Улица Островского

Начало вымощеной булыжником Мшанской улицы.
Мшанская ул.
Вид от Александровской часовни на церковь Ионна Предтечи и Петропавловскую церковь.

По-видимому, это древнейшая улица Костромы или во всяком случае одна из самых древних. Именно на ней на правом берегу реки Сулы был возобновлен после татаро-монгольского нашествия 1237—1238 гг. Первый Костромской кремль, за деревянными стенами которого стоял княжеский терем (в XIII в. Кострома была центром удельного княжества). По этой улице проходила «старая» дорога на Москву и в конце улицы близ церкви Козьмы и Демьяна вплоть до XIX в. располагалась Московская застава*. Поэтому и сама улица, в течение первых столетий своего существования именуемая «Мшанской», на генеральном плане 1784 года получила название «Московской» (впрочем, костромичи не забыли и ее первого имени **). После революции на планах города вместо Московской появилась новая улица Трудовой школы, поскольку на ней находилось несколько средних учебных заведений. Еще позднее ей присваивается имя А.Н.Островского — действительно, великий драматург, тесно связанный с Костромой, ездил по улице в Ипатьевский монастырь, о чем имеется запись в его дневнике 1848 года. Улица Островского, что является редкостью для Костромы, с XIII в. не меняла своего направления и имела нынешнюю, если не большую протяженность, т. мк. застраивалась и за ул.Терешковой. Правда, начало улицы — напротив Больших Мучных рядов — в XVII—XVIII вв. именовалось «Каменным рядом», а затем Петропавловским бульваром, включенным в состав улицы уже после революции. На его углу с улицей Молочная гора в 1800 году был возведен т.н. Хлебный корпус первоначально одноэтажный и с галереей. Со стороны Мшанской улицы с ним соседствовала церковь Иоанна Предтечи. В XVII в. деревянная («верх на каменное дело») церковь «За Сулой» — это название подчеркивает ее возникновение еще в то время, когда центр города обретался на правом берегу Сулы, — с 1762 года была заменена на каменную. Одноглавая и одноапсидная, она имела два придела в честь семи отроков ефесских и Параскевы Пятницы. Простояла церковь до 1920-х годов.

Мшанская ул.
Церковь Ионна Предтечи.

* В 1823 году по проекту Петра Фурсова два обелиска Московской заставы отстраиваются на набережной у Молочной горы.

** С конца XIX века Московская улица в Костроме подразумевается на правом берегу Волги.

Правее ее с конца XIX в. поднялось здание оригинальной формы, хотя и плохо гармонирующее с окружающей его тогдашней застройкой. Интересна история его возникновения. В 1882 году в Костроме открылась Комиссия по устройству народных чтений — в городском манеже на Полянской улице, вмещавшем до 150 человек, лекторы читали популярные брошюры, иллюстрируя показом «туманных картин». В 1886 году, после смерти А.Н.Островского, комиссия просит о разрешении на постройку здания читальни в память великого земляка-драматурга. Первый взнос на постройку сделал писатель А.А.Потехин, треть сборов в Костроме отчислил московский театр Корша. Проект здания бесплатно составил губернский инженер Э.Х.Тиден.

Народная читальня Островского
5 мая 1895. Закладка здания народной читальни А. Н. Островского. Фото Д. И. Пряничников.

Заведующим читальней был назначен костромской педагог Е.М.Микифоров, но закладка здания по разным причинам все оттягивалась. Между тем власти запретили устройство чтений в манеже, а затем распоряжением министра Делянова была закрыта и сама комиссия. Все собранные средства (5.300 руб.) передаются Микифорову, к постройке же смогли приступить только после спектакля Малого театра, давшего 600 рублей.

Место для читальни было выбрано на Петропавловском бульваре, а новый проект здания составил архитектор И.В.Брюханов. Открытие читальни состоялось 1 октября 1896 года в присутствии вдовы драматурга М.В.Островской и его близких. В уважение заслуг Е.М.Микифорова было решено установить в читальне мраморную доску с соответствующим текстом.

В 1898 году на пожертвованные меценатом А.А.Зотовым деньги там открылась общедоступная библиотека, и здание получило название «Народная библиотека-читальня им. А.Н.Островского». Возле нее предполагалось установить в будущем бюст драматурга.

В годы первой мировой войны читальню занимали сначала гауптвахта, а потом госпиталь. В 1918 году в ней разместился Театр студийных постановок, созданный выдающимся режиссером Алексеем Дмитриевичем Поповым,— среди актеров были в дальнейшем такие крупные деятели советской сцены, как В.П.Кожич, Б.М.Седой, С.С.Бирюков.

