Улица Молочная гора

Молочная гора в Костроме
Молочная гора (Екатеринославская) ул.

В те давние времена, когда не было нынешней площади Революции, не существовало и улицы с неброским названием «Молочная гора». В XVII в. ее территорию наверху перегораживала крепостная стена «Нового города», пониже стояла большая деревянная церковь Николы «о пяти верхах», еще ниже, прямо на теперешней проезжей части улицы и ближе к кремлю, грудились деревянные строения торговых рядов. В конце XVI — начале XVIII в. Кострома являлась крупнейшим центром транзитной торговли в Верхнем Поволжье. В Писцовой книге 1628 года дан краткий перечень торговых рядов в городе: мясной, калашный, новый ряд против таможни, соляной, суровский, свежий рыбный, «подле важни солодяный (что бывал против старой соляной)», мыльный, ветошный, новый суконный, железный, москательный, шубный, серебряный, красильный и красильный старый, рукавишный, скорняжный (15 лавок), крашенинный, житный, мучной, хлебный и горшечный. Разумеется, такой конгломерат рядов не мог втиснуться в сравнительно небольшое пространство будущей улицы (к тому же здесь спаивали народ и два «государевых» кабака) — они рассредотачивались по всей центральной части города около кремля. Внизу была таможенная застава, взыскивавшая пошлину с проплывающих по реке судов и перевоз через Волгу, что делало данное место одним из самых людных в Костроме.

Пожар 18 мая 1773 года уничтожил и остатки деревянных стен «Нового города», и церковь Николы, и большинство корпусов рядов. Авторы генерального плана Костромы, спроектировав центральную площадь, предусмотрели и соединение ее с Волгой путем возведения на отлогом склоне к реке своеобразных «пропилей». Их замысел акцентировался даже в названии — и площадь, и улица одинаково именовались «Екатеринославская». Улица с ее невысокими пластичными зданиями имела главным назначением раскрытие площади со стороны Волги. Для этого все пространство между Большими Мучными и Красными рядами было превращено в плац, оконтуренный низенькими полосатыми столбиками,— на нем лишь проводились учения и парады костромского гарнизона да на время Федоровской и Девятой ярмарок сколачивались тесовые полки для торговли мелочными товарами.

Застройка улицы началась на самом рубеже XVIII и XIX веков. Осуществление ее выпало на долю тогдашнего губернского архитектора Н.И.Метлина, и следует отметить, что он успешно справился со сложной задачей.

Первой каменной постройкой на вновь спроектированной улице были возведенные Метлиным по левой, если идти к Волге, стороне в начале спуска одноэтажные (надстроили их значительно позже) «саешные» ряды — очевидно, сайки пользовались у костромичей особым спросом. Корпус рядов был возведен в 1799 году. Позднее, когда сайки стали продавать во всех размножившихся в городе булочных и у жителей минула нужда ходить за ними на Екатеринославскую улицу, эти ряды облюбовали торговцы квасом, почему их и переименовали в «квасные». В предреволюционные десятилетия здесь помещались лучшая в городе парикмахерская и излюбленная местными извозчиками чайная «Новый свет».


Молочная гора. Усадьба Стригалевых. Корпус лавок и лабазов. Фото Пряничников Д.И. 1925 гг.

В 1801 году на противоположной от Саешных рядов стороне улицы строится одноэтажный «Хлебный» корпус, впоследствии надставивший еще два этажа (ныне дом № 2/1). Таким образом были закреплены углы и направление новой улицы. Несколько раньше, в 1800 году, Н.И.Метлин выдал чертежи на возведение каменного двухэтажного жилого здания на нижнем правом углу улицы. Здание выгодно выделяется на набережной: оба его фасада нарядно оформлены, в центре и на углах — раскреповки с пилястрами тосканского ордера в первом и коринфского — во втором этажах. Владел домом богатый купец-кожевник И.Л.Стригалев из древней костромской семьи, которая еще в середине XVII в. приобрела здесь большой земельный участок. Их фамилия напоминает о потомственной профессии — когда-то они были «стригалями», то бишь парикмахерами, брадобреями.

Молочная гора в Костроме
Дом купца П.И. Колодезникова. Фото нач. XX в.

Выше Стригалевых находился участок земли, на котором исстари жили замечательные мастера — кузнецы Колодезниковы. Разбогатев к концу XVIII в., они оставили кузнечное дело и стали крупными торговцами скобяным товаром. В 1808 году по прошению купца П.И.Колодезникова Метлин составил проект трехэтажного «наугольного» (от него начиналась улица Щемиловка) дома. Средняя часть его фасадов выделялась раскреповкой с полуциркульными нишами для окон. Пышные круглые розетки над окнами и богато украшенные лепкой карниз и фриз придают зданию подчеркнутую нарядность.

