КОСТРОМСКАЯ ОБЛАСТЬ

НИКОЛЬСКАЯ НАДВРАТНАЯ ЦЕРКОВЬ АВРААМИЕВО-ГОРОДЕЦКОГО МОНАСТЫРЯ


Авраамиево-Городецкий монастырь г. Чухломы. Никольская церковь (вид с юго-востока). Фото В. Кларка. 1908 г.

Первое доступное нам упоминание о Никольской церкви Авраамиево-Городецкого монастыря относится к 1650 г. и содержится в надписи на одном из двух Евангелий, хранившихся в монастырской ризнице: «159 (1650) года, сентября в 20 день, положил сию книгу Евангелие напрестолное вкладчик Тарх, Никифоров сын, уставщик, в дом Пречистые Богородицы Покрову и Чудотворцу Аврамию, в Городецкой монастырь, и положил на престол Николе Чудотворцу в новую церковь, что на святых воротах, в каменную церковь, при келаре старце Аврамие Пименове»*.

Никольская церковь на Святых воротах представляет собой двухэтажное кирпичное здание, стоящее вдоль западного склона монастырского холма; имеет внизу два разновеликих арочных проезда и примыкающую к ним с юга келью; наверху – собственно помещение церкви, перекрытое сомкнутым сводом с распалубками (северная часть её со скошенными по углам стенами занималась алтарями), и небольшая трапезная под цилиндрическим сводом с распалубками, отделённая от неё стеной с тремя арочными дверями; трапезная располагается с юга от церкви, над кельей нижнего этажа, и имеет наружу, на восток, внутрь двора, хорошо сохранившийся арочный дверной проём со следами закладной коробки. Междуэтажное перекрытие над трапезной с самого начала было плоским деревянным.

Церковь и трапезная были холодными; отапливалась лишь нижняя келья. Выложенный в коренной внутренней стене дымоход вместе с его устьем, в виде арочной ниши, хорошо сохранился. Вторая печь, поздняя, была устроена в юго-восточном углу трапезной на двух диагональных железных связях, пропущенных в толще междуэтажного перекрытия; дымоход к ней прорублен в восточной стене трапезной.

Пояснительная записка к проекту восстановления Никольской церкви Авраамиево-Городецкого монастыря. Текст датирован 9 января 1972 г. // Архив ОАО «Костромареставрация». Публикуется впервые. (Прим. ред.)

* Прилуцкий Д. Ф. Историческое описание Городецкого Авраамиева монастыря в Костромской губернии. СПб., 1861, стр. 14.

Извне здание имеет цоколь, промежуточный и венчающий карнизы; два нижних – с поребриком, верхний имеет фриз из квадратных неполивных керамических плит с однотипным выпуклым орнаментом. По вертикали стены расчленены плоскими лопатками, крепящимися в карнизах. Наибольшую ширину они имеют в нижнем этаже; над арками проездов, в основании промежуточного карниза, их соединяют полки прямоугольного сечения высотою в два кирпича, на одной из лопаток, на западном фа саде, между проездными арками – прямоугольный киот в обрамлении полувала. В верхнем этаже широкие лопатки отмечают углы и места примыкания внутренней капитальной стены; простенки между окнами и углы гранёной апсиды имеют пилястры меньшей ширины.

Окна второго этажа имеют внутренние откосы с рассветом, перекрытые коробовыми сводиками, закладные коробки (поздние, сложенные при разборке прежних четвертей) и наличники в виде прямоугольной рамы из двух профилей – наружного полувала и внутреннего четвертного (последний сохранился на двух алтарных окнах, с севера). Все окна церкви, по мимо этого, имеют изнутри подоконные амбразуры.

В интерьер церкви выходили железные связи, в уровне пят распалубок; сейчас они вырезаны. Большой проём, пробитый в южной стене трапезной (при этом частично обнажилась внутренняя железная связь), сделан на месте раннего, меньшего проёма; цилиндрический свод трапезы имеет в этом месте большую распалубку.

