ГЛ А В А 16

Решемская Макарьевская ярмарка

«В Кинишемском уезде ежегодно небольшая ярмонка бывает при слободе Решме июля с 23 числа продолжающаяся два, а иногда и три дни, на нее приезжают купцы кинишемския и из Юрьевца Поволгскаго» 1.

И.К. Васьков «Описание Костромского наместничества вообще. 1792 год»

«Ярмарка – большой торговый съезд и привоз товаров в срочное в году время, годовой торг» 2.

В.И. Даль «Толковый словарь живого великорусского языка»

Появление ярмарки в Решме

ВЕРОЯТНО, какой-то торг у стен монастыря в Макариев день, 25 июля, стал проводиться уже вскоре после его основания, то есть в первой половине XVII в. Со временем из этого торга выросла Решемская Макарьевская ярмарка. Как известно, большое количество ярмарок возникло возле стен почитаемых монастырей, куда на престольные праздники стекались массы народа. К скоплению богомольцев тянулись торговцы, и так постепенно рождались ярмарки, в том числе и главная ярмарка России XVIII – начала XX вв. – Макарьевская Нижегородская, возникшая возле Макариево-Желтоводского монастыря и в 1816 г. переведенная в Нижний Новгород. В Костромской губернии значимые ярмарки проходили у стен Никольского Тихоново-Лухского, Авраамиева-Городецкого, Иаково-Железноборовского и других монастырей 3.

Нам не удалось найти сведений о времени официального учреждения у стен Решемского монастыря ежегодной ярмарки. По-видимому, её учредили в конце XVIII в. Во всяком случае, в «Словаре учрежденных в России ярмарок», вышедшем в Москве в 1788 г., ярмарка в Решме не упоминается 4. Первое известное нам упоминание о ней содержится в «Описании Костромского наместничества вообще. 1792 год» И.К. Васькова, где сказано: «В Кинишемском уезде ежегодно небольшая ярмонка бывает при слободе Решме июля с 23 числа, продолжающаяся два, а иногда и три дни, на нее приезжают купцы кинишемския и из Юрьевца Поволгского» 5.

Следующее по времени упоминание о Решемской ярмарке имеется в вышедшей в Москве в 1813 г. пятой части «Истории Российской иерархии» архимандрита Амвросия (Орнатского), где в разделе о Решемском монастыре сказано: «Вне монастыря построены лавки, в которых во время годовой Макариевской июля на 25 день ярмарки сбираются доходы на церковное и монастырское содержание» 6.

Таким образом, официальное учреждение ярмарки в Решме произошло в период между 1788 г. и 1792 г. Ярмарка получила название «Макарьевской»*.

Еще одно упоминание о Решемской ярмарке содержится в книге «Список существующих в Российской империи ярманок» (СПб., 1834 г.). В этом издании говорится, что у стен Макариевской пустыни продаются «разные мануфактурные, бакалейные и овощные товары (...) и в большом количестве холст». Вероятно, в 1832 г. или 1833 г. на ярмарку в Решму было завезено товаров на 87 тысяч рублей, а продано на сумму 61 тысяча 300 рублей, а посетило ярмарку 3 тысячи человек 8**.

Однако ярмарка у стен Макариевой пустыни существовала задолго до её официального учреждения, так сказать, неофициально. Впервые в известных нам документах ярмарка в Решемской слободе упоминается в 1768 г., когда по указу епископа Суздальского и Юрьевского Геннадия «велено: в силу поданного иеромонахом Мелхиседеком и протчих доношения, Решемской слободы жителя Ивана Алексеева сына Вицына от збору бываемой июля в последних числах ярмонки, для збору отрешить, и препоручить тот збор той пустыни казначею, кой бы находился за общественным выбором и приговором, под присмотром и надзирателством игумена» 10. Из этого документа следует, что «ярмонка» при пустыни к 1768 г. существовала уже давно.

В «Описании Костромского наместничества 1792 г.» И.К. Васькова о Решемской ярмарке сказано: «В Кинишемском уезде ежегодно небольшая ярмонка бывает при слободе Решме июля с 23 числа, продолжающаяся два, а иногда и три дни, на нее приезжают купцы кинишемския и из Юрьевца Поволгского, с разными мелочными товарами, а крестьяне вывозят холсты, сукна, салфетки, и протчия свои рукоделия, и тем купцам продают; цена товаров на нее привозимых счисляется до 50 000 рублей» 11.