Возле дома Колодезниковых располагалась до революции шумная и беспокойная извозчичья «биржа», обслуживавшая в основном волжскую пристань.

В 1820 году купцы Рыльцовы в промежутке между домами Колодезниковых и Стригалевых выстроили одноэтажный кирпичный корпус под лавки. В 1888 году купчиха А.Е.Викентьева, еще прежде купившая дома Стригалевых и Рыльцовых и владевшая ими до смерти в 1914 г., соединила корпус с угловым зданием, ликвидировав существующий проезд.

Менее четко велась застройка противоположной стороны Екатеринославской улицы. Вскоре после сооружения Саешных рядов и пониже их строятся кирпичный и несколько деревянных «Хлебных» корпусов, ближе к Волге — два частных дома с лавками и, на углу, дом градского общества, предназначенный под «герберг» (трактир). Позади же Саешных рядов параллельно Красным возводятся по самой кромке склона Пряничные ряды, имеющие наверху два, а внизу четыре этажа. Ниже их к 1820 году возводятся Рыбные ряды, а после сноса деревянного корпуса хлебных лавок, стоящего под углом к улице, по ее красной линии тогда же были выстроены Малые Мучные ряды. Характер их архитектуры иной, нежели у Больших Мучных рядов: у арок галереи вытянутые в высоту пропорции, а весь корпус имеет более мелкий масштаб как в основных членениях, так и в деталях.

Ул. Молочная гора из коллекции Сергея Трудова 1956 г.
Малые мучные ряды 1956 г.

В 1825 году появляются еще двое рядов: «новопостроенный» Лапотный (в настоящее время соединен с впереди стоящим зданием) и Мясной (позади и параллельно Малым Мучным рядам). В 1830-х годах на месте снесенного каменного хлебного корпуса возникла т.н. «часовня-ротонда». В документах не сохранилось имени автора, но легко предположить, что это П.И.Фурсов: тогда архитектором в Костроме был он, да и сама постройка выполнена в любимых им «округлых» формах. Правда, вследствие неоднократных перестроек часовня утратила часть былого изящества.

Ниже Малых Мучных рядов в середине XIX в. строятся Дегтярные ряды. В 1887 году их тогдашняя владелица В.И.Троицкая надстроила над четырьмя арками второй этаж. За Дегтярными рядами спускались по склону здания постоялого двора, лабазов и соляного магазина (ныне перестроенные дома № 7 и 9/3).

Непременным атрибутом старой Руси являлся кабак. В людных торговых рядах кабаков было два: «Истеря» (за Рыбными рядами, закрыт в 1869 году) и «Казна» (ниже по склону, существовал до конца XIX в.) — под этими традиционными названиями они находились здесь еще в XVII в.


Здание Чайной Общества трезвости и коммерческой биржи.

Наконец, на рубеже XIX—XX веков на улице, рядом с часовней-ротондой строится двухэтажное по фасаду кирпичное здание, которое, увы, так и не вписалось в окружающий ансамбль. Это коммерческая биржа, где торговцы заключали различные, подчас крупные сделки, и чайная-столовая Общества трезвости — ее вся Кострома знала под именем «Колпаки» (половые в ней ходили в белых колпаках). «Колпаки» прослыли одним из самых злачных мест в городе. Здесь процветало пьянство (спиртное подавалось в чайниках) и был сборный пункт местной черной сотни. Близко связанный в начале века с Костромой известный поэт Георгий Иванов увековечил чайную в стихах:

Эти сумерки вечерние
Вспомнил я по воле случая,
Плыли в Костромской губернии
Тишина, благополучие.
Празднично цвела природа,
Словно ей обновку сшили:
Груши грузными корзинами,
Астры пышными охапками ...
В чайной «русского народа»
Трезвенники спирт глушили:
— «Внутреннего» — жарь резинами!
— Немца — закидаем шапками!
И на грани кругозора,
Сквозь дремоту палисадников —
Силуэты черных всадников
С красным знаменем позора.

Однако чайная снискала популярность тем, что первой в Костроме стала готовить обеды, впоследствии именовавшиеся «комплексными». Стоили они, даже в условиях первой мировой войны, недорого, а их меню ежедневно печаталось в местных газетах: «Меню на 18 февраля (1916 г.). Обед 55 коп. 1) Щи александровские, 2) Антрекот с гарниром. Обед 45 коп. 1) Суп рыбный с вермишелью, 2) Сазан». Или на один из следующих дней: «Обед 55 коп. 1) Суп селистен, 2) Белуга разварная. Обед 45 коп. 1) Щи рыбные из свежей капусты, 2) Белебес из рыбы» и т. д. Для сравнения укажем, что четверть (т. е. трехлитровая бутыль) молока стоила тогда 40 коп. После революции в здании разместилась типография.

