путеводитель

Из архива Виктора Мочалова 1962—1963 гг.
Советская площадь в лужах.

Кострома

Центр города

Город Кострома возник и вырос на берегу широкой Волги, и особенности его местоположения всегда учитывались проектировщиками и строителями. В старину же по Волге легко могли приплыть враги — поэтому город был и крепостью. Теперь Кострома — речной порт в верхнем течении важнейшей транспортной артерии страны.

Сойдем с пристани и поднимемся немного вверх по набережной. Мы увидим земляную насыпь — это остатки валов древнего костромского кремля.

Костромской кремль был заложен в 70-е годы XIII века и построен в середине XIV века. Находился он первоначально на берегу реки Сулы. В 1413 году город был уничтожен страшным пожаром, не пощадившим и старых стен кремля. Крепость восстановили, но уже на новом, возвышенном место, отступив от Волги, так как весной река часто затопляла берега. Сначала насыпали высокие валы, на них воздвигли стены из дуба с 14 боевыми башнями, «а башни, — отмечалось в писцовой книге, — рублены вce клетками, бои выводные за город о дву мостах, а меж башен тын...» Из кремля вели трое ворот: Ильинские, Водяные (к Волге) и Спасские (в северо-восточной части стены). От них через проложенный перед валом ров были переброшены мосты, из кремля к берегу Волги прорыт подземный ход.

Костромской кремль не раз выдерживал неприятельские осады. В 1609 году сильный отряд польских интервентов пытался захватить Кострому, но был отбит огнем крепостной артиллерии, причем, как свидетельствуют документы, «из большого наряда» (т. е. пушек) побили много врагов.

Большинство горожан жили вне стен кремля и перебирались туда только в случае опасности. Но и в самом кремле в XVII веке находилось около 200 домов и административные учреждения, в том числе воеводская изба. Она оставалась там вплоть до посещения Костромы императрицей Екатериной II в 1767 году. В честь ее в кремле построили специальные триумфальные ворота.

Вскоре кремль сгорел со всеми постройками, его восстановление признали ненужным. В начале XIX века валы с северной части были срыты, а с южной снижены, рвы засыпаны. Часть кремлевской территории отвели под бульвары, а оставшуюся землю передали Успенскому собору, который в 1776—1791 годах при восстановлении после пожара был значительно перестроен и расширен. Перестройка велась по проекту талантливого местного архитектора Степана Ворошилова, выходца из простых людей посада Большие Соли Костромской губернии. Рядом со старым Успенским собором XV—XVI веков было построено новое церковное здание и 4-ярусная колокольня, завершенная шпилем. Колокольня была самым высоким зданием в Костроме и господствовала в силуэте города со стороны Волги (сломана с собором в 30-е годы).


Фигура девушки с веслом на месте недавнего архитектурного ансамбля кремля.

От живописного ансамбля костромского Успенского собора до наших дней дошли два 3-этажных здания, построенных для соборного причта. Первоначально предусматривалось строительство 4 корпусов в виде каре, из которых были сооружены два, обращенные фасадами в сторону Волги. Здания поставлены на участке с перепадом рельефа и имеют высокий цокольный этаж. Архитектура их отличается строгостью. По всем фасадам проходят дорические пилястры, объединяющие два верхних этажа. Декоративное убранство ограничено классическими элементами дорического ордера.

На углу улиц Лесной и Чайковского есть еще один дом соборного причта.


Беседка на оконечности вала.

На самой оконечности вала находилась беседка, сделанная в середине прошлого века. Великий русский драматург А. Н. Островский, когда бывал в Костроме, любил сидеть в ней, обозревая окрестности. «Вид из этой беседки вниз и вверх по Волге такой, какого мы еще не видели до сих пор», — писал он в дневнике. А. Н. Островский перенес сюда одно из действий своей знаменитой драмы «Гроза».

Вал тянулся почти к самому берегу Волги. В 30-х годах, во время строительства железнодорожной ветки, часть вала, где стояла беседка, была срезана. Беседка вновь восстановлена в 1956 году. Костромичи называют ее беседкой Островского.

