КОСТРОМСКАЯ ОБЛАСТЬ

МАКАРИЕВО-УНЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ. ОБЩИЕ СООБРАЖЕНИЯ ПО ПОВОДУ ПРЕДСТОЯЩИХ ВОССТАНОВИТЕЛЬНО-РЕСТАВРАЦИОННЫХ РАБОТ

Фото Вас. Шелёмина. 2006 г.
Макарьево-Унженский монастырь
Руины звонницы Макарьево-Унженского монастыря.

Основанный в 1439 году, поначалу деревянный, Макариево-Унженский монастырь располагается на вершине плато, клином выступающего параллельно реке Унже и с северной стороны ограниченного глубоким оврагом. Со второй половины XVII века, окружённый деревянными стенами, он получает каменные строения – главный, Троицкий собор, церковь Благовещения с трапезной и колокольней, церковь преподобного Макария, надвратную Николь скую церковь и протяжённый двухэтажный корпус Настоятельских и Братских келий, занявших северную часть монастырского двора. Последней в их ряду была Успенская церковь с примкнувшей с запада двухэтажной Больничной палатой. Она была построена в начале XVIII века.

Во второй половине XVIII века монастырь был обнесён высотою в 4,5 м кирпичными стенами с четырьмя гранёными, увенчанными шатрами башня ми, две из которых размещались по углам парадной, восточной стороны, остальные размещались вдоль линии, обращённой в сторону Унжи. В восточной стене устраиваются арочные ворота с луковичной глав кой наверху. Стены и башни имели бутовые фундаменты.

С упразднением монастыря вначале были разобраны стены, кирпич был частично использован для строительства бани – небольшого одноэтажного здания, поставленного вдоль восточной стены, с отступом вовнутрь монастырской территории. Гражданские здания Макарьевского монастыря заселяются большими семьями макарьевской бедноты, закрытые и осквернённые храмы обращаются в склады. Исключением остался надвратный Никольский храм – в нём был устроен небольшой краеведческий музей.

Созданный как цельный высокохудожественный архитектурный ансамбль в течение своей многовековой истории Макариево-Унженский монастырь неизбежно подвергался переделкам, хотя в общих чертах и смог сохранить свой первоначальный облик.

Были утрачены позакомарное и щипцовое завершения Никольской церкви и Троицкого собора. Их сменили четырёхскатные кровли, скрывшие основания глав с кокошниками. Разрушена была северная часть трапезной палаты при Благовещенской церкви, разобрана сводчатая палатка у северного фасада Никольского храма; сам же он в начале XIX века со стороны двора получил обширную двухэтажную пристройку – трапезную.

Однако наибольшие переделки, и искажения первоначальных форм, выпали на долю Настоятельcких и Братских келий, имевших пышный, из тёсано го кирпича, декор фасадов – в характере архитектуры второй половины XVII века.

Текст датирован 28 апреля 1999 г. // Архив автора. Публикуется впервые. (Прим. ред.)

Во второй половине XVIII века были растёсаны их верхние окна, частично пробиты дополнительные. Все они получили наличники в формах барокко. По всей вероятности, переделки дверных и оконных проёмов в это время коснулись и нижнего этажа. Однако богатый междуэтажный карниз с поребриком на эту пору ещё был сохранён. Переделки келий не ограничивались фасадами: значительная внутренняя перепланировка была сделана в верхнем этаже.

Наиболее существенный урон художественному облику здания нанесли строительные работы эпохи Николая I. В это время были стёсаны все оконные наличники, междуэтажный карниз, фасады «оделись» штукатуркой, и древние, некогда нарядные кельи получили облик казарм.

В это же время переделываются Больничные кельи при Успенской церкви. Лишившись оконных обрамлений, они оштукатуриваются и получают второй этаж.

В советский период своей истории здания монастыря, лишённые текущего ремонта, эксплуатировались на износ. Положение усугублялось и тем, что выросший за три века вокруг них культурный слой, отсутствие дренажа привели к намоканию основания стен, появлению трещин (следствие разрушения оснований) и деформациям. Наиболее наглядно это проявилось в Благовещенской церкви с колокольней и в здании Настоятельских и Братских келий. Намокание основания келий привели к катастрофическому разрушению фасадной кладки с южной стороны.

Не последнюю роль в этом сыграла кирпичная стена, окружающая монастырь, основание которой служило и служит (после её неполного восстановления в 1970–80-х годах) своеобразной плотиной на пути дождевых потоков и внутренних ручьёв, пронизывающих монастырский холм, когда-то беспрепятственно изливавшихся в окружающие долины. К тому же бутовый фундамент стены при последней реставрации стен был заменён на сплошной бутобетонный.

