Глава 33.

Последние годы жизни и кончина

   В последние годы жизни здоровье святителя Геронтия быстро ухудшалось, в чём, несомненно, сказались годы, проведённые в лагерях. В старое время владыка регулярно ездил на Кавказ, в Ессентуки, где лечился водами и грязями. Он бывал на Кавказе в 1913, 1914, 1915 и 1923 гг. Вновь святитель смог съездить туда в 1948 г.1.

С 1943 г. у епископа Геронтия стало слабнуть зрение. В 1949 г. левый глаз перестал видеть совсем, гораздо хуже стал видеть и правый2. Почти весь 1949 г. святитель проболел, атакуемый заболеваниями – болезнями ног, ревматизмом, проблемами с сердцем и т.д. В своем «Духовном завещании» он пишет, что в 1949 г. дважды переживал «моменты <…> ярко напоминающие смерть»3. Архиепископ Иринарх в письме Е. П. Варламовой от 14 апреля 1949 г. писал: «В Крещение служил один, потому что владыка Геронтий 1 января в старый Новый год (13 января по нов. стилю. – Н. З.) отслужил и также слег. И так он сильно болел, что, по его собственным словам, приходилось смотреть прямо смерти в глаза. В эти тяжелые дни я переживал, и переживал очень тяжело, и не столько за себя, сколько за него. Ведь он мой неоценимый помощник и тайный советник. Вот, дорогая, в это время у меня голова была как не своя, и сам болею, и он чуть не на смертном одре, и без конца текущие дела – ведь жизнь не останавливается, не ждёт»4.

Преодолевая немощи, епископ Геронтий в 1949 г. служил на Страстной седмице и в Пасху, после чего снова слёг. В начале декабря 1949 г. святителю была сделана операция, после чего его состояние несколько улучшилось.

Примерно за полгода до кончины владыка Геронтий составил «Духовное завещание», датированное 20 октября 1950 г. К написанию завещания святителя подтолкнуло то, что 15 октября 1950 г. он едва не умер от воспаления лёгких. Святитель пишет: «Температура всю ночь держалась около 40 градусов, близок был и конец жизни <…>. Я и решил в тот день, пока жив, написать это краткое мое духовное <…> завещание»5. Своё единственное богатство – книги – епископ завещал отдать в Покровский храм Рогожского кладбища. Всех своих духовных чад святитель призывал хранить веру: «Помните, дорогие, что мы <...> пребываем в той правой старой вере, в которой были св. угодники Божии, почему нас в отличие от других и называют староверами. И мы содержим те св. Предания и старые обряды, в каковых пребывали все угодники Божии нашей страны. Вот поэтому нас и называют старообрядцами. Наши предки за эту св. старую веру и за св. предания и старые обряды терпели неисчислимые муки, и тысячи их были убиты и пролили свою св. кровь за правоверие и сподобились быть причисленными к лику святых угодников божиих соборами нашей св. Христовой Церкви»6. Из завещания мы узнаём адрес, по которому святитель жил в то время: Рогожский посёлок, д. 40, кв. 89.

Наверняка в последнее время святитель часто в мыслях обращался к прошлому, вспоминал отца и мать, брата Георгия, детские годы, начало священнической службы в Стрельникове, первые годы в Петербурге, матушку Анну, сына Геннадия…
В 1951 г., собравшись с последними силами, епископ Геронтий служил в Покровском соборе в Страстную седмицу и в Пасхальные дни (в том году Пасха пришлась на 29 апреля).

В воскресенье 3 июня (21 мая по ст. стилю) 1951 г. в Покровском соборе отмечалось 45-летие служение епископа Геронтия в священном сане.

С большим приветственным словом к юбиляру обратился архиепископ Иринарх. В частности, он сказал: «После длительного перерыва в служении (вряд ли кто-то из присутствующих в этот день в соборе не знал, что имеется в виду под «длительным перерывом в служении». – Н. З.) Вы, дорогой владыко, были вызваны в 1943 г. в Москву и заняли место быть моим помощником. Была масса всяких накопившихся дел. И я, как живой свидетель, свидетельствую, что Вы с необыкновенным усердием и любовью, горя пламенным желанием послужить Церкви Христовой, принялись за работу, касающуюся всего старообрядчества в целом»7.

Особо архиепископ Иринарх отметил деятельность своего помощника во время войны: «В годы Великой Отечественной войны Вы, как истинный патриот, горячо любящий свою Мать-Родину, употребляли всё возможное для того, чтобы помочь ей в эти тяжелые дни испытаний. С амвона храма из Ваших уст лились к народу вдохновляющие слова с призывом здесь, в тылу, помочь нашей Родине всем, чем возможно: своим честным самоотверженным трудом, своими личными средствами. При Вашем непосредственном участии было составлено немало воззваний и обращений с призывом всем, как одному, встать на защиту своего дорогого Отечества. <…> При Вашем живом участии были произведены сборы на оборону Родины, превысившие в общей сумме 1 миллион 200 тысяч рублей»8.

