2008 год. Начало изучения Родословия домнинских священников. Обнаружение первого носителя фамилии Иорданский.

Много узнала я историй Человеческой Жизни, встретившихся мне на путях поиска моего пра-прадеда, а он, неуловимый, никак не находился: откуда родом мой Иоанн? Когда и кем в нашем Роду была получена фамилия Иорданский?

И как-то независимо друг от друга мы с Галиной Вольдемаровной сошлись во мнениях, что нужно развивать линию Иоанна Иорданского из Домнина, того самого Иоанна Иорданского, о котором впервые я узнала из газетной заметки, что прислала мне тетя Фая еще 15 лет назад. Я послала запрос о нем в РГИА – Российский Государственный Исторический Архив – в Санкт-Петербург. Через два года получила ответ, из которого вырисовывалась картина жизни этого человека. Параллельно Галина Вольдемаровна в Костромском архиве портила глаза – вычитывала с лупой крупицы сведений о нем же, сохранившиеся на какой-то фотопленке. Были и другие источники информации, и вот что мы узнали.

Иван Данилович Иорданский (Iорданский), родился 13.11.1791 в селе Домнино Костромской губернии, умер †26.06.1859, похоронен на Волковском православном кладбище Санкт-Петербурга. Родители – дьячок Успенской церкви села Домнина Даниил Иванов (17721814) и Фекла Иванова (1770 – ранее 1811), дочь священника села Малышево Буевской округи. Иван Данилович окончил Костромскую духовную семинарию и с 28.06.1809 начал службу копиистом в Нерехотском духовном правлении. В том же 1809 был перемещен подканцеляристом в Костромское духовное правление. В сентябре 1812 во время нашествия французов призван был Костромским Гражданским Губернатором на границу к Владимирской губернии для наблюдения.

В декабре 1814 награжден Коллежским регистратором – 14 класс Табели о рангах,

в декабре 1815 награжден чином Губернского секретаря– 12 класс Табели о рангах,

в декабре 1820 награжден чином Коллежского секретаря – 10 класс Табели о рангах,

24 апреля 1822 – чином Титулярного Советника – 9 класс Табели о рангах.

С 1824 года титулярный советник Иван Данилович Иорданский служил столоначальником Адмиралтейской Коллегии, учрежденной в Правительствующем Сенате в Санкт-Петербурге, он – Кавалер орденов св. Владимира 4-ой степени и св. Анны 3-ей степени. Как и почему он оказался в столице, мне пока неизвестно. Правительствующий сенат в Российской империи — высший государственный орган, подчиненный императору. Учреждён Петром Великим 19 февраля (2 марта) 1711 года как высший орган государственной власти и законодательства. С начала XIX века осуществлял надзорные функции за деятельностью государственных учреждений; с 1864 года — высшая кассационная инстанция. Распущен после Октябрьской революции 22 ноября 1917 года по Декрету о суде.


Современное фото здания Сената и Синода в Санкт-Петербурге

Обвенчался Иван Данилович еще в Костроме, женившись 29 июня 1813 года на шляхтенке вдове сержантше Ульяне Федоровне Петровой. Насколько удалось выяснить, своих детей у Ивана Даниловича не было. С 19.07.1834 он оставил службу по болезни глаз, «за безпорочное прохождение службы около 25-летнего времени служащему 2-ого отделении 3-его Департамента Министерства Юстиции в должности секретаря тс Иорданскому была исходатайствована следуемая по закону пенсия».

В 1826 году вместе с женой он внесен в дворянскую родословную книгу С.-Петербургской губернии, как получивший потомственное дворянство по ордену. Вот – выписка из Санкт-Петербургской Дворянской Родословной книги, изданной в 2006 году (не без ошибок):

И главное, мы узнали, что именно он, Иван Данилович, старший сын дьячка, позже священника, села Домнина, Даниила Иванова, – первый в Роду обладатель фамилии, и фамилия его – Иорданский! Это стало известно из архивного документа от мая 1809 года , где на листе 339 имеется его собственноручная запись: «...я ученик риторики Иван Iорданский...». Кстати, как случайно узнается иногда, да и часто, все нужное! Вот как впервые обнаружилась по документам его фамилия: группа семинаристов, в которой был и Иван Iорданский, в мае 1809 года разжигала костер в лесу под Костромой, «гнали можжевеловую вотку», плохо затушили костер, лес загорелся. В полицейском участке, где допрашивали подозреваемых в поджоге леса, наш семинарист и написал собственноручное объяснение произошедшего, подписавшись, как уже упомянуто выше, «...я ученик риторики Иван Iорданский...». Вот и остался след в Истории, которого никак не удается обнаружить про моего Иоанна.