Мимо остатков городского вала пройдем улицей Чайковского и свернем влево в ворота парта культуры и отдыха имени Ленина. Парк в своем настоящем виде возник в конце 20-х—начале 30-х годов. Прежде в правой его части находился небольшой бульвар, а в левой — соборы и окружающая их площадь. После сооружения памятника В. И. Ленину (1927) и сноса соборов трудящиеся города разбили здесь аллеи, в 1954—1955 годах парк был реконструирован и обнесен оградой.

Пройдем парк и остановимся перед линиями торговых рядов: впереди будут Красные ряды, справа — Табачные и слева — Пряничные. Это — старинный торговый центр Костромы. Город издавна вел оживленную торговлю хлебом, кожами, железом, солью, восточными привозными товарами. Торговали в лавках под крепостной стеной у Спасских ворот и левее на так называемой Вымле. Лавки для удобства покупателей выстраивались рядами и назывались мучными, овощными, рыбными и т. д. Ряды были деревянными и из-за нехватки места на площади не могли расширяться. Владельцы вновь открываемых лавок строили их ближе к Волге — эти ряды назывались Новыми, или Малыми. В XVII веке в Костроме существовал 21 торговый ряд с 714 лавками, 148 лавок находилось вне рядов. Торговали и прямо на площади с саней и телег.

Когда в конце XVIII века кремль был уничтожен, то на месте засыпанного рва стали возводиться Масляные и Табачные ряды. Согласно проекту застройки Костромы деревянные торговые линии предполагалось постепенно заменить каменными — средства на это давали сами владельцы лавок. При этом часть рядов, где продавались товары, потерявшие спрос у покупателей, упразднялась (Калачный, Мыльный).


Центральная часть города. Из архива Виктора Мочалова. 1962—1965 гг.

Комплекс костромских торговых радов является одним из самых крупных сохранившихся до наших дней торговых центров России XIX века.

Этот комплекс складывался на протяжении нескольких десятилетий от конца XVIII века, когда строились Красные и Большие мучные ряды, до тридцатых годов XIX века, когда были построены Малые мучные, Мелочные, Рыбные ряды.


Вид на Красные ряды с пожарной каланчи.

Комплекс состоит более чем из десятка зданий, различных по конфигурации и размерам, расположенных на главной площади и на спуске от площади к Волге. В строительстве рядов принимали участие разные архитекторы — Воротилов, Метлин, Фурсов. Несмотря на это, здания соподчинены по масштабу, объединены композиционно и органично вошли в застройку городского центра.

В свое время на площади, мощенной булыжным камнем, галереи рядов с гладким полом из каменных плит, с нарядными витринами, зазывалами и вывесками служили не только центром шумной торговой жизни волжского города, но и местом для прогулок горожан.

В основу планировки всех зданий рядов положена как бы типовая секция купеческой лавки: в первом этаже размещалось торговое помещение, а на чердаке и в подвале складывались запасы товаров.

По описи 1833 года, в Костроме было свыше 12 тыс. жителей, а число лавок достигало 288.

Строительство Красных и Больших мучных рядов начато в 1789 году *. Вел его архитектор-подрядчик С. А. Воронилов. В основу был принят «образцовый» проект торговых рядов, подписанный владимирским губернским архитектором Клером.


Катание на велосипедах по центральной части города. 1949—1955 гг.

* Датировка дана на основании архивных документов. В путеводителе-справочнике «Кострома» (1963, Костромское книжное издательство) датировка по литературным источникам менее точна.

Корпуса строились секциями с постепенным сносом деревянных лавок, домов и городского кладбища, которое в соответствии с генеральным планом было переведено в конец Русиной (ныне Советской) улицы.

Более успешно шло строительство Красных рядов. В марте 1791 года городская дума сообщала наместничеству, что в этом корпусе построено 33 лавки, 19 находятся в процессе строительства и на 11 у застройщиков заготовлены материалы. Всего в корпусе размещалось 86 лавок.

В это время в Мучных рядах из 52 лавок было готово вчерне 26. Об остальных сказано: «...но есть ли к постройке оных желатели и у них в приуготовлении потребные на то строение материалы, сведения не имеются». Вторая половина корпуса Мучных рядов размещалась на землях графа Воронцова, с которым шла переписка до 1794 года о продаже этой земли костромскому купечеству.