Три окна нижней кельи сохранили внутренние боковые откосы, но внутренние перемычки над ними и все наружные части в их первоначальном виде уничтожены в XIX в. – окна растёсаны до прямоугольных.

Сейчас здание заброшено, лишено кровли, оконных и дверных заполнений; в южной, торцовой стене зияют провалы варварски сделанных проёмов, значительно утрачен венчающий карниз, утрачено завершение – двухъярусное кирпичное, в виде восьмерика на четверике, с кирпичной маковицей на гранёном барабане и кованым железным крестом на яблоке. Здание лишено присмотра и постепенно разбирается на кирпич местными жителями.

Возвращаясь к истории памятника, обратимся к самому раннему известному нам документу, касающемуся построек Авраамиево-Городецкого монастыря – Галичским писцовым книгам письма и меры князя Никофора Мещерского, Никиты Беклемишева и подьячего Феоктиста Тихомирова, составленным в 1627–1635 гг., выписки из которых приведены в книге Д. Ф. Прилуцкого: «<...> а на монастыре церковь каменная, Покров Пречистыя Богородицы, да в пределе Илья Пророк, да церковь Рождество Христово древяна, да на монастыре же келья игуменская, келья келарня, келья казенная, пять келий братских, келья хлебная, келья гостинная <...>»*. Опись не упоминает Никольской церкви. Следовательно, она могла появиться в интервале 1635– 1650 гг., скорее, в конце 40-х годов XVII в., т. к. в вышеупомянутой надписи на Евангелии церковь Никольская названа новою.

С другой стороны, в «Книге данных галицких» от 1628 г., приводимых в «Материалах для истории г. Чухломы и рода костромичей Июдиных (1613– 1895)» Г. В. Юдина (Красноярск, 1902, т. 1) в связи с налогообложением Городецкого монастыря, наряду с соборной церковью Покрова Богородицы названа церковь Николая Чудотворца (стр. 86).

Возможно, мы имеем здесь дело с деревянной Никольской церковью, предшествующей каменной.

Как явствуют следы на фасаде, на месте юго-западного окна церкви первоначально была дверь. Полустёсанное завершение её наличника, в виде фронтона, врезается в венчающий карниз. Южная граница наличника, в виде сквозного шва, опускается до промежуточного карниза – сделанное на этом месте окно не имеет никакого обрамления и могло, судя по формам, появиться в первой половине прошлого века.

В 1725 г. церковь освящена вновь**.

Чем это было вызвано, предшествовали ли этому переделки здания – сказать трудно. Некоторая разностильность верхнего и нижнего этажей позволяет предполагать, что церковь и трапезная могли быть в это время коренным образом переделаны. В 1804–1807 гг. церковь, как сказано в книге Д. Ф. Прилуцкого, была «исправлена, перекрыта и украшена новым иконостасом» (стр. 17). Какого рода были эти «исправления» – неизвестно. Возможно, были переделаны оконные четверти и сделаны внутренние штукатурные работы.

Состояние Никольской церкви в начале 30-х гг. XIX в. фиксирует план монастыря, хранящийся в Чухломском музее. Особенностью приведённого в нём плана 2 этажа является устройство входа не с востока, а с юга и отсутствие лестницы в ней.


* Прилуцкий Д. Ф. Указ. соч., стр. 13.

** ЦГАДА, ф. 235, оп. 1., ч. 1-я, ед. хр. 1016.

Первое известное нам графическое изображение Никольской церкви приведено в журнале «Живописный сборник» (№№ 1, 2, СПб, 1858 г.) – в статье С. В. Максимова «Авраамиев Городецкий монастырь в г. Чухломе». Это гравированный рисунок с натуры К. О. Красовского с видом монастыря с северозапада, сделанный им в 1849 г. Стоящая на перед нем плане Никольская церковь ещё не имеет пристройки с юга, её вид соответствует более поздним (1908 г.) фотографиям В. Кларка – за исключением арочных проёмов Святых ворот (заложенных – на поздней фотографии), каменного двухэтажного корпуса, примкнувшего к древнему зданию с юга, и конька кровли, продолжающегося (как показано на рисунке 1849 г.) несколько к северу от венчающего церковь завершения и отсутствующего на фотографии (форма кровли изменена при расширении здания к югу, происшедшем, скорее всего, в 60-е гг. XIX в., в период больших реконструктивных работ в монастыре; тогда же кровля, взамен тёса, была покрыта железом).