Начало ремонтно-реставрационных работ в Макариево- Унженском монастыре падает на начало 1970-х годов. На основе натурных исследований в это время был составлен детальный проект восстановления окон в восточной части Макариевской церкви, сделан проект реставрации церкви Успения. Работы проводились силами московских студенческих отрядов, лишённых элементарного опыта в деле восстановления кирпичной кладки на памятни ках архитектуры. Практическая невозможность автору проекта реставрации* осуществлять архитектурный контроль за работами (вина тогдашнего руководства Костромской реставрационной мастерской) привели к низкому качеству работ и нарушению проекта. Тем не менее тогда была выведена из аварийного состояния Успенская церковь и заделаны зияющие провалы на месте алтарных окон церкви Макария. В те же годы восстановлен участок монастырской стены к югу от Никольской церкви, вплоть до угловой башни; отреставрирована и сама башня.

* В 1973–1975 – Л. С. Васильев. (Прим. ред.)

Той же Костромской реставрационной мастерской работы были продолжены до конца 70-х – начала 80-х годов. В эти годы завершено [восстановление] фасадной части Макариевского храма, отремонтированы на нём кровли, сделано медное покрытие маковиц пятиглавия, вызолочены венчающие кресты. На Троицком соборе заменена кровля, восстановлены алтарные кровли «городком», покрыты медью маковицы глав, вызолочены кресты. На церкви Благовещения восстановлен и вызолочен крест колокольни. К сожалению, по вине автора проекта реставрации* были уничтожены изначальные щипцовые завершения арок звона на колокольне. Работы на церкви Благовещения не коснулись её конструктивной основы; она осталась пребывать в прежнем аварийном состоянии. Более того, степень аварийности здания увеличилась после восстановления монастырской стены, предпринятого в те годы

– вследствие её водонепроницаемого фундамента, нарушившего естественный дренаж монастырской территории. Тогда же заменена кровля Никольской церкви, покрыта медью глава, вызолочен венчающий крест. Параллельно был восстановлен флюгер в виде ангела на соседней, юго-восточной башне.

С возвращением древней обители Русской Православной Церкви в начале 1990-х годов начинается интенсивное восстановление её зданий, в первую очередь, здания Келий, в соответствии с их прямым, изначальным предназначением. Ввиду отсутствия средств, срочности проводимых работ, они носили чисто прагматический характер – без научного исследования и архитектурного наблюдения. Неизученной оказалась большая часть фасадов южной стороны Келий – они были поспешно оштукатурены и побелены. К счастью, осталась нетронутой правая треть южного фасада со следами древних окон и карнизов, восточный торцевой и северный фасады, которые, не противореча современным требованиям, безусловно должны быть отреставрированы в первоначальном виде, то есть с восстановлением карнизов, дверных и оконных проёмов, с их резным кирпичным декором и традиционной известковой обмазкой.

* С весны 1976 – А. П. Чернов. (Прим. ред.)

Тот же принцип восстановления древних зданий, памятников русской архитектуры, должен быть распространён на все сооружения монастыря.

К крупным достижениям хозяйственной жизни монастыря позднего времени принадлежит восстановление калориферной системы отопления в Макариевском храме – традиционной, экономичной и перспективной*.

Предлагаемая программа ремонтно-реставрационных работ как основополагающий пункт должна содержать мероприятия по восстановлению нормального гидрогеологического режима монастырской территории, устройство водостоков сквозь основание каменной ограды, с предварительной прокладкой дренирующих каналов вдоль неё, с внутренней стороны**. Для осушения нижних участков стен всех, без исключения, монастырских зданий необходимо понизить грунт вокруг них до первоначальной отметки, т.е. до верха бутовых фундаментов. Для этого по их периметру должны быть устроены приямки шириной около 2 м, с одернованными откосами и ямами поглощения у их основания. Среднее расстояние меж ними должно быть в пределах 10 м. Для определения отметок дна приямков потребуется закладка контрольных шурфов.

При окончательной корректировке плана вертикальной планировки монастырского двора необходимо соотнести отметки водовыпусков под оградой с отметками приямков вокруг зданий. Как дополни тельное средство осушения зданий и двора (особенно в восточной его половине) целесообразно использование существующего водоотводного колодца, оставшегося от бывшей бани, обращаемой сейчас в монастырскую гостиницу.

Одновременно следует обследовать основания зданий с явными признаками деформации, в первую очередь, Благовещенской церкви и здания Келий в их восточной половине. Разработать и осуществить мероприятия по их инженерному укреплению, включая восстановление срезанных внутренних железных связей, дополнительных связей, инъектированию трещин.

