Костромской кремль
Старый и Новый город

В. Соболев

Костромской кремль
Реконструкция Костромского кремля по Писцовым книгам 1627-1629 гг. В. Неделин

Костромской кремль на протяжении веков являлся административным и архитектурным центром Костромы.

Изучением его истории костромские краеведы уже занимались. Наиболее значительными, на наш взгляд, представляются исследования П. Островского и И. Баженова, опубликованные в дореволюционный период [а]. Некоторые сведения по данной теме имеются в работах советских историков-краеведов.[б]

Однако в документальных фондах Костромских архивохранилищ и, особенно, в документах Государственного архива Костромской области имеется немало ценных и интересных сведений по истории костромского кремля, еще не опубликованных и не изученных. Так, в 1976 г. в фонде Губернской ученой архивной комиссии было выявлено неизвестное костромским историкам и краеведам описание кремля, составленное в 1679 году, интереснейший документ XVII века.

Существует мнение о том, что уже первоначальное поселение, находившееся на территории теперешней Костромы, имело деревянные укрепления: стены и рвы.

В 1237 году татарские полчища хана Батыя, разгромив многие города Владимиро-Суздальской земли, дотла сожгли и Кострому.

После этого город стали заново строить на левом берегу Волги при великом владимирском князе Ярославе Всеволодовиче (1238—1246). У нас есть основания считать, что в 60–70-х годах XIII века было положено основание костромскому кремлю [в] на левой луговой части берега Волги. Это объясняется и тем, что в 1272 году костромской князь Василий Ярославич (последний, девятый, сын Владимирского князя Ярослава Всеволодовича) вступил по праву старшинства на великое Владимирское княжение и в течение пяти лет, до его смерти, Кострома являлась столицей великого княжества. Находился кремль первоначально на берегу реки Сулы (примерно на месте пересечения нынешней улицы Пятницкой с улицей Островского).

Ко второй половине XIV века Костромской кремль стал уже сильной для своего времени крепостью, являлся одним из пограничных форпостов Московского княжества. За стенами его нашел себе надежное укрытие от войск хана Тохтамыша в 1382 году [г] великий князь Дмитрий Донской с семьей. В 1408 году великий князь московский Василий Дмитриевич скрывался в Костроме от набега хана Эдигея [д].

Во время междоусобной войны, которую вел великий московский князь Василий Васильевич с галичским князем Юрием Дмитриевичем в 1433 г. [е], и позднее, в 1448 г., когда московский князь боролся с князем Дмитрием Шемякой [ж], Кострома, окруженная крепостными стенами, также служила оплотом московскому князю.

Имеются сведения о том, что старый кремль сильно пострадал во время пожара 1413 года. Административный центр Костромы вместе с крепостью стали восстанавливать примерно в 1416 году, но уже на новом, возвышенном месте (в районе теперешнего парка культуры и отдыха). Крепость на возвышенном месте было легче защищать от врагов; кроме того, кремль подняли выше по берегу Волги, который часто затоплялся в весеннее время.

И кремль снова не раз играл роль боевой крепости, защищал жителей от врагов. В 1539—1540 гг. город дважды пытались взять татары, но были разбиты костромским ополчением.

В «смутное время» стены кремля выдержали не одну осаду со стороны польских захватчиков. В 1608 году ополченцы русских северных городов загнали интервентов в Ипатьевский монастырь. В июне 1609 году польский воевода Лисовский пришел их выручать с большим отрядом. Костромичи так и не дали переправиться Лисовскому с правого берега Волги на левый, сражая врагов меткой стрельбой из пушек со стен кремля. «И как шли воровские поляки к Костроме, а государевы люди из-за Волги, с Костромского кремля из «большого наряда» (т. е. из пушек) побили их много» [з] — говорится в летописи.

