископского престола*, писал ему: «Поелику епархия Нижегородско-Костромская за неизвестным отсутствием своего епископа должна временно находиться под управлением Московского архиепископа, а я в качестве помощника Московского архиепископа на основании 16 п. постановления Освященного Собора поручаю Вашему преосвященству временно управлять Нижегородско-Костромской епархией со всеми правами епархиального епископа»5. Выбор епископа Геронтия в качестве временно управляющего Нижегородско-Костромской епархией был естественен и на редкость удачен: никто другой из тогдашних архиереев не знал так хорошо данную епархию и её духовенство, как святитель Геронтий.

* Из-за преследования новых властей архиепископ Московский и всея Руси Мелетий со второй половины 1918 г. скрывался в Донской епархии. Он вернулся в Москву в 1922 г.

   Временное управление им Нижегородско-Костромской епархией растянулось на шесть лет – вплоть до 1925 г. Все эти годы епископ руководил двумя епархиями – Петроградско-Тверской и Нижегородско-Костромской, – разрываясь между Петроградом, Костромой и Нижним Новгородом. Фактически в 1919 – 1925 гг. он являлся правящим архиереем Нижегородско-Костромской епархии. То, что он при этом числился временным, не имеет значения, да и срок его временного управления впечатляет: не каждый правящий архиерей столько лет управляет своей епархией.
С 1918 г. в состав Нижегородско-Костромской епархии входило уже не две, а три губернии. В 1918 г. из территорий части Владимирской и Костромской губернии большевиками была образована новая Иваново-Вознесенская губерния. Последняя возникла при следующих обстоятельствах. В начале 1918 г. группа шуйских и иваново-вознесенских большевиков во главе с М. В. Фрунзе попыталась перенести центр Владимирской губернии из «монархически-поповского» Владимира в пролетарский Иваново-Вознесенск, являвшийся к 1917 г. безуездным городом Шуйского уезда. Потерпев в этом неудачу, они решили создать на основе Шуйского уезда свою собственную чисто пролетарскую Иваново-Вознесенскую «Красную» губернию. Но т.к. Шуйского уезда для образования новой губернии было недостаточно, М. В. Фрунзе с товарищами решили фактически захватить несколько уездов соседней Костромской губернии. В условиях хаоса рубежа 1917 и 1918 гг., когда старая система управления разваливалась, а новая ещё только формировалась, этот план удалось осуществить. Несмотря на массовое сопротивление местных жителей, не желавших переходить в какую-то «Красную» губернию, иваново-вознесенским большевикам удалось захватить Юрьевецкий, Кинешемский и большую часть Нерехтского уездов. В результате этого малая родина святителя Геронтия – Большое Золотилово – в 1918 г. оказалось в составе Середского уезда Иваново-Вознесенской губернии*.

* В 1929 г. при упразднении Середского уезда Золотилово вошло в состав Вичугского района Ивановской области.

   С осени 1919 г. епископ Геронтий постоянно приезжал в епархию и посещал все три губернии – Нижегородскую, Костромскую и Иваново-Вознесенскую. Обычно он останавливался в Стрельникове, которое в это время стало как бы неофициальным центром епархии.
Его недавно опубликованные письма в Москву епископу Александру, относящиеся к периоду 1919 – 1925 гг., являются важнейшим и зачастую единственным источником наших знаний о деятельности святителя Геронтия в ту эпоху.

 