* Её реконструировал в 1998 г. Л. С. Васильев при участии референта Костромской епархии А. В. Шихова, см. ниже на стр. 129. (Прим. ред.) ** Проект дренажной системы монастыря в то же время был разработан Л. С. Васильевым. К сожалению, невыполнение его предписаний привело в 2003 г. к полному обрушению главной доминанты монастыря

– шатровой колокольни XVII в. при церкви Благовещения. Словно предвидя это, Л. С. Васильев в 1999 г. разработал проект временной звонницы для монастыря. До настоящего времени колокольня Благовещенской церкви пребывает в руинах, а звон колоколов раздаётся из временной звонницы, поставленной у западного выхода из монастыря. (Прим. ред.)

Для получения полного представления о гидрогеологической структуре монастырского холма целесообразно провести соответствующие исследования (ТИЗИС*).

Среди первоочередных мероприятий должно быть восстановление восточной стороны монастырской ограды между Никольским храмом и северовосточной, угловой башней, также требующей реставрации. В восстанавливаемой стене предусмотрены главные монастырские ворота, в принципе повторяющие прежние, стоявшие перед фасадом гостиницы (бывшей бани), но трансформированные согласно техническим требованиям современного транспорта. В северо-восточном углу территории, вне монастырских стен, устраивается небольшой по площади хозяйственный двор монастыря, существовавший здесь и прежде. Он ограждается невысокой, высотой 3,2 м, кирпичной стеной и имеет отдельный въезд с востока.

Определяющими художественный образ монастырского комплекса являются реставрационные работы по фасадам зданий. Полной, исторически обоснованной реставрации должны подвергнуться здания Келий, впоследствии Троицкий собор, церковь Благовещения, Никольская церковь. Должна быть доведена до завершения реставрация Успенского храма, необходимо снять штукатурку с его фасадов и масляную покраску с верхнего яруса. Каменные работы следует производить с использованием кирпича, идентичного старому, на сложном – с преимущественным использованием извести – растворе, высококвалифицированными каменщиками, при непрерывном контроле архитектора. Уже сейчас следует устроить достаточно обширную гасильную яму, выбрав для неё удобное охраняемое место. Применение штукатурки на фасадах реставрируемых древних зданий недопустимо абсолютно.

Работы по благоустройству монастырской территории включают прокладку дорог и дорожек с гравийно- песчаным утрамбованным покрытием (применение асфальта исключается), устройство травяных газонов и цветников, закладку сада в западной части двора. Юго-восточный угол двора отводится под огород. К западу от Троицкого собора, в конце осевой цветочной клумбы с двумя дорожками по сторонам, предлагается поставить белый Поклонный крест. Проект его, как и детальный проект озеленения, будет выдан дополнительно.

И главное условие: все работы в монастыре должны проводиться в соответствии с утверждённым проектом, с учётом замечаний архитектора. Все земляные работы контролируются службами археологии.

Проект вертикальной планировки разработан совместно с департаментом строительства, архитектуры и градостроительства Костромской области.

* Правильно: ТИСИЗ – Костромской трест инженерно- строительных изысканий. Ныне ОАО «КостромаТИСИЗ». (Прим. ред.)

снимки Прокудина-Горского
Макарьево-Унженский монастырь. Фото 1910 - 2004 г.


Временная звонница МакарьевоУнженского монастыря. Фото апреля 2011 г.

УСПЕНСКАЯ ЦЕРКОВЬ МАКАРЬЕВО-УНЖЕНСКОГО МОНАСТЫРЯ в г. МАКАРЬЕВЕ


Успенская церковь и больничная палата. Фото 1959 г.

Успенская церковь Макарьево-Унженского монастыря расположена в северо-западном углу монастырского двора, в непосредственном соседстве с двухэтажным корпусом настоятельских келий. С северной и западной её стороны рельеф местности круто понижается, образуя глубокий овраг, переходящий в долину реки Унжи; южная и восточная стороны здания обращены на глубокий монастырский двор с главными культовыми постройками.

Успенская церковь служила больничной церковью и представляет собой вытянутый объём со следующим составом помещений (с запада на восток):

1) двухэтажная больничная палата (верхний этаж XIX в.) с сомкнутыми сводами;

2) одноэтажные сени, перекрытые цилиндрическим сводом;

3) одноэтажная трапезная с сомкнутым сводом;

4) четверик церкви, перекрытый сомкнутым сводом, над которым размещаются два убывающих в размерах восьмерика, увенчанных главой на кирпичном барабане;

5) одночастная апсида со сводом-конхой.

Успенская церковь – одна из поздних построек монастыря, её освящение произошло в 1732 г.*

Но в силу удалённости от общерусских центров она получила формы предшествовавшей архитектурной эпохи – по типу композиции, по приёмам декора её, скорее, можно датировать рубежом XVII–XVIII вв. Фрагментарно сохранились росписи 1857 г.** в трапезной, четверике и апсиде церкви.