Оба корпуса Красных и Мучных рядов представляют собой замкнутые четырехугольники с размерами по внешним контурам 110 X 160 м в Красных и 122 X 163 м — в Мучных рядах.

На внутренние дворы с каждой стороны устроены въезды, оформленные портиками с фронтонами.

Красные ряды, где шла торговля тканями, обувью, кожами, мехами, имеют более мелкие, чем в Мучных рядах, размеры лавок (4,5 X 7 м), соответствующие одному арочному пролету галереи. Каждая лавка имела вход и витринное окно. Складское помещение второго этажа освещалось круглым окном.

Все помещения Красных радов, включая галерею, имеют перекрытия в виде кирпичных сводов. Это не только улучшает конструктивную надежность здания, но и значительно обогащает архитектуру интерьеров. Между галереей и стеной основного объема устроены кирпичные арки — связи, опирающиеся на пилястры, выступающие из стены. Оконные и дверные проемы снаружи имеют наличники.

В композицию Красных рядов было включено здание церкви Спаса в рядах, построенное еще в начале XVIII века, когда ряды были деревянными.

В каменных рядах над южным портиком была сооружена колокольня, которая необычайно обогащала архитектурную композицию всего ансамбля.

Южный портик в отличие от всех остальных имеет колонны вместо пилястр.

В Красных рядах первоначально была устроена открытая галерея и с внутренней стороны, где также шла торговля. Несколько арок этой галереи сохранилось во дворе около северного въезда.

В 70-х годах прошлого века арки постепенно заделывают для увеличения складских помещений, а к восточной части корпуса со стороны двора сооружают пристройки.

В последние годы ряды реконструируют под специализированные магазины с современным оборудованием. Неудачным элементом этой реконструкции следует признать приставные витрины, значительно искажающие архитектонику здания.

Во дворе Красных рядов размещались лотки и деревянные лавочки для торговли мелочными галантерейными товарами. В 1828 году губернская строительная комиссия предложила купцам строить каменные лавки по проекту П. И. Фурсова. Строительство новых, так называемых Мелочных, рядов было окончено в 1830 году (за исключением двух корпусов галереи с чугунными колоннами, построенных в 1875 году).

Колоннада галерей Мелочных рядов тосканского ордера невысокая. Несколько интимный характер архитектуры контрастирует с монументальной парадностью аркады главного корпуса, выходящей на площадь.


Присутственные места до разбивки сквера. Кон. XIX – нач. ХХ в.

Вместе с тем колоннады являются как бы пропилеями, оформляющими проезд от портика здания губернских присутственных мест (ныне здание горкома КПСС и горисполкома) через двор Красных рядов к Волге.

Большие мучные ряды предназначались для розничной и оптовой торговли мукой, фуражом, льном. Лавки этого корпуса имеют самые большие размеры 9,5 X 9 м и соответствуют двум пролетам аркады. Дверные и оконные проемы размещены по центрам арок галереи. Над широкими прямоугольными проемами первого этажа размещаемся круглое окно чердачного помещения.

Несколько архаичная форма пилонов, слегка расширенных книзу, а также предельно лаконичное решение стены основного объема создают впечатление монументальности этого сооружения.

Напротив восточного фасада Красных рядов расположены Табачные ряды (первоначально овощные линии), построенные в 1822 году по проекту выдающегося архитектора XIX века В. П. Стасова.

Первоначальный проект овощных линий был разработан тогдашним губернским архитектором Метлиным в 1812 году. Здание предполагалось гораздо меньших размеров и ставилось с сохранением существовавших на участке деревянной пожарной каланчи и часовни, принадлежавшей Успенскому собору и стоящей около моста, переброшенного через ров.

При рассмотрении проекта в Петербурге Стасов отметил его слабые стороны главным образом в градостроительном отношении и предложил свой вариант. Однако костромской губернатор настаивал на утверждении проекта Метлина. Стасов ответил на это: «...на представление костромского губернатора я ничего более в заключение представить не могу, как то только, что оно, кажется, сделано, чтоб ошибку подкрепить ошибкою на месте и вместо споспешествовать благоустройству предать ее на осуждение потомству». Наконец в декабре 1817 года проект Стасова был утвержден и в 1819 году ряды начали строиться. Архитектор предложил смелое по тому времени инженерное решение постановки здания непосредственно на засыпаемый ров. Для укрепления основания фундаментов предлагалось забить сваи. Кроме того, устраивался подвальный этаж. Старая монастырская часовня сносилась и вместо нее в южном торце здания предлагалось устроить открытую часовню в полукруглой нише — экседре.