По Костромским писцовым книгам 1628—1630 гг. [и] можно представить себе облик кремля с большой достоверностью. Костромской кремль состоял первоначально из «старого города», построенного в виде прямоугольника неправильной формы. С трех сторон он был обнесен насыпным земляным валом, концы которого выходили к берегам Волги; на валу стояла деревянная крепостная стена, окружавшая город со всех четырех сторон (то есть и со стороны Волги). Перед валом тянулся глубокий ров, наполненный водой.

По писцовой книге 1628 года общая длина крепостной стены равнялась 514 1/4 саженей (сажень — 2,13 м). В стене были трое ворот: Спасские, Ильинские и Водяные, и 14 крепостных башен: Спасская, Воскресенская, Ильинская, Борисоглебская, Дебринская, Волжская, Вывозная и другие. В книге говорится: «Башни рублены все клетками, бои вводные за город о двух мостах, а меж башней тын острог ставлен без Тарасов в борозду, вышина острогу две сажени с полсаженью, под верхом палата с боем и подкатками» [к].

Архитектурным центром «старого города» являлась соборная группа, состоявшая из каменных соборов: Успенского и Троицкого, и зданий Крестовоздвиженского монастыря.

В писцовых книгах мы находим подробное описание всей застройки костромского кремля. В «старом городе» имелись три тесных улицы деревянных домов. Невдалеке от Успенского собора стоял воеводский двор, «изба с сеньями съезжая, где сидят воеводы и приказные люди», губная изба [л] — судебное учреждение, где разбирались уголовные дела. Кроме того, имелись караульные избы, тюрьма, четыре «житнецы государевых», «кузница казенная», «дворовое место пушкарское» и другие постройки.

На случай осады в кремле существовал специальный тайник-колодец: «Тайник от воды в город до улицы, длина 13 сажен, поперек в тайнике 2 1/4 сажени, а в дверях 1 1/2 сажени» [м].

Мысль о том, что костромской кремль в XVI в. — начале XVII в. являлся сильной военной крепостью, лишний раз подтверждается тем, что в «старом городе» стояло около двухсот так называемых «осадных дворов». Их хозяева, князья Волконские, Мстиславские, Куракины, Барятинские [н], бояре Шереметьевы, Салтыковы и другие, жили в Москве, но в случае войны или иной опасности могли найти себе надежное убежище за стенами костромского кремля.

Большинство жителей Костромы жило вне кремля и перебиралось туда только в случае опасности. Но в 1619 году жители Костромы построили «новый город», который крепостными стенами связывался со «старым», примыкая к его северной стороне и вытягиваясь неправильным прямоугольником в северном направлении до реки Сулы (примерно, до нынешней Пятницкой улицы).

Костромской кремль
Археологическая карта Костромы: А) Кремль (старый город), Б) новый город; В) первоначальный детинец; Г) Настасьинский монастырь

В одной из писцовых книг читаем: «А поставлен был тот Новый город для осадного времени в 7127 г. [о], а ставили посадские люди собою, а рублен тарасы косыя, как ставится острог лежачий, а около его веден был ров» [п]. В стенах «Нового города» было 6 проезжих ворот и 23 крепостных башни: Никольская, Предтеченская, Сульская, Васильевская, Исаковская, Дмитриевская и другие. В деревянном «новом городе», кроме жилых изб, стояли гостиный двор, торговые лавки и амбары, таможенные избы.

В начале уже указывалось, что в одном из фондов Облгосархива выявлен документ второй половины XVII века, в котором содержатся подробные сведения о Костромском кремле. По этим сведениям, кремль существенно отличается от кремля, описанного в писцовых книгах. Это вполне естественно: данные исторические источники разделяет полвека.