Уже в конце XVIII в. возле стен монастыря для ярмарки были построены стационарные деревянные лавки. «При ограде сего монастыря, – пишет И.К. Васьков, – построены лавки, в которых на бывающей тамо июля 23 числа ярмарке, кинишемския и ближних городов купцы торгуют, платя за наем за оныя в доход того монастыря» 12.

* Помимо Решмы, еще одна ярмарка в Костромской губернии носила название «Макарьевская».

В 1867 г. в посаде Парфентьеве Кологривского уезда (совр. с. Парфеньево, центр Парфеньевского района Костромской обл.) была учреждена трехдневная Макарьевская ярмарка, проходившая с 24 по 26 июля 7.

** Для сравнения скажем, что тогда же на так называемую «Девятую ярмарку» в Костроме было доставлено товаров на 36 тысяч рублей, продано на 16 тысяч, а посетило 6 тысяч человек; на Крестовоздвиженскую ярмарку в Кинешме привезено товаров на 159 тысяч рублей, продано на 72 тысячи 800 рублей, а посетило 20 тысяч человек 9.

Трения между слободой и монастырем за право взымать ярмарочные сборы

ПО-ВИДИМОМУ, с самого возникновения ярмарки между слободой и монастырем велась борьба за право собирать плату с торговцев. Причина этих трений состояла в том, что, судя по всему, значительная часть дохода, которую получила Решма от ярмарки шла на содержание монастыря.

Периодически настоятели обители пытались получить в свои руки сбор ярмарочных сборов. Однако руководители слободской общины, указывая на то, что Решма содержит монастырь, заявляли, что сбор всех ярмарочных сборов должен остаться в руках представителей слободы.

Сохранился ряд документов по этой теме периода второй половины XVIII в.* В июне 1788 г. два жителя Решмы направили епископу Костромскому и Галичскому Павлу (Зернову) прошение («Великому господину Преосвященнейшему Павлу, епископу Костромскому и Галицкому, епархии Вашего Преосвященства Кинешемской округи дворцовой Решемской слободы жителей, Федора Дмитриева сына Путилова, да Ивана Федорова Кукуева всеподданнейшее прошение»).

В прошении говорилось: «При оной Решемской слободе состоит пустыня Макарьевская, на содержании оной слободы всех жителей, а во оной имеется строитель иеромонах Ефимий, которой житие имеет весма невоздержанное, и обращается почасту в пьянстве, и ис собранных в 786 году (...) во время бываемой июля 25 дня при той пустыне ярмонки полавочных денег удержал у себя 26 рублей, о чем на него, строителя, оной слободы от всех жителей прошлого 1787 года октября 28 дня в Суздальскую духовную консисторию доношение подано» 13.

25 мая 1788 г. по распоряжению епископа Суздальского и Владимирского Виктора кинешемский протопоп Федор Максимов произвел следствие. Однако решения по этому делу не последовало, так как вскоре Решма перешла в состав Костромской епархии.

Прошение Федора Дмитриева сына Путилова и Ивана Федорова Кукуева к владыке Павлу завершалось словами: «Того ради Вашего Преосвященства всепокорнейшее просим: в наступающую ныне годовую при той Макарьевской пустыни ярмонку, полавочные и протчии денги в монастырскую казну повелеть собирать, как оная пустыня состоит на содержание общественном той Решемской слободы жителей, оным жителям, кого они к тому за способного изберут, и сколко оных собрано будет, отдать кому позволите, в монастырскую казну с запискою и роспискою» 14.

* Эти документы нам любезно представил сотрудник Государственного архива Ивановской области Е.С. Бутрин.

Ярмарка. Художник Б.М. Кустодиев. 1906 г. Государственная Третьяковская галерея

Одновременно с аналогичным прошением на имя архиерея обратился строитель Решемской пустыни иеромонах Евфимий. В своем прошении он просил, «чтоб в настоящую сего июля 23 числа при той Макарьевской пустыне ярмонку, с торгующих в лавках, принадлежащей манастырской казне сбор, також и впред оной повсягодно собирать препоручить (...) строителю з братиею». 14 июля 1789 г. Костромская духовная консистория в ответ на его прошение отправила указ «Макарьевской что при слободе Решме пустыни строителю иеромонаху Евфимию з братиею». По резолюции епископа Костромского и Галичского Павла консистория предписала: «в настоящую при той пустыне сего июля 25 дня годовую ярмонку, с торгующих в лавках, принадлежащей к монастырской казне сбор и протчия бываемые доходы (...) собирать вам, строителю з братиею» 15.