Фотография Екатеринославской ул. из коллекции А. Анохина
Вид с реки Волги на обелиск Московской заставы и Молочную гору Фото 1901-1911 гг.

На берегу Волги улица упиралась в так называемую «Московскую заставу», расположенную на месте древнего перевоза через реку. В 1823 году в Кострому поступило сообщение о предстоящем приезде императора Александра I, путешествовавшего по России. Власти поручили архитектору П.И.Фурсову благоустроить въезд в город со стороны Волги. Петр Иванович установил там два обелиска, увенчанные позолоченными орлами, к ним были подведены рустованные стенки в виде арок. Крупнейший знаток отечественной старины Г.К.Лукомский в своей книге «Кострома» (СПб, 1913) восторгался парадным и торжественным обликом старой Московской заставы: «Прекрасные пирамидальные столбы, увенчанные орлами... подходили к стенке с помощью смелых арок... Пропорции всей композиции были очень хороши... строги».

Однако Александр I в Кострому так и не заехал, зато почти через столетие на архитектурной значимости заставы плачевно отразились переделки, предпринятые в связи с официально празднуемым 300-летием Дома Романовых. По предписанию местных властей городской архитектор Н.И.Горлицын в 1912 году «обновил» этот оригинальный памятник, возведя вместо сломанных стенок невысокие торговые помещения в эклектичном стиле. А в 1917 году восставший народ сбросил с обелисков двуглавых орлов как эмблему самодержавия.


Зимогоры
Зимогоры. Фото Пряничников Д.И. 1912 г.

С последней трети XIX в. на Молочной горе обосновались «зимогоры». Так в Костроме прозвали босяков, спившихся и бездомных людей из самых разных сословий,— их количество подчас достигало нескольких сотен человек. Они, как правило, не занимались воровством, а нанимались на самые тяжелые и грязные работы: разгружали баржи, носили багаж приезжих с переправы, кололи дрова, чистили выгребные ямы и т. п. Зимой зимогоры ютились в пустых хлебных ларях, во вмерзших в волжский лед судах, либо где придется, летом — прямо на улице. Нередко можно было наблюдать такую картину: у стены здания спит зимогор в лаптях, к подошве одного из которых приклеена бумажка с цифрой, означающей, сколь дорого ценит он свой труд. Подходил подрядчик, смотрел на подошву, и если цена его устраивала, пинком будил спящего — тот вставал, встряхивался и молча шел за нанимателем...

Официально улица никогда не переименовывалась, но к концу XIX в. никто из костромичей не называл ее Екатеринославской, а только Молочной горой. Именем этим она обязана крестьянкам из правобережных селений Городище, Пантусово, Селище и др., которые каждое утро во множестве переправлялись через Волгу и располагались по склону горы, торгуя молоком, сливками и сметаной.


Между торговыми рядами Александровская часовня на вершине Молочной горы

А дважды в году на Сусанинской площади и на верхней части Молочной горы проводились богатые ярмарки: Федоровская, открывавшаяся 14 марта и длившаяся 4—5 дней, и Девятая — с 9-го воскресенья до 11-й субботы после Пасхи. Они начинались с крестного хода, затем поднимался флаг ярмарки. Все пространство между памятником Ивану Сусанину и кирпичной часовней в память кончины Александра II (возведена в 1884 году) покрывалось деревянными полками: в первом по давней традиции торговали игрушками, во втором — сладостями и т. д., понятно, что такой товар привлекал сюда больше всего детей.

Архангельская церковь
Архангельская церковь

Оживленная Молочная гора с ее пластичными рядами и рвущимися в небо колокольнями (отсюда отлично просматривался Успенский собор, а с другой, правой стороны позади низкого корпуса лабазов возвышалась красивая церковь Михаила Архангела 1745 года постройки), с вымощенным крупным булыжником пологим спуском справедливо считалась одним из живописнейших уголков старой Костромы. Недаром же по ней в начале XX в. так любил прогуливаться знаменитый русский художник Б.М.Кустодиев, и не на одной его картине современники-костромичи с гордостью опознавали свою улицу.

Вершина Молочной горы
Вид от Гостиного двора в сторону Предтечинской и Петропавловской церквей
 
Улица Молочная гора на карте города
Kostroma city