В настоящее время больничная палата занята Макарьевским почтовым отделением, её нижние окна ещё в XIX в. переделаны в прямоугольные. Четверик с апсидой в основных частях сохранились, но уничтожена глава, практически исчезли кровли, растёсаны оконные четверти на южном фасаде и апсиде, растёсаны окно и дверь в четверике на северном фасаде; эта часть здания используется под сараи нынешними обитателями братских и настоятель ских келий. Что касается трапезной и сеней – они пребывают в руинах. Почти совершенно разрушена южная стена, более чем наполовину обрушен свод трапезной, отсутствует свод над сенями (он был разобран ещё в XIX в. и тогда же заменён на плоское перекрытие – но не сохранилось и оно). В лучшем состоянии северная стена. Однако и здесь растёсаны оконные проёмы, пробито добавочное окно в трапезной, в сенях на месте дверей сделан огром ный проём, наподобие ворот. Полы в этой части здания покрыты толстым слоем земли и кирпичного щебня. Обрушение сводов произошло в начале 60-х годов нашего века, после того как была разрушена кровля. Состояние Успенской церкви настолько катастрофично, что всякое дальнейшее промедление в её консервации может привести к её полной гибели. Между тем её роль в ансамбле как объёмного компонента и высотного ориентира чрезвычайно велика, да и как индивидуальное творение русского зодчества она представляет большую ценность.

Пояснительная записка к проекту восстановления церкви. Текст датирован 1973 г. // Архив ОАО «Костромареставрация ». Публикуется впервые. (Прим. ред.)

* Известия Императорской археологической комиссии. Вып. 31. СПб., 1909, стр. 215.

** ГАКО, ф. 1486, оп. 1, т. 1, ед. хр. 76, лл. 607– 609, 611, 612.

Учитывая это, Костромская специальная научно- реставрационная производственная мастерская в октябре 1972 г. провела детальные обмеры руинированных частей Успенской церкви и, параллельно с ними, натурные исследования здания, с целью определения форм утраченных элементов. Из-за отсутс твия рабочих не удалось точно установить отметку полов в трапезной, сенях и собственно церкви; это возможно сделать при закладке шурфов. Пока же удалось определить отметки порогов дверей из сеней в трапезную и из трапезной в четверик. Поэтому предлагаемый проект восстановления церкви неиз бежно грешит некоторыми неточностями, которые могут быть исправлены в ходе строительных работ и параллельных им дополнительных исследований.

Из старых изображений Успенской церкви сохранилась единственная фотография 1908 г., фиксирующая её вид с южной стороны. Церковь на ней имеет железную кровлю, железом покрыты четверик и оба восьмерика, железом, в чешую, покрыта глава церкви. Хорошо видна южная, ныне исчезнувшая, стена трапезной с двумя разнотипными окнами и дверью между ними. Старые проёмы в южной стене сеней заложены, взамен их под самым карнизом устроено прямоугольное окно (очевидно, после уда ления свода над сенями).

При обследовании западной стены четверика найдена борозда от примыкания железной кровли, коньком врезающаяся в венчающий карниз. Это обстоятельство, а также то соображение, что в начале XVIII в. церковь вряд ли могла иметь железную кровлю (крупнейший монастырь Костромского края – Ипатьевский, – и тот пребывал в это время в крайней бедности), позволяют предположить, что перво начальной кровлей Успенской церкви МакарьевоУнженского монастыря была деревянная; деревянной, лемеховой, могла быть и глава церкви, де ревянным мог быть её крест.

На фотографии видна деформация южной стены трапезной, происшедшая, очевидно, из-за дефектов фундамента. Обмерами установлен значительный перепад в отметках венчающего южного стену карниза, с понижением в сторону больничной палаты. Между тем последняя находится в удовлетворитель ном конструктивном состоянии. Поэтому при воссо здании южной стены (сеней и трапезной) карниз придётся искусственно наклонить, сохранив его крайние отметки.