Здание отличается изысканностью пропорций. В отличие от других рядов, где основной архитектурной темой является аркада, галерея Табачных рядов решена в виде колоннады дорического ордера. Корпус имеет длину 75 метров, во избежание монотонности колоннада разбита на 3 участка простенками с аркой. Введение стены сделало здание более монументальным, а появившаяся тема арки как бы объединяет его с другими корпусами рядов.

Северный торец здания вплотную подходил к одноэтажному каменному флигелю. Раньше это был дом магистрата. Сейчас там размещена техническая библиотека. А рядом стоит дом, где помещалась городская дума (ныне это здание занимает технологический институт).

Одноэтажный флигель был надстроен и расширен также по проекту Стасова.

Архитектура здания Табачных рядов произвела на современников большое впечатление. В 1820 году в Галиче было решено строить каменные ряды по образцу стасовских. В рапорте архитектора Метлина губернатору о готовности проекта галичских рядов сказано: «... велено мне составить фасад согласно устроенных ныне в здешнем городе лавок овощных линий...»

В дальнейшем проект В. Н. Стасова был использован при сооружении деревянных рядов в Солигаличе и Юрьевце.

Открытая часовня в торце рядов просуществовала недолго. Сначала она была застроена стеной с полуколоннами, а позднее, в 70-х годах XIX века, перестроена и значительно расширена за счет уродливой кирпичной пристройки в псевдовизантийском стиле.

В 1963 году фасады рядов реставрированы, одновременно проведена реконструкция интерьера для специализированного магазина «Дом книги».

Параллельно южному фасаду Красных рядов на откосе к Волге расположены так называемые Пряничные ряды, построенные в начале XIX века. Корпус сооружен в виде подпорной стены у откоса. Со стороны нижней террасы он имеет высоту более 10 метров и 4 этажа помещений, а со стороны верхней — 2 этажа. Первоначально на нижней террасе в первом этаже корпуса была открытая аркада галереи (впоследствии заложена), и фасад рядов со стороны Волги с массой стены, опирающейся на аркаду, был особенно выразительным. В центре корпуса устроена лестница на верхнюю террасу. Снизу лестница акцентирована небольшим портиком с рустованной стеной, а вверху она выходит прямо на центр южного портика Красных рядов.

Торцы корпуса Пряничных рядов фланкируются гранеными объемами часовен. Их архитектурные формы с мелкой деталировкой карнизов и колонок и куполообразные кровли со шпилями подчеркивали лаконичность архитектуры рядов со свободным шагом пологих арок и большими плоскостями стен. Одна из часовен принадлежала Успенскому собору, а другая — Николо-Бабаевскому монастырю Костромской губернии.

Если спускаться по Молочной горе к Волге, слева вдоль улицы расположены Малые мучные ряды. Построенные в 30-е годы XIX века, ряды имеют несколько иной характер архитектуры, чем Красные, Большие мучные и Пряничные. У арок галереи вытянутые в высоту пропорции. Весь корпус имеет более мелкий масштаб как в основных членениях, так и в деталях. Первоначально со стороны двора находилась такая же открытая аркада, как и со стороны Молочной горы, в настоящее время она заложена.

За Малыми мучными рядами размещены 4 корпуса Рыбных рядов. Здания поставлены симметрично по отношению к продольной оси участка. Их строительство велось в 20-е годы XIX века.

Корпус Масляных рядов расположен к востоку от Табачных по фронту площади. Проект рядов был составлен архитектором Метлиным в начале 1809 года.

В 1808 году городская дума обратилась к губернатору с просьбой дать разрешение «...на строение вновь каменных лавок и наугольного, по лицу Кинешемской и Ильинской улиц, общественного каменного дома... по случаю пришедших в ветхость деревянных лавочек, в которых торг происходит маслом посным, конопляным, семенем, дегтем».