           *   *   *

В 1918 – 1919 гг. трагедия Гражданской войны не миновала ни одну из трёх губерний, входящих в епархию – ни Нижегородскую, ни Костромскую, ни Иваново-Вознесенскую. Примечательно, что в Костромской губернии наиболее ярко пламя антибольшевистской борьбы разгорелось на востоке и на западе, где проживало особенно много старообрядцев. 19 августа 1918 г. вспыхнуло восстание в с. Урень – центре Уренской волости Варнавинского уезда, население которой в значительной степени состояло из старообрядцев. К восстанию привело стремление советских властей выгрести из этого зажиточного края как можно больше зерна. Восстание охватило большую территорию и перекинулось в соседний Ветлужский уезд. Во главе повстанцев стал крестьянин-старообрядец Иван Нестерович Иванов, прозванный «уреньским царём»*. Совместными усилиями красных отрядов из Костромской, Иваново-Вознесенской и Нижегородской губерний восстание было подавлено. 4 сентября красные заняли Ветлугу, а 18 сентября – с. Урень. Полностью движение было подавлено только в 1919 г. И. Н. Нестеров был схвачен, отвезён в Кострому, оттуда – в Москву. Его приговорили к расстрелу, но затем высшую меру заменили на 10 лет заключения. «Уреньский царь» умер от тифа в 1926 г. в Соловецком лагере особого назначения6.

* Иван Нестерович Иванов (ок. 1881 – 1926 гг.) родился в д. Суходол Уренской волости Варнавинского уезда Костромской губернии. В 1903 г. был призван в армию, служил в Петербурге, в лейб-гвардии Преображенском полку.

 

   В 1919 г. Гражданская война докатилась и до Костромского Заречья. Декрет Совнаркома от 10 апреля 1919 г. о призыве в Красную армию сразу шести возрастов (1890 – 1896 гг.) привёл в Зарецком крае к массовому дезертирству. В крае стали действовать вооруженные отряды т.н. «зелёных». В конце мая 1919 г. с. Саметь посетил нарком просвещения А. В. Луначарский. Однако он побывал здесь вовсе не по вопросам культуры и просвещения, а как чрезвычайный уполномоченный ВЦИК и Совнаркома по борьбе с дезертирством.
8 июля 1919 г. прибывший в Кострому отряд Петроградской ВЧК, состоявший в основном из латышей, занял с. Сельцо, где занялся грабежом и насилиями. Неожиданным ударом зелёные выбили их из села, и питерские чекисты бежали в Шунгу. В ответ на это Губернский реввоенсовет образовал в Заречье фронт со штабом в Шунге. 14 июля 1919 г. из Шунги красные отряды двинулись на Саметь. Саметцы оказали вооруженное сопротивление, и в ходе боя красные подожгли село, которое сгорело почти целиком. В тот же день красные каратели в расплату за своё недавнее поражение сожгли и с. Сельцо7. Таким образом, в июле 1919 г. боевые действия шли непосредственно на территории Стрельниковского прихода.
Святитель Геронтий приехал в Кострому и Стрельниково через месяц с небольшим после всех этих ужасов. Похоже, что после августа 1914 г. святитель Геронтий не бывал в Костроме. Наверное, первое, что он заметил – это исчезновение памятника Ивану Сусанину и царю Михаилу Феодоровичу Романову, ещё недавно стоявшего в центре Сусанинской площади (а ныне – площади Революции). Фигуры первого царя из рода Романовых и знаменитого костромского крестьянина в 1918 г. были сброшены, а на гранитном постаменте памятника высился фанерный обелиск, обтянутый красным кумачом, с портретами Маркса, Лассаля, Ленина и Троцкого…
В начале 1919 г. новые власти закрыли Ипатьевский монастырь. Все проживавшие в нём члены монашеской общины и оба архиерея – архиепископ Костромской и Галичский Филарет (Никольский) и епископ Кинешемский Севастиан (Вести) – были изгнаны из его стен. В том же 1919 г. в монастыре разместился т.н. «Советский посёлок № 3», где поселились жители фабричной окраины Костромы.