Вот что сказано о той церкви в книге Д. Ф. Прилуцкого (стр. 22): «На западной стороне ограды над святыми вратами каменный же трехэтажный (очевидно, описка. – Л. В.) храм во имя Николая Чудотворца с приделом Великомученицы Параскевы и трапезою, четвероугольный, об одной главе, покрытый, кроме сей последней, тесом. Пол в алтарях и церкви кирпичный, а в трапезе деревянный. Иконостасы об одном ярусе, столярной работы, с резьбою, вызолоченною по гульфарбе двойником, соединены между со бою по прямой линии; царские врата столярныя, вызолоченныя. Стены алтарей и храма убраны лепною работою по штукатурке. Св. иконы письма не древняго. Внизу под сею церковию, кроме св. ворот, устроены две кельи с коридором». (Очевидно, нижняя келья была перегорожена надвое коридором.)

В 60-х годах XIX в., со строительством коло кольни и устройством под нею нового главного въезда в монастырь, Святые ворота закладываются с обеих сторон и обращаются в добавочные помещения; с востока нижний этаж засыпают землёй, в уровень с монастырским двором.

После упразднения Авраамиево-Городецкого монастыря в 1929 г. здание Никольской церкви использовалось частью под сельмаг, частью под столовую. Внутреннее убранство церкви было уничтожено, крест с маковицы сорван. Наконец, в пожар начала 60-х годов здание лишилось кровли и началось его разрушение: разобрано кирпичное завершение, выломаны полы и заполнения проёмов, разобрана пристройка 60-х годов XIX в., разбираются стены самогo древнего здания.

В сентябре 1970 г. Никольская церковь обмере на и обследована Костромской СНРПМ; вслед за этим составлен проект реставрации здания.

Настоящим проектом предусматривается возможно полное восстановление здания в его первоначальном виде: заделка поздних проёмов, восстановление оконных четвертей, вычинка стен и карнизов, восстановление вырезанных железных связей в церкви, восстановление кирпичного завершения с маковицей и крестом, восстановление кровли и междуэтажного перекрытия в южной части здания. Восстанавливается выходящий на запад дверной проём из церкви и наличник вокруг него. Проект составлялся до проведения зондажей, а посему неизбежно должен носить в некоторых частях эскизный характер. Так, весьма приближённо показаны на проекте окна кельи нижнего этажа, в значительной степени по аналогии решены оконные четверти в церкви. Но совершенная необходимость скорейшего начала восстановительных работ и отсутствие пока там рабочих, способных делать зондаж, побуждает к немедленному составлению проекта. Все необходимые уточнения будут сделаны параллельно с основными строительными работами.

К моменту обмеров венчающее здание ступенчатое завершение с главкой отсутствовало; проект его восстановления сделан по фотографиям В. Кларка. Корректировка его основных членений должна быть произведена на макете в натуральную величину. Это осуществимо в ходе работ. Безусловно, необходимо удаление земляной насыпи, скрывающей восточный фасад нижнего этажа, и открытие Святых ворот.

В какой-то мере проблематично помещение в

проекте окна во 2-м этаже на южном, торцевом фа саде здания, там, где сейчас зияет огромный арочный проём. Но наличие в восточной стене трапез ной, несомненно, первоначального дверного проёма, небольшие размеры трапезной, делают труднодопустимым существование в ней второй наружной двери: скорее, здесь было окно. На несомненное же существование здесь какого-то проёма указывает распалубка, врезающаяся в цилиндрический свод над трапезной.