Святитель Геронтий скончался через четыре дня после своего чествования – в среду 7 июня 1951 г. в 8 часов вечера в праздник Вознесения Господня. 11 июня произошло его отпевание в Покровском кафедральном соборе. В отпевании участвовало четыре архиерея – архиепископ Иринарх, епископы Иосиф, Флавиан и Вениамин – и большое количество духовенства, съехавшегося со всех концов страны: из Киева, Ржева, Рязани, Калуги, Ростова-на-Дону, Боровска, Ессентуков и др. В их числе были прибывшие из Костромской области: о. Алексей Сергеев (Дурасово), о. Иосиф Карпов (Стрельниково) и о. Еремей Карпов-Лисин (Куниково). Из Ярославской области приехал о. Виктор Витушкин (Елохино)9.

У гроба почившего архиепископ Иринарх произнес вдохновенное и очень тёплое слово. В частности, Предстоятель старообрядческой Церкви сказал: «Я не буду перечислять все заслуги епископа Геронтия перед Церковью Христовой, которые ровно неделю назад, в воскресенье 3 июня, были ему прочитаны в честь юбилея сорокапятилетия служения его в священном сане. Да всех его заслуг и не перечислить. Но хочется мне сказать о его последних днях.

Все мы видели, как он постепенно таял, как горящая свечечка, среди нас, как в последнее время хладела его рука, тускнел взор, изнемогал язык. Но все мы видели также и то, что несмотря на все это, в немощной плоти до последних минут своей жизни сохранил он бодрый дух, ясный ум и отзывчивое сердце – до последней минуты он жил так, как жил всю свою жизнь»10.

В своём выступлении архиепископ Иринарх произнёс о почившем святителе слова, которые мы вынесли в эпиграф нашей книги: «Это был светельник, высоко поставленный, светельник горящий и светящий, и благотворный свет его всюду распространялся и всем был виден, и все радовались в годы светления его и прославляли Отца Небесного, воздвигшего нам мужа, именитого силою, мудрого разумом, неутомимого в делании»11.

По сути, похороны святителя Геронтия стали первыми архиерейскими похоронами, какими они должны быть, со времён похорон архиепископа Иоанна в далеком 1915 г. Погребён святитель Геронтий в общем святительском склепе на Рогожском кладбище. Архиепископ Иринарх в письме от 17 сентября 1951 г. писал К. И. Кудрявцеву: «Извещаю Вас, что мой неоценимый помощник епископ Геронтий перешел в вечность, идеже несть болезни, ни печали, ни воздыхания, но жизнь вечная. Умер в праздник Вознесения Господа нашего Исуса Христа на небеса, в 8 часов вечера, 25 мая ст. стиля (7 июня н. ст.) сего 1951 г., и его душа вознеслась туда, куда он всю жизнь стремился.

Хоронили его на пятый день в понедельник, 29 мая ст. ст. (11 июня н. ст.). Задержка в погребении вышла из-за того, что многих из духовенства поджидали. Похороны прошли очень и очень торжественно. Духовных лиц присутствовало человек 40, храм был переполнен молящимися, до кладбища провожали все духовенство в полном облачении со всеми молящимися, несли хоругви, кресты и иконы. Таких высокоторжественных погребений не было от Архиепископа Иоанна»12.

Архиепископ Московский и всея Руси Иринарх ненамного пережил своего лагерного товарища и ближайшего помощника: Предстоятель старообрядческой Церкви скончался 7 марта 1952 г.13. «На похороны, – пишет Г. А. Мариничева, – собралось несчётное множество почитателей иерарха со всех концов матушки России. Торжественно прошло святительское погребение. Погребен он был в усыпальнице старообрядческих иерархов, рядом с горячо им любимым епископом Геронтием, которого пережил всего на восемь месяцев»14.

 

                                         Послесловие

   Святитель Геронтий ушёл из жизни в 1951 г. В это время после репрессий 30-х годов и разорительной войны старообрядческую Церковь в какой-то степени удалось восстановить. В последующие годы ситуация в Церкви неизменно ухудшалась. Советское государство уже не возвращалось к кровавым репрессиям, но продолжало на каждом шагу препятствовать деятельности старообрядцев.

После кончины епископа Геронтия Ярославская и Костромская епархия прекратила своё существование. В 1951 г. в Костромской области было пять действующих старообрядческих храмов. Однако уже через два года их количество сократилось до трёх.