В проекте Метлин предложил разместить новое здание не в торце, а «...посреди той линии соорудить соединенно с каменными лавками общественный каменный 2-этажный дом». Назначение «общественного дома» проектом не определялось, но из ведомости за 1831 год «о починке ветхостей каменных общественных домов» видно, что это был питейный дом.

Следует признать, что проект Масляных рядов является одной из лучших работ Метлина. Корпус хорошо оформляет сторону площади. Широкий шаг арок приближает характер его архитектуры к Мучным и Красным рядам. Существенным отличием является введение архивольтов над арками и рустовки на пилонах.

Примыкающее к западному торцу Масляных рядов каменное здание первоначально было построено в конце XVIII века. В 1801 году оно было куплено казной у купца Андрея Солодовникова для размещения городской думы. В дальнейшем здание неоднократно перестраивалось. В 30-х годах нашего века надстроен 3-й этаж.

Через проход между Красными и Пряничными рядами выйдем к скверу на Молочной горе. Сквер устроен уже в советское время, прежде здесь был плац. У основания горы находилась так называемая Московская застава: в старину все проходившие по Волге суда причаливали в этом месте и уплачивали пошлину. Тут же существовал и переезд через Волгу. Застава отделялась от города оградой с воротами, снесенной в XVIII веке.

В начале XIX века въезды в город устраивались в виде застав — столбов со шлагбаумом и караульными помещениями. Для строительства были разработаны «образцовые проекты».

Московская застава на Молочной горе в Костроме строилась как парадные ворота в город: в 1823 году ожидался царский приезд. Проектирование и строительство заставы было поручено губернскому архитектору Фурсову, который решил ее в виде 2-х обелисков, завершенных поволоченными орлами. С боков к обелискам подходили стенки с нишами в виде арок. Поле стены было рустованным. Вот что писал об этом сооружении в начале XX века известный искусствовед Г. К. Лукомский: «...прекрасные пирамидальные столбы, увенчанные орлами... подходили к стенке помощью смелых арок... Пропорции всей композиции были очень хороши... строги...» Это была первая работа Фурсова в Костроме.

В 1912 году Московскую заставу перестроили по проекту архитектора Горлицына. Вместо стенок с арками к обелискам пристроены торговые помещения.

Молочная гора была любимым местом прогулок русского художника Б. М. Кустодиева, часто приезжавшего в Кострому.

Если подниматься от Московской заставы по Молочной горе, на левой стороне обращают на себя внимание 2 жилых дома. Один внизу, на углу улиц 1 Мая (бывш. Верхне-Набережной) и Молочной горы, так называемый дом Викентьевой, построен в самом конце XVIII века. Оба уличных фасада парадно оформлены. В центре и на углах сделаны небольшие выступы — раскреповки с пилястрами тосканского ордера в первом этаже и коринфского — во втором. У здания четкое междуэтажное членение, второй этаж декорирован лепными деталями. Венчающий карниз здания имеет значительный вынос и богатую профилировку. Дом поднят на высокий цоколь в связи с уклоном места.

Второй дом, расположенный на углу улицы Молочная гора и проезда Щемиловка, принадлежал богатому костромскому купцу Колодезникову, торговавшему железоскобяными и москательными товарами. Дом построен в начале XIX века. Композиционная схема и планировка здания близки дому Викентьевой. Здание также имеет четкое междуэтажное членение, средняя часть фасадов выделена раскреповкой с полуциркульными нишами для окон. Характер лепного декора здесь иной. Пышные круглые розетки, поставленные над окнами, кажутся слишком крупными, но тем не менее они придают зданию нарядность. Богато украшены лепкой карниз и фриз дома.

Дом Колодезникова представлял собой целую усадьбу с несколькими служебными и хозяйственными постройками. К нашему времени со стороны Щемиловки сохранился каменный флигель и ворота, оформленные в виде пилонов с тосканскими полуколоннами красивых пропорций. В пилонах размещались калитки. Одна из них с резной деревянной вставкой простого и изящного рисунка частично сохранилась.

По соседству со сквером на Молочной горе находится еще один сквер на площади Революции, шутливо прозванный костромичами «сковородкой». Он был разбит вскоре после сооружения памятника Ивану Сусанину.