Естественна необходимость восстановления наружной деревянной лестницы для попадания (после удаления у восточного фасада земляной насыпи) в трапезную.

Не исследованы откосы трёх арочных проёмов в стене, отделяющей трапезную от церкви. Скорее всего, они имели кирпичные четверти. Нужные для установления истины исследования поневоле ото двигаются до начала общевосстановительных работ.

Предлагается восстановить первоначальную для здания тесовую кровлю, с воссозданием её фор мы по рисунку 1849 г. (как вариант допустима и железная кровля). В четвертях церковных окон и в окнах трапезной запроектированы железные решётки, такие же должны быть в окнах кельи привратника, в нижнем этаже.

Согласно свидетельству Д. Ф. Прилуцкого, в трапезной восстанавливается тесовый пол, а в церкви – кирпичный.

Стены изнутри и снаружи обмазываются известью, маковица, обитая железом, окрашивается медянкой, крест и растяжки к нему (из-за соображений экономии) золотистой охрой. Оконные переплёты и дверные заполнения предлагается проморить и по крыть за два раза олифой.


Авраамиево-Городецкий монастырь, г. Чухлома (вид с северо-запада). Литография 2-й пол. XIX в. (Никольская церковь включена в монастырскую стену на переднем плане)

ПОКРОВСКАЯ ЦЕРКОВЬ АВРААМИЕВО-ГОРОДЕЦКОГО ПОКРОВСКОГО МОНАСТЫРЯ

Как ни парадоксально, но композиция Авраамиевого Городецкого монастыря, рельеф места, на котором он стоит, невольно напоминает афинский Акрополь.

Монастырь построен на северо-восточном берегу огромного Чухломского озера, на природном холме, круто спадающем к воде и значительно поднятом над бескрайней равниной полей и лесов, окружающих озеро. Подобно Акрополю, вход в ансамбль зданий находится на западном склоне холма. Это Святые ворота с надвратной Никольской церковью. Как и в Акрополе, главное культовое здание, Покровский храм, находится на южной бровке холма, на его наиболее высокой отметке, и воспринимается при взгляде от ворот в три четверти. Подобно Парфенону, в основании его лежит искусственная насыпь, расширившая верхнюю площадку холма к югу и сделавшая его скат почти отвесным. Разумеется, это случайное совпадение, но положение храма в ансамбле, как он был задуман и столетиями существовал, было исключительно эффектным. С юга его белые стены венчает поросший вековыми елями склон холма, от весной стеной встающий над озером – отсюда он кажется особенно неприступным; со стороны монастырского двора его силуэт рисуется на фоне безбрежной водной глади и по контрасту с её бесплотностью кажется скульптурно определённым и под чёркнуто материальным. Впрочем, с тех пор, как по соседству с ним в XIX в. появился новый храм, огромный по размерам и по безвкусице, древний Покровский собор сам, кажется, дематериализовался.

Покровский собор Авраамиевого Городецкого монастыря как каменное здание построен в 1606– 1631 гг.*.


Пояснительная записка к проекту восстановления Покровской церкви Авраамиево-Городецкого монастыря. Текст датирован 16 января 1972 г. // Архив ОАО «Костромареставрация». Публикуется впервые. (Прим. ред.)

* Прилуцкий Д. Ф. Историческое описание Городецкого Авраамиева монастыря в Костромской губернии. СПб., 1861, стр. 9.

Прежде здесь стоял деревянный одноимённый храм. Долгий срок строительства объяснялся, по-видимому, бедствиями польской интервенции и естественным обеднением монастыря. Задуманный, воз можно, в белом камне и начатый в нём, он был завершён в кирпиче.

Композиционно это был завершённый пятиглавием четверик с трёхчастным делением фасадов, с покрытием по фальшивым закомарам*.

