Глава 25.
Саровлаг: 1934 – 1935 гг.

    Темниковский исправительно-трудовой лагерь ОГПУ (Темлаг) был организован в бывшем Темниковском уезде Тамбовской губернии 6 июня 1931 г.1. 22 августа 1934 г. Саровское лагерное отделение Темлага подверглось преобразованию в самостоятельный Саровский исправительно-трудовой лагерь (Саровлаг). Управление Саровлага находилось в знаменитой Успенской Саровской пустыни2.
Как известно, церковное прославление преподобного Серафима Саровского состоялось в июле 1903 г. На торжества в честь канонизации святого в Саров приехали император Николай II со своей семьёй, большое количество великих князей и княгинь, множество государственных и церковных деятелей, десятки и десятки тысяч богомольцев. Старообрядцы, как говорилось выше, крайне критично отзывались и о Саровских торжествах, и о самом преподобном Серафиме.
Но всё это было так давно! На момент канонизации преподобного Серафима святитель Геронтий ещё служил в армии. И вот теперь Саровская пустынь была закрыта, осквернена и в ней размещалось управление Саровлага. Саровлаг относился к числу т.н. «лесных лагерей»: главная задача, стоявшая перед его заключёнными, состояла в заготовке древесины в темниковских лесах. Саровский лагерь был относительно невелик: на 1 января 1935 г. в нём насчитывалось 3349 заключённых3. Главный врач Саровского лагерного лазарета, узнав, что в Вишерлаге святитель являлся старшим санитаром, вновь назначил его старшим санитаром4.
В Саровском лагере святителя Геронтия несколько раз навещала монахиня Порфирия из Москвы5.
Примечательно, что в Саровлаге святитель имел «нагрузку» – обучение безграмотных. В 20 – 30 годы ликвидации неграмотности уделялось большое значение и повсеместно в стране работали пункты ликбеза (пункты ликвидации безграмотности). Не осталась в стороне от этого дела и лагерная система. Святитель не уточняет, кого именно он учил читать и писать. Однако вряд ли это были местные свободные жители. Вероятно, его учениками состояли безграмотные заключённые. Подобный лагерный «ликбез» являлся «остатком» 20-х и начала 30-х годов, когда утверждалось, что главной задачей советской тюремной системы является «перековка», т.е. перевоспитание заключённых из преступников в полноценных советских людей.
Святитель вспоминал: «Работали по ликвидации безграмотности 4 протоиерея – 2 академика и 2 семинариста*. Они даже надсмехались надо мной, что неуч взялся учить. Оказалось, они имели плохой успех, а я 30 человек в 3 месяца обучил не только читать и писать, но и на счетах считать. Все были удивлены моей успешностью, но, несмотря на это, меня с работы сняли**. Начальство очень просило оставить меня, но нельзя – у меня статья 58»6.

* Имеются в виду выпускники духовной академии и духовной семинарии.

** В своих воспоминаниях святитель Геронтий объясняет это общим ужесточением режима, произошедшим после того, как 1 декабря 1934 г. в Ленинграде был убит С. М. Киров.

В Саровлаге святитель встретил ещё один праздник Пасхи: «Нас, духовенство и инвалидов, перевели в один особый барак и под особый надзор. Была Пасха. Все решили помолиться – прославить воскресшего Христа. Начальство узнало – оштрафовало всех нас на один квартал заработанных дней (т.е. 120 дней. – Н. З.), в том числе и меня»7.

* Пасха в 1935 г. пришлась на 28 апреля.

   Из Сарова святителя перевели в лагпункт близ г. Алатыря*. Здесь епископа Геронтия назначили «бригадиром над инвалидами по работе внутри зоны». «В бригаду ко мне, – вспоминал он, – назначили духовенство и татар. Татары очень хорошие люди, трудоспособные, честные и [верные] друзья»8.

* До революции г. Алатырь являлся уездным городом Симбирской губернии. В 30-е годы Алатырь – районный центр Чувашской АССР.

   Однажды вместе с матушкой Порфирией святителя навестил, приехавший из Москвы, тогдашний глава старообрядческой Церкви – Местоблюститель Московского архиепископского престола епископ Кавказский Викентий (Никитин), которого святитель знал ещё юношей-прихожанином и которого он в 1921 г. рукоположил в священника в с. Куниково. После своей епископской хиротонии в 1928 г. епископ Кавказский Викентий жил в г. Ессентуки в сторожке при храме. 13 апреля 1932 г. – в один день (точнее, ночь) со святителем Геронтием – епископ Викентий был арестован и обвинён в подготовке контрреволюционного восстания, шпионаже в пользу Румынии, антиколхозной агитации и т.п. По совокупности своих «преступлений» владыка Викентий получил 10 лет заключения в лагере. Свой срок епископ отбывал в Свирском исправительно-трудовом лагере. В сентябре 1933 г. он был досрочно освобождён из-за болезни ног. 4 июня 1934 г. в Москве в возрасте 75 лет умер архиепископ Московский и всея Руси Мелетий (Картушин). В феврале 1935 г. епископ Кавказский Викентий (Никитин) стал Местоблюстителем Московского архиепископского престола9. В той ситуации это сулило мученический венец в самом скором времени.
Святитель Геронтий вспоминал про это свидание: «Поплакали оба, хотелось много поговорить, но не разрешалось»10. Больше они никогда не виделись, т.к. через три года епископ Викентий умер в Москве в Лефортовской тюрьме.
«Неожиданно, – пишет святитель, – нас переселили в другие – Ветлужские лагеря»11.

© Nikolay Zontikov
==