К счастью, святитель не дожил до той поры, когда в Костромское Заречье пришла беда. В связи со строительством возле г. Городца Горьковской ГРЭС ожидался сильный подъём уровня Волги. В западной части Зарецкого края должно было разлиться Костромское водохранилище, и на затопление обрекался целый ряд старинных сёл и деревень.

4 марта 1953 г. Костромской облисполком принял решение, которым предписывалось снять с регистрации старообрядческие общины в сёлах Куниково и Жарки. Решение предписывало произвести разборку зданий храмов не позднее 1 октября 1953 г.1. Таким образом, в 1953 г. были закрыты сразу два старообрядческих каменных храма. Куниковский храм разобрали целиком, а храм в Жарках лишился высокой шатровой колокольни, трапезной и ограды. Четверик храма, увенчанный пятиглавием, заброшенный и руинированный, до сих пор высится на полуострове, оставшемся от центральной части села Жарки… К счастью, уцелел иконостас Успенского храма в Жарках. Протоиерей Петр Селин, с 1945 г. служивший в Горьком, узнав о грядущем затоплении Жарков, сумел перевезти иконостас в Горький и установил его в возвращённом старообрядцам храме Успения Пресвятой Богородицы. В 1964 г. Успенский храм в Горьком был закрыт и затем взорван, однако власти передали старообрядцам закрытый храм на Бугровском кладбище, который 30 января 1965 г. вновь освятили в честь Успения Божией Матери. В этот Успенский храм вновь перенесли и бывший жарковский иконостас. Ныне Успенский храм на Бугровском кладбище – кафедральный собор старообрядческой Нижегородско-Владимирской епархии2.

Целый ряд старинных сёл и деревень, жители которых являлись прихожанами Стрельниковского, Куниковского и Жарковского приходов, целиком или частично ушёл на дно Костромского водохранилища (с. Жарки, с. Куниково, д. Вёжи, д. Ведёрки, д. Овинцы и др.). Ряд населённых пунктов хотя и не подвергся затоплению, но всё равно был ликвидирован (с. Сельцо)3. Жителей из затопляемой зоны частью выселили в другие места Костромского района, частью – в далекую Калининградскую область. Часть людей перебралась в Кострому.

Время шло, и постепенно уходило поколение учеников святителя Геронтия: в 1970 г. в Костроме умер многолетний руководитель хора правого клироса Покровского храма в Стрельникове Федор Иоакимович Гусев, в 1976 г. – многолетняя руководительница левого клироса Валентина Григорьевна Антонова (в монашестве – монахиня Валерия).

В 60 – 80 годы активно продолжался процесс депопуляции наших сёл и деревень. Старики умирали, молодёжь перебиралась в города, а среди остававшихся жителей преобладали пенсионеры. За последние десятилетия большинство селений, где традиционно жили старообрядцы, или исчезли с лица земли, или обезлюдели, или – в лучшем случае – превратились в дачные посёлки.

Наиболее благополучно на этом фоне выглядит Стрельниково. Решением Костромского облисполкома от 16 июня 1972 г. в состав Стрельникова были включены четыре окрестные деревни – Замолодино, Омелино, Цицино и Шатерино4. Однако и в Стрельникове существует устойчивая тенденция к сокращению численности жителей. В 1989 г. здесь проживало 526 человек, в 2002 г. – 515, в 2010 г. – 472 человека5.

С 1981 г. в Стрельникове стал работать московский музыковед Н. Г. Денисов, изучавший певческие традиции Стрельниковского хора, заложенные о. Григорием Лакомкиным. В октябре 1984 г. по приглашению Фольклорной комиссии Союза композиторов РСФСР Стрельниковский хор под руководством И. А. Сергеева посетил Москву. Участники хора выступили в Московском государственном музыкально-педагогическом институте имени Гнесиных, в Фольклорной комиссии. На Всесоюзной фирме «Мелодия» состоялась запись хора. В 1988 г. к 1000-летию Крещения Руси вышла пластинка с этой записью6. Результатом изысканий Н. Г. Денисова стал объёмный труд – «Стрельниковский хор Костромской земли: традиции старообрядческого церковного пения», вышедший в Москве в 2005 г. В этой книге Н. Г. Денисов пишет: «В Старообрядческой Церкви как конфессии есть религиозно-административные, духовные центры, в том числе и певческие <…>. Ведущим таким центром является Московская Рогожская община. А интересным локальным культурным и певческим очагом в XX веке являлась Стрельниковская община Костромской области. Созданная при сельском храме священником отцом Григорием Лакомкиным (впоследствии епископом Геронтием) эта школа подготовила много высокопрофессиональных певцов. В Стрельникове на протяжении всего столетия не прерывалась богослужебная практика. Поскольку община была замкнутой, в ней сложились и сохранились самобытные исполнительские традиции, являющиеся в своем роде уникальными в масштабах всей старообрядческой певческой культуры»7.