Этот указ консистории был вызван тем, что на ярмарке 1788 г. иеромонаха Евфимия не допустили до сбора.

26 апреля 1789 г. Кинешемский земский исправник секунд-майор Семен Девочкин особым рапортом докладывал в Костромское наместническое правление о результатах своего расследования. Согласно его рапорту, «Решемской слободы выборной голова Назар Зубчанинов с протчими той слободы жителями, данным объявлением показали, что хотя де состоящих при оной Макарьевской пустыне лавок и шалашей, в бывшую в 788 году июля с 21 по 25 число на день преподобного Макария, збор полавочных денег и чинен был ими, со общаго Решемской слободы жителей согласия, но насильственным образом, как означенной строитель показывает, ибо не сами собою к оному збору приступили, а в тогдашнее время посыланы были к Его Высокопреосвященству, со всего их общаго согласия Решемской слободы жители – Иван Федоров сын Кукуев, Федор Дмитриев сын Путилов, о зборе со оных лавок по прежнему обыкновению, о чем и подано прошение, на которое писменного приказания не учинил, за нерешением еще поданных прежде в Суздалскую духовную консисторию на оного строителя дел, а толко учинил им словесное приказание, чтоб иметь обще с ним, строителем, збор со оных лавок. И они, просители, объявили на обществе, что приказано словесно от его Высокопреосвященства, потом и выбраны к оному збору вышеозначенной проситель, Федор Путилов и Егор Кулебякин, чинить с ним, строителем, общественной збор, ибо к тому збору и сам он, по принуждению на прозбу ево Кинешемского нижнего земского суда, призван был. Попечитель оного, из одного толко упрямства желание более простирая к тому, чтоб тот збор препоручен был ему одному, да и оной збор, как показанная Макарьевская пустыня состоит из давных лет на попечении и продоволствии, по собственному желанию Решемской слободы жителей, более ж из одного рачения к церкви Божией, производим был к приращению суммою, а не для чего иного, с которых лавок и было собрано триста пятдесят семь рублей восемьдесят копеек. А посему, как уже оной строитель Евфимий от того сбору отказался, то дабы и собранная сумма могла остатся всегда не утраченной, и отданы были те зборные денги под смотрение в Решемской вотчинной приказ, кои и поныне состоят в целости» 16.

По-видимому, в конце XVIII в. большая часть ярмарочных сборов перешла в руки монастыря.

Расцвет Решемской Макарьевской ярмарки

В XIX в. ярмарка в Решме ежегодно проходила четыре дня – с 23 по 26 июля 17.

На неё приезжали купцы из Кинешмы, Луха, Костромы, Макарьева, Юрьевца, Шуи и села Иванова.

Как и положено, открытие ярмарки знаменовал собой подъём на особом флагштоке ярмарочного красного флага. Упоминание о нем впервые встречается в 20-е годы XX в.*, но, конечно, флаг этот поднимался всегда с официального учреждения ярмарки. В свою очередь, спуск флага означал закрытие ярмарки.

Одним из главных товаров на ярмарке традиционно являлись решемские холсты, которые продавали местные крестьяне (из Решмы и окрестных деревень).

В «Военно-статистическом обозрении Российской империи», в томе, посвященном Костромской губернии (СПб., 1848), о ярмарке сказано: «На Макарьевской ярмарке в слободе Решме продаётся сукно, называемое Решемским, преимущественно для Московской и Харьковской губерний» 19.

В «Ведомости о ярмарках в Костромской губернии за 1857 год» о Макарьевской ярмарке в Решме говорится, что она проходила с 23 по 26 июля, что в 1857 г. на неё было привезено товаров на сумму в 7 тысяч рублей и продано – на 5 тысяч 400 рублей. В числе главных товаров на ярмарке названы: «Полотно, миткаль и китайка, решинское (решемское – Н.З.) сукно и разные жизненные припасы» 20.

Писатель П.И. Мельников-Печерский в 1858 г. писал о Решемском монастыре: «При этой пустыне в июле бывает небольшая ярмарка, на которую привозится товаров на 28 тысяч рублей. Главный предмет торговли – холсты и сукно» 21.

Благодаря ярмарке Решма занимала особое место в торговом мире Кинешемского уезда. В «Географическо-статистическом словаре Российской империи» (СПб., 1865) в статье о Кинешемском уезде отмечалось: «Вичуга и Решма почитаются главными торговыми селами уезда» 22.