При обследовании найдено устье дымовой тру бы в виде небольшой арки, выложенное в толще се веро- западного участка свода над трапезной. Это подтверждает существование в этом углу помещения печи. По аналогии с Братским и Настоятельским корпусами Ипатьевского монастыря и многими другими зданиями XVI–XVII вв. в смежной с печью стене, отделяющей трапезную от сеней, запроектирован сквозной арочный проём как устье печи (топка из се ней) на месте пробитого позже дверного проёма. Оконный проём, устроенный в северной стене трапезной и располагающийся точно над отверстием в своде, лишён каких-либо следов существовавшего здесь раннего проёма; поэтому в проекте он закладывается. Все другие проёмы в трапезной восста навливаются исходя из натурных остатков с привле чением данных фотографии и аналогов из соседних культовых построек монастыря (последнее относится к окнам в северной стене сеней, трапезной и четве рика). Сравнительно хорошую сохранность имеет

первоначальная дверь в стене между трапезной и сенями, с отпечатком дверной колоды (Д-3); здесь разрушены сводчатые перемычки, но пяты и начало перемычек существуют. Сохранился и западный от кос двери трапезной, в её южной стене (Д-2); и здесь можно видеть след деревянной закладной коробки. Подобным образом была устроена дверь в северной стене четверика (Д-4).

Иным было устройство южной двери в сенях (Д-1). Сохранилась нижняя часть её откоса (восточного). Судя по ней, дверной проём не имел коробки, дверное полотно, открывавшееся внутрь помещения, кре пилось на петлях – указание на то, что сени не ота пливались. В северной стене сеней, в её западной части, сохранились остатки первоначального окна (О-3), восточный внутренний откос и часть окружавшего окно наличника в виде тесаного полувала; оконная четверть не сохранилась, но, судя по следам, была глубиной в кирпич, т. е. в 30 см (размер кирпича, применённого во всем здании, 30 х 16 х 8 см). Такой же глубины были четверти в прочих окнах трапезной и сеней. К востоку от окна, как сказано выше, пробит большой дверной проём. Он настолько велик, что найти какие-либо следы предшествовав шего ему проёма, если он был, не представляется возможным. Таким же белым пятном является западный участок южной стены сеней (сейчас она отсут ствует начисто), а фотография 1908 г. изображает её в уже переделанном виде (к тому же на снимке этот участок полуприкрыт листвой впереди стоящего дерева). Поэтому при составлении проекта мы были вынуждены пойти на докомпоновку, прибегнув к аналогу. Таким аналогом были избраны братские кельи Ипатьевского монастыря, точнее, его нижний этаж, датируемый серединой XVI в. Опасения насчёт вну шительности временнoго интервала между этими постройками в какой-то степени смягчались учётом провинциальной консервативности строителей Успенской церкви, да и натурные следы невольно указывали на допустимость такой общности. В сенях братских келий, имеющих такую же конфигурацию, так же ориентированных по странам света, имеющих то же перекрытие в виде цилиндрического свода, в двух противостоящих торцевых стенах имеется по двери, как и в Успенской церкви, сдвинутых к восто ку. Одна из дверей ведёт на главный двор, вторая в засенье, где, между прочим, хранились дрова. В Успенской церкви на месте вторых дверей зияет дыра позднего проёма. В Братском корпусе в южной стене, рядом с дверью, размещается окно, во всём подобное окнам соседней кельи; в северной стене окна нет. В Успенской церкви на месте предполагае мого окна, выходившего на юг, стена отсутствует вовсе, зато на северной сохранились его явственные следы. Нам представлялось невероятным, что строители, делая окно в северной стене сеней, могли не сделать того же и в южной, где условия освещённости несравненно лучше; кроме того, выбирая место для окон, старые мастера обычно предпочитали главный лицевой фасад, нежели фасад, об ращённый в засенье; и если на заднем фасаде окно всё же было сделано, то тем более оно должно было существовать на южном, обращённом на парадный двор монастыря. Поэтому в проекте сени имеют двое наружных дверей и два окна. Южное окно по вторяет соседнее окно трапезной (О-1). Ширина и высота дверей в сени взята произвольно, исходя из средних габаритов дверей в зданиях XVII в. (Ипатьевский монастырь). Они будут уточнены при дополнительных исследованиях. Что касается свода над сенями, его следы хорошо просматриваются на внутренней поверхности их северной стены.

Окна и дверь в южной стене трапезной (О-1, О-2, Д-2) запроектированы по данным фотографии и с учётом натурных следов. Окно в северной стене трапезной (О-4) однотипно с северными окнами сеней и четверика, но его высота откорректирована исходя из остатков внутренних частей. Северное окно четве рика (О-5) определено в своей фасадной части, внутренняя часть окна пока не доступна к обследованию. Нуждается в уточнении ширина соседней с ним двери (Д-4). Все эти работы осуществимы после освобождения здания. Наиболее простым будет восстановление южных окон четверика и алтарной части – здесь нужно восстановить четверти и решётки. Решётки, кстати, должны быть во всех окнах здания. Не исследовано ещё основание срубленного барабана главы, её сечение в проекте дано условно.

Таким образом, проект не претендует на исчер пывающую аргументированность и в некоторых своих частях должен рассматриваться как эскизный. Он будет уточняться в ходе работы.