Нынешнее здание театра — результат недавней реконструкции. Первоначально оно было значительно меньше, с восемью окнами первого и четырьмя — второго этажей. Фасад расчленялся плоскими пилястрами, главный вход был в центре фасада, над ним — треугольный фронтон и по обе стороны от него прямоугольные кирпичные аттики.

Петропавловская Церковь
Церковь Петра и Павла за торговыми рядами на Мшанской улице

Библиотека-читальня была построена между двумя храмами — справа от нее стояла церковь Петра и Павла (снесена в начале 1930-х годов). Эта каменная церковь сооружена в 1787 году на месте древней деревянной. Пятиглавый трехэтажный (даже с балконом) храм и его четырехъярусная колокольня располагались на местности так, что не только вливались в ансамбль окружающей Мшанской улицы, но и эффектно «замкнули» створ Щемиловки — прием, характерный для старинных улиц Костромы вообще.

Сплошная застройка улицы Островского начинается с дома № 9. Каменный, двухэтажный и с антресолями, он выстроен в начале XIX в. купцами Балдиными, но лет через десять был перекуплен аптекарем-фармацевтом М.Ф.Эстлингом (или Геслингом), женатом на сестре известного костромского изобретателя и механика А.В.Красильникова. При нем рядом с домом появились каменные здания флигеля с мезонином и лабораторией. С середины XIX века дом перешел к сыну владельца провизору А.М.Геслингу. А от него — к купчихе Н.В.Логиновой, пристроившей в 1889 году к зданию крыльцо и, на углу, портик из четырех колонн, по определению искусствоведа В.Н.Иванова, «несколько гротескный». Последний хозяин дома действительный статский советник В.Н.Шильдкнехт запомнился костромичам тем, что вплоть до революции постоянно разъезжал по городу в одноконной маленькой карете — уже и по тем временам такой транспорт считался анахронизмом. В 1896 г. Шильдкнехт устроил над колоннадой большой балкон. С 1905 года здание сдавалось под офицерское собрание.

Дом № 11 хотя и каменный, но одноэтажный и, на беглый взгляд, не донесший до нас примет памятника архитектуры или истории. Однако на самом деле дом довольно стар. В начале прошлого столетия здесь стоял деревянный дом купцов Богомоловых, к 1820 году уже замененный двухэтажным каменным с «полпивной поварней». В 1841 году А.И.Богомолов продал его купцу Н.В.Живущеву. Позднее дом принадлежал дворянке С.Н.Ерлыковой, а в 1886 году его приобрел мещанин В.И. Пермяков и сломал второй этаж.

Островского улица
Анастасиевский Крестовоздвиженский монастырь. Фото 1910 гг.

Застройка правосторонней, четной части первого квартала тоже представляет немалый интерес. До 1920-х годов она открывалась сооружениями Анастасиина монастыря. Слева к ним примыкал двухэтажный каменный с «подъемным жильем» дом, который начал возводить титулярный советник И.В.Русов. К 1828 году он сумел возвести только первый этаж и в таком виде продал стройку чиновнице А.А.Ивановой. В 1841 году дом значится «новым» и помимо двух этажей имеет еще мезонин, после пожара ] 887 года переделанный в третий этаж.

Островского улица
Дом И.Л. Скалозубова. Фото 1910 гг.

В 1810 году мещанин Л.И.Скалозубов владел деревянным домом в начале Московской улицы, а в 1821 году он, перейдя в купечество, имел там два дома — каменный двухэтажный с антресолями и полукаменный. Первый из них в 1830-х годах наследовал его сын Н.Л.Скалозубов, продавший его в 1853 году чиновнику И.И.Воронину. В 1870 году дом приобрела М.С.Углечанинова, автор книги «Воспоминания воспитанницы Смольного монастыря 40-х годов» (М., 1901), содержащей ценные сведения о Г.И.Невельском, А.Ф.Писемском и др.

Другой сын Л.И.Скалозубова, Иван Лукич, в 1841 году сломал полукаменный дом, возведя вскоре на его месте двухэтажный каменный. С 1850-х годов дом принадлежал гвардии штабс-капитанше Е.В. Шиповой. В 1859 году его купила Костромская духовная консистория — коллегиальный орган церковного управления и суда Костромской епархии. При этом здание перестраивалось и расширялось по проекту архитектора А.Алексеева. Нынешний же изобильный декор фасада оно получило после пожара 1887 года. Здесь до смерти в 1876 году служил Павел Федорович Островский, известный краевед, дядя великого драматурга.