 

                                      *    *    *

Одним из первых дел, которым пришлось заниматься владыке Геронтию, стала история с настоятелем храма в Большом Золотилове о. Евфимием Кабаниным. Как мы помним, священник Кабанин служил в Большом Золотилове с 1911 г., являлся преемником о. Георгия Лакомкина и, более того, был рукоположен во священный сан самим епископом Геннадием. Однако во время революции о. Евфимий впал в своеобразное толстовство и стал активно проповедовать свои взгляды в старообрядческой среде. 10 сентября 1919 г. владыка Геронтий писал епископу Александру о взглядах о. Евфимия: «Его убеждения всецело почти Льва Толстого и подобных ему лиц. Он желает полной реформации Церкви и даже Евангелия»8.
Для обсуждения вопроса о Евфимии Кабанине епископ Геронтий был вынужден созвать съезд 5-го благочиннического округа Нижегородско-Костромской епархии. Съезд собрался 25 ноября, скорее всего, в Стрельникове. В работе съезда участвовали: епископ Геронтий, благочинный и протоиерей о. Козьма Москвин (Куниково), священники Алексей Сергеев (Дурасово), Михаил Белов (Чернопенье), Евфимий Кабанин, диакон Александр Варламов и мирянин Евфимий Кабанов. 26 ноября съезд постановил вынести решение вопроса об о. Евфимии на усмотрение епископа9. Своим распоряжением епископ Геронтий отстранил Евфимия Кабанина от прихода, с запрещением совершать богослужение. Неизвестно, как сложилась бы его дальнейшая судьба, но 19 ноября 1920 г. запрещённый священник Кабанин был за что-то арестован властями и убит при попытке к бегству10. В январе 1921 г. владыка Геронтий писал епископу Александру: «Сообщают, что его застрелили. Он был арестован, и когда отправлялись в уездный город (в Середу. – Н. З.) в тюрьму, он хотел бежать и был выстрелом убит в затылок навылет в глаз, и лоб разорвало, и мозг вылетел. Жду подробных извещений. Просят разрешения: молиться, или как? Можно ли разрешить его от запрещения?»11.
Новым священником в Золотилове был избран Феодор Сидоров. Феодор Иванович Сидоров (1888 – после 1950 гг.) родился в д. Тайманиха Ширяихской волости Нерехтского уезда. С 1908 по 1910 г. находился на военной службе. В 1914 г. был мобилизован в армию и пробыл на фронте всю войну. В 1918 г. был демобилизован, но уже в 1919 г. вновь призван в Красную армию. В 1921 г. избран священником в Золотилове. Его рукоположение в священный сан 11 июля 1921 г. совершил владыка Геронтий. 12 июля 1921 г. святитель Геронтий писал епископу Александру: «В Золотилово поставил священника из мирян д. Тайманихи Феодора Ивановича Сидорова»12. В 1937 г. о. Феодор был арестован и осуждён на 10 лет лагерей. В 1947 г. после освобождения вернулся к семье в Родниковский район Ивановской области13. Святитель Геронтий писал о нём: «Последний (в Золотилове. – Н. З.) священник был о. Феодор Сидоров, очень религиозный и талантливый священник и добрый пастырь»14.
В начале 20-х годов епископ Геронтий нередко служил в Феодоровском храме Костромы*. С 1913 г. настоятелем Феодоровского храма служил иерей Константин Хотин (1882 – 1927 гг.). Он родился в д. Браташино Ярославского уезда. Военную службу проходил в Костроме. В 1908 г. женился на дочери священника из с. Елохино Даниловского уезда Ярославской губернии Ольге Васильевне Витушкиной**. Затем молодожёны уехали в Москву, где Константин Иванович получил должность заведующего фабрикой Н. В. Дмитриева. В 1911 г. Константин Иванович вернулся в Кострому. 23 февраля 1913 г. в Феодоровском храме Костромы епископ Иннокентий рукоположил его в диакона, а 24 февраля – во священника15. В отличие от многих своих товарищей о. Константин избежал советских тюрем и лагерей: он скончался в Костроме в 1927 г. и был похоронен на старообрядческом участке Лазаревского кладбища (могила его чуть позже исчезла при уничтожении всего кладбища)16.

* К первой годовщине Октябрьской революции власти переименовали Павловскую улицу, на которой стоял храм, в улицу Луначарского.

** Ольга Васильевна Витушкина была дочерью священника Успенской церкви в Елохине о. Василия Витушкина (+ 1922 г.) и сестрой его преемника о. Виктора Васильевича Витушкина (1887 – 1979 гг.).