С востока к четверику примыкала трёхчастная апсида, с севера – Ильинский придел с небольшой папертью, увенчанной небольшой колокольней под восьмигранным шатром, с ходом к ней по внутренней лестнице в северной стене четверика; второй шатёр был над алтарной апсидой придела; под папертью находился полуподвальный подклет. Крыльцо к паперти было с северной стороны. Как показало натурное обследование 1970 г., собор был двустолпным, с предалтарной стеной, смещённой внутрь четверика примерно на одну треть его глубины. Предалтарная стена, облегчённая двухъярусной трёхпролётной аркадой, двумя низкими арками, несущими восточную стену четверика, соединялась с внутренними стенами трёхчастной апсиды, отвечающими её входящим углам. Отрезки стен над этими арками, заключённые между восточной стеной четверика и предалтарной стеной, имели ещё один ярус сквозных арок, меньшего пролёта. По вертикали алтарная часть делилась на два яруса благодаря полатям по деревянным брусьям, устроенным в уровне основания второго яруса аркады в предалтарной стене. Сохранившиеся гнёзда от брусьев – первоначального происхождения. Алтари перекрывались тремя конхами. Алтарное пространство четверика сообщалось с алтарём придела пологим арочным проёмом; но вскоре, вследствие закладки его со стороны четверика, алтарь придела был обращён в аркосолий, здесь была установлена рака с мощами преподобного Авраамия. В паперть придела из четверика вёл портал. Второй портал с килевидным наличником находится напротив, в южной стене; третий, по-видимому, был в среднем прясле западного фасада. Алтарь освещался тремя узкими окнами, по одному в каждой из его трёх частей. В южной стене четверика, внизу, было два окна, подобных окнам алтаря – с двусторонним рассветом, арочными перемычками, без наличников, – по одному с каждой из сторон портала; окна второго света располагались на трёх сторонах четверика – три на южном, три на западном и одно на северном фасаде, в его крайнем к западу прясле. Эти окна двух типов: круглые по краям и повышенные, с арочной перемычкой в центре фасадов и окна с наличниками в виде плоской широкой четырёхугольной рамки со стрельчатым фронтоном. Над фронтонами и по сторонам их оснований размещались выпуклые ромбы, того же выноса, что и у наличников. Такие же ромбы украшают верхние части лопаток на фасадах четверика. В отличие от угловых лопаток, равношироких по всей высоте, средние из них внизу сужаются посредством двух уступов с каждой из двух сторон. Карниз, раскрепованный под ними, довольно сложен, он включает в себя два яруса поребрика, разделённых гладкими поясками, и венчающую часть из ступенчатых кронштейнов, поддерживающих массивную полку из двух рядов кирпича. Закомары мягкого коробового очертания, близкие к полукругу; средние закомары несколько шире угловых и имеют отличный от них профиль. Из пяти первоначальных глав сохранились две восточные. Они световые и обращены в алтарную часть четверика. Их круглые барабаны украшены плоскими аркатурами со щелевидными окнами между пилястр. Карнизы напоминают карниз четверика, но на северо-восточной главе только один ряд поребрика. Аркатурой на ступенчатых кронштейнах обработана верхняя часть алтарных апсид, над нею располагается пояс таких же кронштейнов, поддерживающих венчающую полку, украшенную сухариками.

Входящие углы апсиды отмечены прямоугольного сечения массивными лопатками.

Здание имеет фундамент из средней величины валунов, уложенных насухо. Поверх их, но ниже земляной отметки, устроен выравнивающий слой из двух рядов грубо отёсанного белого камня на известковом растворе. Цоколь белокаменный, гладко отёсанный; состоит из нижнего ряда с круто наклонённой плоскостью и полувала между двумя па латками. Поверх полувала идёт один ряд белого камня, выше кладка кирпичная. Размер кирпича четверика и апсиды 29(30) х 14(15) х 8.


* При обследовании внутренней, со стороны чердака, поверхности закомар (ставших ложными и залицованными с устройством сомкнутого свода над четвериком) рубленая поверхность отмечена на восточной закомаре. См. прилагаемую реконструкцию первоначального вида храма, составленную с учётом натурных следов и ближайшего аналога – Успенского собора Паисиева монастыря в г. Галиче, построенного вскоре после Покровского храма.