Летом 1986 г. в жизни Покровского храма в Стрельникове произошло важное событие – его посетил Предстоятель старообрядческой Церкви архиепископ Московский и всея Руси Алимпий (Гусев)*. 12 июля, в день праздника святых апостолов Петра и Павла, архиепископ Алимпий совершил в храме Божественную литургию. В последующие годы святитель Алимпий неоднократно посещал Костромскую область и совершал богослужения в старообрядческих храмах.

* В 1959 – 1966 гг. будущий Митрополит Московский и всея Руси Алимпий (Гусев; 1929 – 2003 гг.) жил в д. Дурасове Красносельского района Костромской области и служил псаломщиком в церкви Рождества Богородицы8.

   В период «перестройки», в 1988 г., Древлеправославная Церковь смогла осуществить то, о чём говорилось на Освященных Соборах начиная с 1906 г. 24 июля 1988 г. архиепископ Московский и всея Руси Алимпий (Гусев) был возведён в сан Митрополита Московского и всея Руси, а Церковь приняла новое название – Русская Православная Старообрядческая Церковь.

К 1988 г. в Костромской области было три действующих старообрядческих храма – в Стрельникове, Дворищах и Дурасове. В 1989 г. после долгих хлопот старообрядческой общине Костромы был передан построенный в конце XVII в. Спасо-Преображенский храм9.

В 1993 г. в Чернопенье (Костромской район) верующим удалось добиться возвращения Никольского храма, в котором последние десятилетия находился местный клуб. Основные труды по его возрождению легли на благочинного Ярославской и Костромской епархии протоиерея Валентина Новожилова*. Малое освящение храма, совершённое епископом Костромским и Ярославским Иоанном (Витушкиным), состоялось 20 февраля 1996 г. В освящении участвовало духовенство из Костромы и области, из Ярославля. «Пел известный на всю страну старообрядческий хор из села Стрельниково и хор из костромской старообрядческой церкви»10.

* С 6 марта 2011 г. – епископ Ярославский и Костромской Русской Православной Старообрядческой Церкви Викентий (Новожилов).

   Полное освящение храма, которое совершил митрополит Московский и всея Руси Алимпий (Гусев), произошло 5 августа 2001 г. «Чин освящения митрополит Алимпий совершил в сослужении епископа Иоанна (Витушкина), протоиереев Валентина Новожилова и Леонида Гусева, священноинока Мануила Чибисова (с. Стрельниково), иереев Василия Терентьева, Тимофея Овчарова, иеродиакона Патермуфия Артемихина, диаконов Иоанна Гусева и Александра Витушкина, чтецов Михаила Витушкина (Москва), Димитрия (с. Дурасово) и Михаила Терентьева (Кострома)»11.

В 1992 г. была воссоздана Ярославско-Костромская епархия, переставшая существовать после кончины епископа Геронтия в 1951 г. Её возглавил епископ Ярославский и Костромской Иоанн (Витушкин; 1926 – 2010 гг.).

В 2004 г. была воссоздана Петербургско-Тверская епархия, фактически переставшая существовать с момента ареста святителя Геронтия в 1932 г.

Постепенно стали приходить к читателю воспоминания епископа Геронтия. Впервые их опубликовал в 1997 г. московский  журнал «Духовные ответы»12. В 1999 г. в Костроме в альманахе «Костромская земля» была опубликована бо′льшая часть воспоминаний святителя13. Воспоминания святителя прочно вошли в научный оборот, на них ссылаются, святителя цитируют. Без обращения к ним уже трудно представить работу по истории старообрядчества Нижегородско-Костромской, Петроградско-Тверской и Ярославско-Костромской епархий первой половины XX в.

25 июля 2007 г. на съезде Санкт-Петербургской и Тверской епархии, прошедшем в г. Ржеве Тверской области под руководством митрополита Московского и всея Руси Корнилия (Титова), епископ Геронтий был причислен к лику местночтимых святых. Съезд постановил: «Благословить молитвенное почитание епископа Геронтия как местночтимого святого Санкт-Петербургской и Тверской епархии. Считать днем молитвенной памяти епископа Геронтия день его блаженной кончины 7 июня 1951 года»14.

17 октября 2012 г. Освященный Собор Русской Православной Старообрядческой Церкви, прошедший в Москве, прославил епископа Геронтия как общерусского святого. «Освященный Собор благословил общецерковное почитание святителя Геронтия, установив день его памяти 27 мая по старому стилю»15.

© Nikolay Zontikov
==