* В очерке Литова «Решемская ярмарка», опубликованном в «Приволжской правде» 29 августа 1924 г., говорится: «Темнеет. Красный ярмарочный флаг проплыл над головами. Кончилась ярмарка» 18.

Начало XX века. На переднем плане – торговые ряды у стен обители. Фото начала XX в.

Внешнюю картину ярмарки можно представить по её зарисовке в 1867 г.: «День преставления угодника Божия Макария 25-е числа июля свято чтится православным народом, в ознаменование чего для поддержания дохода обители и положения находящейся в ней братии, учреждена за монастырскими стенами каждогодно трехдневная ярмарка с 23-го по 26-е число июля.

Съезд торговцев на эту ярмарку нынче был больше против прошедшего года; всякой всячины навезено было много; все и каждый ожидали хорошего сбыта своих товаров. Первый день, когда началась ярмарка, погода стояла довольно ведряная*; торговая площадь была буквально запружена народом обоего пола и всякого возраста в праздничных нарядных костюмах; товар раскупался бойко, в особенности был превосходен торг навиной**; виноторговцы и трактирщики от барышей подпрыгивали; вся народная масса, по-видимому, была довольна своим положением: торговцы считали выручку, мужья угощали своих жен в импровизированных на скорую руку в грязных сараях харчевнях; кум поил чайком брата, брат сестру, а молодые ребята – задушевных красоток.

Было далеко за полдень; в монастыре давно гудел церковный колокол и призывал верных к вечерней молитве; солнце опустилось низехонько, лучи его скользили по волнам Волги матушки; ветер на минутку кажись призатих; верхушки деревьев стояли в воздухе неподвижно, вдали дымился пароход.

(...) Вот уже торговая площадь стала редеть, народ торопливо расходился и разъезжался по домам...» 25.

Примечательно, что вблизи стен обители были устроены постоянные торговые ряды, которые не разбирались после окончания ярмарки.

* Ведряная – то есть ясная, сухая, хорошая погода. От слова «ведро, ведренье» 23. Автор хорошо помнит, как в 60-е годы XX в. в Решме старые люди называли «ведряной» хорошую солнечную погоду.

** Навина – одно из названий домотканого холста в Костромской губернии в XIX в. 24

На литографии 1869 г. с изображением Решемской пустыни показаны два ряда торговых лавок (в пояснительном тексте они названы «лавки ярманковые») – один стоит параллельно южной стены ограды обители, второй – параллельно восточной стены.

В 1873 г. по восточной и южной сторонам ограды обители были устроены «деревянные невысокие ярмарочные лавки, а также отдельный деревянный ряд таких же лавок, которые все монастырем сдаются торговцам за небольшую плату во время т.н. Макарьевской здесь ярмарки ежегодно в конце июля месяца» 26.

Решемская пустынь имела от ярмарки прямую выгоду. В отчете за 1888 г.

игумен Алексий отмечал, что монастырь получает «во время ярмарки за балаганы от 70 до 100 рублей» 27.

Решемский краевед Татьяна Леонидовна Шпаненкова посвятила ярмарке периода её расцвета стихотворение «Макарьевская ярмарка в Решме».

Птичий гам над гладью водной –
Дождались благих вестей:
Будет ярмарка сегодня,
Будет множество гостей.

Из далекой из округи,
Из ближайших деревень
И идут, и едут люди
В Решму на Макарьев день.

Юрьевецкие торговцы,
Кинешемские купцы,
Люд мирской и богомольцы,
И бывалые дельцы.

Едут гости луховские,
С промыслов и кустари,
Шуйские и костромские,
Из лесов и волгари.

К монастырскому причалу
Подплывает пароход.
Под горой гудит сначала,
Всем гостям приветы шлет.

А потом, убавив пару,
Он трубит: «Привез народ –
Прогуляться по базару
И успеть на крестный ход!»

С колоколенок шатровых
Раздается перезвон:
Начинается молебен,
Люд валит со всех сторон.

Красный флаг, зари алее,
Вдруг взмывает к небесам
И вверху победно реет,
Виден всюду – тут и там.

А на площади торговой,
Возле стен монастыря,
Возвели прилавок новый
Слободские мастера.

Запах здесь стоит духмяный
Спелых яблок, резеды.
И природными дарами
Манят щедрые ряды.

Как лоскутным одеялом,
Люд на ярмарке пестрит.
Торг идет большой и малый,
Как котел большой кипит.