Восстановительные работы должны начаться с возведения южной стены трапезной и сеней. Но перед этим необходимо исследование фундамента под нею и его исправление. Для кладки вновь возво

димых частей весьма желателен красный большемерный кирпич соответствующих размеров, но, даже при вынужденном допуске замены материала в основных конструкциях (фасады идут под обмазку, внутренние поверхности покрываются тонкой штука турной затиркой), непременным условием работ должно быть выполнение из большемерного кирпича всей цокольной части (с устройством горизонталь ной гидроизоляции в её основании), всех оконных и дверных проёмов, включая наличники окон, венчающих карнизов. Из большемерного кирпича выполняе тся барабан главы над четвериком. Вокруг всего здания снимается грунт до первоначальной отметки и устраивается отмостка из асфальтовой плитки, с уклоном в сторону от здания, с устройством водо поглощающих колодцев и одернованных откосов. Кровли на здании запроектированы тесовые, с копьевидными окончаниями тесин покрывающего слоя. Как вариант над трапезной, сенями и апсидой допустима комбинированная кровля – из одного слоя те син с резными окончаниями и покрывающего их кровельного железа, окрашенного в серый тон. Маковица главы, как сказано выше, покрывается осиновым лемехом по деревянным кружалам и обрешётке, крест делается из дерева. Возможен и другой вариант: крест и яблоко под ним сделать металлическими, золочёными – так, как сделано на восточных воротах Ризоположенского монастыря в Суздале (XVIII в.).

Внутри трапезной и по контуру её стен восста навливаются железные связи. Заблаговременно за готавливаются и заделываются в кладку дверные колоды (там, где это нужно) с деревянными дверями на шпонках. Оконные переплёты, из теплотехнических соображений, должны иметь двойное остекление.

Вопрос с устройством внутренних полов до про ведения исследований остаётся открытым. Однако в сенях и трапезной они, скорее всего, были дере вянными, что и показано в проекте. Отопление в обоих названных помещениях печное. Предлагаемый дымник, его формы заимствованы из Ростовского кремля.

БРАТСКИЕ КЕЛЬИ МАКАРИЕВО-УНЖЕНСКОГО МОНАСТЫРЯ. НЕКОТОРЫЕ СООБРАЖЕНИЯ ПО ИХ КОНСЕРВАЦИИ

Двухэтажные Братские кельи, непосредственно связанные с Кельями настоятеля, располагаются в северной части монастырского двора и вместе с больничной Успенской церковью формируют север ную линию его обстройки. Непосредственно за зда нием проходит монастырская стена, к нашему времени частично восстановленная, и глубокий овраг, устьем обращённый к реке Унже. К югу от Келий – обширная монастырская площадь, с Никольскою церковью и Троицким собором по сторонам, простирающаяся до южной монастырской стены. Общий уклон рельефа, сейчас снивелированный, направ лен в сторону Келий. Подобно всем монастырским зданиям XVII–XVIII века, и Братские и Настоятель ские кельи имеют вокруг себя значительный культурный слой.

Вследствие уклона рельефа подземные ключи (об их присутствии свидетельствует Макарьевская часовня, питаемая водами, текущими из недр монастырского холма) неуклонно направляются в низину северного оврага. Следуя туда, они наталкиваются на своеобразную плотину в виде фундаментов ке лий. При этом основной удар подземных вод, дополнительно питаемых за счёт дождевых осадков с площади двора, приходится на Братские кельи, как наи более открытые.

По планировочной структуре и Братские и На стоятельские кельи состоят из внешних, параллель ных стен, соединённых поперечными капитальными перегородками, делящими здание на ряд секций. Нижние этажи сохранили своды; вверху, в результате перестроек начала XIX века, они заменены на плос кие деревянные перекрытия.

Текст датирован 17 октября 1998 г. // Архив автора. Публикуется впервые. (Прим. ред.)

Следует особо отметить: ни Братские, ни Настоятельские кельи никем никогда не исследовались, хотя уже первый взгляд убеждает, что мы име ем дело с незаурядными памятниками русской гражданской архитектуры допетровского времени. Понимание этого, чувство ответственности перед историей должны сопутствовать любого рода строительным работам на этих зданиях. Изучить их, под готовить проект их реставрации – наш прямой долг.

Давно замечено, что северная стена Братских келий отклоняется наружу. Это особенно ощутимо в уровне второго этажа – по разрыву внутренних по перечных стен. До возвращений монастырского комплекса Костромской епархии это не предавалось огласке. Однако за последние годы темп и размеры деформаций древнего здания поневоле вызывают тревогу. Деструктивные процессы усилились особенно в нынешнее дождливое лето. Северная стена Братских келий близка к обрушению. Что делать?

