ГЛ А В А 15

Монастырь в XVIII веке

«Дворцовая слобода Решма (...). В показанной слободе имеется небогатый монастырь мужеской, содержащий начальствующего строителя, к которому монастырю ни каковых вотчин ни крестьян не имеется, кроме небольшого числа пашенной земли, но обитающии в том монастыре имеют пропитание от подаяния христолюбцев» 1.

Ключарь Суздальского собора Анания Федоров (1750-е годы)

Монастырь в первой половине XVIII века

В ДОКУМЕНТАХ XVIII-XIX в. монастырь в Решме, как правило, именуется пустынью. Так обычно называли небольшие монастыри, находящиеся в сельской местности. В энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона дано следующее определение этого термина: «Пустынь – прежде уединенный монастырь или келья; теперь так называются иногда даже очень многолюдные монастыри, возникшие в безлюдных лесах или степях» 2.

«Согласно традиции, – пишет В.С. Румянцева, – пустынью называлась иноческая обитель, расположенная вдали от города в пустынной или малонаселенной сельской местности, хотя определение не точно отражает историческую реальность эпохи. (...) Пустынь могла быть устроена как в городе, так и вблизи большого села, имевшего посад» 3.

В словаре В.И. Даля приводится еще одно определение слова «пустынь» – нештатный монастырь 4.

Название «пустынь» Решемская обитель сохраняла за собой вплоть до 1901 г.

Вплоть до конца XIX в. настоятели Решемской пустыни официально именовались «строителями». В церковной среде это слово, в частности, означало: «Глава, настоятель небольшого монастыря или пустыни» 5. Термин «строитель» никогда не применялся к настоятелям крупных монастырей.

В начале XVIII в. в жизни Решемской пустыни произошло важное событие: она была перенесена со своего первоначального места от подножия горы на самый верх гористого высокого берега. И.В. Баженов пишет, что перенос обители вверх, на гору, произошел «не позже» 1735 г. 6 Почему монастырь перенесли наверх, нам неизвестно. Возможно, это стало результатом какого-либо особенно высокого весеннего половодья, из-за чего строения обители могли сильно пострадать. Однако, скорее всего, монастырю стало тесно на той площадке у подножия горы, где он первоначально был основан.

Вероятно, окончательным толчком к переезду стала гибель упоминавшегося выше Троицкого храма с четырьмя приделами, который, судя по всему, сгорел в начале XVIII в. По-видимому, после этого обитель и «переехала» на верх горы. Согласно описи 1741 г., в монастыре было два однопрестольных храма 7. Скорее всего, их построили уже на новом месте – на вершине гористого берега над Волгой.

К сожалению, в описи 1741 г. не указаны наименования храмов. Вероятно, один храм был посвящен Святой Троице, а другой – прп. Макарию. Однако, возможны и иные комбинации, например, что престол одного храма посвящался Святой Троице и прп. Макарию, а другой – святой Екатерине. В 1741 г.

в монастыре проживало всего трое монашествующих – строитель иеромонах Павел и два монаха 8.

Уже цитировавший выше ключарь Суздальский собора о. Анания Федоров в 50-е годы XVIII в. писал о Решемском монастыре: «В показанной слободе (Решме – Н.З.) имеется небогатой монастырь мужеской, содержащий начальствующего строителя, к которому монастырю никаковых вотчин ни крестьян не имеется, кроме небольшого числа пашенной земли, но обитающие в том монастыре имеют пропитание от подаяния христолюбцев» 9.

Секуляризационная реформа 1764 года

КАК известно, в 1764 г. в России прошла широкомасштабная секуляризационная реформа, в ходе которой упразднению подверглось огромное количество малобратственных и бедных обителей, обращенных в приходские храмы. Казалось, у Решемского монастыря не имелось никаких шансов уцелеть: у него не было ни мощей почитаемого угодника, ни чудотворной иконы, его насельников можно было пересчитать на пальцах одной руки, то есть он по всем статьям должен был подвергнуться закрытию одним из первых в Суздальской епархии. Однако монастырь в Решме благополучно пережил грозу 1764 г. Что спасло его тогда от обычной участи малобратственных и бедных обителей? Почему его не обратили в приходскую церковь? Обстоятельства спасения обители нам, конечно, неизвестны, но можно высказать уверенное предположение, что на защиту своего Макариевского монастыря встала вся дворцовая Юмахонская волость. Возможно, у монастыря нашлись богатые и влиятельные защитники. Вероятно, свою роль в сохранении обители сыграло то, что она не обладала никакими угодьями и содержалась жителями Решмы.