Островского улица-145

Незаурядным памятником архитектуры является следующий на улице дом № 10. Дом трехэтажный, с четырехколонным портиком тосканского ордера. «Он несколько «врос»

Дом № 11 хотя и каменный, но одноэтажный и, на беглый взгляд, не донесший до нас примет памятника архитектуры или истории. Однако на самом деле дом довольно стар. В начале прошлого столетия здесь стоял деревянный дом купцов Богомоловых, к 1820 году уже замененный двухэтажным каменным с «полпивной поварней». В 1841 году А.И.Богомолов продал его купцу Н.В.Живущеву. Позднее дом принадлежал дворянке С.Н.Ерлыковой, а в 1886 году его приобрел мещанин В.И. Пермяков и сломал второй этаж.

Застройка правосторонней, четной части первого квартала тоже представляет немалый интерес. До 1920-х годов она открывалась сооружениями Анастасиина монастыря. Слева к ним примыкал двухэтажный каменный с «подъемным жильем» дом, который начал возводить титулярный советник И.В.Русов. К 1828 году он сумел возвести только первый этаж и в таком виде продал стройку чиновнице А.А.Ивановой. В 1841 году дом значится «новым» и помимо двух этажей имеет еще мезонин, после пожара ] 887 года переделанный в третий этаж.

В 1810 году мещанин Л.И.Скалозубов владел деревянным домом в начале Московской улицы, а в 1821 году он, перейдя в купечество, имел там два дома — каменный двухэтажный с антресолями и полукаменный. Первый из них в 1830-х годах наследовал его сын Н.Л.Скалозубов, продавший его в 1853 году чиновнику И.И.Воронину. В 1870 году дом приобрела М.С.Углечанинова, автор книги «Воспоминания воспитанницы Смольного монастыря 40-х годов» (М., 1901), содержащей ценные сведения о Г.И.Невельском, А.Ф.Писемском и др.

Другой сын Л.И.Скалозубова, Иван Лукич, в 1841 году сломал полукаменный дом, возведя вскоре на его месте двухэтажный каменный. С 1850-х годов дом принадлежал гвардии штабс-капитанше Е.В. Шиповой. В 1859 году его купила Костромская духовная консистория — коллегиальный орган церковного управления и суда Костромской епархии. При этом здание перестраивалось и расширялось по проекту архитектора А.Алексеева. Нынешний же изобильный декор фасада оно получило после пожара 1887 года. Здесь до смерти в 1876 году служил Павел Федорович Островский, известный краевед, дядя великого драматурга.

Незаурядным памятником архитектуры является следующий на улице дом № 10. Дом трехэтажный, с четырехколонным портиком тосканского ордера. «Он несколько «врос» вземлю,— характеризует искусствовед Е.В.Кудряшов,— раньше он был выше, пропорциональнее в своих частях и заметнее выделялся в застройке этого квартала улицы. Немногочисленные детали фасадного убранства, особая форма наличников у боковых окон первого этажа свидетельствуют о незаурядности зодчего, строившего этот дом (возможно, архитектора Н.И.Метлина)» Недаром же этим зданием так восхищался в своей книге «Кострома» (СПб, 1913)  Г.К.Лукомский.

Дом впервые упоминается в документах за 1821 год. Он принадлежал купцу Ил.Калашникову, имел два этажа и мезонин, но значился еще «неотстроенным». Впрочем, у Калашниковых недостало средств на завершение стройки, и через двадцать лет по-прежнему «неотстроенный» дом был продан купцам (позднее мещанам) Клыковым. Незадолго до пожара 1887 года хозяйкой дома стала титулярная советница Глафира Богоявленская. После пожара обгорелый мезонин был перестроен в третий этаж.

В 1780-х годах купец Аверкий Щепетильников унаследовал дом «на Суле», ставший угловым после трассировки Пятницкой и Московской улиц. В 1820-х годах на его месте стоял двухэтажный каменный дом «с неотстроенным верхом» (так и достоявший до 1840-х годов) В.А.Щепетильникова. Угловая часть дома имеет плавное полуциркульное закругление с шестью коринфскими полуколоннами. Пропорции высоких колонн, изящная прорисовка капителей, тонкая рустовка первого этажа делают облик здания очень привлекательным и позволяют отнести его к числу лучших памятников жилой архитектуры Костромы.

Щепетильниковы в 1857 году продали дом «Комитету о бедных», занимавшемуся в Костроме благотворительностью. Комитет, правда, не располагал средствами на покупку, но нужную сумму пожертвовал мелкий чиновник Суворов, копивший ее себе на старость всю жизнь. В 1872 году здесь открылся Детский приют, где воспитывались 32 сироты. Несколько позднее приют перешел в ведение т.н. «Человеколюбивого общества» — организации, основанной в России еще в 1802 году и преследующей исключительно филантропические цели. Приют был переведен из помещения в начале 1920-х годов.