Обратимся к первопричинам. Предполагаю, главная причина деформаций Братских келий в воздействии на его основание подземных потоков (пока нами не изученных), подпитываемых дополнительно сезонными дождевыми осадками. Очевидно, подземные воды, беспрепятственно проходя через основа ние южной стены здания (она стоит прямо, хотя и намокла в основании), скапливаются в пространстве между северной и южной стенами, превращая их в своего рода водонакопитель. Отсюда сырость нижних помещений. Часть скопившейся влаги уходит сквозь промоины в основании северной стены, основная же часть размывает основание по всей длине корпуса.

Это рабочая гипотеза. Проверить её истинность можно раскопками – обнажением фундаментов южной и северной стен здания и освобождением от земли подполья.

Последовательность предполагаемых консервационных работ

1. Не дожидаясь укрепления фундамента, в уровнях чердачного и междуэтажных перекрытий установить поперечные стальные связи в виде стальных полос (с натяжными муфтами), крепящихся на болтах к швеллерам вдоль фасадов здания. Швеллеры должны быть утоплены от фасадных плоскостей в борозды глубиной 17 см. При опреде лении высотных отметок швеллеров следует избегать их попадания на декоративные пояса на фаса дах. Внутренние тяжи должны проходить вдоль по перечных стен, с интервалом – через секцию. 2. После стабилизации конструкций приступить к укреплению основания северной стены. Для этого под наблюдением представителей археологических служб (Костромской НПЦ) сделать, захватками по 2 м, траншею вдоль северного фасада, до основания фундамента. После вычинки фундамента, в пределах захватки, заполнить траншею мятой утрамбованной глиной и лишь затем переходить к следующей захватке. При установлении отметки грунта у основания стены и будущей отмостки иметь в виду, что она не должна превышать отметку верха фундамента. После окончания работ сделать бетонную отмостку вдоль фасада. Поскольку уровень новой отмостки будет ниже существующего уровня земли в засенье, произвести снятие культурного слоя, вплоть до монастырской стены. Понадобится проект вертикальной планировки.

3. Аналогичные работы по южной стене корпуса. Особенностью здесь будет то, что для гидрозащиты фундамента придётся сделать бетонную рубашку по его наружной поверхности, с применением опалубки. После затвердения бетона опалубку разобрать, поверхность его в два приёма покрыть го рячим битумом на солярке. Подготовить проект вертикальной планировки территории вдоль южного фасада здания.

4. Над частью Братских келий, не переданной пока епархии, отсутствует кровля. Обратиться в местный горкомхоз с просьбой о восстановлении кровли. Все намеченные работы проводить под постоянным контролем епархиального архитектора.

Трапезная и Братский (ныне Сестринский) корпус Макарьево-Унженского монастыря. Фото апреля 2011 г.

НЕКОТОРЫЕ СООБРАЖЕНИЯ К ВОССТАНОВЛЕНИЮ КАЛОРИФЕРНОЙ СИСТЕМЫ ОТОПЛЕНИЯ в ХРАМЕ ПРЕПОДОБНОГО МАКАРИЯ МАКАРИЕВО-УНЖЕНСКОГО МОНАСТЫРЯ

Построенный как холодный во второй половине XVII века, храм преподобного Макария в начале XIX века с западной стороны получил одноэтажную, перекрытую сводами пристройку. Она состояла из двух частей – прямоугольной двухэтажной трапез ной, примыкающей непосредственно к четверику, и смежного, к западу, притвора, имеющего трапециевидный план. Южная сторона его, разрывая мона стырскую ограду, обращена к долине реки Унжи. Оба помещения пристройки имели калориферное отопление, остатки системы которого хорошо сохранились в их подвалах.

15 июня 1998 года референт Костромской епар хии Шихов А.В. и епархиальный архитектор Васи льев Л.С. обследовали подвалы и сделали предва рительные обмеры их планировки. Выяснено, что калориферная печь размещалась под трапезной. Устье печи выходило в небольшой подвал под притвором; отсюда же вела дверь наружу (в западной стене). С фасада этот вход отмечен небольшим каменным тамбуром, с лестницей вниз. Тамбур хорошо виден на фотоснимке начала этого века.

Воздуховодные каналы и дымоходы хорошо сохранились, и, хотя частично полузасыпаны, легко могут быть приведены в действие.

Есть реальная возможность восстановить бы

лую систему отопления – весьма эффективную и экономичную.