Пережившие реформу 1764 г. монастыри делились на обители 1-го, 2-го и 3-го классов. В обмен за отобранные у них имения они получали из казны определённое содержание. Монастыри, не попавшие в число штатных обителей, переходили в разряд заштатных, которые не получали из казны ни копейки денег.

С 1764 г. Макариев-Решемский монастырь числился заштатной обителью.

Ему было разрешено держать в штате семь человек братии – настоятеля и шесть человек монашествующих 10 (поэтому заштатные монастыри называли еще «семибратственными»).

Впрочем, если для других монастырей перевод в число заштатных означал едва ли не катастрофу, то для Решемской пустыни заштатный статус не менял её жизнь никак: она и до 1764 г. и после находилась на содержании местных жителей.

С 1764 г. настоятелем Решемской пустыни в звании строителя состоял игумен Игнатий. Известен и состав монастырской общины на 1 сентября 1765 г.

Тогда она насчитывала семь человек: 1) строитель игумен Игнатий, 2) казначей иеромонах Гавриил, 3) иеромонах Мелхиседек, 4) иеромонах Дионисий, 5) иеромонах Симеон, 6) иеромонах Иона, 7) «крылочей»* монах Евфимий.

«Итого семь человек, а им денег и хлеба, как настоятелю, так и монашествующим (...) жалованья не производится, а пищею питаются и жалованье получают от христолюбцеподателей» 11. Послушников при пустыни не было: «белцов, определенных в той Макарьевской пустыни, никого не имеется» 12.

У нас есть краткие биографические данные по всем членам общины на 1765 г. Об игумене Игнатии мы скажем чуть ниже. Казначей иеромонах Гавриил был пострижен в монашество в марте 1745 г. в Суздале в Васильевском монастыре архимандритом Варлаамом. В Решемской пустыни проживал с 1761 г. (в подушном окладе и он и его родители не состояли). Иеромонах Мелхиседек пострижен 3 марта 1751 г. в Золотниковской пустыни** игуменом Сергием. В Решме проживал с 1758 г. Иеромонах Дионисий был пострижен в 1759 г. в г. Шуе в Троице-Шуйском монастыре архимандритом Семионом.

Он происходил из духовного сословия, в Решме проживал с начала 60-х годов.

Иеродиакон Симеон был пострижен в 1754 г. в Решемской пустыни строителем игуменом Павлом. Он происходил из духовного сословия. Иеро­диакона Иону постриг в 1763 г. в Борковской пустыни*** игумен Иоанн. Он происходил из духовного сословия. Судя по всему, после того, как в 1764 г. Борковская пустынь была обращена в приходской храм, о. Иону перевели в Решемскую пустынь. «Крылочей» монах Евфимий, по-видимому, принял постриг в Решемской пустыни. Он был местный и происходил «Решемской слободы из жительства». По 1731 г. он состоял в подушном окладе и, видимо, в том же году принял монашество 15.

Ближайшими к Решме монастырями, также благополучно пережившими реформу 1764 г., являлись: Макариево-Унженский (г. Макарьев) – в 85 верстах от Решмы, Троицкий Кривоезерский (Макарьевский уезд, напротив г. Юрьевца, на левом берегу Волги) – в 45 верстах, Никольский Тихоново-Лухский (Юрьевецкий уезд) – в 50 верстах. Позднее, в конце XIX в., появился Кинешемский Успенский женский монастырь – в 26 верстах.

* Нам не удалось найти термин «крылочей» ни в одном словаре. По-видимому, это слово обозначает человека, читающего на крылосе (клиросе). Вспомним схожее слово «книгочей», обозначающее любителя читать книги.

** Золотниковская Успенская пустынь основана в 1624 г., находилась в Суздальском уезде (совр.

Тейковский район Ивановской обл.) 13.