Перекресток улиц Островской и Пятницкой — место, тесно связанное с возникновением и историей Костромы. Здесь, по всей видимости, обосновались в X в. первые славянские поселенцы, прибывшие с верховьев Волги. Здесь на холме, на правом берегу тогда полноводной Сулы князь Юрий Долгорукий возвел в 1152 году деревянные крепостные стены первого Костромского кремля. Здесь стоял терем первого костромского удельного князя Василия Ярославича (1241 — 1276), одержавшего славную победу в 1264 г. над сильной монгольской ратью в битве на Святом озере. Сюда на вечевую площадь стекались костромичи в 1304 году, чтобы приструнить бояр, втягивающих город в очередную распрю московских и тверских князей. В Костромском кремле над Сулой пережидал в 1382 году Дмитрий Донской внезапный набег на Москву золотоордынского хана Тохтамыша.

В 1413 году кремль в Костроме сгорел и, поскольку он стал мал для быстро растущего города, сооружался на новом месте, а прежний получил название «старой осыпи». После вырубки лесов по берегам и особенно в верховьях обмелела Сула. Она текла, пересекая Мшанскую улицу, в глубоком овраге, по склонам которого еще в XIX в. вся Кострома каталась на Масленицу на санках, лыжах и т. д. Через овраг был переброшен деревянный мост, его сломали только в 1823 году, когда Сульский овраг был засыпан, а вся улица (первая в Костроме!) вымощена булыжником.


Церковь Иоакима и Анны (Богоотцовская) (1769) — снесена в 1930-е гг.

За перекрестком на холме (срытом уже после революции) стояла церковь Богоотцов Иоакима и Анны. О ее возведении, взамен деревянной «обыденной», устроенной «за жильем» близ реки Костромы для прекращения в 1655 году морового поветрия, просили в 1768 году богатейшие владельцы полотняных мануфактур Углечаниновы и Ашастины. Получив разрешение, они в 1771 году построили каменную церковь — целый комплекс сооружений, объединивший пятиглавый храм, колокольню и даже жилой дом * (церковь не сохранилась).

В старину домовладения нередко занимали большое пространство, и в начале XIX в. в квартале за Богоотцовской церковью стояли всего три здания, окруженные, правда, многочисленными службами. По соседству с храмом находился деревянный дом купца Б.Стригалева, используемый под питейное заведение. В 1840-х годах на его месте строится каменный двухэтажный дом с антресолями и подвалом купца Н.А.Корелина, впоследствии перешедший к купцу П.П.Боборыкину. Рядом с ним еще в 1820-х годах стоял деревянный дом купца А.А.Карелина — к середине века к нему добавились флигель и лесной двор. В 1853 году разбогатевший лесоторговец сломал старый дом и возвел двухэтажный каменный, которым в конце века владел уже мещанин М.П.Ловушкин.

Следующее кирпичное здание с полуподвалом (№ 25) в свое время было хорошо знакомо малосостоятельным костромичам, приносившим сюда в заклад мало-мальски ценные вещи. Это ломбард, открытый в Костроме в 1896 году, — помещение для него возводил архитектор Н.И.Горлицын.

Дом № 27 — одно из старейших сооружений на этой улице. Его выстроил в 1791 году купец И.Н.Совин. В 1810-х годах был построен и каменный флигель. К 1841 году это уже двухэтажный с антресолями дом А.В.Совиной, около 1873 года проданный купчихе П.П.Маянской.

Угол квартала с Вознесенской (современной Комсомольской) улицей еще в начале прошлого века занимал деревянный дом и при нем пряничная пекарня купца В.Колоткина — для последней в 1810-х годах строится во дворе каменное помещение. В середине 1820-х годов участок купил мещанин Я.В.Сыромятников, построивший на месте деревянного довольно импозантный двухэтажный с мезонином каменный дом, с 1841 года перешедший к титулярному советнику В.Д.Уракову. Позднее дом принадлежал купцу М.П.Рыбникову и полковнику Л.В.Ясевичу. В 1890 году следующий владелец мелкий, однако состоятельный чиновник И.Х.Шрейдер пристроил к нему парадное крыльцо.

Кирпичный одноэтажный дом с мезонином, поставленный на полуподвале, по типологии представляет собой один из наиболее характерных для русской провинции образцов каменного жилого зодчества в стиле классицизма.
Дом ювелиров Акатовых

Старейшим из существующих зданий во втором квартале по правой, четной стороне улицы Островского является двухэтажный каменный дом № 16. Правда, он не выглядит старинным, т. к. неоднократно перестраивался, построен же он представителями известной в Костроме фамилии ювелиров Акатовых в 1792 году. В начале XIX в. они продали дом вдове откупщика Пр.И.Сорогиной, а с 1840-х годов он принадлежал Игрицкому Песоченскому монастырю, расположенному на границе Костромской и Ярославской губерний. Костромичи звали его «Песоченским подворьем» — здесь останавливались монахи, приезжавшие для сбора пожертвований.