Тут копейки не уступишь,
Все кричат наперебой.
И не хочешь, да прикупишь,
Не уйдешь пустой домой!

Карусели, балаганы,
Разноцветные шатры –
Для потехи и забавы
Деревенской детворы.

День-другой народ торгует
На ногах – не устает.
Продает и покупает.
Покупает – продает.

Ввечеру лишь, на закате,
Тихо ярмарочный флаг
С мачты вниз, к земле, сползает –
Закрываться верный знак.

Дело движется к развязке,
Деньгам счет ведут купцы.
Прибыль выросла, как в сказке.
Погуляли! Молодцы!

* * *

Вы такого не видали –
Праздник славный нынче был,
Потому что сам Макарий
Мирный торг благословил.

Трагедия на ярмарке 1867 года

ЯРМАРКА традиционно привлекала большое количество посетителей.

В связи с этим, 23 июля 1867 г., в первый день работы ярмарки, произошла трагедия, имевшая резонанс не только в Кинешемском уезде, но и далеко за его пределами.

Беда случилась вечером. Жители двух деревень – Большого Жажлева и Малого Жажлева*, находящихся на противоположном берегу, в нескольких верстах выше по течению, привезли на ярмарку свои льняные холсты. Продав их, жажлевцы – мужчины, женщины, дети – в количестве до ста человек сели в большую перевозную лодку с парусом, которая отправилась к левому берегу, откуда жажлевцы должны были добраться до дома. Лодка отчалила от берега перегруженной, погрузившись в воду почти по самый борт. Неизвестный автор (вероятно, это был чиновник из Кинешмы, посланный в Решму на происшествие) писал в «Костромских губернских ведомостях: «Жители двух деревень Жажлево Большое и Жажлево Малое Никольской волости издревне славятся выработкою льняных навин. Селения эти находятся в луговой стороне** р. Волги в шести верстах вверх от Макарьевской пустыни. Нагрузив коробы навинами, хозяева передали по обыкновению доставить их на ярмарку одному из местных крестьян, у которого была собственная своя лодка. Лодочник, как видно, благополучно доставил груз по назначению; навины были выгодно распроданы, деньги получены и на радости хозяева подгуляли порядком. Время пришло ехать домой, они попросили того же лодочника перевесть их через Волгу» 28.

Трагедия случилась при переезде через Волгу. «Дело было сделано: до ста человек обоего пола, в цветных костюмах, сидели уже в лодке и попевали песенки; вот уже поднят парусок, ладья тронулась, грозя при малейшем неравновесии захлебнуться водою, однако лодка переехала Волгу и была недалеко от берега, но хозяин из-за своих выгод, не желая с пассажирами вести расчета на сухом пути, потребовал себе удовлетворения на воде, не приставая к берегу; полупьяный народ засуетился: лодка опрокинулась и отчаянный вопль, раздирающий душу, огласив на минуту воздух, тут же замер навеки, спаслось, говорят, немного, а 63 человека обоего пола погибли в пучине. Хозяин лодки спасся, но жена его погибла, провидение спасло 8-милетнюю девочку, которая, как говорят, просила родителей не садиться в лодку, предвещая, что потонут» 29.

* Современный п. Жажлево в Заволжском районе Ивановской области.

** Луговая сторона – традиционное название левого берега Волги.

Напомним, что в то время течение в Волге было в несколько раз быстрее, чем сейчас. В результате этой трагедии погибло 63 человека, некоторые жажлевцы утонули целыми семьями. Спастись удалось немногим: «Одна бойкая девушка спаслась и рассказывает, как её едва не утащили погибшие ко дну; она оставила в руках их свой сарафан и поспешно выплыла на мель; другая молодица сохранила свою жизнь под лодкой, схватившись за лавочку, на которой сидят гребцы» 30.

Страшные последствия этой катастрофы явились уже на другой день: «Многие утопленники на другой день всплыли на поверхность воды, в особенности же беременные женщины: (...) несчастных далеко уносит от места, их ловят рыбаки и кладут на берегу. Я видел в одном месте 12 трупов молодых женщин, один из них был в штофном сарафане; лица их изуродованы предсмертною агонией.

Много погибло в этой пучине отцов-работников, а больше ушло ко дну несчастных матерей; во многих семействах не осталось ни одной живой души; дома их опечатаны; вопль, плач и отчаяние между оставшимися в живых родственниками не выразимо, страх велик; потеря невозвратна» 31.

© Nikolay Zontikov