*** Борковская Троицкая пустынь основана около 1650 г., находилась в Суздальском уезде, в 1 версте от с. Холуй на р. Тезе (совр. Южский район Ивановский обл.). Упразднена в 1764 г., но позднее вновь возобновлена 14.

Возведение в монастыре каменного Троицкого собора

В СЕРЕДИНЕ 60-х годов XVIII в. в Решемской пустыни началось строительство каменного Троицкого собора. Что послужило поводом к его строительству, мы не знаем.

Логично предположить, что возведение каменного храма началось по инициативе настоятеля монастыря игумена Игнатия. О последнем нам известно крайне немного. Он был «пострижен в 1751 году, города Суждаля в Спасо-Евфимиевском монастыре архимандритом Кириллом». Игумен Игнатий происходил «из церковного причта, а в подушном окладе как он, и родители ево не были»16. В Решемской пустыни он служил настоятелем с 1764 г.

Троицкий собор Решемской пустыни. Вид с востока. Фото начала XX в.

Таким образом, о. Игнатий (его мирское имя неизвестно) происходил из духовного сословия, монашеский постриг с именем Игнатий принял в Суздале, в Спасо-Евфимиевском монастыре. Где он проживал до Решмы, мы не знаем.

Учитывая, что освящение Троицкого собора состоялось в 1767 г., то, видимо, вопрос о строительстве в пустыни каменного храма о. Игнатий поднял сразу по прибытии в Решму.

В середине 60-х годов XVIII в. в монастыре был возведен каменный Троицкий собор – одноглавый, трехабсидный, с небольшой шатровой колокольней. Освящение его состоялось в 1767 г. Храм построен из тяжеловесного кирпича весом в 18 фунтов (7,2 кг) 17.

Собор имел три престола. Главный престол был освящен в честь Святой Живоначальной Троицы, престол правого придела – во имя прп. Макария Унженского и Желтоводского, престол левого придела – во имя святой вмц. Екатерины. По традиции, основной четверик храма был холодным, в нем богослужения совершались в теплое время года, а двухстолпная трапезная с приделами отапливалась, и здесь служили в зимние месяцы 18.

К храму примыкала невысокая шатровая колокольня, внешне напоминающая шатровые колокольни Решемского и Нагорновского храмов, но более миниатюрная. Редкой архитектурной «изюминкой» колокольни являлась венчавшая ярус звона «корона» из треугольных зубцов. Как писалось выше, такая же «корона» была и над ярусом звона на колокольне храма Рождества Христова в Решме.

Троицкий собор. Вид с юга. Фото И.И. Ситкова 1928 г.

Двусветный четверик храма украшал по карнизу декоративный пояс, состоящий из двух рядов поребрика и ряда ступенчатых зубчиков. Две пары верхних окон на северной и южной сторонах четверика выделяли затейливые наличники в барочном стиле.

Храм завершала по-барочному изогнутая кровля, увенчанная одной главой. Барабан главы украшал утонченный аркатурно-колончатый пояс.

Нельзя не отметить большое сходство Троицкого собора с возведенной на десять лет раньше, в 1757 г., Сретенской церковью Сретенского женского монастыря в соседнем Юрьевце 19. В «Своде памятников архитектуры и монументального искусства» Ивановской области о Сретенском храме в Юрьевце сказано: «Выразительный памятник культового зодчества в запоздалых формах нарышкинского барокко» 20. В еще большей степени эти слова применимы к Троицкому собору Решемской пустыни. Логично предположить, что оба храма – Сретенский в Юрьевце и Троицкий в Решме – возведены одной и той же артелью строителей.

Примечательно, что независимо от нас к этому же выводу пришла московский искусствовед Н.А. Мерзлютина*. В статье о каменных храмах Юрьвеца XVIII в., анализируя облик Сретенского храма, она пишет: «Ближайшей аналогией исследуемому памятнику является Троицкий собор Макариево Решемского монастыря, возведенный в 1767 г. в слободе Решма (...). Судя по объемно-пространственной композиции и декоративному убранству, не дошедший до наших дней храм был выстроен той же артелью мастеров» 21**.

* Автор смог ознакомиться с опубликованной в 2009 г. статьей Н.А. Мерзлютиной только в 2019 г., незадолго до начала верстки книги.