 

   В 1920 г. епископ Геронтий познакомился в Костроме с профессором уголовного права Петроградского университета и одним из профессоров открытого в Костроме в 1918 г. к первой годовщине Октябрьской революции Рабоче-Крестьянского университета Юрием Петровичем Новицким (1882 – 1922 гг.). Юрий Петрович посетил епископа в Стрельникове. В январе 1921 г. владыка писал епископу Александру: «Был у меня в Стрельникове петроградский профессор Юрий Петрович Новицкий, председатель приходского совета петроградских приходов. Говорили о многом, говорили и о примирении их церкви с нашей. Обещал поговорить со властями иерархии. Он близок со всеми. Ему удалось в Петрограде открыть Богословский институт. Учатся более 100 человек. Человек деловитый»17. Как известно, в мае 1922 г. Ю. П. Новицкий, являвшийся председателем Правления общества православных приходов Петрограда и губернии, был арестован по делу «о сопротивлению изъятию церковных ценностей», судим в составе группы во главе с митрополитом Петроградским и Гдовским Вениамином (Казанским) и расстрелян 13 августа 1922 г. В 1992 г. Русская Православная Церковь причислила Ю. П. Новицкого к лику святых18.
В 1921 г. по инициативе епископа Геронтия из старообрядческого духовенства Костромской губернии было выдвинуто два кандидата в епископы. Первым из них стал благочинный 5-го округа настоятель Никольской церкви в с. Куниково вдовый протоиерей Козьма Платонович Москвин (1880 – 1921 гг.)*. В начале 1921 г., в январе или феврале, он был пострижен в монашество с именем Климент (чин пострижения, вероятно, совершил епископ Геронтий), а затем, судя по всему, в Москве состоялась его хиротония во епископа Самарско-Симбирского и Уфимского. В конце марта по дороге в свою епархию новорукоположенный епископ Климент побывал в Костроме. 27 марта 1921 г., в праздник Феодоровской иконы Божией Матери, вместе со святителем Геронтием он совершал богослужение в Феодоровском храме Костромы19.

* Священник Козьма Москвин стал благочинным 5-го округа в 1912 г., сменив на этом посту уехавшего в Петербург о. Григория Лакомкина.

 

   Однако управлять Самарско-Симбирской и Уфимской епархией бывшему куниковскому священнику было суждено недолго: уже 26 июня 1921 г. он скончался в г. Балакове Самарской губернии от холеры20. Владыка Геронтий тяжело переживал кончину епископа Климента. 2 июля 1921 г. он писал епископу Александру из Большого Золотилова: «Ужасно мы все здесь потрясены печальной вестью о кончине владыки Климента. Здесь его более всех знали, и более и сочувствия, и сострадания. Но делать нечего. Такова воля Божия»21. В этом же письме он добавлял: «На 20 июля поеду в Стрельниково и Куниково на 22, сороковой день владыки, так просили и куниковские»22.
Преемником о. Козьмы в Куникове стал о. Василий Никитин. Об этом человеке следует сказать особо. Василий Семенович Никитин (1892 – 1938 гг.) родился в д. Замолодино Шунгенской волости Костромского уезда*. Его родной отец, Симеон Никитин, происходил родом из казаков, был участником Русско-Турецкой войны 1877 – 1878 гг. и женился на девушке-турчанке. После войны он поселился в д. Замолодино и занялся торговлей, позднее переехал в Кострому**. В 1912 г. Василий Никитин поступил в Московский старообрядческий институт. В сентябре 1916 г. он был призван в армию, демобилизовался в декабре 1917 г. В 1918 – 1919 гг. работал в Костроме библиотекарем, потом учителем в школе I ступени. В 1919 г. был призван в Красную армию, в которой служил до апреля 1921 г. В 1921 г. Василий Никитин женился на Марии Ивановне Моховой – руководительнице хора в старообрядческом храме Костромы. В 1921 г. был рукоположен в священника к Никольской церкви с. Куниково (данных о том, кто рукоположил его, у нас нет, но, вероятнее всего, это был епископ Геронтий). В 1925 г. его перевели в Москву на Рогожское кладбище. В 1926 г. о. Василий овдовел: его жена скончалась от саркомы, оставив его с двумя маленькими детьми.

