ГЛ А В А 10

Слобода Решма в XVII веке

«Слободка Решемская на реке на Волге» 1.

Переписная книга дворцовых волостей Суздальского уезда (1645-1646 гг.)

Решма в XVII веке

БЛАГОДАРЯ переписной книге дворцовых волостей Суздальского уезда 1645-1646 гг., мы знаем, что представляла собой Решемская слобода в середине XVII в.

В то время Решма являлась довольно крупным селением, в котором было 140 дворов и проживало 220 человек.

Население слободы составляли, в основном, ремесленники и торговцы (в переписной книге особо оговорено, что в Решме проживали «посацкие непахотные люди»). Только один человек здесь занимался хлебопашеством: «во дворе Тимошка Ортемьев кормитца пашенною работою» 2.

В переписной книге перечисляются занятия слобожан: мясник, солодовник, калашник, овчинник, рукавишник, сапожник, портной, бердник, плотник, «красилник», «горшешник», «вощешник», кузнец, коновал, «сусленик», перевозчик, «рыбной ловец», «рыбной прасол», «веселник», «щепетенник», «соленик», харчевник и др.

Часть этих слов (кузнец, портной мастер, плотник, сапожник, перевозчик, горшечник) понятны и сейчас. Для других терминов необходимы пояснения.

* * * «Вощешник» – лицо, занимавшееся обработкой воска и торговлей воском 3.

Бердник – бердный мастер (бердо – часть ткацкого стана, в виде гребня) 4.

Калашник – тот, кто печет и продает калачи 5.

Коновал – «знахарь, лекарь; человек, смотрящий за лошадьми, занимающийся их лечением и холощением» 6.

Красильник – тот, кто красит ткани и продает их 7.

Овчинник – скорняк, выделывающий овчины (овечьи или бараньи шкуры) 8.

Солодовник – тот, кто занимается производством и продажей солода (солод – проросшее, засушенное и крупно смолотое зерно хлебных злаков, употребляемое в пивоварении и винокурении) 9.

Соленик – торговец солью 10.

78 Н. А. Зонтиков. Макариево-Решемский монастырь: вехи истории Сусленик – тот, кто делает, варит сусло, то есть «сладковатый навар на муке и солоде; суслом подслащают пряничное тесто, также идет оно в подливу к постным, простым яствам» 11.

Харчевник – хозяин харчевни (харчевня – «заведенье, где едят за деньги») 12.

Щепетинник – тот, кто торгует щепетинным товаром; щепетинный товар – это галантерея (нитки, иголки, булавки, шпильки и др.) и парфюмерия (духи, помада и др.) 13.

* * * Интересно количество тех или иных занятий. В Решме проживало 2 мясника, 6 калашников (из них – 1 калашница), 2 солодовника, 3 портных, целых 10 щепетинников, 2 перевозчика, 7 кузнецов, 1 скоморох, 1 рукавишник, 5 красильников, 2 сапожника, 2 овчинника, 1 весельник, 1 плотник, 2 горшечника, 1 бердник, 2 коновала, 2 вощешника, 1 сусленик, 2 харчевника, 1 серебреник, 1 соленик, 1 повивальная бабка, 1 пастух.

Часть жителей слободы были связана с рыбной ловлей. Здесь проживало четверо «рыбных ловцов»: «Ларка Никитин» 14, «Нестерко Ильин» 15, «Емелка Савин» 16, «Меркушко Федоров» 17. К этой же группе примыкал и «Вихторко Елизарьев веселник» 18 («весельник» – это гребец) 19.

В Решме жило четыре рыбных прасола (прасол – «оптовый торговец разных припасов и товаров; торговец») 20: «Ивашка Полуехтов», «Микифорко Иванов сын Слепухин» 21 и «Богдашко Иванов сын Бурнин» 22. Четвертым прасолом была женщина – «вдова Ориница Васильевская жена Шуеникова с сыном з Демкою рыбной прасол» 23 (видимо, вдова унаследовало дело от своего мужа).

В Решме было довольно много нищих и бобылей.

«Всего в Решемской слободке непахотных сто шеснатцат дворов, людей в них сто восемдесят пять человек, да двор мирской, в нем живет приказщик, да одиннатцат дворов нищих людей, в них тринатцат человек» 24.

«Всего в Решемской слободке непахотных тяглых церковных бобылей и нищих сто сорок дворов, а людей в них двести двадцат человек, да двор прикащиков, да сем (семь – Н.З.) дворов да пят мест пустых» 25.

Напомним, что бобыль это – «человек, не имеющий своей земли и не несущий государственного тягла» 26.