В 1679—1681 гг., при царе Федоре Алексеевиче (старшем брате Петра I) проводилась реформа налогового обложения. Вместо многочисленных мелких сборов вводилась единая подать — явление весьма прогрессивное для того времени. Этой реформе предшествовало валовое описание всех земель государства, городов и сел, проведенное в 1678—1679 гг. [р]

Описание Костромы и, в частности, ее Кремля проводилось в сентябре 1679 года, по указу царя Федора Алексеевича, воеводой Андреем Ларионовичем Тушиным и подъячим Григорием Ощиповым. Все описание кремля составляет 12 листов (формат 130*210 мм), сшитых в тетрадь. Листы исписаны с обеих сторон, почерк — характерная скоропись конца XVII века. [с]

Как передает описание, «старый город» был обнесен рублеными крепостными стенами с бойницами высотой до трех саженей: «Город рубленый, с боями и с катками и покрыт тесом, мерою от земли до зубцов и с обломом три сажени» [т]. В «старом городе» имелось 13 крепостных башен: Спасская, Ильинская, Вознесенская, Водяная, Тайничная, Чудовская, Предтеченская и другие.

Воевода и подъячий дают подробное описание каждой башке, например: «Башня Ильинская с проезжими воротами о шести стенах с караульным чердаком, ширина башни 4 сажени с полсаженью, вверх от земли до зубцов и с обломом 6 сажен с 1/4. От зубцов до караульного чердака 2 сажени. Да против же Ильинских ворот с башней через ров мост 16 сажен с 1/2 в длину, а поперек 4 сажени и тот мост в нынешнем в 186 году починен уездными людьми» [у].

Башни в Кремле стояли шестистенные или восьмистенные, шириной от четырех до шести саженей, высота их достигала шести саженей. Три башни имели проезжие ворота: от Спасской дорога вела к Ипатьевскому монастырю, от Ильинской лежал путь на Галич, от Водяной — к Волге. Пять башен имели караульные чердаки.

Один из «осадных дворов» в то время принадлежал царской фамилии. Видимо, при царском дворе имелся небольшой искусственный водоем для рыбы: «Из того тайного колодца идет вода в две трубы великого Государя в рыбный сад, а кругом того саду идет в реку Волгу» [ф]. Длина крепостных стен «старого кремля города» по мере кругом в пряслах и башнях 549 сажен с полсаженью» [х] (т. е. около 1,170 м).

По описанию 1679 года, «новый город» окружен стеной с 32 башнями (в то время как по описанию в писцовых книгах 1628—1630 гг. в «новом городе» имелось 23 башни): Никольская, Предтеченская, Настасьинская, Рождественская, Благовещенская и другие. Имеется также подробное описание каждой башни: «Башня Никольская, с проезжими воротами и с караульным чердаком о 6 стенах. Ширина башни 6 сажен с полсаженью вверх от земли до зубцов и с обломами 7 сажен с полсаженью. Шатер от зубцов до караульного чердака 5 сажен с полсаженью. Да подле той башни сделана спускная труба для вешней воды. Да у той башни изба караульная» [ц].

В «новом городе» стояло 4 башни с проезжими воротами, 6 башен с «караульными чердаками» и 6 так называемых «глухих» башен. «Нового города по мере кругом в пряслах 610 сажен» [ч] (т. е. длина стен составляла около 1.300 м — В. С.).

В документе имеются ценные сведения о состоянии «городового наряда» (т. е. вооружения) Кремля: «По указу великого государя и грамоте из Пушкарского приказу стольник и воевода городовой наряд досматривал, и перевешивал, сколько в которой пищали весу пуд, и что мерою коя пищаль, и что которой ядер, и по скольку гривенок ядро [ш]. В наличии имелось 43 различных пищали (пушки). Среди них «пищаль железная кованая длиной 5 аршин (аршин = 71 см), весом 36 пудов», «пищаль медная, по подписи «Кашевар» длиной 3 аршина с вершком, весом 24 пуда», восемь пищалей «Волконеек» [щ] железных весом по 4 пуда, «четырнадцать стволов затинных» [ы] железных и другое оружие.

Девять пушек были установлены на караульных чердаках воротных башен «старого города», много оружия находилось на соборной площади.