** В 1764 г. Сретенский монастырь в Юрьевце со своим только что построенным Сретенским храмом был упразднен и обращен в приходскую церковь 22.

Вероятно, уже в 1767 г. в Троицком соборе был установлен четырехярусный иконостас. По описанию начала XX в. он выглядел так: «Иконостас в четыре яруса, с большими карнизами, посредине с резными колоннами во всех ярусах и с резьбой по золотому фону. Резьба изображает цветы и листья.

Иконы в иконостасе старого письма» 23.

Иконостас украшали «резные Царские врата, представляющие рельефное изображение явления Св. Троицы патриарху Аврааму, устроенные в 1786 г.

усердием строителя иеромонаха Евфимия» 24.

В первой трети XIX в., «не позднее 1836 года», Троицкий собор был изнутри расписан, «причем заслуживают особенного внимания одиннадцать клейм, написанных повыше нижних окон на сюжеты апокалипсических видений» 25.

Отметим время освящения Троицкого собора – 1767 г. Проведенная в 1764 г. реформа на несколько десятилетий подрезала экономические возможности российских монастырей. В подавляющем их большинстве во второй половине XVIII в. не только не возводилось новых строений, но и не было средств на поддержание уже существующих. Но – нищим пожар не страшен.

Как мы писали выше, реформа 1764 г. при всем желании не могла подкосить хозяйство небольшой Решемской пустыни, с которой взять было нечего.

На чьи средства возведен каменный храм, мы не знаем. Скорее всего, он строился на пожертвования местных жителей – в первую очередь, решемских купцов, всех жителей Решмы и местной округи. На сооружение храма могли пожертвовать купцы из Кинешмы и Юрьевца. Неимущие местные жители наверняка могли участвовать в строительстве храма в роли подсобных рабочих.

День освящения Троицкого собора в 1767 г. неизвестен. Его могли освятить, например, на Троицу, или Макарьев день (25 июля), или еще в какой-нибудь праздник.

Храм, конечно, освятил правящий архиерей – епископ Суздальский и Юрьевский Геннадий (Драницын)*, управлявший епархией с 1761 г.

Скорее всего, в освящении Троицкого собора приняли участие настоятели других монастырей Суздальской епархии. Вне всякого сомнения, освящение архиерейским чином главного храма обители привлекло огромное количество местных жителей – крестьян Решмы-Нагорного и окрестных деревень.

С 1767 г. изысканный силуэт Троицкого собора, возносившийся над высоким берегом Волги, стал одним из главных символов Решемской пустыни.

«Перекличка» Троицкого собора с его колокольней и группы приходских храмов на другом конце поселения с их двумя колокольнями почти два следующих столетия определяла внешний облик Решмы.

* Епископ Суздальский и Юрьевский Геннадий (Драницын; ? – 1775 гг.) управлял епархией с 1771 г. Умер в Москве, похоронен в Суздальском кафедральном соборе 26.

Галера «Тверь» 1767 года. Художник А.К. Беггров. 1879 г.

17 мая 1767 года: мимо Решмы проезжает императрица Екатерина II

ТРОИЦКИЙ собор, вероятно, еще не был освящен, когда 17 мая того же 1767 г. жители Решмы увидели зрелище, которого не видели никогда ни до того, ни после. Сверху вниз мимо монастыря и слободы прошла флотилия, на головном корабле которой, галере «Тверь», находилась императрица Екатерина II, совершавшая большую поездку по Волге.

Путешествие императрицы по Волге готовилась давно. В феврале 1767 г.

Екатерина II с двором и иностранными послами переехала из Петербурга в Москву, а затем – в Тверь. Здесь императрица и сопровождающие её лица сели на специально построенную флотилию, которая тронулась вниз по Волге 2 мая. По дороге царица останавливалась в Рыбной слободе (Рыбинске), Ярославле, Костроме, в усадьбе Борщевке Кинешемского уезда.

К Решме флотилия, состоявшаяся более чем из двадцати судов, подошла во второй половине дня 17 мая. Первым шел флагманский корабль – галера «Тверь» – большой двухмачтовый 26-весельный корабль, богато украшенный резьбой и резными фигурами, среди которых находился бог морей Нептун, тритоны и наяды.