Архивные и прочие источники умалчивают о строителях Покровского храма. Однако сравнение его с известными атрибутированными постройками того времени, с какой-то степенью вероятности, позволяют назвать в качестве строителя его солигаличского мастера В. Д. Зубова, построившего в 1642 г. Духовскую церковь в Рязани. Вскоре после Покровского собора, рядом с ним, была построена каменная трёхшатровая церковь, чрезвычайно близкая рязанской. Пристрастие к шатровым композициям (в Покровском соборе – шатры над Ильинским приделом), такие особенности, как применение кирпичных ромбов в декорировании фасадов может быть свидетельством общности авторского почерка, проявившегося в этих столь удалённых друг от друга по стройках.

Как сказано выше, четверик первоначально был лишён трапезной, и его западная сторона оставалась открытой. Об этом свидетельствует совершен но не тронутый характер поверхности угловой, се верной лопатки на западном фасаде, по всей её вы соте. Впоследствии, когда трапезная была сделана, она была просто приложена к четверику без перевязки с её стенами. Стёска на внутреннем крае северной угловой лопатки западного фасада, в её нижней части, произведена именно в это время; остаток стуковой тяги наверху стёсанной части лопатки принадлежит к внутреннему карнизу трапезной.

В то же время северный край этой же лопатки, её нижняя часть, уширена влево и раньше непосредственно переходила в какой-то невысокий объём, стоявший у северо-западного угла храма, сделанный одновременно с ним – по-видимому, в паперть Ильинского придела. Сейчас северная сторона угловой лопатки в этом месте стёсана.

Вот что говорится о Покровском соборе в «Материалах по истории Костромской епархии» (выпуск 1, 1895 г.): «1701 год ноября 4 в Авраамьеве Городецком монастыре соборная церковь во имя Покрова Пресвятыя Богородицы каменная о 5 главах, средняя глава обита белым немецким железом, а 4 главы окожучены лемехами деревянными» (стр. 111); «у соборной церкви прикладен придел во имя св. пророка Илии каменной об одной главе шатровой» (стр. 112); «у соборной церкви и придела прикладена паперть каменная» (стр. 112); «у соборной церкви над папертью колокольня каменная шатровая об одной главе, на той колокольне 6 колоколов... а седьмой колокол взят к Москве на пушечной двор»(стр. 112). В 1765 г. собор выглядел несколько иначе: «<...> при ней придел по левую сторону с трапезою во имя Пророка Илии, под трапезою погреб каменной, а над трапезою колокольня <...>» (там же, стр. 117). Речь идёт, вероятно, о той одностолпной трапезной, возникшей на месте старой паперти у северо- западного угла четверика и зафиксированной на монастырском плане 30-х годов XIX в. и рисунке К. А. Красовского, выполненном в 1849 г. *.

Гравированный рисунок К. А. Красовского с видом монастыря с северо-запада содержится в статье С. В. Максимова «Авраамиев Городецкий монастырь в г. Чухломе», опубликованной в журнале «Живописный сборник», № 1–2, СПБ., 1858 г., стр. 22–25.

Где-то во второй половине XVIII в. был перестроен шатёр над приделом, получивший после этого вид восьмигранной ротонды под барочно выгнутым куполом и главкой, и переделаны окна второго света в четверике. Они были расширены и приобрели вид арочных проёмов, утопленных в прямоугольную нишу. Остались нетронутыми лишь восточное окно на южном фасаде и западное – на северном. Вскоре у западной стены была приложена трапезная, её трёхскатная кровля закрыла основания окон верхнего света, и они были заложены. Окна алтарной апсиды четверика, судя по форме их, растёсаны позднее, в начале XIX в.

Но главное, что произошло с Покровским собором, было полное изменение его системы перекрытия, связанное с уничтожением двух внутренних столбов, и замена системы крестовых сводов большим сомкнутым.