В самой середине XIX в. построен дом № 18, принадлежавший коллежской асессорше А.И.Варфоломеевой, владевшей им долгие годы. Он тоже двухэтажный каменный, с рустованным первым и украшенным пилястрами вторым этажами, над окнами — замковые камни. Длинный балкон обрамляется чугунной решеткой на кронштейнах.

Хозяйка сдавала часть дома под квартиры, в одной из которых жил учитель местного реального училища Н.Я.Ушаков. Здесь у него родился сын Сергей Николаевич (1893— 1964), впоследствии крупнейший советский химик-органик и технолог, член-корреспондент АН СССР, директор Института высокомолекулярных соединений.

Безусловно, одним из красивейших строений на улице является «дом Акатовых». Его возвел в 1819—1820-х годах мещанин Н.П.Акатов, торговавший в Красных рядах «панским» товаром и ситцем. В документах того времени дом аттестуется как одноэтажный, с «подъемным жильем и мизинетом». Поскольку точно такой же дом чуть раньше выстроил для себя костромской изобретатель и архитектор А.В.Красильников, как раз в то время построивший ряд каменных жилых зданий, фасады которых он удачно декорировал колоннами, то резонно предположить, что и «дом Акатова» возводился по его проекту и под его наблюдением.

Это маленькое здание (размеры в плане 10x7,5 м), на которое перенесены все типичные для большого особняка композиционные приемы. Фасад украшен портиком из четырех чрезмерно втянутых тосканских полуколонн на высоких постаментах, соответствующих цокольному этажу. Колонны поддерживают фронтон, над которым возвышается еще и аттик. Углы дома закреплены пилястрами. План дома компактен и хорошо увязан с внешним архитектурным решением.

У Г.К.Лукомского облик здания вызвал лирические ассоциации: «Кажется, что вот в таком именно домике могли жить те «три сестры» Чехова, которые так стремились «в Москву». Весь домик — с балконом, от него отходящим, с ветвями дерева, свешивающимися над ним, со старенькой калиточкою и мертвенно-бледною окраской, ночью освещенной ярким белым электрическим светом, когда вокруг пелена искрящегося снега и лишь черные окна глядят, как глазные впадины черепа, — производит потрясающее впечатление, которое еще более увеличивается, когда в окне мелькнет сквозь кружевную занавеску пламя зажженной лампады, если за стеклом, покрытым фантастическим узором инея, пройдет грустная и одинокая фигура».

В 1825 году купцы Сыромятниковы просили о разрешении на постройку двухэтажного каменного дома взамен деревянного на углу с Вознесенской улицей. Этот дом позднее принадлежал купцам Беляевым и имел еще мезонин, сломанный после пожара 1887 года, а в 1890-х годах перешел к Скалозубовым, державшим в нем лавку. Дом известен и тем, что в нем в 1915 году московская кинофирма «Русь» вела съемки фильма «Леди Макбет Мценского уезда».

Еще в начале прошлого века квартал был застроен слабо — помимо углового, стоял деревянный дом мещанки Литвиновой, а дальше простирался большой огород купца Д.Дурыгина, просуществовавший до середины столетия.

Характерная особенность Костромы — обилие жилых домов-памятников деревянного зодчества XIX в. Вкрапленные в каменную застройку и гармонирующие с нею, они придают улице своеобразную прелесть, радуя глаз замысловатой резьбой наличников, изяществом карнизов, искусной выточкой балясин на балконах и галереях. Дом № 32 (полукаменный) выстроен около 1893 года подрядчиком П.М.Москвиным. «Дом № 34, — по словам В.Н.Иванова, — деревянный, на улицу он обращен своим торцовым фасадом. И хотя пристройки позднего времени достаточно его исказили, балкон мезонина с четырьмя попарно поставленными колоннами, поддерживающими фронтон с полуциркульной аркой, хорош и явно навеян портиком здания Присутственных мест». До революции дом принадлежал лесоторговцу Сущеву.

В 1873 году крестьянин Шунгенской волости А.Н.Кривошеин, незадолго до этого купивший на Московской улице кузницу, сделал к ней кирпичную пристройку, а по красной линии улицы возвел каменный флигель. Рядом, на углу с Царевским переулком около того же времени появился двухэтажный каменный дом его брата В.Н.Кривошеина (ныне № 36 и №36а). Кузница и «экипажное заведение» Кривошеиных действовали вплоть до революции.