За «Тверью» следовали: галеры «Волга», «Ярославль», «Казань», «Углич», «Кострома», экипажное судно «Симбирск», госпитальное судно «Ржев-Владимиров», провиантское судно «Новгород», вспомогательные суда «Лама» и «Савостьяновка», десять полубарок, на двух из которых находилась команда солдат из лейб-гвардии, а на восьми везли разные припасы 27.

Царицу Екатерину Алексеевну сопровождала большая свита. Всего на судах флотилии вместе с матросами и солдатами находилось около двух тысяч человек.

Несомненно, что, едва завидев царскую флотилию, ударили колокола Макариево-Решемского монастыря, а затем и колокольни Решмы-Нагорного. Надо думать, что при подъезде к монастырю императрица со свитой вышла на палубу «Твери» и перекрестилась на обитель. Под колокольный звон белопарусные суда флотилии прошли мимо Решмы и проследовали дальше...

Ниже Решмы Екатерина II останавливалась в Городце, Нижнем Новгороде, Макарьево-Желтоводском монастыре, Чебоксарах, Казани и Симбирске, где и завершила своё путешествие.

Переход монастыря и Решмы из Суздальской епархии в Костромскую епархию

ПО указу императрицы Екатерины II от 5 сентября 1788 г. было образовано Костромское наместничество с центром в г. Костроме*. При этом часть территории Суздальского уезда, включая и слободу Решму, была включена в состав Кинешемского уезда, который вошел в Костромское наместничество. В том же 1778 г. Кинешемский, Лухский и Юрьевецкий уезды вошли и в состав Костромской епархии.

По указу императора Павла I от 12 декабря 1796 г. Костромское наместничество было преобразовано в Костромскую губернию**.

В период с конца XVIII в. и до начала XX в. Макариево-Решемский монастырь являлся одним из главных центров духовной жизни юго-восточной части Костромской губернии. Вплоть до создания (или, точнее, воссоздания) в конце XIX в. в Кинешме Успенского женского монастыря, обитель в Решме являлась единственным монастырем в Кинешемском уезде***.

И.К. Васьков в «Описании Костромского наместничества 1792 г.» писал о Решемской пустыни: «В Кинишемском уезде (...) монастырь заштатной состоит от города в 23 верстах при слободе Решме, именуемой Макарьевским, построенный в давном времяни жителями сей слободы, но когда не известно; в нем церковь и ограда каменныя; монашествующих, которыя имеют свое содержание от своих трудов и подаяния почитающаго святость народа, 5 человек» 29.

* Костромское наместничество состояло из двух провинций – Костромской и Унженской.

В Костромскую провинцию входили уезды: Костромской, Нерехтский, Лухский, Юрьевецкий, Кинешемский, Плёсский, Кадыйский, Буйский, Галичский, Чухломской и Солигаличский.

В Унженскую провинцию входили уезды: Макарьевский, Ветлужский, Варнавинский и Кологривский 28.

** В 1796 г. при образовании губернии подверглись упразднению Лухский, Плёсский, Кадыйский и Буйский уезды и в губернию вошли 11 уездов: Костромской, Нерехтский, Юрьевецкий, Кинешемский, Галичский, Солигаличский, Чухломской, Кологривский, Ветлужский, Варнавинский и Макарьевский. В 1802 г. Буйский уезд был восстановлен. В этом составе из 12 уездов Костромская губерния дожила вплоть до 1918 г.

*** Напомним, что в состав Кинешемского уезда в XVIII – начале XX вв. входили территории современных Островского района Костромской области, Заволжского, Кинешемского и Вичугского районов Ивановской области.

Приписка к Решемскому монастырю Рождественской пустыни на Нодоге

В 1796 г. к Решемскому монастырю была приписана небольшая Рождественская мужская пустынь на р. Нодоге*. Она находилась за Волгой, на левом берегу, в 25 верстах от Решмы.