Время этой переделки неизвестно, но, скорее всего, это было начало второй половины XVIII в. И освобождение от столбов интерьера, расширение верхних окон, устройство пышного иконостаса представляются актом единой творческой воли. Другой версией в датировании существующего над четвери ком свода и венчающих его трёх глав – средней и двух западных – может быть предположение о появлении их в 40-е годы XIX в., одновременно с постройкой монастырской гостиницы (в основном разобрана в 60-х годах XX в.). Бросается в глаза сходство в обрамлении крайних окон на продольном фасаде гостиницы и окон средней главы Покровского храма. Для проверки этой гипотезы необходимо сравнение кирпича и раствора в обоих зданиях, что возможно лишь при устройстве лесов у храма.

Три древние главы – средняя и две западных, прежде выходящих в четверик, – были заменены новыми; новые западные главы, ставшие глухими, сместились к самой кромке четверика. Их декор, соответствуя новому времени, отличен от декора первоначальных глав. Внутри, в основании сомкнутого оштукатуренного свода, был сделан штукатурный, с сухариками, карниз.

* План Авраамиева Городецкого монастыря, хранящийся в краеведческом музее г. Чухломы.

В начале второй половины того же века, взамен старого, по-видимому тяблового, устроен новый иконостас, в стиле барокко.

О дальнейшей судьбе храма так говорится в работе Д. Ф. Прилуцкого (стр. 17): «<…> В 1814 г. пере крыт Покровский собор листовым железом; в 1816 г., вместо деревяннаго пола <…> сделан чугунный <…> ». Далее сообщается, что в 1848 г., «за ветхостью», сломана древняя каменная колокольня над приделом (стр. 19), а в 1857 г. и сам придел, а на его месте, по Высочайше утверждённому в 1851 г. плану, строится новый каменный трёхпрестольный храм во имя Умиления Божией Матери и преподобных Авраамия Городецкого и Сергия Радонежского (стр. 20). Этот храм, тоновский по духу, совершенно подавил древний Покровский собор, который с тех пор выглядит как скромный придел при нём.

Тогда же на четверике Покровского собора была повышена кровля, которая повторяла в общем куполообразное очертание предшествовавшей. (Кружала этой ранней кровли сохранились под поздней, с се верной стороны здания, обращённой к новому собору, откуда к ней был сделан скат).

После упразднения в 1929 г. монастыря храм постигла общая участь церковных зданий. Была сломана трапезная, выломан иконостас, а в четверике устроено тракторное депо. Арки в нижней части западной стены, пробитые ещё в XVIII в., были растёсаны для увеличения ширины проезда. По стенам пошли трещины. Наконец, в начале 60-х годов была насильственно обрушена вся западная стена четверика; при этом упало западное прясло южной стены, часть сомкнутого свода и юго-западная глава. Разрушены конхи над апсидами, на стенах их появились глубокие трещины. Сквозная трещина прошла вверх по восточному пряслу южной стены четверика. Покровский храм накануне своей гибели.

Обмер и предварительное исследование памятника произведены в сентябре 1970 г. Костромской специальной научно-реставрационной производственной мастерской. Вслед за этим составлен проект не отложных консервационно-восстановительных работ.

В силу катастрофического характера разрушений, для поддержания сводов неизбежно приходится возводить заново всю западную и часть южной стены четверика. При воссоздании окон в этих стенах, стоя перед дилеммой, какого времени восстанавливать окна, мы естественно склоняемся к первоначальной эпохе, тем более что формы этих древних окон ясны. Таким образом, консервационные работы могут и должны, как нам кажется, сопровождаться реставрационными. Исходя из этих соображений, составлен предлагаемый проект.

Ввиду невозможности восстановить первоначальный вид четверика в его полном объёме и отрешиться от перекрытия и глав XVIII в., мы избрали компромиссный путь, попытавшись в проекте применить четверик в его первозданном виде, с завершением XVII–XVIII вв. (ибо две восточные главы всё же XVII в.). Правда, древние окна второго света были уничтожены при переделке верха и в предлагаемом проектом сочетании никогда не существовали. Но нарушение исторической истины с лихвой окупается возрождением в первоначальном виде основных частей здания – четверика с его уникальными окнами.