На левой (от центра) стороне этого квартала в течение всего XIX в. преобладала старинная деревянная застройка. Только первый, угловой на Вознесенскую улицу двухэтажный дом издавна был каменным — его возвел на рубеже XVIII—XIX вв. костромской помещик подполковник А.Скрипицын. Вскоре после Отечественной войны 1812 года новым хозяином дома стал генерал-лейтенант и сенатор С.С.Борщов. Однако ни ему, ни его сыну-камергеру, жившим в столице при дворе да еще имевшим в Костроме на главной площади настоящий дворец, дом был фактически не нужен. Они его запустили — стена дома дала трещину. В 1838 году в Костроме возникло новое учреждение — палата (с 1867 года управление) государственных имуществ, ведавшая казенными имениями и государственными крестьянами. Палате требовалось помещение, и для нее приобрели, сделав к нему пристройку и произведя ремонт, дом М.С.Борщова. В нижнем этаже находилась канцелярия, в верхнем — квартира управляющего. После 1917 года здание отошло под медицинские учреждения.

Следом за ним с начала XIX в. шел большой деревянный дом на каменном фундаменте генеральши Н.Шишковой. Он был цел еще в 1873 году, хотя и именовался по документам «старым», и тогда принадлежал купчихе Е.И.Июдиной. Рядом стоял такой же старинный деревянный дом с «подъемным жильем» купца П.Мыльникова, а затем его потомков. В 1903 году на их месте богатый фабрикант Д.И.Михин выстроил трехэтажный дом (значительно расширен и видоизменен позднейшими пристройками) в стиле модерн, но дом запоминался главным образом своим интерьером, в частности богатой лепной отделкой комнат, вестибюля, парадной лестницы.

Квартал за Царевским переулком (улицей Спасокукоцкого) традиционно именовался костромичами «Подвязьем», т. к. там росла густая роща из дубов и вязов, остатки которой уцелели даже в 1805 году. В это время на углу переулка Московской улицы (по четной ее стороне) уже стоял каменный двухэтажный с антресолями дом купцов Юдиных, который в 1826 году после смерти Ф.Юдина купил сенатор С.С.Борщов с тем, чтобы в июне следующего года перепродать его удельной конторе, управляющей имуществом и крестьянами, принадлежавшими членам царской фамилии. После отмены крепостного права и упразднения удельных контор дом в 1868 году приобретает городское общество, намеревающееся разместить в нем костромское реальное училище.

Училище открылось после перестройки и расширения здания (оно стало трехэтажным) в 1873 году. Это было среднее учебное заведение с техническим уклоном. В костромском училище подобрался хороший состав преподавателей. Среди них был крупный синолог С.Георгиевский, ботаник Э.Жадовский, краеведы А.Н.Рождественский и И.В.Миловидов и др. Здесь учились известные в будущем деятели: микробиолог Г.А.Клюге, географ и гляциолог Н.Л.Корженевский, топограф В.И.Свенцицкий, агроном и селекционер Н.Л.Скалозубов, химик С.Н.Ушаков, авиаконструктор В.Н.Чернышев, художники Н.П.Пирогов, А.А.Писемский, Н.П.Шлейн, революционеры-большевики А.А.Языков, В.Ю.Юнгмейстер, Г.Г.Цветков и др.

В 1918 году реальное училище влилось в общую сеть школьных заведений республики.

Спасская в Подвязье
Спасская в Подвязье церковь

Своим вторым торцом здание выходит в Тесный (быв.Мало-Спасский) переулок, который когда-то вел к расположенному в глубине квартала и обсаженному со всех сторон вязами Спас-Подвязному монастырю. Древний, но бедный и деревянный монастырь существовал до 1691 года, когда был превращен в приходскую Спасскую (она же Преображенская) церковь, с XVIII в. каменную (не сохранилась).

На другом углу переулка расположен двухэтажный каменный дом (№ 40). Еще в XVIII в. мещанин А.А.Батухин купил здесь деревянный дом, а в 1840 году его наследники построили на этом месте каменное здание. «По характеру своего убранства,— пишет Е.В.Кудряшов,— он принадлежит к лучшим образцам классической жилой застройки города первой половины XIX в. Своеобразно решена округленная угловая часть этого дома, выделенная легким выступом стены. Окна второго этажа имеют дополнительные украшения в виде кирпичных полок на лепных кронштейнах. В жилых помещениях дома хорошо сохранились изразцовые печи первой половины XIX в. и камины начала XX в. в стиле модерн».