По результатам осмотра боевого снаряжения царские чиновники сделали вывод: «А тот городовой наряд медные и железные пищали к стрельбе годятся». Но в то же время с большой осторожностью добавили: «И изнутри все ли они в целости ль того не ведомо» [э].

Вооружение на случай войны имелось и у жителей Костромы. «Да у Костромского посадского люда городового наряду — 15 пищалей «Волконеек», 25 пищалей затинных и 136 мушкетов». Царские служители обследовали и запасы пороха и свинца: «И в старом городе зеленый каменный погреб, крытый драньем. Двери у него железные и у окон решетки… В погребе зелья ручного и пушечного было десять бочек. Весом того пороху и с деревом 89 пудов… и в Соборной церкви свинцу сорок пудов и две четверти семь гривенок» [ю].

Сведения, содержащиеся в описании Костромского кремля 1679 года, позволяют сделать вывод о том, что даже в XVI — начале XVII в. он являлся сильной для своего времени военной крепостью.

Но неоспоримо и то, что к концу XVII в. Кострома уже теряет свое значение боевой крепости и пограничного форпоста Москвы, Это объясняется тем, что Россия к этому времени уже значительно окрепла как централизованное государство, новые границы ее пролегли на большом расстоянии от центра страны и были укреплены другими крепостями. Правительство к 70-м годам XVII века перестало выделять средства на укрепление и содержание костромского кремля, посчитав, что эта крепость утратила для России свое оборонное значение.

В описании 1679 года мы находим убедительные примеры, подтверждающие этот вывод: на некоторых крепостных башнях сломало ветром и бурями караульные чердаки и их уже никто не стал чинить; у Водяной башни «труба спускная засыпалась землею». Про колодец-тайник сказано: «Да тот тайник сгнил, потолок и стены рушатся». У четырнадцати затинных стволов, входивших в «большой наряд», «замков и ядер нет».

Со второй половины XVII века в Костроме постоянно уменьшается и военный гарнизон: в 1616 году в «старом городе» был воевода, а с ним «дворян да детей боярских» 37 человек, 100 стрельцов, «да всякие жилецкие люди» [я]. Имеются сведения о том, что в 1631 году гарнизон состоял уже из одного сотника, 50 стрельцов, 13 пушкарей, 3 воротников. А сметные книги 1686 года сообщают лишь о 24-х стрельцах.

Зато к 80-м годам XVII века в Костроме значительно выросло количество чиновников и других представителей «городовой службы» [а1]. По сметным книгам 1686 года в городе «правили государеву службу» 16 подьячих, 41 площадный дьяк, 31 пристав — и никто из них не имел отношения к укреплению боеспособности кремля.

Шли годы. Костромской кремль изменял свой облик, планировку расположения строений и крепостных сооружений. Он страдал от пожаров, которые уничтожали не только деревянные постройки, но и немногочисленные каменные здания. Так, в 1654 году обгорел Успенский собор, сгорели и «осадный двор» царской семьи и монастырские дворы. В 1678 году сгорели кельи Крестовоздвиженского монастыря.

Катастрофическим оказался пожар 1773 года, во время которого сгорели все деревянные постройки и крепостные сооружения и «старого города» и «нового города», снова обгорел Успенский собор, сгорело 5 приходских церквей, лавки, амбары, а также множество жилых домов на посаде. [а2]

П. Островский писал в 1855 году: «Успенский собор потерял все свои сокровища и в замен … приобрел себе полный простор в Кремле [а3], оставшись в нем единственным зданием».

После пожара генеральный план застройки Костромы был утвержден правительством в 1781 году. По этому плану все частное строительство на месте бывшего кремля запрещалось.

В 1814 году были сняты с крепостных валов [а4] последние пушки, а в 1817 г. по распоряжению губернатора были срыты и сами крепостные валы вокруг бывшего кремля.

За 8 веков Кострома накопила много замечательных боевых и трудовых традиций. Эти традиции надо глубоко и всесторонне изучать.