Рождественская пустынь на р. Нодоге была основана в 1645 г. Из опубликованной И.В. Баженовым копии жалованной грамоты царя Федора Алексеевича от 16 января 1682 г., следует, что в 1645 г. «по благословению святейшего Иосифа, патриарха Московского и всея Руси, а по челобитью черного попа Ионы построена пустыня на речке Нодоге на диком лесу, где была старая церковь» 30. Из поздних сведений известно, что пустынь была основана «в лесной рамени» «на кладезе», где явилась Казанская икона Божией Матери 31.

Пустынь упомянута в 1675 г., когда известный церковный деятель эпохи раскола старец Епифаний Славинецкий сделал в неё пожертвование. В своей расходной книге под 28 ноября он записал: «В Кинешемской уезд во Владычинскую волость в пустыню Рождества Христова дано 3 рубли». В книге есть и расписка получателя, видимо, настоятеля пустыни: «Я старец Алексей руку приложил и денги взял три рубли» 32. Через некоторое время старец Епифаний вновь сделал пожертвование, записав, что 1 января 1676 г. в ту же пустынь «даны покровцы на сосуды церковные, цена им 1 рубль». И опять есть расписка: «Строитель старец Алексей покровы на сосуды взял и руку приложил» 33. Известна жалованная вотчинная грамота «Кинешемского уезда Владыченской волости Слобоцкого погоста Рожественской пустыни на реке Нодоге строителю Дионисию с братией на росчищенный или дикий лес вокруг монастыря» от 4 февраля 1682 г. 34 Сказать, что пустынь на Нодоге была очень бедной, значит не сказать ничего: в 1744 г. за ней числилось всего три души крестьян 35 (так как считались только мужские «души», то всех крестьян было не более десяти). В 1764 г.

пустынь была упразднена и предназначена под приходскую церковь.

Согласно «Ведомости упраздненных монастырей Суздальской епархии» 1769 г.**, бывшая Рождественская пустынь на Нодоге в то время почти что лежала в руинах. Здесь имелся ряд ветхих деревянных строений: два храма, колокольня, кельи. Пустынь окружала деревянная ограда со Святыми вратами. Нельзя не отметить, что колокольня бывшей пустыни относилась к крайне редкому типу – она была возведена над Святыми вратами: «Колокольня на Святых воротах деревянная, на ней пять колоколов» 36. Здания келий отмечала особенная степень ветхости: «Две кельи деревянные, из них одна – двойная. Оное строение ветхо, и затем ни к какому употреблению, кроме что на дрова, и не годно» 37.

К 1796 г. в пустыни на Нодоге было два деревянных храма: Христорождественский, теплый, бывший по описи 1797 г. настолько ветхим, что в нем уже не проводилось богослужения, и Казанский, холодный «малых размеров, об одной главе» 38.

* Речка Нодога – правый приток р. Желваты, впадающей в Волгу.

** Фрагмент ведомости 1769 г. автору любезно предоставил настоятель Покровской церкви в д. Дъячево Кинешемского района священноинок о. Александр (Завьялов).

Вскоре после приписки к Решемской обители главную святыню Нодогской пустыни – Казанскую икону Божией Матери – перенесли в Решемский монастырь 39.

С 1796 г. и вплоть до начала XX в. богослужения в пустыни совершались только раз в году, 8 июля, в праздник Казанской иконы Божией Матери.

Объективно приписка пустыни на Нодоге мало что дала монастырю в Решме, только вызвала новые хлопоты и затраты на её содержание.

Конец XVIII века: у Решемского монастыря появляются угодья

ИМПЕРАТОР Павел I частично скорректировал политику своей матери Екатерины II по отношению к монастырям. Взамен отобранного в 1764 г.

он обеспечил монастыри определенным минимумом земель и угодий.

Указом Павла I от 18 декабря 1797 г. всем монастырям в стране предписывалось выделить по 30 десятин земли 40. Согласно этому указу, в том же 1797 г. Решемскому монастырю было выделено 30 десятин сенокосной земли во Владыченской казенной даче «среди так называемого вьезжего леса по р. Шаче, Морозову долу и при урочищах Дичеве, Илове и Каменной речке Шарме». Все эти угодья лежали на левом берегу Волги, примерно в 20 верстах от монастыря 41.

В связи с указом от 18 декабря 1797 г. ряд казенных палат, в том числе и Костромская казенная палата, обратились к императору с запросами о разрешении отвода монастырям «земель, мельниц и рыбных ловель». В ответ Павел I своим указом от 19 июля 1798 г. предписал «держась близости и удобности» отвести монастырям мельницы 42.