Попутно отмечено: в основании северной сте ны трапезной, под отмосткой из бетонных плит, образовалась промоина, через которую ливневые воды периодически поступают в подвальное помещение. Совершенно очевидно, что каменная кладка в этом месте разрушена. Считаем настоятельно необходимым срочно восстановить этот участок стены, на полную её толщину. Работы следует вести и снаружи, выкопав соответствующего размера шурф, и изнутри подвала.

Полы обоих подвалов покрыты слоем земли и мусора. Работы по их очистке предлагается вести по двум направлениям: мусор из подтрапезного подва ла удалять через люк в полу трапезной; мусор из по мещения под притвором – через дверь в западной стене, к восстановлению которой (и тамбура при ней) надо приступать в первую очередь.

Следует осушить подвальные помещения, наладить в них систему вентиляции. В двух подвальных окнах, выходящих на юг, нужны защитные решётки.

Референт Костромской епархии Шихов А.В.

Епархиальный архитектор Васильев Л.С.

Текст датирован 15 июня 1998 г., написан рукой Л. С. Васильева. // Архив Л. С. Васильева. Публикуется впервые. (Прим. ред.)

СОБОРНЫЙ ХРАМ ТИХВИНСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ (СОБОР АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО) в г. МАКАРЬЕВЕ


Строительство Тихвинского собора (Собора Александра Невского) на центральной площади города Макарьева. Фото 1900-х гг.

Храм Александра Невского (1906 г.) занимает ключевое место в планировочной структуре Макарьева, старого русского города, возникшего у стен Макарьево-Унженского монастыря. Монастырь тесно связан с именем Михаила Фёдоровича Романова и пользовался вниманием и покровительством первого царя из династии Романовых.

Планировка Макарьева напоминает планировку Костромы – в конце XVIII в. данная планировка была разработана в С.-Петербурге и утверждена Екатери ной II для десятков городов России.

Структура планировки – веерообразная. Центр её – обширная, вытянутая с севера на юг прямо угольная площадь. В северной её половине, куда сбегаются лучи радиальных улиц, стоит Александровский собор. Южная половина площади отводилась под торговлю. С начала XIX в. здесь распола гался каменный Гостиный двор с аркадами по внешнему контуру. По непонятной причине в советские годы он был сломан; сейчас здесь сквер из акаций с крошечной фигурой В. И. Ленина в центре.

Говорить о соборе Александра Невского (Тих винском соборе), дать ему объективную оценку – чрезвычайно трудно. Это массивное, прямоугольное в плане, краснокирпичное здание (29 х 29 м – в основных габаритах, 9 м – крыльцо с западным при твором). В основании четырёхстолпного четверика и притвора – подвал. Из пяти глав, венчавших основной объём, сохранился только средний световой ба

рабан в 8 граней. Угловые восьмигранные барабаны разобраны. Из них – два западных служили колокольнями (см. снимок 1904 года). Два восточных барабана, внешне идентичные западным, были поставлены на глухом своде над четвериком и выполняли, по-видимому, чисто декоративную роль (случай необъяснимый). Храм завершали пять восьмигранных шатров, раскрашенных в мелкую шашку, и тяжеловесные луковичные маковицы с крестами.

Нелепость силуэта здания, с широко расстав ленными шатрами, была очевидна, свидетельствова ла о полной профессиональной несостоятельности авторов. Досаднее всего, что сей новоиспечённый «шедевр» соседствовал с первоклассным архитек турным ансамблем древнего Макарьево-Унженского монастыря.

Очевидно, на рубеже 1920–1930 годов храм за крыли; позже в нём разместили кинотеатр и сопутствующие «очаги культуры».

В конце 2007 года Костромская епархия присту пила к возрождению храма. Автор проекта его реконструкции – А. П. Нечаев, который разрабатывает проект воссоздания храма на 1908 год, в точном со ответствии со снимком той поры. Епархиальный ар хитектор Л. С. Васильев, убеждённый в недопусти мости возврата к низкопробному облику позорящего Макарьев церковного здания, предлагает два варианта: 1) храм с лёгкими серебристыми шатрами; 2) храм с пологими куполами.

Неоконченная пояснительная записка к проекту восстановления. Текст датируется 9 апреля 2008 г. // Архив А. П. Нечаева. Публикуется впервые. (Прим. ред.)

Соборный храм Тихвинской иконы Божией матери (собор Александра Невского) в г. Макарьеве


Варианты воссоздания Тихвинского собора в г. Макарьеве. Автор – Л. С. Васильев. 2008 г.

Компьютерная обработка А. П. Нечаева

< ЦЕРКОВЬ ВОСКРЕСЕНИЯ НА ДЕБРЕ ... ... НИКОЛЬСКАЯ НАДВРАТНАЯ ЦЕРКОВЬ АВРААМИЕВО-ГОРОДЕЦКОГО МОНАСТЫРЯ >