* Как писалось выше, д. Замолодино примыкала к Стрельникову. В 1972 г. включена в состав Стрельникова.

** В 10-х гг. XX в. Симеон Никитин принял священный сан. После смерти епископа Ипатия, последовавшей 29 марта ст. стиля 1922 г., он принял монашеский постриг с именем Савватий и был избран епископом Ярославским, Вологодским и Архангельским. Умер в начале 30-х годов23.


*** В 1918–1919 гг. В.С. Никитин был заведующим библиотекой при 2-й Республиканской фабрике (бывш. фабрике братьев Зотовых, позднее – им. В.М. Молотова, позднее – «Искра Октября»). В то время он проживал по адресу: ул. Ново-Загородняя (совр. ул. Задорина), д. 24, кв. 424.

 

   В 1928 г. на Освященном Соборе о. Василий был избран епископом. 16 сентября 1928 г. он принял монашеский постриг с именем Викентий. 23 сентября состоялась его хиротония во епископа на Кавказскую епархию25. В 1935 – 1938 гг. епископ Викентий являлся Местоблюстителем Московского архиепископского престола (о его дальнейшей судьбе будет сказано ниже).
В августе 1921 г. епископ Геронтий постриг в Спасо-Преображенском монастыре в монашество священника о. Константина Базанова* с именем Конон. Священноинок Конон был намечен кандидатом в епископа Саратовского и Астраханского, но хиротония не состоялась, т.к. он скончался 29 декабря (ст. ст.) 1921 г.26.

* Священник Константин Базанов служил в Логиновском починке Варнавинского уезда Костромской губернии.

   С самого начала 20-х годов епископ Геронтий стремился создать в Стрельникове курсы учителей и проповедников. В апреле 1921 г. он писал в Москву епископу Александру: «После Пасхи* в Стрельникове думаю открыть курсы для подготовки учителей и учительниц пения, чтения, закона Божия и проповедников по борьбе с безбожием, сектантством и ересями»27. Однако в 1921 г. святителю не удалось получить разрешения на организацию курсов. Открыть их удалось лишь в следующем году, в связи, видимо, с общей либерализацией режима из-за введения НЭПа.

* В 1921 г. Пасха пришлась на 1 мая (18 апреля по ст. стилю).

   В начале 1922 г. в Стрельникове открылись «курсы по подготовке преподавателей пения, чтения и закона Божьего»28. Ближайшим помощником владыки в деле организации курсов являлся благочинный 5-го округа настоятель храма Рождества Богородицы в Дурасове о. Алексей Сергеев*. Уже в феврале 1924 г о. Алексей за участие в создании курсов был привлечён к уголовной ответственности. Как долго смогли проработать курсы в Стрельникове, нам неизвестно.

* Священник Алексей Сергеев стал благочинным 5-го округа в 1921 г., он сменил на этом посту о. Козьму Москвина, ставшего епископом Климентом.