Монумент великому патриоту-костромичу был воздвигнут в 1851 году по проекту В. И. Демут-Малиновского, выдающегося русского скульптора, известного работами над архитектурным убранством арки Главного штаба в Петербурге.

Он представлял из себя высокий столп, увенчанный бюстом юного царя Михаила Федоровича, внизу — выразительная коленопреклоненная фигура Ивана Сусанина. На пьедестале изображен рельеф со сценой трагической гибели героя.

Памятник-колонна органично влился в ансамбль центральной части города, но униженная поза креетьянина-патриота на коленях перед эпически-бесстрастным царем оскорбляла народ. Поэтому после установления Советской власти памятник был уничтожен.

В 1967 году новый памятник Ивану Сусанину, выполненный скульптором А. Лавинским, поставлен в сквере на Молочной горе.

С площади Революции хорошо просматриваются улицы, лучами сходящиеся к центру города. Одна из них, к востоку от площади, называется улицей Свердлова в честь замечательного революционера-большевика Я. М. Свердлова, руководившего костромскими социал-демократами в конце 1904 — начале 1905 года.

Обратите внимание на второй дом с левой стороны улицы (дом № 3). Это типичное для старой Костромы трехэтажное каменное здание. Оно выстроено в первом десятилетии XIX века богатой купчихой Е. Г. Углечаниновой, урожденной Волковой, и предназначалось не только для жилья, но и под полотняную фабрику. О назначении здания свидетельствует и сам вид дома, особенно со двора: узкие окна, прямоугольные выступы стен. Земля, на которой стоит дом, досталась Углечаниновой от ее родителей — старинных костромских купцов Волковых.

Прежде, до XIX века, здесь находился двухэтажный, каменный же, дом Волковых. В нем, вероятно, и родился около 1729 года и провел детские годы основатель русского театра Федор Григорьевич Волков. Позднее, переехав в соседний Ярославль, он часто навещал свой родной город, где продолжали жить его братья и дед. Вблизи от Костромы находился и купоросный завод его отчима, управляемый Федором Волковым. Поддерживая тесные связи с Костромой, Ф. Г. Волков в свои приезды останавливался все в том же доме у родственников, в то время крайнем на Никольской улице.

Кострома была родиной и другого талантливейшего артиста XVIII века, первого актера петербургского театра Алексея Семеновича Яковлева. В молодости, лишившись родителей, Яковлев служил сидельцем в одной из лавок в Красных рядах.

В восточной части площади расположено большое высокое здание с восьмиколонным портиком — крупнейший из домов в Костроме, когда-либо построенных частными лицами. В XVII—XVIII веках земля здесь принадлежала древнему дворянскому роду Борщовых. На ней был разбит огород и построен небольшой деревянный дом. Один из Борщовых, Сергей Степанович, состоятельный местный помешик, сделал успешную военную карьеру, с отличием сражался во время Отечественной войны 1812 года и получил чин генерал-лейтенанта. Впоследствии он, став сенатором, выполнял ряд важнейших государственных поручений. Располагая значительным состоянием и собираясь с получением отставки вернуться в Кострому, Борщов решил построить настоящий дворец, как бы подчеркивающий его высокое положение в обществе.

Дом Борщова строился уже после Отечественной войны на главной городской площади, поэтому его архитектурная композиция и отделка отличаются особой парадностью. Главный фасад украшен восьмиколонным портиком коринфского ордера. Портик поднят на высокий цоколь, соответствующий 1-му этажу здания. Главный вход и парадный вестибюль устроены в торце здания с бывш. Марьинской улицы (сейчас ул. Шагова). Внутренняя планировка решена по образцу богатых столичных особняков XIX века. Парадная чугунная лестница ведет на второй этаж, где была анфилада высоких, богато убранных комнат. В центре здания размещался двусветный торжественный зал с балконом, выходящим на площадь в колоннаду портика. Нижний этаж предназначен для многочисленной прислуги и разных служебных целей.

В 1871 году дом Борщова был куплен для вновь созданного Костромского окружного суда. Здесь разбирались дела о стачках, захватах помещичьих земель, революционной деятельности, тюремные кареты подвозили к зданию суда арестованных большевиков. После Октябрьской социалистической революции царский суд был ликвидирован, а в здании разместились органы советского правосудия.