Костромской кремль
Вид на кремль с берега. Фото кон. XIX в.

а — Островский П. Историческое описание Костромского Успенского кафедрального собора, Москва, 1855. Баженов И. Костромской кремль, в сб-ке Костромская старина, вып. 6, Кострома, 1906.

б — Иванов В. Н., Фехнер М. В., Кострома, Москва, 1955. Белов М. Н., Владимирский Н. Н., Яблокова Н. Н. Кострома, (путеводитель-справочник), Кострома, 1963. Бочков В. Н., Тороп К. Г. Кострома (путеводитель), Ярославль, 1970 и ряд других.

в — «Кремль» старинное русское слово, в летописях впервые употребляется в 1331 году в виде слова «Кремник».

г — См. Ермолинскую летопись.

д — Об этом говорится в Московском летописном своде конца XV века.

е — См. Никоновскую летопись.

ж — См. Московский летописный свод конца XV века и Сокращенный свод 1493 года.

з — Баженов И. Костромской кремль в сборнике Костромская старина, вып. 6, Кострома, 1906, с. 99.

и — Эти книги находятся на хранении в центральном государственном архиве древних актов (ЦГАДА). Большая часть из них была еще в дореволюционное время опубликована академиком А. Ф. Бычковым.

к — Островский П. Историческое описание Костромского Успенского кафедрального собора. М., 1855, с. 33.

л — Царь Иван Грозный ввел в Костроме земское самоуправление, заменив царских наместников выборными губными старостами.

м — Баженов И. Указ соч., т. 100.

н — Островский П. Указ. соч., с. 35.

о — До начала XVIII века на Руси счет времени велся «от сотворения мира»: 7127 год соответствует 1619 году.

п — Баженов И. Указ. соч., с. 101.

р — Буганов В. И. Канцлер предпетровской поры. Вопросы истории, 1971. № 10, с. 147.

с — Государственный Архив Костромской области. (ГАКО), ф. 179, оп. 3, д. 122.

т — ГАКО, ф. 179, оп. 3, д. 122, л. 2.

у — Там же, л. 3.

ф — Там же, л. 4.

х — Там же, л. 7, об.

ц — ГАКО, ф. 179, оп. 3, д. 122, л. 5.

ч — Там же, л. 7 об.

ш — Там же, лл. 7, об. — 8.

щ — Видимо, от французского слова «фальконет».

ы — Затин — место, где устанавливались пушки, барьер. {Не совсем. Барьер, бруствер поверху крепостной стены – это «тын», устанавливаемые за ним тяжелые пищали, соответственно, «затынные» или затинные. OCR}

э — ГАКО, ф. 179, оп. 3, д. 122, л. 9.

ю — ГАКО, ф. 179, оп. 3, д. 122, лл. 9 — 9 об.

я — «Жилецкие люди» — это также представители «служилого сословия», получавшие деньги за службу из казны: пушкари, воротники, сторожа и другие.

а1 — К концу XVII века укрепилась абсолютистская монархия в России, вырос бюрократический аппарат, на политической арене страны все большую роль стало играть дворянство.

а2 — Лукомский В. К., Лукомский Г. К. Кострома, Спб, 1913, с. 25.

а3 — Островский П. Указ. соч., с. 4.

а4 — Часть пушек перенесли на другое возвышенное место города — Муравьевку, где они находились до середины XIX века, невдалеке от дома губернатора. Еще в 40-х годах XIX века из этих пушек во время праздников проводились салюты.

OCR и подготовка текста к HTML-публикации на сайте Halgar Fenrirsson по В. Соболев. Костромской кремль // Краеведческие записки [Костромского государственного объединенного историко-архитектурного музея-заповедника]. Ярославль, Верхне-Волжское книжное издательство, 1983, с. 50-57.

Первоисточник http://www.russiancity.ru/hbooks/h062.htm

Kostroma Representation
==