   В 1922 или 1923 гг. святитель Геронтий создал в Золотилове и Стрельникове старообрядческое братство имени святого Данилы Костромского29. Вероятно, как и созданное в марте 1922 г. в Петрограде братство имени протопопа Аввакума, золотиловско-стрельниковское братство состояло из старообрядческой молодёжи – бывших учеников Золотиловской и Стрельниковских старообрядческих школ. Братство это, по-видимому, просуществовало до 1929 г.
В конце октября 1924 г. епископ Геронтий созвал в Стрельникове епархиальный съезд Нижегородско-Костромской епархии. Похоже, этот съезд был первый с дореволюционного времени. До революции, как мы помним, епархиальные съезды, как правило, происходили в Нижнем Новгороде. Почему в 1924 г. его решили собрать именно в Стрельникове, неизвестно. Возможно, нижегородские власти стали чинить препятствия в его созыве, и съезд решили собрать под Костромой. Во всяком случае, епархиальный съезд в Стрельникове – явление в истории костромского старообрядчества и важная страница в истории Стрельниковского прихода.
Епархиальный съезд духовенства и мирян проходил в Стрельникове, вероятнее всего в храме, 26 и 27 октября 1924 г. К сожалению, о работе съезда нам известно только, что его участники выразили Костромскому губисполкому «благодарность за предоставленную съезду возможность свободно обсуждать и разрешать свои вопросы». Съезд отметил, что «такое отношении Советской власти к вопросам религии открыло съезду правду о бывшей власти царей-извергов и их приспешников, душивших русский народ и насильствовавших его волю и совесть, и правду Советской власти, при которой только старообрядцы могут почувствовать себя в вопросах религии в полной безопасности»30.
В первой половине 20-х годов Стрельниково, как уже писалось, фактически являлось центром Нижегородско-Костромской епархии. В 20-е годы, несмотря на прошедшие I Мировую и Гражданскую войны, Стрельниково оставалось крупным населённым пунктом. Как писалось выше, в 1907 г. в деревне было 77 дворов и проживало 602 человека. В 1920 г. в Стрельникове насчитывалось ровно 100 дворов и 488 жителей31. В 1924 г. количество дворов выросло до 104-х, и жителей – до 573-х32. В 1929 г. в деревне было 113 дворов и 562 жителя33.
В 20-е годы святитель Геронтий по-прежнему уделял большое внимание Стрельниковскому церковному хору, которым после гибели в 1915 г. на фронте старшего брата Феодосия руководил Фёдор Иоакимович Гусев.
На протяжении шести лет святитель почти непрерывно передвигался по маршруту: Петроград – Ржев – Кострома – Стрельниково – Дурасово – Золотилово – Нижний Новгород – приходы возле Нижнего – Петроград. Бывая в первой половине 20-х годов в Нижнем, епископ Геронтий совершал богослужения в новом Успенском храме. Как мы помним, в течение долгого времени у старообрядцев Белокриницкого согласия было две церкви в городе (Сироткинская и Курбатовская), находившиеся в частных домах. 29 апреля 1912 г. состоялась закладка каменного Успенского храма, возводившегося на пожертвования купцов С. С. Рахманова, М. Г. Гущина и Д. В. Сироткина34. Торжественное освящение Успенского храма, которое совершили архиепископ Московский и всея Руси Мелетий, епископ Нижегородский и Костромской Иннокентий и епископ Ярославский и Архангельский Ипатий, состоялось 25 октября 1915 г.35. Освящение Успенского храма явилось, пожалуй, последним ярким событием старообрядческого «золотого века» в Нижнем Новгороде.
Святитель Геронтий освободился от управления Нижегородско-Костромской епархией в 1925 г., когда на эту должность был избран нижегородский священник Григорий Спирин, принявший монашество с именем Гурий. 29 июня 1925 г. архиепископ Московский и всея Руси Мелетий и епископы Геронтий и Тихон (Сухов) рукоположили священноинока Гурия в Нижнем Новгороде в епископа Нижегородского и Костромского36. Епископ Гурий (Григорий Андреевич Спирин; 1864 – 1937 гг.) происходил из крестьян д. Нареевой Богородицкого уезда Московской губернии. Он восемь лет служил диаконом в Покровском храме в д. Елесино. 31 января 1896 г. был рукоположен епископом Нижегородским и Костромским Кириллом в священный сан. Служил в Нижнем Новгороде в Покровской (Курбатовской) церкви. В мае 1917 г. переведён в Успенский храм с возведением в сан протоиерея. Епископ Гурий возглавлял Нижегородско-Костромскую (с 1932 г. – Горьковско-Костромскую) епархию 12 лет: он скончался в г. Горьком 10 мая 1937 г., похоронен на кладбище при Успенском старообрядческом храме37.

© Nikolay Zontikov