К слободе примыкала небольшая деревня Нагорная, которая впервые упоминается в переписной книге 1645-1646 гг. В то время в ней жило 8 крестьянских семей. Все они были крестьяне-землепашцы. Среди них – крестьянин «Аристко Карачев» 27. Позднее, в XIX и XX вв. фамилия Карачев будет часто встречаться среди жителей Решмы и Нагорного. Деревня находилась над слободой, на высоком волжском берегу.

Решемское купечество

В XVII в. из среды решемцев выдвинулся ряд купцов, которые торговали в городах Верхней Волги – Кинешме, Костроме, Ярославле, Нижнем Новгороде. Заезжали они и весьма далеко от волжских берегов. Как известно, основанный в конце XVI в. город Архангельск быстро превратился в главное торговое «окно» России в Западную Европу. Вcё XVII столетие

Купеческие палаты в Решме.

Фото М.П. Дмитриева 1894 г.

(вплоть до основания Петербурга) одно из главных направлений русской торговли было связано с Архангельском и северными городами, лежащими на пути к нему, по берегам Сухоны и Северной Двины – Великим Устюгом, Тотьмой и др. Предприимчивые решемские купцы добирались до этих городов.

В XIX в. в русской художественной литературе преобладал отрицательный взгляд на купцов. В советское время это отношение к купцам, как к представителям буржуазии, еще больше усилилось.

Однако купеческий хлеб зарабатывался нелегко. Где на лошадях, где на речных судах, в жару и стужу, купец проводил долгие месяцы вне дома и семьи. Он постоянно подвергался опасности нападения разбойников.

Чиновники на местах старались его обобрать. Несмотря ни на что, купцы развивали русскую торговлю и промышленность, развивали экономику.

Сохранившиеся документы говорят о размахе торговли некоторых решемских купцов. В таможенной книге Великого Устюга за 30-е годы XVII в.

в записи за 10 февраля 1634 г. говорится: «Того же дни с Волги решемец Герасим Гаврилов приехал на 3-х лошадех, явил товару: холстов хрящу 250 концов, да 135 крашенин згибных, да 20 рубах и порток холщевых, да 10 мешков холщевых, 2 бочки масла семенного в 15 ведер; цена всему товару 200 рублей» 28.

Как мы видим, Герасим Гаврилов привез в Великий Устюг в основном холсты и изделия из них, произведенные, вероятнее всего, в Решме и её окрестностях. Любопытно, что свой товар в Великом Устюге он не продал, а обменял.

Таможенная книга говорит, что он «... на тот свой товар выменял в Устюге на холсты у Лариона Пивоварова, усольца, семги 27 пуд, да у Ивана Андреева Ярового семги же 24 пуд, да у вологжанина у Прокопия Федорова семги же полосма пуда и повез на тех же своих на 3-х лошадех» 29. Теперь представим обратный путь Герасима Гаврилова, которому предстоят сотни верст дороги в зимнее время. И вряд ли он едет сразу домой в Решму, вероятнее всего,

Решма. Берег Волги.

Фото М.П. Дмитриева 1894 г.

Вдали над берегом видно каменное здание купеческих палат.

свою выменную в Великом Устюге семгу он повез в какие-то города средней полосы – в Ярославль, Кострому или Москву.

Через год Герасим Гаврилов снова приехал на север. В этот раз его приезд зафиксировала таможенная книга г. Тотьмы (в ней он назван «Ярасим Гаврилов»). Под 23 января 1635 г. в книге написано: «Того же дни ехали сверху (сверху р. Сухоны – Н.З.) ярославцы Федор Туруносов, решемец Ярасим Гаврилов, колмогорец Прокопей Харитонов на 12 лошадех» 30. Мы видим, как несколько купцов едут группой в Великий Устюг через Тотьму. Через месяц, 22 февраля 1635 г., книга отметила его проезд в обратный путь: «Того же дни ехал снизу (т.е. со стороны Великого Устюга – Н.З.) вологжанин Кондратей Микитин, устюжанин Иван Воробей, решемец Ярасим Гаврилов на 4-х лошадех» 31. Мы видим, как в Тотьму Герасим ехал с одной группой купцов-попутчиков, а из Тотьмы – с другой. Наверняка Герасим Гаврилов еще не раз съездил на север, однако таможенных книг XVII в. до нас дошло немного.

Герасим Гаврилов был не единственным решемцем, заезжавшим по торговым делам так далеко. В 1635 г. его земляк – решемец Михайло Федотов, приехал в Великий Устюг по р. Сухоне на каком-то речном судне. Наряду с холстом (21 крашенина) он привез сюда много всякого другого товару – от дюжины зеркал немецких до двух дюжин игральных карт 32. 3 февраля 1636 г. таможенная книга зафиксировала проезд через Великий Устюг еще одного решемца: «Того же дни решемец Гаврило Филиппов сам-друг (то есть вдвоем с кем-то – Н.З.) ехали на лошаде» 33. Куда ехал Гаврило Филиппов сам-друг не указано, вероятно, он возвращался из Архангельска.