Бывший дом Борщова вошел в историю русской литературы. Он изображен в повести известного русского писателя А. М. Ремизова «Неумный бубен», главный герой которой Иван Семенович Стратилатов служит писцом в Костромском окружном суде. У Стратилатова был реальный прототип— мелкий костромской судейский чиновник Полетаев, лично знакомый писателю.

Немного левее бывш. дома Борщова находится наиболее известный из памятников архитектуры Костромы начала XIX века — здание гауптвахты. Хотя город уже в XVII веке утратил стратегическое значение, а его укрепления постепенно уничтожались, все же в Костроме сохранялся крупный гарнизон. Кроме того, в городе размещались продовольственные и вещевые склады, заготовлялось полотно для русской армии. В XVIII веке в Костроме был расквартирован Староингерманландский мушкетерский полк — одна из улиц даже получила название Солдатской (ныне ул. Борьбы). Для учений и парадов полк получил территорию, занятую ранее торговыми лажами и затем сгоревшими во время пожара 1773 года; она была вымощена булыжником и получила название плац-парада (позднее составила значительную часть Сусанинской площади).

С вступлением на престол императора Павла I муштра и наказания в армии усилились, целые полки отправлялись в ссылку. Для содержания под караулом арестованных офицеров и солдат требовалось специальное помещение, и в 1797 году костромские жители по требованию правительства выстроили деревянную гауптвахту. Гауптвахта не пустовала: уже в следующем году сюда привезли будущих героев Отечественной войны 1812 года — донского атамана М. И. Платова и генерала А. П. Ермолова, посланных Павлом I в Кострому по пустому подозрению.

Позднее в гауптвахте содержалось немало видных прогрессивных деятелей, подвергавшихся в различное время репрессиям царского правительства. В 1825—1826 годах здесь находились под караулом офицеры, заподозренные в принадлежности к тайным обществам декабристов, затем участники Польского восстания. Позднее на гауптвахту привозили арестованных революционеров не только из военных, но и из гражданских лиц.

Деревянное неказистое здание гауптвахты портило вид центральной площади, ветшало и требовало частого ремонта. Поэтому в начале 20-х годов XIX века власти решили соорудить каменную гауптвахту. Проект разработан губернским архитектором П. И. Фурсовым.

Русская архитектурная школа XIX века отличалась умением ставить здания с учетом окружающей обстановки, это позволяло создавать ансамбли, отличающиеся необычайной цельностью композиции.

Здание гауптвахты замыкает острый угол квартала, выходящий на площадь между улицами Ленина (бывш. Еленинская) и Симановского (бывш. Богоявленская) .

У главного фасада здания, выходящего на площадь, акцент сделан на шестиколонный портик строгого дорического ордера на фоне глубокой полуциркульной ниши — экседры. Лепные украшения в нише посвящены теме воинской славы и состоят из воинских доспехов.

В процессе строительства гауптвахты, когда здание в основном было уже готово, Фурсов решил, что «...для украшения площади и вновь построенного здания необходимо... устроить ограду при острых углах, входящих в площадь, через что здание получит связь с другими строениями и вместе с тем... сей полигон получит надлежащую картину».

Предложено было также устроить тротуары и поставить металлические фонари на каменных тумбах.

В мае 1826 года здание было построено, как сказано в рапорте Фурсова, «...во всех частях наилучшим образом... верно сочиненному для сего плану, фасаду и профилю."

Общая композиция и отдельные детали решены архитектором с большим мастерством. Несмотря на небольшие размеры, здание поражает своей величавой простотой и уравновешенностью. Хорошая школа и большой талант позволили Фурсову создать сооружение, которое вошло в число известных памятников архитектуры XIX века. Гауптвахта, несомненно, лучшая из дошедших до нас построек Фурсова.

В последующие годы гауптвахта подверглась некоторым изменениям: к заднему фасаду была сделана каменная пристройка, на торцовых фасадах пробито несколько новых окон. Значительные повреждения здание получило во время пожара 1847 года.

При реставрационных работах в 1955—1956 годах были восстановлены некоторые утраченные элементы, в том числе ограда, расчищен и воссоздан лепной декор, и гауптвахта получила внешний облик, близкий к первоначальному.

Одновременно внутри здания была проведена реконструкция.