Исходные данные для составления проекта в утраченных элементах фасада следующие.

Нижнее окно на южном фасаде, в его западном прясле, сделано на основе сохранившегося бокового откоса – по аналогии с целым окном, избегнувшим переделки, в восточном прясле. На западном фаса де нижних окон нет, функционально и композиционно они были бы лишними. Из верхних окон четверика нетронутым и доступным исследованию осталось одно – в восточном прясле южного фасада, с круглым отверстием и наличником в виде плоской прямоугольной рамки, её стрельчатым фронтоном, с ромбами по сторонам его основания и двумя ромбами над ним. В других местах окна растёсаны; но в западном прясле того же фасада сохранилась боковая часть такого же наличника и венчающие его ром бы; они позволяют утверждать, что боковые окна были одинаковы. От среднего окна, над южным пор талом, сохранились венчающие и боковые ромбы, фиксирующие основание фронтона. В отличие от боковых окон последние несколько подняты; предполагая, что подоконники всех окон имели общий уровень, получаем арочный проём с наличником того же типа, но уменьшенной высотой фронтона. Такую же картину имеем на западном фасаде, ныне почти уничтоженном, но зафиксированном на фотографии 1949 г. – круглые боковые окна и арочное среднее.

Портал западного фасада сделан по аналогии с южным, ибо находился в одинаковых с ним условиях восприятия.

По аналогии с нижними окнами четверика запроектированы окна алтарной части.

Проект представлен в двух вариантах: с кровлей на начало XIX в. – в виде купола и округлым покрытием апсид, и тесовой кровлей – над четвериком и алтарями. О том, что первоначально кровли, по крайней мере над апсидами, были тесовыми, свидетельствуют гнёзда от брёвен в пазухах конх на восточном фасаде четверика.

Утраченная юго-западная глава четверика воссоздаётся по аналогии с сохранившейся северозападной, с привлечением фотографий; утраченные кресты – по аналогии с сохранившимся на юго-восточной главе. Формы маковиц, по-видимому не менявшиеся с XVIII в., предлагаем сохранить.

Внутри собора восстанавливается проём в начале внутристенной лестницы (пролом в соседнюю церковь заделывается), частично раскрывается заложенное окно над ним. Восстанавливается и заделывается арка в северной стене алтарной части, восстанавливаются арки, соединяющие между собой три части алтарного помещения, железные связи в основании сомкнутого свода, конхи над алтарями, заделываются трещины в стенах с предварительным укреплением фундаментов под ними. Воссоздаются «полати» внутри алтарной части, со всходом по деревянной лестнице, штукатурка свода над четвериком и карниз в его основании. Полы запроектированы деревянные, исторически существовавшие. Предлагаем раскрыть двухъярусную аркаду предалтарной стены, предварительно сделав распалубку над средней аркой в основании сомкнутого свода над четвериком. Восстанавливается арочная перемычка в портале южной стены. Должны быть восстановлены подпорные стены у южного и восточного фасадов.

Готовые фасады белятся известью. Решётки окрашиваются свинцовым суриком, железные кровли и маковицы глав – медянкой, кресты глав – золоти стой охрой (в идеальном варианте кресты золотятся).

Авраамиево-Городецкий монастырь г. Чухломы. Покровский собор (вид с юго-востока). Фото В. Кларка. 1908 г.

Паисиев монастырь г. Галича. Успенский собор, взятый за ближайший аналог при разработке Л. С. Васильевым реконструкции Покровского собора в Чухломе (вид с запада). Фото 1962 г.

< МАКАРИЕВО-УНЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ. ... ... АНСАМБЛЬ НИКОЛЬСКОГО СТАРОТОРЖСКОГО МОНАСТЫРЯ в г. ГАЛИЧЕ >