По-видимому, в конце 1797 г. монастырю была пожертвована водяная мельница в урочище Пылиха на р. Мере в Кинешемском уезде, в 60 верстах от обители (вплоть до начала XX в. её обычно сдавали в аренду) 43. Мельница находилась вблизи д. Заозерица 44 *.

Жизнь монастыря в XVIII веке

ПО-ВИДИМОМУ, с самого основания монастыря в Решме его насельники жили по особножительному уставу, то есть, в частности, в обители не было общих трапез.

6 февраля 1766 г. был издан указ Святейшего Синода об обязательном введении во всех монастырях общих трапез. Указ предписывал: «...во всех монастырях иметь трапезы общие, располагая всё по рассмотрению настоятельскому» 46. Однако, вопреки указу, на местах, в небольших обителях, всё оставалось по-прежнему, хотя духовные власти периодически начинали новые кампании по введению в монастырях общих трапез. Под одну из таких кампаний в 1787 г. попала и Решемская пустынь.

* Деревня Заозерица лежала в 3-х верстах от с. Семеновское-Лапотное (совр. п. Островское). Во второй половине XIX – начале XX вв. она входила в состав Семеновской волости 45.

3 сентября 1787 г. из Суздальской консистории в Решемскую пустынь строителю Евфимию был послан указ, в котором, в частности, говорилось: «Указом же 1766 года повелено: иметь в монастырях братские трапезы. Того ради (...) вам, строителю, по силе вышепрописанного 1766 года указу, учредить общую трапезу, по получении сего указа вскорости, и по учреждении репортовать в консисторию неукоснительно» 47.

15 сентября 1787 г. особым рапортом в консисторию о. Евфимий объяснял причины, по которым он не может ввести общебратственную трапезу в обители. «А пропитание имеем, – писал он, – сверх доброхотных дателей, из монастырских денег (...) – настоятелю 30 руб., иеромонаху, иеродиакону – по 15 руб., дьячку и пономарю – по 10 руб. ис коих пропитание имеем доволное (...). А общея трапезы завсегда чинит не можно, потому что находятся священник, дьячек и пономарь белые, и со временем едят и мясо, к тому ж для общебратственной трапезы хлебни, и никакова к тому особливого покоя не показано, и для приуготовления на братскую трапезу хлебов и прочих припасов никого (...) не определено, да и содержать не на что» 48.

В Решемской пустыни в это время было только три человека братии, считая и самого о. строителя 49.

Как видим, в 1787 г. почти весь церковный причт в монастыре – священник, дьячок и пономарь – относились к белому, то есть женатому духовенству.

18 октября 1787 г. иеромонах Евфимий был «допрашиван» в Суздальской духовной консистории и «в допросу сказал: о заведении в монастыре общебратственной трапезы указ 1766 года, он, строитель, знает, токмо общебратственной трапезы поныне в той пустыни не имелось, а довольствуется, как он, строитель, так и братия, получаемым из монастырских денег жалованных и затрапезных денег. По означенному ж, присланному из оной консистории минувшего сентября от 3 дня сего 1787 года, о заведении обшебратственной трапезы к нему, строителю, указу той трапезы он, строитель, не завел не из ослушания, а затем, что в оной пустыне братия на то согласны не были, тоя общебратственной трапезы не имелось, да строитель и братия пропитание имеет от получаемого годового жалованья. Ныне же он, строитель, общебратственную трапезу завесть одолжается. Что же касается, что он, строитель, сего 1787 г. сентября 21 дня, присланным в консисторию репортом представил, что общая трапеза всегда чинить не можно, и к тому хлебни и особливого покоя не построено, и для приготовления на брацкую трапезу хлебов и протчих припасов никого (...) не определено, да и содержать не на чем, то оное чинил он, строитель, по сущей своей простоте и недознанию, в чем и просит от оной консистории прощения» 50.

Таким образом, в конце XVIII в. Решемская пустынь жила, как и в первые годы своего существования. Монастырь содержала слобода Решма, члены общины жили по особножительному уставу.

© Nikolay Zontikov