Решемские купцы торговали и в столице нашей Родины – Москве. «Книга записная мелочных товаров Московской большой таможни 1694 г.» зафиксировала 19 марта 1694 г. приезд в стольный град двух торговцев из Решмы: «Марта в 19 день явил решемец Федор Антонов на санях 6 черепов масла коГлава 10. Слобода Решма в XVII веке 81 ровьего весу 8 пуд 5 фунтов, 24 холста хрящу хлопяного, 12 белки, 8 хорьков белых. Цена всему 8 рублей 20 алтын» 34.

В тот же день: «Явил решемец Иван Панфильев на санях 580 заячин белых, 100 заячин серых, 3 кожи волчьих, 9 норок, выдра, 160 хорей; 5 черепов масла коровья, весу пуд 35 фунтов. Цена всему 18 рублей 6 алтын 4 деньги» 35.

С ростом своего богатства, решемские купцы уже не хотели жить по-старому, в деревянных домах. Они возводили для себя богатые каменные палаты.

По-видимому, во второй половине XVII – первой половине XVIII вв. в слободе было построено несколько каменных домов.

И.К. Васьков в «Описании Костромского наместничества 1792 г.» пишет о Решемской слободе: «Между крестьянских сей слободы строений находим два каменныя дома» 36.

В 1860 г. по Волге проехал на пароходе из Костромы на Нижегородскую ярмарку чухломской купец Иван Васильевич Июдин. В своей памятной книге он записал тогда: «Дорога на пароходе показалась ноне при хорошей погоде приятною и покойною. И вид берегов Волги, богатой от Кинишмы (Кинешмы – Н.З.) в правой руке по течению реки. Первая станция Решма, село богатое с 3-мя церквами в ограде и с 3-мя развалившимися каменными домами» 37. Как видим, в 1860 г. в Решме было еще целых три «развалившихся» каменных дома.

На ряде фотографий Решмы конца XIX в. запечатлено стоящее над Волгой примерно в центры слободы большое двухэтажное каменное здание.

На обращенном к Волге фасаде второго этажа – семь окон, на боковом фасаде – пять окон. Здание имеет характерную деревянную крышу. Все окна украшены наличниками. Судя по архитектуре, дом был возведен в конце XVII или в первой четверти XVIII в. Вероятнее всего, его построил кто-то из решемских купцов.

Этот дом ясно виден на Решемском фрагменте «Параллели берегов Волги» братьев Чернецовых, созданной ими на основе рисунков 1838 г. Дом запечатлен художником И.И. Левитаном на его рисунке «Церковь с колокольней в Решме» (1890 г.).

По-видимому, Решма имела богатое купечество уже к началу XVII в. и, скорее всего, оно приняло активное участие в формировании решемского ополчения, которое возглавил Григорий Лапша.

Решма и восстание Степана Разина

КАК писалось выше, во время восстания под предводительством Степана Разина в 1670-1671 гг. сам Степан Тимофеевич дошел вверх по Волге только до Симбирска, где и потерпел поражение. Однако отдельные отряды его приверженцев действовали на территории ряда современных областей Верхневолжья. Атаман Максим Осипов в сентябре 1670 г. осадил Макариево-Желтоводский монастырь, обнесенный каменными стенами. После нескольких приступов 17 октября разинцы ворвались в обитель и разграбили её 38.

Восстание распространилось и до восточных волостей Галичского уезда.

В Приунженском крае появился отряд казаков во главе с атаманом Ильей (Илюшкой) Пономаревым. В конце 1670 г. отряд Пономарева, включавший 82 Н. А. Зонтиков. Макариево-Решемский монастырь: вехи истории в себя 400 конников и 300 пеших людей, ехавших в санях, с р. Ветлуги двинулся к р. Унже и дошел до с. Тимошина. До Макариево-Унженского монастыря им оставалось совсем немного. В житии прп. Макария сказано, что когда разинцы дошли до с. Тимошина, они увидели «пламы огненныя страшныя, иже и путь препяша (...) показася бо им лес тамо весь, чрез его же достояше идти, горяше зельне» 39. Согласно житию, устрашенный Пономарев побоялся идти на монастырь и пошел на г. Унжу, куда разинцы вступили 3 декабря 1670 г.