Сейчас в нем размещена детская библиотека имени А. П. Гайдара.

Деревянная скученная Кострома не раз страдала от опустошительных пожаров. Об этом повествуют летописи и рассказывают документы. Страшный пожар 1773 года повторился в 1847 году, вызвав настоящую панику среди населения. О костромском пожаре писал и Н. А. Некрасов в поэме «Кому на Руси жить хорошо». Для борьбы с пожарами в Костроме в XVIII веке было учреждено пожарное депо и деревянные каланчи, но последние и сами нередко сгорали, поэтому было принято решение о строительстве каменной каланчи. Место для нее было выбрано в центре города.

В предписании губернатора о постройке сказано: «...не мешает здесь приличной каланчи, которая бы вместе и служила городу украшением и оградила каждого обывателя безопасностью во время пожарных случаев."

Проект каланчи Фурсов составил почти одновременно с проектом гауптвахты. Он непосредственно руководил и строительством. В контрактах на строительство отмечено, что все работы должны проводиться «...по данному плану и фасаду без малейшего отступления» и «по показанию господина губернского архитектора».

За летний сезон 1825 года основные строительные работы были закончены, в 1826 году велись уже отделочные работы. Весь сложный лепной декор здания выполнили ярославцы Повирзнев и Бабакин.

Позади каланчи размещались деревянные постройки для пожарных инструментов, фуражи, конюшни. Все они сгорели при пожаре 1847 года.

Первоначально здание представляло собой почти кубический объем с портиком коринфского ордера по главному фасаду. Портик приподнят от уровня площади на стилобат (возвышение), облицованный белым камнем. Суживающийся кверху восьмигранный дозорный столб с четырех сторон поддерживается маленькими портиками из полуколонн, несущих фронтончики.

Над карнизом основного здания каланчи сооружен аттиковый этаж. Вертикальные лепные кронштейны, поддерживающие карниз аттикового этажа, являются как бы подготовкой к верхней части сооружения, представляющей собой высокий дозорный столб. Общая высота каланчи 35 метров.

Ее архитектурное решение не только разрешило функциональные задачи сооружения, но и позволило зданию органично войти в композицию ансамбля площади в виде выразительной вертикали в контрасте со стелющимися аркадами рядов.

В конце 60-х годов прошлого века по обе стороны каланчи были пристроены боковые крылья, и она получила существующий ныне вид.

Фонарь на вершине столба восстановлен при реставрационных работах 1955—1956 годов взамен металлического фонаря, сделанного в конце прошлого века и искажавшего общий стиль сооружения.

Ансамбль костромской площади—один из лучших в русской провинции. Площадь возникла сравнительно недавно — в конце XVIII века. До этого здесь находился так называемый посад, или ремесленный район Костромы, состоящий из множества узких улиц и переулков. В 1619 году посад был обнесен деревянной крепостной стеной с 12 башнями, 3 воротами и неглубоким рвом и получил имя Нового города. Впрочем, укрепления не поддерживались и вскоре частично разрушились. Крепостная стена проходила прямо по восточной части нынешней площади, на которой тогда в беспорядке стояли лавки и амбары, земская и таможенная избы и две церкви,

После пожара 1773 года застройка площади была запрещена, ее вымостили булыжником и назвали Екатерининской. В конце XVIII века стали сноситься деревянные лавки с западной стороны и строиться каменные ряды. В первой четверти XIX века территория площади обрисовывается каменными оригинальными зданиями (присутственные места, гауптвахта, каланча), в середине ее — голый булыжный плац вплоть до Молочной горы. Улицы отделялись от площади шлагбаумами, у гауптвахты стояла полосатая будка. С завершением строительства дома Борщова было снесено последнее деревянное здание.

Возведение памятника Сусанину привело к ликвидации плаца в северной части площади. Сама площадь стала называться Сусанинской.

После Октябрьской революции сносятся обрамлявшие площадь церкви на Молочной горе, «на площадке» (ныне сквер за зданием горисполкома), на месте плаца у Молочной горы устроен сквер. Здания — памятники архитектуры заново отреставрированы, площадь асфальтирована. Теперь она называется площадью Революции в память происходивших здесь митингов и демонстраций трудящихся.

Kostroma Attractions