В 1858 году Батухины продали дом подпоручику Н.А.Нелидову, в 1873 году им владела майорша М.Н.Ослопова, а ближе к концу века — правление Большой Костромской льняной мануфактуры. Из трех ее владельцев только один (Кашин) жил постоянно в Костроме, а остальные (Коншины и Третьяковы) были москвичами — дом и приобретался на случай их приезда на фабрику. Здесь останавливался и знаменитый основатель картинной галереи П.М.Третьяков. В 1889 году он предложил художнику К.А.Коровину написать для фабричной Козьмодемьянской церкви картину «Хождение Христа по водам». Так как картина предполагалась больших размеров, Коровин пригласил в соавторы известного художника В.А.Серова. Закончив эскиз в московской мастерской С.И.Мамонтова, они в начале апреля 1890 года выехали для продолжения работы в Кострому, где их поселили в быв. доме Батухиных.«Из Костромы,— сообщал Серов Мамонтову в конце июня,— выехал две с половиной недели тому назад. Покончили мы с Константином картинищу нашу, и, кажется, неплохо. Приезжал П.М.Третьяков и весьма одобрил, к нашему удивлению. Сразу она, кажется, делает довольно сильное впечатление. Обещали нам ее снять (хоть частями) — увидишь. Написал я там в Костроме два портрета (совсем портретистом становлюсь)».

Сейчас картина «Хождение Христа по водам» находится в Русском музее в Ленинграде.

В предреволюционные годы в доме жил управляющий мануфактурой, видный общественный деятель и костромской городской голова В.А.Шевалдышев.

На самом углу с Депутатской (быв.Спасской) улицей в 1791 году купец И.Н.Совин приобрел участок земли для постройки каменного двухэтажного «полуциркулем» дома. Это был типичный купеческий особняк. Безымянный чиновник министерства внутренних дел так описал в отчете из Костромы интерьер этого (и подобных ему) дома: «Круглая темная деревянная лестница, отдельные комнатки, пестро раскрашенные большие уродливые печи с писаными изразцами, кивот с образами в окладах, портреты царские, картины самой грубой работы в золоченых рамках и шкафы с фарфоровой и хрустальной посудой и серебряными ложками, симметрично развешенными,— все это, вместе с мебелью, вышедшей из моды, составляет целое домов купеческих, где отсутствие вкуса и комфорта в полном развитии».

В 1852 году дом Совиных перешел к крупному местному деятелю Александру Алексеевичу Миронову. Еще являясь юрьевецким исправником, он составил сочинение «Статистика г.Юрьевца и его уезда», частично опубликованное в «Костромских губернских ведомостях» за 1848 год. С 1854 года он служил костромским губернским предводителем дворянства, а с образованием Костромской губернской земской управы избирается в 1865 году ее первым председателем. Но в 1866 году Миронов скончался, а через четыре года его вдова продала дом купчихе О.А.Полушиной.

На противоположной стороне квартала выделяется каменный двухэтажный дом (№53), состоящий как бы из двух соединенных частей (одна из них — с антресолями). Дом упоминается как существующий уже в 1790 году, но еще за 30 лет до этого богатый купец С.И.Ашастин основал здесь вторую в Костроме (после углечаниновской) полотняную мануфактуру. К началу XIX в. она состояла из каменной прядильной фабрики, деревянной пряжеварни и сушильного двора. По мнению современного исследователя, часть фабрики (ткацкая?) располагалась в главном доме, «в нижнем этаже, где и сейчас можно видеть ее обширные сводчатые помещения с распалубками над окнами и дверными проемами. Во втором этаже дома хорошо сохранились изразцовые печи в стиле барокко и пышные лепные карнизы у потолков жилых комнат». Рядом был разбит фруктовый сад и напротив, на четной стороне Мшанской улицы — большой огород.

Мануфактура ориентировалась на внешний, преимущественно английский рынок и действовала до середины XIX в. Примерно в то же время разоряющиеся Ашастины уступили половину дома пивовару Н.Я.Устинову, а в 1860-х годах и вторую половину приобретает М.А.Зегер. По описанию 1873 года, Устинову же принадлежал каменный флигель на углу со Спасской улицей и водочный и пивоваренный заводы. А преемник Устинова купец М.А.Румянцев открыл во флигеле питейную лавочку.

В 1901 году в быв.доме Ашастиных открылась частная женская гимназия Смольяниновой —        одного такого учебного заведения для растущей Костромы уже не хватало. Состав учащихся в ней был более демократичен, чем в казенных гимназиях, а обучение стоило дешевле. Если воспитанницы Григоровской гимназии носили зеленую форму, то Смольяниновской — синюю. После революции здание занимала средняя школа им. КИМ.