Однако уже 5 декабря царский воевода Василий Саввич Нарбеков подошел к городу. Узнав о приближении правительственных войск, Пономарев покинул г. Унжу. Нарбеков преследовал его и 13 декабря в сражении близ р. Шанги (левый приток р. Ветлуги) разинцы потерпели поражение. Атаман Пономарев бежал, был схвачен и повешен в г. Тотьме. Из-за того, что «в Галитчком уезде в черных людях речь такая пронеслась, бутто не вор Илюшка повешен» в конце декабря тело атамана из Тотьмы привезли в Галич и вновь повесили на Торговой площади 40.

Пламя разинского восстания опалило и Юмахонскую волость. В конце ноября 1670 г. воевода Василий Нарбеков доносил царю Алексею Михайловичу из Юрьевца о том, что обстановка заставила его без санкции свыше потребовать подводы «по твою великого государя казну и под пушки и под ядра и под стрельцов для скорого походу» 41 из дворцовых волостей. Однако приказная администрация волостей отказала ему в предоставлении подвод.

Воевода писал государю: «И тех городов и уездов довелось имать подводы, и без твоего великого государя указу Суздальского и Нижегородцкого уездов Решемской слободки и Юмохоньской и Белогородцкой волостей приказные люди по твою великого государя казну подвод не дают. И о том к ним, прикащиком, в волости и ыные уезды довелось послать ис приказу Большого дворца твои великого государя грамоты, чтоб твоему великого государя делу в том мотчанья не было» 42.

Пожалование Решмы и Юмахонской волости князю Василию Васильевичу Голицыну

ПОЧТИ весь XVII в. Решма, как и вся Юмахонская волость, оставалась дворцовым владением. Жители Решмы принадлежали лично государю всея Руси и несли в его пользу различные повинности, в частности – поставляли рыбу на нужды царского дворца.

Как и все дворцовые селения, Решма находилась в ведении Приказа Большого Дворца, учрежденного в первой половине XVI в. Это ведомство (говоря языком позднего времени, министерство) ведало дворцовыми городами, селами, слободами. В Решме находилось представительство Приказа Большого Дворца. В переписной книге 1645-1646 гг. упомянут: «двор мирской, а живут в нем приказные люди» 43.

В конце XVII в. Юмахонская волость была пожалована в вотчину одному из выдающихся государственных деятелей того времени – князю Василию Васильевичу Голицыну.

В период правления царевны Софьи, то есть с 1681 г. по 1689 г., В.В. Голицын (1643 – 1714 гг.) фактическим являлся главой государства.

Пользуясь поздним термином, князь В.В. Голицын являлся одним из убеждённых русских западников. В.О. Ключевский называет его «младшим из предшественников Петра» 44. Василий Васильевич бегло говорил по-латыни и по-польски. В его доме имелась большая библиотека книг на русском, польском и немецком языках.

Сложись политические обстоятельства чуть иначе, князь стал бы одним из самых верных сподвижников царя Петра в его западнических преобразованиях. Однако, как известно, логика политической борьбы развела их в разные станы. В качестве одного из главных сподвижников царевны Софьи князь В.В. Голицын оказался в числе врагов молодого Петра и его окружения.

За второй Крымский поход царевна Софья в 1689 г. пожаловала Решму и всю Юмахонскую дворцовую волость в вотчину боярину и воеводе князю В.В. Голицыну.

Князь Василий Васильевич Голицын. Неизвестный художник. Не ранее 1714 г.

В указе государей Ивана Алексеевича, Петра Алексеевича и государыни и великой княжны Софьи Алексеевны от 27 июля 1689 г. в разделе, где перечислялись награды В.В. Голицыну за поход, говорилось: «...да в вотчину в Суздальском уезде село Решму и Юмохонскую волость» 45.

Однако князь В.В. Голицын недолго владел Решмой. Буквально через считанные дни после пожалования ему Юмахонской волости, в начале августа 1689 г., между семнадцатилетним Петром и правительницей государства царевной Софьей вспыхнул острый конфликт. Противостояние, как известно, кончилось полной победой Петра и заточением царевны Софьи в Новодевичий монастырь, где она провела 14 лет и умерла в 1704 г.

Падение Софьи предопределило и судьбу её фаворита. 9 сентября 1689 г.

В.В. Голицын был лишен «боярского достоинства и всего движимого и недвижимого имения» 46 и сослан с семьей в Каргополь. Опальный князь пробыл в ссылке на Севере двадцать пять лет. После Каргополя он жил в Кевроле, затем – в Пустозерске, затем – на р. Пинеге. В.В. Голицын скончался 21 апреля 1714 г. в с. Кологора на р. Пинеге и был погребен в Красногорском Богородицком монастыре на Пинеге. Его могила сохранялась в обители вплоть до начала XX в. 47 (утрачена в советское время).

Вскоре после ссылки В.В. Голицына вся Юмахонская вотчина, в том числе и Решма, вновь были возвращены в разряд дворцовых земель 48.

© Nikolay Zontikov