Последний квартал нынешней улицы Островского в течение веков именовался Гноищем. В переводе с древнерусского, гноище — это навозная куча, свалочное место для отходов. С другой стороны, имя окраинной части Костромы имеет историческое значение, будучи связано со знаменитым костромским родом Адашевых. Из них Ф.Г.Адашев (умер в 1556 году) — боярин, дипломат. Его сын Алексей Федорович в 1547 году еще юношей подружился с молодым царем Иваном IV, подпавшим под его влияние, затем возглавил правительство «Избранной рады» и провел ряд крупных прогрессивных реформ. Однако со временем самовластный царь стал все более тяготиться зависимостью от Адашева, имевшего чин окольничего, подверг его опале и сослал в один из завоеванных ливонских городов, где тот и умер под арестом в 1561 году. Грозный царь продолжал преследовать его и посмертно: «... собаке Алексею, вашему начальнику в нашего царьствия дворе, —        писал он князю А.М.Курбскому,— во юности нашей, не вем, каким обычаем из батожников водворившуся, нам же такие измены от вельмож своих видевши и тако взяв сего от гноища и учиних с вельможи». Представляется вполне допустимым, что Иван IV, не раз бывавший в Костроме и знавший топографию города, упоминает Гноище не только в смысле уничижительной инвективы, но и ехидно обыгрывает местоположение усадьбы Адашевых. Позднее название местности «Гноище» сохранилось в полном имени церкви Козьмы и Демьяна.

Всю левую, т. е. нечетную сторону квартала занимала полотняная мануфактура, основанная в 1792 году Б.И.Стригалевым,— одна из крупных в Костроме. В описании 1810 года на участке находились каменный двухэтажный дом (несколько в глубине улицы), каменные пряжная фабрика и поварня, а также зольник на берегу реки Костромы. В дальнейшем мануфактура расширялась — в 1828 году она имела четыре каменных корпуса (из них два двухэтажных), сенокосную поляну и пустырь. Кроме того, владения Стригалевых славились на всю Кострому своим прекрасным регулярным садом и оранжереями. Однако к 1840 году фабрика, принадлежавшая Е.В.Стригалевой, закрылась, а в 1852 году все ее строения были проданы кинешемскому купцу А.А.Грязнову. Тот попытался возобновить производство, но эпоха мануфактур с их ручными станами уже закончилась.

В 1872 году Макарьевские купцы Макар и Михаил Николаевичи Чумаковы купили у Грязнова быв. фабрику с целью приспособить ее, по проекту инженера Чернецкого, под паровую мукомольную мельницу, для чего «все существующие постройки привести в надлежащий вид и согласно цели назначения зданий сделать совершенную перестройку». После революции мельницу национализировали, в 1920-х годах она была закрыта, а ее корпуса передали фабрике обуви, переведенной сюда с конца улицы Советской.

Правая четная сторона квартала начинается с углового каменного двухэтажного дома (№ 44). Его построил около 1790 года коллежский советник Ф.А.Репьев. В течение ста лет дом оставался в руках его потомков. Им долго владел капитан 2-го ранга Н.А.Репьев, и только после его сына — подполковника П.Н.Репьева дом перешел в 1891 году к Чумаковым, разместившим в нем табачную фабрику, основанную еще в 1838 году и расположенную прежде в конце Павловской улицы. Фабрика особенно прославилась в России своей махоркой — о ней с похвалой отзывался сам «король русских репортеров» В.Гиляровский. Табачная фабрика была одним из застрельщиков революционной борьбы костромского пролетариата: на ней было сильно влияние социал-демократов, а в 1905—1907 годах агитатором Костромского комитета РСДРП там назначается молодой большевик А.А. Груздев , позднее расстрелянный интервентами на Севере. Фабрика закрылась в 1930-х годах.

Рядом с быв. домом Репьевых стоит такой же двухэтажный, но с подвалами дом — его первый этаж рустован, под окнами — неглубокие нишки. В 1799 году проживавший здесь купец В.А.Трубников завел во дворе своего, тогда еще деревянного дома кожевенный завод производительностью в 3 тыс. кож в год, а в 1810 году на месте деревянных возвел каменные строения. Завод работал до 1880-х годов, когда Трубниковы его ликвидировали, а дом продали Чумаковым, предоставившим его под квартиры служащих своих предприятий.


Козьмодемьянская каменная церковь на Гноище

На углу Мшанской и Кирпичной улиц (ныне Терешковой) находилась Козьмодемьянская на Гноище церковь. Древняя деревянная, она в 1775 году стала каменной. Многоступенчатая лестница с белокаменными перилами вела к высокой шатровой колокольне, через массивный портик которой шел проход в высокий и светлый пятиглавый храм, в котором и висела заалтарная картина К.Коровина и В.Серова «Хождение Христа по водам». В 1920-х годах церковь была разобрана.

Современная улица Островского на этом не заканчивается, но до конца прошлого века она доходила до Речной (теперь Ерохова) улицы, о чем мог бы напомнить и еще существующий Красинский проезд. В старину у этого квартала тоже было свое название — Глинище, т. к. здесь жители брали глину для своих нужд. В дальнейшем квартал попал под застройку Чижовским училищем и затем заводом им.Красина.

Заканчивая рассказ об улице Островского, подчеркнем, что она — одна из немногих в Костроме с хорошо сохранившейся исторической застройкой.


Островского улица на карте Костромы
Protected by Copyscape
Kostroma city